12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


О БЕДНОЙ МАТИЛЬДЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО...Джо Витале «Секрет Притяжения»Мюриэл Спарк «Лучшие годы мисс Джин Броди»Эдуард Кочергин "Ангелова кукла"Милена Завойчинская "Высшая школа библиотекарей" (Книги 3,4,5)Агата Бариста "Три королевских слова"



2017-10-23



В конце концов приходится считаться
С последствиями собственных затей.
В.И. Гёте
 
Интересный автор, не новичок, несколько книг вышло в печати, еще столько же доступны в электронном виде. А у нас только появится вот-вот один экземпляр. Но зато вполне достойный. Кузнецова пишет лёгким языком о сложных вещах. Она одна из немногих современных отечественных авторов фэнтези, что берутся описать магию и её воздействие.  
В "Песне вуалей" живет колоритный мир с несколько восточным антуражем, а в нем множество магов различных направлений. Различные типы, виды и подвиды магии воздействуют по-разному. Благодаря мастерству автора её можно чуть ли не потрогать. Вкус, цвет, запахи и звуки - все сочно, выпукло и зримо. 
А по сюжету - это прямо-таки детектив. Главная героиня, от лица которой ведется повествование, маг иллюзий. Она может создать та-а-акое! От настоящего не отличишь. Но может и погрузиться слишком глубоко в свой собственный мир, что опасно. Она получает заказ от весьма могущественного и неприятного человека. На костюмированной  вечеринке богатых и знаменитых все должны увидеть леденящее кровь зрелище - зверское убийство того самого заказчика. Вот шуточки такие чёрные у них... А получилось так, как и должно быть по законам жанра. Убийство оказалось настоящим. И главный подозреваемый у нас кто? Правильно - наивная молодая магиня иллюзий!
Что там дальше по пресловутым законам жанра? Доблестный полицейский, который все ниточки преступных замыслов смотает в один клубочек, воздаст злодеям по заслугам, а героиню нашу полюбит всем сердцем и защищать будет от всяческого зла.  Да так оно все и случается, только с поправкой на магию. ГлавГерои будут разбираться и с тонкостями применения волшебных штучек, и с интригами аристократов, и самим мироустройством. 
Да, некоторые вещи, казавшиеся незыблемыми, пошатнутся. Некоторые привязанности окажутся ложными, а удары по самолюбию - болезненными. Таков процесс лишения иллюзий (жизненных, а не магических) в экстремальных условиях. Долой "розовые очки"? Мир жесток, детка, смирись? Всё так. Но остается любовь.
И это примиряет меня с мирами, создаваемыми Дарьей Кузнецовой. Во всех  книгах у неё хэппи-энд. Любовь, семья, стабильность и гармония - это как награда за перенесенные страдания. Но и эта награда сама в руки не падает. Герои сражаются не только с внешними, так сказать, врагами, но и с внутренними. Как доверять, когда столько предают вокруг, как вообще жить дальше...
Приятно то, что автор обычно укладывается в один том без всяких продолжений. Ну, то есть, я бы может еще почитала бы и дальше про очередные похождения ГГ, тем более что личности у нее получились яркие, самобытные и вызывающие сопереживание. Но как же все-таки замечательно, что не перевелись еще писатели, знающие, что такое завязка, кульминация и развязка, и не путающие их местами.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: детектив, любовь, магия, российская проза, фэнтези


2017-10-19



Не так страшен маркетолог, как его малюют
 
Эта книга предназначается:
1) амбициозным маркетологам;
2) вездесущим специалистам по продажам;
3) руководителям инновационных компаний;
4) всем, кто когда-либо чего-то боялся.
 
Себя я отнёс к пункту № 4, потому что с начала 1990-х ужасно боюсь маркетологов, специалистов по продажам и руководителей инновационных компаний. И тут нам с вами придется выяснить вопрос: «Боитесь ли вы маркетологов так, как боюсь их я?» Если не боитесь и, более того, сами являетесь маркетологом, тогда другое дело. Можно сразу брать книгу для изучения креативных идей. Как заявляют авторы, “сегодня для устранения или нейтрализации фобий используется не более 10% торговых предложений”. Так что 90% рынка потенциально ваша!
А вот остальных я приглашаю на пристрастный суд, вызванный моей фобией. «Потребительский рынок, – утверждают авторы, – созрел для удовлетворения всякой фобии». Всякой ли? Я не верю. И что там исследуется? Геронтофобия? Ну, тоже мне бином Ньютона! Думаю, здесь всё просто. Ведь всем и так известно, что на страхе старения построен мощный бизнес. Покупают, например, дорогущее косметическое средство с настоящими драгметаллами (золотом, платиной и т.п.) и говорят: «Я этого достойна!» А мне в этом случае почему-то вспоминается «Лекарь поневоле» Мольера:
 
Сганарель. ...Следовательно, вы просите у меня лекарства?
Перрен. Так точно, сударь.
Сганарель. Лекарства, которое бы вылечило ее?
Перрен. Да уж мы на вас надеемся.
Сганарель. Нате вам кусок сыру и заставьте вашу матушку его принять.
Перрен. Сыру, сударь?
Сганарель. Да, это сыр с примесью золота, кораллов, жемчуга и прочих драгоценностей.
Перрен. Премного благодарны, сударь. Пойду упрошу ее поскорей его съесть.
Сганарель. Идите. А если она умрет, устройте ей похороны побогаче.
 
В общем, старо, как мир. А вот нет ли у маркетологов фобий позаковыристей? Оказывается, есть! Айхмофобия (страх острых предметов), базистазифобия (навязчивый страх стояния и ходьбы), венустрафобия, или калигинефобия (боязнь красивых женщин)...
Кстати, интересно, почему издатели мужских журналов не учитывают этой фобии? И что это за манера даже какие-нибудь бензопилы, шуруповёрты или газонокосилки рекламировать при помощи красавиц? А если у мужчины калигинефобия? Ведь не купит он эту электродрель!..
Впрочем, авторы и сами не обходят стороной названную фобию, в чем можно убедиться, заглянув в книгу. Там-то вы и найдёте более оригинальные мысли на сей счет.
Вообще, основной корпус книги представляет собой описания (с точки зрения маркетинга) тех или иных фобий. И каждое описание завершается советом: «Попробуйте самостоятельно составить список товаров и услуг современного рынка рекламы, торговых предложений, где уникальное торговое предложение (УТП) основано на этой фобии».
Авторы не обманули, пожелав приятного и увлекательного чтения. Мне даже показалось, что иногда они сами “прикалываются”. Так, например, статью «Селенофобия» они заканчивают следующим образом:
 
«Ну и напоследок попытаемся свести фобию к обычному “пшику”! Для начала организуйте продажу лунного камня и даже лунной пыли. Совершенно не обязательно образец доставлять прямо из космоса – синтезируйте в химической лаборатории. Каждый кусочек Луны, положенный на ладонь, – минус несколько граммов зловещей таинственности. И почему бы не сделать антистрессовый мячик в виде Луны? Не говоря уже о лунном мармеладе – каждый сам может превратить полную Луну в молодой месяц одним укусом».
 
Так стоит ли бояться маркетологов?
Как говорится, спрос рождает предложение. Хотя бывает, что и предложение рождает спрос. Однако всегда потребитель сам решает, покупать ли ему товар или не покупать.
Поэтому книгу «Маркетинг Дракулы» можно вполне рассматривать и как стимул к творчеству. Предлагайте, господа маркетологи, что-то новенькое, только не пшик, а дельный товар, и не плацебо, а настоящее лекарство!
Чтобы не вызвать у вас фобии к длинным текстам, на этом ставлю точку. А вы можете почерпнуть дополнительные сведения о книге с обратной стороны Луны... стоп, заврался!.. с обратной стороны обложки:
 
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 

Ярлыки: маркетинг, отраслевая литература, экономика


2017-10-17



Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она.
А.С.Пушкин
 
Максим Сумароков - психолог с 20-летним стажем, бизнесмен и продюсер. "Продавец перемен" - так называют его журналисты. География работы Максима - 23 страны, более 200 городов. Его тренинги и консультации прошли более миллиона человек.
Эта книга - роман и тренинг под одной обложкой. Книга написана в форме интервью, которое берут молодые корреспонденты у главного героя, Джеймса Сазерленда - гуру позитивной психологии, человека большой души и открытого сердца. Многие люди стоят в очередь к нему на прием. О нем ходят легенды, так как после встречи с ним жизнь людей кардинально меняется в лучшую сторону.
В психологии есть понятие "зона комфорта". Это пространство, привычное человеку. И в нем не обязательно должно быть хорошо и уютно, иногда там бывает совсем не комфортно, но привычно. Привычка выступает неким заменителем счастья для миллионов людей. Человечество глубоко несчастно. Перемены - выход за рамки нашего опыта. И люди боятся перемен: не стало бы хуже. Но перемены - это всегда возможности, новые возможности для развития. Об этом книга.
Автор учит тому, как отвернуться от своей рутинной жвачки и привычной картины мира, увидеть новые перспективы. Если человек не будет меняться, он окажется на свалке истории больным, бедным и несчастным. Но большинство людей - негибкие и инертные. Они недовольны жизнью, зарплатой, работой, соседями, руководством страны. Тем не менее, они не собираются ничего менять. А изменять прежде всего нужно сознание, взгляд на картину мира.
Автор объясняет, почему одни люди много работают, но живут бедно, а другие "незаслуженно" богаты. Богатство и успех тоже зависят от правильной картины мира, от парадигмы мышления. Только 10% людей способны изучать непознанное и непонятное, они пойдут на затраты, на риск. Они двигают вперед науку и бизнес.
Показана в книге и связь между болезнью и отношением к жизни. И много чего есть еще интересного в этой книге для тех, кто заинтересован в своем личностном росте и хотел бы что-то изменить, но не знает как.
 
Светлана Морозова

Ярлыки: психология, российская проза


2017-10-16



Лучшая тайна та, о которой никто не знает. 
Венедикт Немов
 
Люси Кларк - довольно молодой автор из Англии, она энтузиастка и путешественница. Получив диплом с отличием по английской литературе, она решает стать романистом. И, как оказалось, не зря. Её роман «Навстречу мечте» тому подтверждение.
Две подружки, Лана и Китти, сбежав из туманного Лондона, каждая по своим причинам, отправляются на экзотические острова у экватора - Филлипины. Там они знакомятся с ребятами с яхты «Лазурная», которые путешествуют, куда душа пожелает. На заманчивое приглашение присоединиться к ним, девушки, естественно, соглашаются, ведь это настоящий рай: днём плыть на яхте, исследовать нетронутые уголки пляжа, а ночью любоваться звёздами и мечтать о неизведанных краях. К тому же это поможет забыть о прошлых обидах и предательстве.
Но рай на земле оборачивается кошмаром. Каждый на яхте скрывает свою тайну, которая побудила их сбежать из дома и очутиться здесь. Безмятежное существование даёт трещину, возникает напряжение между членами команды, дружба сменяется подозрительностью и недоверием. А после несчастного случая и вовсе происходит раскол команды. Лана уже никому не верит, даже своей близкой подруге Китти.
Книга интересна и увлекательна тем, что пока не дочитаешь до конца, до эпилога, абсолютно ничего не ясно, то есть, нет, кажется, что всё и так понятно, но нет, на самом деле оказывается всё по-другому. Как говорится, человеческая душа – потёмки. 
Но сюжет очень интересный, особенно - на фоне экзотики, тайн и безмерного океана. Этот роман был восторженно оценен критиками и читателями и вошёл в списки бестселлеров не только на родине автора, но и в других странах. Надеюсь, российские читатели тоже оценят эту интересную книгу.
 
Ольга Староверова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, современная проза


2017-10-13



Следи за собой, будь осторожен...
следи за собой...
 
В.Цой
 
Новый автор и приятное открытие в одном флаконе. Оформление обложки сбивает с толку абсолютно. Аннотация тоже не добавляет информации, что это за книга. Романтическое фэнтези? И чего там больше - постельных сцен, приключений, выяснений отношений или магических штучек? Посему беру на себя тяжкую ношу восхваления дебютанта. Непросто это - и похвалить, и подробностей добавить, и не раскрыть все фишки автора. Тем более что продолжение следует. 
С первой же страница начинается монолог девушки, находящейся на грани смерти. Упоминается и то, что она сейчас "чудовище". Некий голос заставляет её вспоминать, как же она дошла до жизни такой, иначе действительно конец настанет. И оживает перед восхищенным читателем занятный мир. Вроде бы и наш. Обильно цитируются книги, фильмы, песенки. Упоминаются имена известных актеров, географические названия, создавая тем самым некое культурное пространство, наполненное биением жизни. А еще существуют магически одаренные люди. Государство тщательно отслеживает появление таких особей, проверяет степень таланта, предлагает обучение и, естественно, монопольно использует получившихся специалистов. Простые граждане вроде как и знают, и не знают о магии. Ага. 
А еще есть некий другой, совсем магический мир, именуемый всякими нехорошими словами. Но это совсем мутная история для юной студентки Смольного института. Наша героиня жаждала простой и понятной жизни, а вовсе не сериальных страстей и приключений. Она выросла в счастливой, любящей семье магов. Папа что-то вроде главного инженера, а мама - библиотечная ведьма. О как! Понравилась мне такая профессия и такое название. Магические книги, бывает, обладают вредным нравом. И только одаренная ведьма сможет найти и получить нужную информацию.
Вот и юная дочурка приезжает в Санкт-Петербург из маленького северного городка. А родители явно что-то недоговаривают. Были, были какие-то неприятности и у мамы, и у папы в их студенческом прошлом. Да и в настоящем намечаются некие проблемы. 
По-киношному красивое появление рокового красавца в коридорах института придает красок и поворачивает сюжет, казалось бы, на накатанную колею (любовь-морковь и все такое). Но не всё так просто. У автора хватило воображения и мастерства выстроить захватывающую историю. Чтобы не раскрыть сюжет, не смогу рассказать, что же произошло. Но даже раньше, чем в середине книги, происходит мощная кульминация и все переворачивается с ног на голову.
Да, наша героиня, в нечеловеческом облике, страдает и клянет себя за глупость, наивность, доверчивость и прочие положительные качества. Она выжила. Ну, почти. Чудовище еще какое-то здесь вертится... Страшное, но доброе внутри. А потом еще красивое, но злое... И где это самое "здесь"? И закручивается новый виток истории.
Короче, девичье сердечко бьется неровно, поэтому мозговая деятельность не всегда адекватна. Увы, это правда жизни. Да еще и добрая девочка оказалась. Так и лезет со своей помощью, даже когда не просят. Зато я лично за таких героинь переживаю на порядок интенсивнее, чем за меркантильных стервочек. Бонусом идет прекрасный язык автора, очень поэтичный и красивый. Чувствуется изрядный культурный багаж и любовь к Санкт-Петербургу.
Получилась замечательная книга, с интересным сюжетом, яркими героями, занимательным мироустройством и с намеком (всего лишь!) на романтическую линию. С нетерпением жду продолжения. Возрастных ограничений не заметила. Наоборот! Юным девам невредно бы почитать, к чему приводят отвлечения от учебного процесса на посторонних красавчиков.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: любовь, магия, молодежь, приключения, фэнтези


2017-10-12



Каждый имеет право делать собственные выводы
 
Учительница входит в класс и говорит:
– Сейчас должен быть урок истории, поэтому положите учебники на видное место. Это на случай, если кто-нибудь к нам заглянет. А я тем временем вам расскажу...
Да всё равно, что расскажет учительница! Найдётся хоть один ученик, который бы променял беседу “за жизнь” на скучное изложение темы урока? Не были вы сами такими, уважаемые взрослые? Я, например, как и соученики, больше любил истории из личной жизни, чем историю Средних веков.
Итак, учительница рассказывает истории из личной жизни. 
 
Безобидно? Вполне.
 
Но у неё есть особая методика и особый взгляд на воспитание. Для кого-то воспитывать – значит вкладывать в человека то, чем он до этого не обладал. Для кого-то, но не для нашей учительницы. Её метод – в том, чтобы извлекать знания отовсюду. И она извлекает их из выложенных в социальной сети фотографий своих путешествий; из рекламы косметики в модных журналах и из новостей шоу-бизнеса. Ученики (точнее, ученицы) узнают полезную информацию о преимуществах того или иного крема, о цвете обоев в доме Ксении Собчак, о любовных драмах эстрадных звёзд и, конечно же, самой учительницы. Ведь к тесту по предмету можно подготовиться и накануне, сразу забыв всё после теста. Ученицы же имеют все шансы впоследствии “зазвездить”, или, выражаясь по-старинному, стать “сливками общества”.
 
Безобидно? Ну, как сказать...
 
А чтобы приготовить эти “общественные сливки” правильно, учительница считает, что следовало бы убрать лишние ингредиенты. Биология? Теория Дарвина противоречит религии. Изъять из интересов детей биологию! Физика? Какой “звезде” пригодились задачи по механике?! Астрономия? Так школьницы и есть будущие “звёзды”!.. Любая наука – на последнем месте после религии, искусства и философии.
Наконец, наша учительница показывает через проектор подготовленную презентацию. На слайдах – бойцы одной из запрещенных террористических групп (еще до того, как их запретили). По мнению учительницы, они превосходно решают социальные проблемы. И некоторые ученицы сбегают на Ближний Восток...
 
«Что за бред? Мюриэл Спарк не могла такое написать!» – возмутитесь вы.
 
Естественно, Мюриэл Спарк такое и не писала. Основное действие её романа происходит в 1930-е годы, а ученицы (таковые есть, как и учительница) занимаются в школе Марсии Блейн. Это в Эдинбурге. Правда, учительница Джин Броди, пытаясь учить девочек Истине, Добру и Красоте в ее понимании, в то же время воспитывает тех, кто, по ее мнению, должен стать “сливками общества”. И одна из девочек (пусть и не из клана Джин Броди) поехала воевать на стороне Франко... А другой ученице (тут уж вроде бы стопроцентной “бродианке”) мисс Джин Броди предназначает роль любовницы учителя рисования вместо нее самой!
Чем же ответит ученица, которой такая учительница отдала всё лучшее, что в ней было, и даже вдобавок любимого ею мужчину? Помните, что воспитание – это только лишь извлечение знания отовсюду? И разве применимы здесь вообще моральные понятия?..
Вот, пожалуй, примерно так. Хотя и не утверждаю, что точно так. У Мюриэл Спарк всё очень тонко, неоднозначно и с лёгким оттенком сюрреализма. Но для того и существует роман, чтобы самому познать авторские тонкости и нюансы.
 
Дмитрий Кочетков
 
Примечание.
Этот роман Мюриэл Спарк издавался также под названием «Мисс Джин Броди в расцвете лет». Оригинальное название: «The Prime of Miss Jean Brodie». 
В представленном издании роман вышел вместе с другим произведением (романом «Девицы со скудными средствами»).

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика, фильм


2017-10-11



В современном мире очень тяжело поверить в свет в конце тоннеля 
(Маттиас Ябс)
 
Сборник "Напрямик" - очередная панорама российской жизни в творчестве Романа Сенчина. Правдивая, неприукрашенная.
Персонажи сборника - наши современники, живущие и в столице, и в провинции. Но есть нечто, роднящее их: жизненная неустроенность, крушение идеалов, невозможность противостоять обстоятельствам. Некоторые произведения - драма, некоторые - трагедия.
Герои рассказа "Барби" под влиянием обстоятельств, которые сильнее их, не могут заниматься любимым делом: одному из них хотелось бы играть рок, а вынужден - попсу в ресторане, другой мечтал стать художником, а работает шофером. Впрочем, их ситуация - не самая страшная: есть работа, жилье, семья, которую нужно содержать. А то, что иногда взгрустнется о недостигнутом, все-таки не смертельно, хотя и печально.
Короткий рассказ "Напрямик" - это бытовая зарисовка. Плачет в финале обиженная девушка, которую выгнали из маршрутки пассажиры: если ее, единственную, завезти в деревню, куда она едет, то остальным придется добираться до места на полчаса дольше. А домой хочется попасть побыстрее. Конечно же, ситуация не трагичная, но какая-то очень уж горькая, несимпатичная.
А вот рассказ "Квартирантка с двумя детьми" - это настоящая трагедия. Одинокая женщина с двумя детьми приезжает в Питер, потому что на родине нет работы, а надеяться она может только на себя. Но и большой город не оправдал ожиданий. Устав бороться, несчастная женщина убивает детей и себя.
"Да кому они нужны, убивать их? В том-то и дело, что никому не нужны. Никому не нужны были. Вот и убили себя..." - рассуждает сосед по коммунальной квартире, где несчастные снимали комнату. Ненужность - это страшная реалия нашей действительности.
В одном из рассказов приводятся слова Виктора Астафьева, который говорил, что "русский тебя чаем напоит, пригреет, но он же тебя и прирежет, если будешь ложечки тырить"... А вот читая "Косьбу", понимаешь, что погибнуть можно вовсе и "ложечки не тыря", просто, например, помешав выяснению отношений, так, между делом. Жуткая сцена, когда была убита женщина, а затем и ее маленькая дочь, причем - не серийным маньяком, а среднестатистическим обывателем, что особенно страшно.
Но есть в русском человеке и безграничное терпение, жертвенность. Как у Вали из одноименного рассказа, которая растила детей, потом - внуков, и теперь заботится о правнуке, потому что больше некому...
Полная самоотверженность одних часто порождает абсолютную безответственность других. Так нужно ли безграничное терпение? Можно долго рассуждать на эту тему, но у героини рассказа выбора - с учетом ее нравственных качеств, конечно же, - нет.
Возможно, кто-то посчитает, что писатель Сенчин сгущает краски. И, знаете, лучше бы он их сгущал, потому что если написанное им - абсолютная правда, то как-то совсем неуютно становится в этом мире от чувства безысходности. 
 
Светлана Титова

Ярлыки: рассказы, российская проза, сборник, современная проза


2017-10-09



«День-деньской просидел он за работой и к вечеру смастерил чудесный горшочек. Горшочек был увешан бубенчиками, и, когда в нем что-нибудь варили, бубенчики названивали старую песенку: "Ах, мой милый Августин, Все прошло, прошло, прошло!". Занимательнее же всего было то, что, держа руку над подымавшимся из горшочка паром, можно было узнать, какое у кого в городе готовилось кушанье». 
(Ганс Христиан Андерсен «Свинопас»)
 
Помните эту сказку? А ведь, согласитесь, замечательное изобретение придумал великий сказочник – волшебный горшочек, который может рассказать обо всех кухонных тайнах. А я предлагаю вам, уважаемые читатели, заглянуть в книгу, которая поведает о секретах русской императорской кухни. Любопытно ведь узнать, что было на обед и на ужин у особ царской семьи,  и как питалась многочисленная челядь. Обо всём этом и во всех подробностях расскажет книга «Императорская кухня». Чтение очень увлекательное. Во всех подробностях авторы книги расскажут вам, какие службы занимались «кухонными делами», сколько человек обслуживало царский стол и как их должности назывались. Как проходили трапезы в обычные дни и в праздники, в военное время и во время выездов в царские резиденции. Как соблюдался церемониал во время приёма пищи. Ну и, конечно, о том, что и как готовили – от кондитерских изделий и мороженого до парадных блюд по особо торжественным случаям.
Отдельные разделы книги посвящены организации винной части и роли алкоголя на императорском столе. Огромное количество закупаемой, изготавливаемой и выпиваемой винно-водочной продукции впечатляет! Не знаю, как у других читателей, но у меня создалось впечатление, что императорский двор – от самого императора до последнего лакея, работающего на царскую кухню, – вечно находился в состоянии лёгкого (или сильного) алкогольного опьянения. Видимо, этому делу действительно уделялось при дворе большое внимание, и авторы книги рассказывают нам в подробностях обо всех напитках: водках, ликёрах, пиве и о вине самых разных названий и мест производства – от Франции до крымской Массандры и «Абрау-Дюрсо» графа Льва Голицына. Здесь вы найдёте даже рецепты приготовления в домашних условиях Английской горькой водки, Водки рябиновой и Сливовицы.
Вы узнаете о кулинарных пристрастиях российских императоров. Заглянете в сохранившиеся меню обедов и ужинов царской семьи, где обнаружите хорошо известные и нам сегодня щи, борщ, жареный судак, пожарские котлеты, жаркое из цыплят и пирожки. Так что можно приготовить обед для своей семьи по одному из представленных меню и удивить своих домашних, сообщив им, что они сегодня обедали, как, к примеру, семья императора Николая II 30 декабря 1915 года. И всего-то: уха, пирожки, пельмени, ветчина, салат, жаркое из цыплят и мороженое!
Думаю, книга будет особенно интересна женщинам. Читайте её с блокнотом и ручкой: вам наверняка захочется переписать себе несколько «царских рецептов», чтобы потом похвастаться перед гостями блюдами и напитками с императорского стола. Я себе кое-что уже переписала. И даже успела попробовать.
 
 
Валерия Базлова

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2017-10-05



Будьте украшением и славою русского балета
(Пожелание Александра III Матильде Кшесинской)
 
 
Есть имена деятелей культуры, которые ассоциируются с искусством меньше, чем с историей и политикой. Характерно, что в Советском энциклопедическом словаре не было статьи «Кшесинская», а была статья «Кшесинской особняк», в которой говорилось, что до Февральской революции это здание принадлежало фаворитке императора Николая II. Естественно, не был также забыт тот факт, что в апреле 1917 года с балкона этого особняка выступил с речью В.И. Ленин. О балете, как вы поняли, ни слова. 
 
 
Ни слова о балете и сейчас. Всех взволновали околокинематографические страсти...
 
Да, и есть книги о Матильде Кшесинской, которые могут не устраивать по содержанию или стилистически, но которые делают свое книжное дело – вызывают интерес к затронутой теме. К таким книгам я бы и отнес произведение А.Н. Шахмагоновой.
Александра Николаевна взялась изгнать бесов (и в библейском смысле, и по Достоевскому) из всего, что связано с Матильдой Кшесинской. Автор возмущается: «Сначала в книге Геннадия Седова “Любовница царей” скабрезно описывается сцена в постели в купе. Самый настоящий скабрезно-графоманский текст посвящён сексу Матильды Кшесинской и князя Сергея Михайловича» (с. 76). И заключает: «Самое интересное, что любовницей царей Кшесинская никогда не была» (с. 77).
Я понадеялся, что теперь-то уж прочитаю выверенный, взвешенный и непредвзятый текст. Но не судьба. История и политика – проклятие Кшесинской.
Поэтому далее я узнал о четкой дифференциации на «свой – чужой», при которой лакмусовой бумажкой становится отношение к Григорию Распутину:
«За Распутина, как правило, те историки, документалисты, писатели, которые за Россию. Против Распутина, как правило, те особи в человеческом обличье, которые против России» (с. 210).
С одной стороны – личности, с другой – особи. Точнее не скажешь. Осталось только для тех, кто якобы против России, придумать, как их из России выслать или куда сослать.
Надо сказать, что А.Н. Шахмагонова очень легка на броские характеристики и ярлыки.
Например: «Что ж глашатай бесов, блестяще изображенных Достоевским, очень храбрый, но не нюхавший пороху Бальмонт, ничего более низкого и безобразного придумать не мог» (с. 63).
(Кстати, бесы – это постоянная аллюзия, даже в названиях глав: «“Стадо свиней” поднимало голову», «Бесовщина на коронации», «Убийство Столыпина – шаг к бесовщине».)
Наконец, заклеймен либерал (нет, не “либерал на троне” Александр II или “либеральничающий” Николай II, а русский интеллигент): «В стадо свиней превращалась шаг за шагом либеральная интеллигенция, усиленно раскачивающая лодку России, чтобы потом вместе с лодкой утонуть, подобно свиному стаду» (с. 49).
Не отличается терпимостью текст «Матильды Кшесинской и любовных драм русских балерин» и в отношении западной культуры. Клеймятся “разные похабнейшие Гарри Поттеры-шпротеры”...
Итак, мы имеем дело с книгой “воинствующей”. Лучше “война” или “мир”? Агрессивная полемичность или спокойное изложение фактов? Надо ли писать о ЛЮБОВНЫХ драмах, то и дело прибегая к НЕНАВИСТИ? Это уже пусть решит читатель... 
На этом можно было бы поставить точку, но я хотел бы в заключение обратить ваше внимание еще на один аспект. Когда разговаривают Любовь и Ненависть, Логика – увы! – молчит. И появляются странные рассуждения и не менее странные формулировки.
Так, например, на страницах 225-226 представленного выше издания приводятся размышления философа-евразийца Н.Н. Алексеева об “изъянах капитализма”. А.Н. Шахмагонова делает вывод: «Именно эти изъяны, эти недостатки помогли тёмным силам свергнуть САМОЕ СПРАВЕДЛИВОЕ правление, которое, увы, опиралось на зыбкую и НЕСПРАВЕДЛИВУЮ систему эксплуатации» (с. 226). Для меня так и осталось загадкой, как система государственного управления может быть самой справедливой, если следствием её является социально-экономическая несправедливость?
А вот цитата, приводимая в тексте книги (со ссылкой на Керсновского): «Вина Ленина, ЗРЯ погубившего тридцать миллионов русских, огромна» (с. 252). А что, разве погубить 30 миллионов душ можно и не зря? Существуют оправдания?
А теперь возвращаюсь к тому, с чего начал это сообщение: «...есть книги о Матильде Кшесинской, которые могут не устраивать по содержанию или стилистически, но которые делают свое книжное дело – вызывают интерес к затронутой теме». Книга А.Н. Шахмагоновой сделала свое дело – я взялся прочесть мемуары самой Кшесинской. А что там?
 
 
P.S.
Не удержусь от последнего коротенького замечания. Мне всегда была более по душе необъективность участников событий, чем предвзятость посторонних лиц. Ведь так называемых объективных книг нет вовсе. Работая в библиотеке, я пока что не встретил ни одной такой книги. Поэтому всё ж таки порекомендовал бы всем желающим ознакомиться с основным первоисточником, благо изданные воспоминания Матильды Кшесинской в библиотеках города есть.
А в целом, наверное, следует остудить страсти и к истории, как и к искусству, относиться спокойнее.
 
 
Дмитрий Кочетков
 
Примечание.
Тест цитируется по изданию:
Шахмагонова, А.Н. Матильда Кшесинская и любовные драмы русских балерин / А.Н. Шахмагонова. – М.: Вече, 2017. – 352 с. : ил. – (Любовные драмы).

Ярлыки: авторское слово, искусство, историческая литература, книги, чтение


2017-10-03



...слабая женщина с мужским характером...
(Ф.Медведев)
 
Екатерина Алексеевна Фурцева была министром культуры СССР в течение 14 лет (1960-1974). Она из тех, кого любили и ненавидели. Почему? Разобраться в феномене "Фурцева" попытались авторы книги - Феликс Медведев и Нами Микоян. Основная составляющая издания - интервью с теми, кто хорошо знал министра культуры.
Екатерину Фурцеву называли главной женщиной СССР. Карьерный путь ее, уроженки Вышнего Волочка, был стремительным и во многом драматичным.
Майя Плисецкая говорила, например, что Фурцева "была жертвой системы, сначала вознесшей ее на Олимп, а потом сбросившей с него".
Система окончательно сбросила ее в 1974 году. Сильнейшим ударом стало неизбрание депутатом Верховного Совета СССР в конце 1973-го. Это означало дальнейший крах карьеры. По мнению Нами Микоян, "человек, привыкший к власти, не может без нее существовать". И смерть Фурцевой до сих пор остается загадкой: то ли это действительно был сердечный приступ, то ли - самоубийство на почве служебного фиаско, окончательно разладившихся отношений с мужем и предательством тех, кого она считала своими соратниками и друзьями.
Необыкновенно женственная Екатерина Фурцева обладала мужским характером. Известно, что однажды она спасла самого Хрущева. Случилось это в 1957 году, когда Никиту Сергеевича пытались сместить, ставя ему в вину - в первую очередь - уничтожение сталинской системы. Поддерживали Хрущева немногие: Брежнев, Суслов, Микоян, Поспелов. Фурцева не побоялась примкнуть к меньшинству; более того, сразу же начала действовать, связавшись по телефону с председателем КГБ Серовым и секретарем ЦК Игнатовым, а также - с маршалом Жуковым, голос которого оказался решающим. Хрущева отстояли.
Бесспорен тот факт, что Фурцева в свое время очень многое сделала для культурной жизни страны.
В Москве стали гастролировать зарубежные артисты: симфонический оркестр и балет из Венгрии, артисты из Югославии, Польши, Румынии. А в Париже блистали "Русские сезоны"; в Лондоне - балет Большого театра.
Развивалось творческое сотрудничество: на сцене Большого театра в опере "Кармен" пела Ирина Архипова, где партию Хозе исполнял итальянский тенор Марио Дель Монако.
В Москву приезжали такие артисты, как Ив Монтан, Симона Синьоре, Марсель Марсо, Марлен Дитрих, Мария Каллас. Именно Каллас посодействовала тому, чтобы наши молодые исполнители стали ездить в Италию.
Екатерина Алексеевна Фурцева благословила рождение театра на Таганке, хотя ее отношения с его режиссером, Юрием Петровичем Любимовым, были вовсе не безоблачными... Но книги Солженицына и Пастернака Фурцева не принимала, как и картины художников-авангардистов. Ее коробил вольнолюбивый нрав Галины Вишневской, которая, в свою очередь, сообщала о Фурцевой ряд нелицеприятных вещей...
Что ж, идеальных нет, и не заблуждается тот, кто не делает ничего.
О Фурцевой продолжают говорить и спорить, но, по мнению Ф. Медведева, в контексте сегодняшнего дня Екатерина Алексеевна "выглядит Великой Императрицей русской культуры".
 
Светлана Титова

Ярлыки: биография, искусство, историческая литература


2017-10-02



 
"Книгоходцы особого назначения"(ВШБ-3)
"Книгоходцы и тайна Механического Бога"(ВШБ-4)
"Хроники книгоходцев"(ВШБ-5)
 
Удача - это награда за верную стратегию.
Р. Хайнлайн
 
 
Вот и закончена "Высшая Школа Библиотекарей", один из самых приятных фэнтезийных циклов. С одной стороны, это хорошо. Далеко не каждый автор, подгоняемый фанатеющими поклонниками, суровыми редакторами и будущими гонорарами может вообще закруглить эпопею. Перечитав второй раз этот цикл уже без перерывов, я поняла, что мне жаль покидать этот уютный мир. Как, и всё???!!
Краткое содержание предыдущих серий. Восемнадцатилетняя Кира Золотова, несостоявшаяся студентка, работает в маленькой библиотеке и моет полы там же. Одним прекрасным вечером, погнавшись за книжным воришкой, как она думала, девушка провалилась в некую Межреальность. Оказалось, что у нее есть способности книгоходца, мага, который может посещать реальности и нереальности с помощью портала, создаваемого книгами. Путь домой оказался на долгое время закрыт. И наша героиня становится студенткой. А поскольку появилась она в этот мир в чём была, то пришлось ей изрядно покрутиться, чтобы заработать себе на что-то сверх самого необходимого. Лично я впечатлилась. Потому что, несмотря на бонусы и плюшки в виде всяческих сверхспособностей, свалившихся на девушку, она не сидела сложив ручки, а работала. Кира активно учится, обзаводится друзьями, обрастает полезными знакомствами. С самым близким другом Карелом она становятся напарниками, прекрасно дополняющими друг друга. Общение с волшебными существами, спасение миров и прочие замечательные приключения наполняют все пять книг. А так же веселые студенческие посиделки, незлые проделки, первые влюбленности и прочие радости юного возраста.
У Завойчинской получаются очень добрые книги. И я, кажется, догадалась почему. Главная героиня у неё совершенно нормальная, хорошая, домашняя девочка. Выросшая в нормальной, любящей семье. Никаких душевных надломов, детских травм, вытесненных в подсознание, и прочих тараканов. А ведь сотни и тысячи романов разных жанров построены на описаниях бесконечных сражений с внутренними демонами. А уж когда в бой идут целые армии "тараканов", возглавляемые ГлавГероями - держите меня семеро! А что мы имеем здесь, в данной пенталогии? Совершенно здоровый организм со здоровыми инстинктами. Девушка встречает новый для нее магический мир с потрясающей любознательностью. Никаких истерических визгов при виде нечеловеческих лиц вокруг, только восторженное любопытство. У Киры множество верных друзей. Может, потому что она сама умеет дружить? Она абсолютно равнодушна к власти, а значит, и к интригам. Несколько недоброжелательниц-старшекурсниц привели нашу героиню в искреннее изумление. И чего им надо-то? Хотя метод "низведения и курощения" в исполнении Киры оказался действенным. Титулы её не просто не впечатляют, а несколько пугают. Аристократы видятся её напыщенными болванами и присоединяться к ним Кира не намерена. А когда выясняется, что почти все её друзья отягощены титулами... Для них то как раз общение без раболепия - как глоток свежего воздуха. Образы ближнего круга главной героини Завойчинской вполне удались.
Тема любви и первой влюбленности описана автором весьма деликатно. И весьма достоверно. Никаких откровенных сцен нет. Я бы снизила возрастной ценз до 14+. А уж весьма болезненное первое расставание! Тоже полезный опыт, однако.
Очень трогательная история случилась с ГГ в третьей книге. Она усыновила маленького эльфёнка. Ну вот так получилось. Не то чтобы сама Кира жаждала еще и такой ответственности...
Даже кратко описывать события трех книг не имеет смысла. Спасение миров и отдельных сущностей, опасности и запутанные расследования, обретение новых возможностей, а с ними и новых обязанностей... Да, посетить родную, насквозь техническую Землю у Киры получилось. Повидалась с родителями, отдохнула, поприключалась... К финалу все встанет на свои места. Все обретут свое место в жизни, найдут свих вторых половинок и будут успешны в выбранных профессиях. 
А через некоторое время вам захочется перечитать эти книги. Не потому, что забыли, а потому, что хочется опять туда, где радостно на душе.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: молодежь, приключения, российская проза, серия, фэнтези, юмор


2017-09-29



«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать.
На Васильевский остров я приду умирать.
… И душа, неустанно поспешая во тьму, 
промелькнёт над мостами в петроградском дыму…»
И. Бродский
 
Книга – сборник рассказов. Этот жанр я не очень люблю, только расчитаешься, а уже рассказ закончился. Но этот сборник читаешь как целостный роман, может, потому, что герои иногда повторяются, может, потому, что многие рассказы идут от первого лица.
Эдуард Кочергин – главный художник Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова. После первого издания книги в 2003 году об авторе заговорили как об одном из лучших мастеров современной прозы. К большому сожалению, книга как-то прошла мимо меня, да и второе издание 2011 года совершенно случайно попало в руки... и покорило совершенно!
Это замечательная книга воспоминаний - суровых и трагических, а порой смешных, сентиментальных и очень-очень искренних. Одни герои чего стоят! Люди «дна»: нищие и воры, алкоголики, бродяги, инвалиды, проститутки. И соответственно, их имена: Анюта Непорочная (прозвище получила за верность воровским законам); Гоша Ноги Колесом, прозванный так за своё безобразное уродство. Но зато как чудно он рассказывает! Гоша получил ещё одно прозвище «летописец» за кладбищенские знания. Вот Вася Петроградский - бывший матрос Краснознамённого Балтийского флота. Война обрубила ему ноги и посадила бывшего корабельного запевалу в тачку - деревянный короб на шарикоподшипниковых колёсах. За день он, со старым клееным баяном за спиною, успевал объехать все основные питейные точки Петроградской стороны. Патронировали над ним все местные дешёвки. Одним из первых Василий был устроен в особый дом инвалидов в бывшем женском Вознесенском монастыре в Горицах, что на реке Шексне. Как отмечал он день Военно-морского флота, как отправляли его в дом инвалидов – не расскажешь, нужно прочитать! И в бывшем монастыре он не потерялся. Со своей певческой страстью и способностями он из этих людей, лишённых рук и ног, называемых в народе «самоварами» создал хор – и в том обрёл свой смысл жизни. Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались московские, череповецкие и другие теплоходы, хор давал свой концерт. Пассажиры замирали от неожиданности и испуга, но не могли увидеть, откуда несётся это чудо.
И так каждый рассказ, неповторимый и потрясающий! Рассказ «Куроводец» об актёре Евгении Шамбраеве, который дрессировал… кур! Куриная школа-театр находилась в квартирной подсобке. Каждая курочка знала своё имя, и когда он её называл, делала шажок, постукивая лапками по полу, выходила из строя.
Люблю читать об антиквариате: очень интересны описания старой мебели, которые Кочергин разыскивал для декораций к спектаклям театра.
Не хотелось пересказывать содержание, надеюсь, что книга будет интересна тем, кто любит читать о Петербурге, кому интересны воспоминания очевидцев.
Эдуард Кочергин много путешествовал по Русскому Северу. Четвертая часть книги и рассказывает об этих его хождениях. Есть рассказ о вологодском городе Тотьме, со смешной и обидной для тотьмичей легендой о названии города.
То, что автор книги – художник, становится понятным сразу, как он несколькими штрихами, мастерски создает любой художественный образ. Поэтому и второе название – уточнение: «Рассказы рисовального человека». Написана книга очень простым, живым и доступным языком и, несмотря на встречаемую грубоватую лексику тех лет, изящна, как полотно художника. В издании хороший шрифт, она быстро и легко читается. Хотя все воспоминания автора о своем горьком детстве, вроде бы теплые, но как-то не очень греют, чувствуется, как и во всех рассказах, печаль, боль и сострадание. А отдельные герои вызывают восхищение.
На книги, как эта, непросто писать отзыв, лучше просто прочитайте её!
 
Галина Сержанова

Ярлыки: воспоминания, краеведение, рассказы, русская литература, сборник


2017-09-28



В фондах Всероссийского музея А.С.Пушкина хранится записка И.С.Тургенева о пушкинском перстне-талисмане: «Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень и подарил его перед смертью поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешёл к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне». После смерти И.С.Тургенева Полина Виардо передала пушкинский перстень музею Александровского лицея в Царском Селе. В марте 1917 года перстень был похищен из музея с другими вещами. Украденные вещи вскоре нашли. Все, кроме пушкинского перстня. В фонде музея сохранился только оттиск перстня-печатки на сургуче.
 
На портрете Пушкина, написанном художником Тропининым, на правой руке Александра Сергеевича можно хорошо рассмотреть два перстня. Один с изумрудом, а второй, золотой, витой, перевёрнутый камнем внутрь ладони, перстень-талисман. Перстень, украденный из музея и пропавший 100 лет назад. А что бы вы сказали, если бы увидели пушкинский перстень на современной фотографии, спокойно лежащий на туалетном столике в роскошной ванной комнате? Трудно поверить. Но, может быть, именно из-за этой фотографии, пересланной по интернету, убита девушка, сделавшая селфи, и её подруга, получившая эту фотографию?
Следователь Сергей Дуло расследует целую серию подобных убийств, в которых жертвами становятся молодые девушки, и сам оказывается втянут в криминальную историю. В историю, где становится подозреваемым в террористическом акте, подготовленным собственной женой Полиной. Чтобы распутать эту опасную историю Сергею и Полине приходится, прячась от друзей и от врагов, провести собственное расследование. И это расследование совершенно неожиданно для них самих будет связано с поисками кольца-печатки, когда-то принадлежавшего самому А.С.Пушкину. 
Автор книги, Анна Князева, подготовила для почитателей Пушкина совершенно фантастический и положительный финал. Остаётся только сожалеть, что перед нами не научная публикация, а всего лишь художественное произведение. 
 
 
Валерия Базлова

Ярлыки: детектив, серия, современная проза


2017-09-27



AVE, CAESAR, MORITURI TE SALUTANT
Здравствуй, Цезарь, идущие на смерть тебя приветствуют
(Обращение римских гладиаторов к императору перед боем)
 
Эта книга примирила меня с футболом. Что общего между футбольным матчем и играми гладиаторов, спросите вы?
 
...торжественно гремит
Рукоплесканьями широкая арена...
(М.Ю. Лермонтов)
 
Так вот. Никогда не мог прочувствовать в полной мере удовольствие, связанное с тем, как миллионеры бегают (а то и ходят) по полям, в которые вложены миллиарды. Однако ж, если не подерутся фанаты стенка на стенку, то большого урона и нет. Без смертоубийства, так сказать. Другое дело – гладиаторские бои. Гладиатор умирал на арене (в отличие от футболиста на поле) в буквальном, а не в фигуральном смысле. Опять М.Ю. Лермонтов:
 
А он – пронзенный в грудь – безмолвно он лежит,
Во прахе и крови скользят его колена...
 
Так что получается совсем иной гуманитарный исход массовых зрелищ... Да простят меня футбольные болельщики за кощунственные мысли, которые, кстати, навеял мне автор представленной книги. На него и позвольте перевести стрелки.
Владимир Горончаровский – доктор исторических наук, заведующий Отделом истории античной культуры Института истории материальной культуры РАН. В своей книге он пишет об обучении ремеслу гладиатора (надеюсь, вы все-таки выбрали другую профессию!) и типах гладиаторов, об эволюции гладиаторских игр, римских амфитеатрах и гладиаторских играх на берегах Северного Причерноморья, о восстаниях гладиаторов и распорядке их дня...
Меня заставил прочитать эту книгу один специфический недоуменный вопрос. Предположим, беру я меч-гладиус, иду на арену... И о чем я должен думать, если против меня будет биться тот, с кем я делил бобовую похлебку? Желать убить его? Или просто надеяться выжить самому? Или относиться к этому так, как отнесся к своей работе палач Владимира Вишневского?
 
...Но все же, черт возьми,
Работа-то на воздухе,
Работа-то с людьми.
 
Не знаю, не знаю... И даже не могу ясно сказать, нашел ли я ответ на этот вопрос. Но книга Владимира Горончаровского показалась мне очень полезной. Многие (особенно – молодые) ориентируются в своих представлениях о гладиаторах на современные фильмы. Но историю изучать по этим фильмам нельзя! Так, например, Марк Аврелий в оскароносной кинокартине «Гладиатор» (режиссер – Ридли Скотт) погибает от рук своего сына Коммода, который, в свою очередь, умирает на арене амфитеатра. А в реальной истории? А в реальной истории повинна в смерти римского императора Марка Аврелия чума, да и Коммод отдал душу богам гораздо прозаичнее (убит заговорщиками)... Впрочем, я понимаю, что чуму, назови себя хоть ретиарием, хоть бестиарием, на поединок не вызовешь.
Книга Владимира Горончаровского ценна тем, что излагает исторические факты (то, что существовало реально!) в популярной форме. Она будет интересна всем любителям античной истории. 
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия


2017-09-26



Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
(А.С. Пушкин. Евгений Онегин)
 
Эх! Эх! Позабавиться не грех!
Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи
(А.А. Блок. 12)
 
Действие в книге Марии Вильчинской разворачивается в 1916 году, когда идет Первая мировая война, и уже не раз российские войска познали горечь поражений. Но война - войной, а жизнь - жизнью. Тем более, если в семье - дочери на выданье. Вот и приезжают в блистательную столицу сестры Верженские (Валентина и Александра), чтобы, танцуя на балах, найти достойную партию. Впрочем, Валентина уже определилась с выбором, а Александре еще предстоит это сделать.
"Бал обрушился на Шуру волной огней, звуков и ощущений". Громкая музыка, гул толпы, смех, шелест платьев и вееров, звон бокалов, многоцветье нарядов... Великолепно, но сквозит в этом какая-то тревожная нота. Не зря же отец Александры - Юлиан Матвеевич - говорит: "В Петрограде и Москве перебои со снабжением, солдаты дезертируют с фронта... А мы на балах танцуем".
Возвращаясь с вечера, семья Верженских подверглась нападению грабителей. Точнее - экспроприаторов, которые на тот момент просчитались: на месте экипажа Вереженских должна была находиться карета богатого банкира.
Этот эпизод очень значим в романе, потому что в дальнейшем одна из сюжетных линий произведения будет с ним связана.
Описывая обстановку Петрограда, автор говорит и о поэтических вечерах. На одном из них Александра увидела Анну Ахматову. Эта встреча оставила неизгладимое впечатление у девушки.
Одной из поклонниц поэтессы была Фанни Фельдман, впрочем, более известная как несравненная Фаина Раневская.
Среди персонажей романа - немало реальных исторических личностей, в том числе - Григорий Распутин.
Тема убийства Распутина также нашла место в произведении.
Григорий Распутин - личность, бесспорно, незаурядная. Но кем он был для России? Благо ее или зло? Мнения на этот счет разделились. Большинство все-таки связывало с этим человеком грядущую неминуемую гибель страны. И убийство Распутина многие считали спасением России, актом благородного возмездия. Потому и наказание убийц не было суровым: царь боялся народного гнева. Но некоторые экзальтированные дамы смерть Григория Распутина восприняли как личную трагедию.
Что же касается любовной линии романа, то Александра Верженская нашла свое счастье. Или несчастье? Избранником ее стал офицер Сеит Эминов. Мусульманин. А "по закону Российской империи христианка не может выйти замуж за мусульманина".
Будущее героев неясно: предреволюционный хаос, страшная война, впереди - 1917 год, разруха и голод...
Начало 20 века - сложнейший период в истории России, вызывающий жаркие споры и у профессионалов, и у дилетантов. Автор книги "Александра и Курт Сеит" представила свою точку зрения. Соглашаться с ней или нет - право каждого.
 
Светлана Титова

Ярлыки: историческая литература, любовь, роман, российская проза


2017-09-23



Всё приходит в своё время для тех, кто умеет ждать 
(Оноре де Бальзак)
 
Аньес Ледиг -  новая звёздочка на писательском небосклоне Франции. Писать она начала после смерти от лейкемии своего младшего сына. Писательский труд помог пережить ей уход её любимого мальчика. " Если я не пишу, то это как будто мне не хватает воздуха...", - так говорит о себе автор. 
Роман "Мари в вышине" был написан в 2010 году, и само название предполагает что-то возвышенное и утончённое. И это правда, Аньес Ледиг отлично владеет языком сердца, история её героев написана очень свежо, забавно и с утончённым юмором.
Живут себе два совершенно разных человека: нелюдимый и мрачный полицейский Оливье Деломбр и дерзкая и свободолюбивая, умеющая за себя постоять фермерша Мари Берже. По воле случая дороги их пересекаются и у них зарождается интерес друг к другу. Хотя они совершенно разные, но объединяет их одно: обоих не баловала судьба, у каждого в жизни своя трагедия. Мать Мари бросила её в раннем детстве, а у Оливье только ссоры родителей в памяти да тумаки и шрам на подбородке. Одним словом, характеры у каждого - круче некуда. И тем не менее, чем дальше они узнают друг друга, тем больше возникает притяжение и доверие друг к другу.
Люди не просто так встречаются, я считаю, каждая встреча предначертана свыше, вот и в романе "Мари в вышине" Оливье и Мари встретились не случайно, а для того, чтобы обрести в лице друг друга поддержку и понимание, так как каждая израненная душа ищет свою спокойную гавань, где не будет ни упреков, ни недомолвок, а только любовь и взаимопонимание.
Автору удался этот роман, он написан живым языком, с искрометным юмором, в некоторых местах он довольно забавен, на протяжении почти всего чтения улыбка не сходила с моего лица. Рекомендую для поднятия настроения, либо просто для душевного отдыха.
 
Ольга Староверова

Ярлыки: зарубежная литература, приятное чтение, французский роман


2017-09-21



Ни один человек не счастлив, пока он не считает себя счастливым.
Марк Аврелий
    
Единственно о чем я жалею: не прочла эту книгу раньше. Ну, ничего, и год спустя не поздно сделать из неё бестселлер в отдельно взятой библиотеке. 
Присоединяюсь к восторженным отзывам в Интернете. Вы проглотите этот самый веселый из любовных романов на раз, и настроение ваше будет витать на уровне облаков. Да-да, это вполне канонический любовный роман. С хэппи-эндом. 
Если кратенько: она невзрачная секретарша, а он красавец-мужчина, да и начальник к тому же. Её достали бесконечные разговоры коллег-женщин на тему как бы захомутать босса. Вот взяла и заявила, что через полтора месяца начальник сделает ей предложение, а с вас со всех кучу баксов за это. Или не сделает, и тогда я веду всех в пафосный ресторан. Такая импульсивная девушка оказалась, однако. Тихая, спокойная, слегка язвительная, но вот иногда как чёрт её дергает и выкидывает Лариса что-нибудь этакое, нестандартное.
На самом деле ГлавГероиня совершенно необычна. Повествование ведется от первого лица. И это самое лицо сразу же начинает  сыпать остротами и стишками собственного сочинения. И это просто уморительно. Остроты у Ларисы бывают иногда на грани фола. Но рука начитанного филолога чувствуется. Вы не встретите ни одного безграмотного перла. Да и с яркой и женственной внешность все оказалось в порядке. Если поменять потертые джинсы и вытянутые свитера на платьица с каблучками... Да если еще накраситься и волосы, вечно стянутые в пучок, привести в порядок, то получится вполне себе сногсшибательная барышня.
Сюжет выстроен со знанием дела и, как я уже упоминала, в соответствии с канонами жанра. С одной стороны - ничего нового. Двое встретились, помотали нервы друг другу и, наконец, признались себе и окружающим в своих чувствах. С другой стороны - этот роман отличается от многих и искрометным юмором, и яркими характерами персонажей. Герои второго плана тоже удались. Офисные дамочки - прелесть. А уж любимая бабулечка Ларисы с её лысинкой, платочком и обращением "Сладурка моя" - удивительно колоритная фигура.
Понятно, что ГлавГероиня язвит и не верит в искренние чувства ГлавГероя, вдруг появившиеся после нескольких феерических свиданий. Неудачный опыт по разбиванию своего сердца сделал девушку циничной. Ничего-ничего, у нас сейчас всё лечат, как любит повторять младший братец Ларисы. Тоже та еще язва. Кстати, писательнице можно уже сотворить продолжение с подросшим поколением в ГлавГероях. Было бы вполне в традициях жанра. Многие корифеи любовного романа, типа Кэтрин Коултер, Норы Робертс и т.п. любят по три-четыре книги объединять в своеобразные циклы. В одной - старший братец находит свою судьбу, во второй - средний, в третьей - сестрёнка приведёт достойного мужчину на ранчо в Монтане. Как-то так.
Очень забавный прием автор применяет: каждая глава начинается с цитаты из какого-нибудь слащавого любовного романа, до которых Лариса весьма охоча. И по контрасту с вышеприведенным отрывком её насмешливый голос звучит еще ярче.
А в конце книги есть еще несколько коротких рассказов. Они просто прекрасны. Смешные и грустные, волшебные и циничные, трогательные и жёсткие. Такие разные и такие сильные.
Рекомендую тем, кто хочет лёгкого, но не легковесного чтения. Возрастных ограничений не увидела. Никаких постельных сцен и насилия. И даже лексика практически нормативная. Вот только героиня курит и предпочитает виски всем напиткам.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: любовь, приятное чтение, юмор


2017-09-19



Живя в Москве, вообще ничего нельзя понять о стране. 
Без Енисея меня бы не было.
(Михаил Тарковский)
 
Геопоэтический роман от корки до корки
 
 
«Знакомая фамилия», – подумал я. Действительно, Тарковский – автор «Тойоты-Кресты» приходится внуком Тарковскому-поэту и племянником Тарковскому-режиссёру. Но не фамилия тут главное! Интересный человек Тарковский-романист! Не родством (чему тут удивляться!), а тем, что, сбежав из Москвы, Михаил Александрович поселился в селе Бахта Туруханского района (это не выдумка, это в Красноярском крае!). Звучит, конечно, для нас как “тмутаракань затридевятьземельная”. Но многое ли мы вообще знаем о жизни за Уралом, бескрайних сибирских краях и промороженных дальневосточных просторах? 
Поспорю с аннотацией к книге «Тойота-Креста». Трилогия Михаила Тарковского – в большей степени геопоэтический роман, а не геополитический. Хотя и вопросы геополитики в нем тоже затрагиваются. (Достаточно вспомнить эмоциональное предложение сибирского мужика отрубить Восток от Запада “по Камень, и муха не гуди!”. И “по поводу Кудиу (как сказал москвич-путешественник, который не выговаривал «р» и «л»), тут пдобдематично...”) Но эти геополитические проблемы упоминаются в романе в связи с взаимоотношениями главных героев.
Кто и что на первом месте?
Во-первых, Маша и Женя, от имени которого написано в стихах:
 
Я живу в пустеющей Сибири 
И люблю Марию из Москвы.
 
Кстати, Женя, как сибиряк, тоже упрекает европейскую часть России:
 
– А мне кажется... – Женя задумался.
– Что тебе кажется? – спросила Маша каким-то совсем близким голосом.
– Мне кажется, что там, где ты живёшь, забыли, что у орла две головы.
 
Во-вторых, японские праворукие машины с интересными названиями.
“Да уж лучше, чем у ваших немцев, по номерам, и ещё пол-алфавита. А тут простые жизненные слова, только английскими буквами. «Тойота-комфорт», «мицубиси-мираж», «мазда-персона»... Есть, конечно, непонятные: «ниссан авто сандал». А есть, наоборот, совсем свои – «корона», «фамилия». Есть детские: «тойота-биби». Есть деловые: «хонда-партнёр», «ниссан-эксперт». На любую тему”.
 
Наконец, любимая река. Батюшка Енисей, с которым можно посоветоваться, когда находишься на жизненном распутье.
 
Роман Михаила Тарковского являет собой журнальную прозу. О, давно многими забытое явление! Для тех, кто не в теме, – маленький ликбез: журнальная проза не потому, что журналисты насочиняли, а потому что публиковалась она в литературном журнале. Первые две части романа «Тойота-Креста» выходили в журнале «Октябрь» (2007, 2009), а третья, законченная в 2011 году, – впервые опубликована в этом издании (Москва, 2016). Скажу то, что не всем понравится: напечатанная в “толстом” журнале, авторская проза и сейчас, в век интернетовских коммуникаций, даёт фору “самиздатовской”. Думаю, любители русской словесности меня поймут. И оценят. Нет, не меня, а журнальную прозу! 
Конечно, эта книга не для всех. Она не подойдет тем, кто привык скользить по сюжету, поскольку требует погружения в текст. Слова произведения настаиваются, выдерживаются, как хорошее вино, “добирают смысла”. Читатель, как дегустатор, пробует на вкус великорусские слова и сибирские словечки. И понимает образность их значений. Геопоэтика ищет адекватного способа отражения, и автор переходит с прозаического языка на поэтический, являя нам в своем романе стихотворения. Поэзия дополняет прозаический текст, как в «Докторе Живаго» Бориса Пастернака. И в поэзии раскрываются и характеры главных героев, и суть “двуглавости” России.
 
Спите, горы, дома и собаки, 
Я к утру разгоню пелену, 
Я подам предрассветные знаки, 
Что приму, пронесу и верну,
Всё верну... и полоску тумана, 
И двуглавую долю мою. 
Понимает язык Океана 
Только тот, кто стоит на краю.
 
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: российская проза, русская литература, роман, современная проза


2017-09-15



– Почему в Англии больше не колдуют?
– Вопрос неверен. Я, к примеру, вполне сносный  практикующий волшебник.
 
Верите ли вы в волшебство, магию? Если нет, то, прочитав книгу С. Кларк, подумаете: "Может, магия есть или была когда-то, настолько достоверно это описано в романе". Итак, Англия начала XIX века, эпоха Наполеоновских войн. В городе Йорке существует общество волшебников. Его участники – волшебники-джентльмены – своим колдовством никому не приносят вреда, как и пользы. Но недалеко от Йорка есть аббатство Хартфью, где живёт настоящий волшебник мистер Норрелл, книжник, у которого все шкафы заполнены фолиантами, и все – по магии! Он уже три раза перечитал свою библиотеку в три тысячи томов. Вот он-то точно знает, как делается колдовство, и считает себя практикующим волшебником. В чём мы убедимся и сами, продолжив чтение. Но вскоре мистер Норрелл узнаёт, что в Англии появился ещё один чародей – Джонатан Стрендж. Вскоре они знакомятся.
Мистер Норрел мечтает утаить магические знания, чтобы владеть им единолично, Джонатан Стрендж готов поделиться ими с каждым встречным. И всё-таки они принимают непростое решение: мистер Норрелл берёт в ученики Стренджа, чтобы вместе постараться возродить древнее магическое искусство. Так в романе появляется тема дружбы и вражды.
Более 800 страниц повествования наполнены персонажами, неожиданными поворотами, древними пророчествами и человеческими конфликтами.
Роман по-английски сдержан, учтив и полон иронии, одновременно грустный и трагический. В нём смесь реальных событий и чудесных. Кларк вплетает волшебство в ткань подлинной истории с её реальными героями, вроде Веллингтона или Байрона. Магия у автора печальна и зловеща: она соткана из дождя, снега и зеркал и описана с абсолютным реализмом. Есть прекрасные описания природы и быта: зелёные лужайки, экипажи, кукольные домики, вересковые пустоши.
Вы спросите, а где волшебство? Его в романе достаточно: ожившие статуи, дороги через зеркало, безумные пророки, заклинания, призрачные бальные залы и зловещий джентльмен с волосами, как пух на отцветшем чертополохе.
Язык романа стилизован под манеру письма авторов английской литературы XIX  века. Великое обилие многостраничных примечаний и ссылок на несуществующие труды по магии, вставные новеллы, достоверные и не очень, старинные и только что свершившиеся, красочные описания иных миров. Действительно начинаешь верить, что перед нами исторический рассказ о возрождении магии.
Но есть одно «но»: если хотите дочитать до конца, нужно набраться терпения. У меня, например, к последним страницам, оно уже начало истощаться. 
Роман С. Кларк, по сути, – литературная сказка о  магии, о жизни, о знании, созданная великолепным рассказчиком.
 
Галина Сержанова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, волшебство, магия


2017-09-14



Разлука для любви то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает ещё сильней.
 
Брэм Стокер известен нам, прежде всего, как автор романа о вампирах "Дракула". Но у него есть и другие романы, не менее интересные и романтические, например, такой, как "Врата жизни", впервые переведённый на русский язык.  Эту книгу можно смело поставить в один ряд с любовными романами Уилки Коллинза, сестёр Бронте и Джейн Остин. Так как роман написан в духе классики английской литературы, то читать его - одно удовольствие.
Это история любви, зёрна которой были заложены ещё в детстве, когда Стивен Норманн и Гарольд Эн-Вульф были детьми. Случилось так, что Стивен и Гарольд остались без матерей на попечении своих отцов, которые давно уже знали друг друга и были хорошими друзьями. Но когда Гарольд потерял ещё и отца и остался сиротой, отец Стивен взял мальчика к себе и воспитывал его наравне со своей дочерью, как своего сына. К тому времени Гарольду шёл пятнадцатый год (Стивен было около девяти), и юноша довольно уже преуспел и в учёбе, и в спортивных занятиях. Его родной отец успел хорошо позаботиться об образовании сына и воспитал в нём все те качества, что присущи настоящему мужчине, благородному и честному. "Скромность и доброта удачно сочетались в нём с решительностью и своеобразной отвагой".
Стивен же ни в чём не знала отказа, при всём своём очаровании, она росла своевольной, с детства проявляя властную натуру. "Постепенно она научилась захватывать максимально возможное пространство и устанавливать свои правила". Именно это и подвело её в будущем.
Тем не менее Гарольд был очарован ею, тщательно оберегал её и в глубине души по-своему любил и надеялся на большее, чем просто дружба. Однако судьба распорядилась по-другому.
Автор затронул в своём произведении тему равенства полов, именно на этой почве с подачи независимой и убеждённой в своей правоте Стивен произошла глупая размолвка между ней и Гарольдом. В силу своей молодости и неопытности Стивен совершила большую глупость, её излишняя самоуверенность сыграла с ней злую шутку. Она незаслуженно обидела самого дорогого для неё человека и не имела возможности попросить прощения...
Эта трогательная история любви, искупления вины, душевных мук и терзаний точно не оставит вас равнодушными. В этой истории присутствует всё, что делает её увлекательной, заставляет трепетать наши души, настраивает на сентиментальный лад и грусть.
Очень рекомендую всем любителям "Джейн Эйр", "Грозового перевала" и т.п. Классика английской литературы всегда на почётном месте!
 
Ольга Староверова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь


2017-09-13



Мужчина в возрасте около пятидесяти гордо катит по дорожкам парка коляску. Он молодой отец. Рядом идёт молодая жена. Она улыбается, кивает, соглашаясь с каждым словом мужа. Вторая молодость или вторая жизнь? Бывшая жена, дочь или сын-подросток. Имеют ли они право на вторую жизнь?
 
Имя писательницы Маши Трауб хорошо известно российским читателям. Она пользуется большим успехом, её книги ждут, читают и обсуждают. Так бывает, когда писатель совершенно искренен со своими читателями, и истории, им придуманные (или непридуманные) правдивы, а ситуации узнаваемы. Но, думаю, даже для тех, кто является постоянным читателем произведений Маши Трауб, её новая книга покажется необычной. Может быть, более жёсткой, чем всегда; картины из жизни более реалистичными или, скорее, натуралистичными. И события печальные, и жизнь тяжёлая, и финал – увы!... И, может быть, это один из немногих писательских опытов, когда героине как-то совсем не хочется сочувствовать. Но при всём том, что я уже написала о книге, вы, начав читать «Вторую жизнь» обязательно дочитаете её до конца – я уверена!  А читая её, всё время будете думать и сравнивать мысли, поведение и поступки героини со своими собственными. И задавать себе вопросы: «А как бы я поступила? А не так ли я себя веду в той или иной ситуации?»
Сюжет книги будет понятен любой женщине: дом, семья, брак, дети, развод… Сколько женщин переживают такие жизненные ситуации и по-разному выходят из них – кто-то с печалями и потерями, а кто-то с радостью, начиная новую жизнь. А бывает ли вторая жизнь после того, как близкие люди, прожившие вместе долгую жизнь, расстались? Есть ли силы и желание начать всё с начала? Именно об этом и размышляет вместе с нами автор. Книга начинается с того, как главная героиня Лиза рассказывает своей подруге о том, в каком болезненном состоянии она оказалась после развода с мужем. Читая это, невозможно не посочувствовать героине и не пожалеть её. Но далее идёт рассказ о жизни Лизы, начиная с детства, и сочувствие с каждой страницей как-то тает и тает… 
 
Валерия Базлова

Ярлыки: российская проза, современная проза


2017-09-12



Компрачикосы подвергали обработке детей так же, как китайцы обрабатывают дерево... Они вытравляли природные черты ребенка, как спарывают метку с украденного носового платка.
(Виктор Гюго «Человек, который смеётся»)
 
Книга имеет возрастной ценз: 18 +
 
Наверное, начать надо с пояснения. «Мизерере» – шедевр вокальной музыки, сочиненный Григорио Аллегри в первой половине XVII века. Исполняемый детскими голосами, «Мизерере» дарует ощущение небесной чистоты.
Но и эта чистота в романе Ж.-К. Гранже оказывается не без пятна. Удивительное дело, гремучая смесь из нацистских преступлений, пыток политзаключенных военной хунтой, извращений садомазохистов, бесчеловечных опытов сектантов и, конечно, серии жестоких убийств оказывается вполне читабельной. Я убедился в этом еще на стадии заполнения книжного формуляра: читателей до меня было много. И мне нет необходимости убеждать кого-либо читать этот роман. Он и так популярен.
Почему? 
Наверное, потому, что здесь не так, как обычно в триллере. Здесь не серийный маньяк-убийца и герой-следователь соревнуются друг с другом на фоне эпатирующей мерзости, которая может вызвать лишь сожаление о потерянном времени и желание помыться. Здесь под видом частных мерзопакостей нарисована цельная картина современного мира, который сошел с ума.
Полицейские могут быть такими же преступниками. Жертвы преступления – такими же, как и преступники. Демократические режимы – такими же преступными, как и фашистские. Дети – такими же, как преступные взрослые. Священники – подверженными тем же грехам, что и преступные грешники...
 
«– Самое печальное, – заключил Бокобза, – не то, что нацизм существовал, что он поразил целый народ и из-за него погибли миллионы людей. И даже не то, что эта гнусность существует и поныне по всей планете. По правде говоря, самое печальное то, что нацист живет в каждом из нас. Без исключения».
 
Итак, современный человек потерял нравственные ориентиры. И сам потерялся. Почти апокалипсическая картина. Оттого и «Мизерере» тоже запятнан преступлениями...
Наверное, следствие по этому делу никто иной и не мог бы вести, кроме как отставной с «черным» африканским прошлым и отстраненный с перманентной наркотической ломкой полицейские, не имеющие никаких полномочий для расследования. Кто-то ведь должен был получить очищение, прощение старых грехов. Потому что «Miserere» – это еще и покаянный псалом Давида. 
Miserere... Помилуй меня, Боже...
Конечно, Гранже не умалчивает о шокирующих подробностях. Иначе эта была бы сказочка о волшебном голосе Джельсомино, а не детективное повествование с элементами триллера и боевика, имеющее возрастной ценз 18+. Но подробности не смакуются, а преподносятся в динамике сюжета или как репортажная зарисовка.
Книга держит читателя в напряжении. А что еще нужно для любителей остросюжетного детектива?
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: детектив, зарубежная литература, триллер, фильм


2017-09-09



«Мы сотканы из капелек дождя,
кристально чистых облачных слезинок,
но обрастаем тоннами пылинок, 
что разбросала матушка Земля…»
С. Стрельченко
 
Не являюсь поклонницей романов о любви, поэтому книги современного американского автора Чарльза Мартина открыла для себя случайно, но его писательский талант и обаяние покорил меня, «как и женщин многих стран мира» (из аннотации). Естественно, теперь прочитала все его романы, которые есть в нашей библиотеке. 
Герой романа – Чарли Финн, осторожный и осмотрительный в привязанностях и сильных чувствах, отправляется в экзотическую Центральную Америку, чтобы разыскать сбежавшего из дома сына своего друга. А перед этим было многое: жизнь шестнадцатилетнего подростка, учеба в Гарварде, бизнес, любовь, наркотики и грязные деньги. Сюжет, как и во всех книга Мартина, интересный и увлекательный, чтение захватывает, хотя некоторые моменты легко предугадать.
Итак, волею судьбы Чарли оказывается в Никарагуа. И именно здесь происходит его очищение и второе рождение. Его покоряет простой народ этой страны, и приходит понимание, что самые большие деньги не заменят надежду и доброту. И заброшенный колодец (Чарли берется очистить его), наполненный когда-то водой со вкусом манго, имеет, наверное, и переносное значение. Это его жизнь до этой поездки, когда он сеял вокруг себя одно зло, жизнь пустая и никчемная, такая же захламленная, как мусор и камни, скопившиеся в колодце за десять лет.
И здесь Чарли встречает свою настоящую любовь – идеальную женщину, очень красивую и самоотверженную. Может - для жизненности романа - не стоило так приукрашивать героиню. Но таково авторское решение в изображении женского образа.
Покоряет описание простой жизни крестьян Никарагуа, улыбки жителей, красивые пейзажи, а уж о кофе со вкусом манго, который растет на склоне бездействующего вулкана, и говорить не приходится. Можно только вообразить, как тает во рту этот восхитительный напиток, подумать с оттенком грусти, что так и не удастся его попробовать в жизни.
«Колодец с живой водой» - все-таки любовный роман, но написан на хорошем уровне. Романтическая, грустная и захватывающая история, с немного сказочным окончанием. Хотелось бы сказать об оформлении книги. У этой, как и у других книг Чарльза Мартина, вышедших в издательстве «Э», красочная серийная обложка, есть ленточка-закладка (ляссе).
 
Галина Сержанова

Ярлыки: зарубежная литература, любовь, роман, современная проза


2017-09-07



Жизнь, как река - прихотлива и изменчива. Мы не можем предугадать ее повороты
(Олег Рой. Искупление)
 
"Записки уцелевшего" - это книга воспоминаний потомка старинного княжеского рода.
"Я принадлежу к одному из самых знатных и старинных княжеских родов, многочисленные представители которого верой и правдой служили России в течение шести веков", - пишет о себе автор.
Речь идет о Голицыных. Мать же Сергея Голицына была из рода Лопухиных.
Жанр книги - документальная семейная сага, где писатель рассказывает о жизни своей многочисленной родни. Быт дореволюционной Москвы и провинции, первых послереволюционных лет, НЭПа, тридцатых годов - все есть на страницах "Записок уцелевшего".
Действительно, уцелевшего, потому что 1917 год стал роковым для подавляющего большинства представителей дворянского сословия, перевел их в категорию "бывших". И уцелеть в СССР удалось не многим из них.
Дед автора книги в свое время был московским городским головой и оставил о себе добрую память самоотверженной службой на этом поприще. Он уговаривал, например, богатых купцов жертвовать деньги на приюты и богадельни; при нем были построены основные корпуса ряда клиник; замощено много улиц...
Честно служил и отец писателя. Но после 1917 года новыми властями эти факты во внимание не принимались. Одним словом - "бывшие"...
1918 год. Голод. "Хлеб подавался у нас маленькими кусочками, и то с мякиной", - пишет С. Голицын. И котлеты из картофельных очисток...
А в деревнях у крестьян продотряды отбирали хлеб. И карательные отряды без суда и следствия расстреливали недовольных произволом.
"Бывшие" жили в постоянном страхе. В любой момент их могли арестовать, выселить. Семья Голицыных переезжала с места на место множество раз. Но не падали духом, пытаясь выжить. Мать автора "Записок", урожденная княгиня Лопухина, освоила, например, сапожное ремесло.
Кто-то жил распродажей уцелевших антикварных вещей, кто-то преподавал иностранные языки. Князья Львовы занялись изготовлением фаянсовой посуды и успешно ее продавали. А Елена Шереметева разносила пирожки. Брат писателя - Владимир - стал художником-иллюстратором...
Очень трудно приходилось детям "бывших" получать образование: при зачислении в учебные заведения в первые годы советской власти решающим фактором стало социальное происхождение. Более того, часто проводились "чистки", и студента, несмотря на хорошую успеваемость, могли отчислить за сомнительное, с точки зрения "чистящих", происхождение. Такое произошло, например, с сестрой писателя.
А знаете ли вы, кто такие "лишенцы"? Это те, кого лишили избирательного права. "Лишенцу" невозможно было устроиться на работу, ему не полагались продовольственные карточки.
"Записки" следует читать вдумчиво, не торопясь, потому что здесь представлен огромнейший материал, разнопланово воссоздающий прошлое. Книга С. Голицына - настоящий подарок тем, кому интересна наша история.
 
Светлана Титова

Ярлыки: воспоминания, историческая литература, мемуары, семейные истории, семья


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012