Гузель Яхина "Дети мои"
"Мама тебя любит, а ты ее бесишь!"
Анна Малышева «Пассажир без багажа»
Юрий Поляков «Весёлая жизнь, или Секс в СССР»
Елена Коровина "Знаем ли мы свои любимые сказки?"
Татьяна Георгиева «Русская повседневная культура XVIII века»

Поиск:

2021-02-02 12:00



Где мало слов, там вес они имеют
Шекспир
 
 
А вот и новый путеводитель по книжному морю от известной критикессы. Те, кто ориентируется в интернетовских морях, читали многие из помещенных в данную книгу рецензий на портале «Медуза» (Meduza). Я на глазок прикинула, что здесь обзоры примерно на двести книг. И две трети из них имеются в нашей библиотеке. Потому что они примерно годичной и двухлетней давности выпуска.
Галина Юзефович – тот критик, с мнением которого считаются, на него же ориентируются. Ее рецензии точны, глубоки, хоть и невелики по объему. Это вам не монументальные, суховатые труды, которыми пугают в школьные годы.
Безусловно, мнение ее субъективно, хотя она и пытается быть максимально беспристрастной. Но при той увлеченности, почти страстности, с которой она пишет о прочитанной литературе, сложно сохранять отстраненность. Вот если вам повезет совпасть во мнении с госпожой Юзефович, то вы будете счастливейшим из читателей! А все потому, что приобретете в ее лице отличного лоцмана, который проведет вас сложными путями по литературному океану.
«Таинственная карта» - прекрасный справочник, краеугольный камень, который поможет читателю составить свой собственный список «самых-самых» новых и свежих книг «на почитать».
В предыдущей книге Юзефович как раз и сетовала на эти пресловутые списки, заполонившие интернет. А пред-предыдущая была как бы первым томом. «Удивительные приключения рыбы-лоцмана». Помните?
А тут вам умный и в то же время понятный разбор последней книги Пелевина, к примеру. Если вы сами не читали, можете запомнить пару фраз и блеснуть остроумием и широтой кругозора в подходящей компании.
Предположим, мне такой справочник необходим для работы! Я просто не успеваю читать все. Да и некоторых книг нет в открытом доступе. Хоть общее представление иметь о новинках.
Широта охвата у критикессы велика! Тут и детектив, и фантастика, и современная проза, российская и зарубежная, и научно-популярные издания на разнообразные темы. По-прежнему отсутствуют рецензии на совсем уж простенькую развлекательную литературу, по понятным причинам.
Многие могут спросить, а зачем тратиться на книгу, если можно пробежаться в поисках рецензий той же Юзефович в интернете и все узнать? 
Отвечаю. Потому что в ее книге есть определенная структура. Книги, то есть рецензии на них разбиты по жанрам и направлениям. Ведь человек, желая почитать «что-нибудь этакое», часто и сам не знает, что ему хочется. А тут заглянул в навигацию – а пожалуй, хочу премиальную книгу! Кто там у нас есть? Моррисон? Сальников? Янагихара? Прочтешь и, быть может, передумаешь тратить время и деньги на то, что заставит тебя болеть неделю. Или наоборот, поймешь, что подаренная год назад (и не прочитанная) книга, оказывается, то что доктор прописал!
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: книги, литературоведение, чтение


2020-11-28 16:00



«Когда на свет появляется истинный гений, то узнать его можно хотя бы потому, что все тупоголовые объединяются в борьбе против него».
 Джонатан Свифт 
 
Много лет назад я впервые прочитала материалы по расследованию смерти Сергея Есенина с выдвинутой версией о его убийстве.  Материал был изложен достаточно убедительно, и, признаюсь, все эти годы я живу с твёрдым убеждением, что Сергей Александрович не сам на себя руки наложил. Скажу сразу, я отношусь к тому типу людей, которые верят даже в самые желанные или наоборот невозможные версии только в том случае, когда есть веские доказательства. Книга, которую я хочу вам представить, достаточно убедительно доказывает высказанную версию. Да, убийство. Так я определила для себя. Ну а вы, уважаемые читатели, решите сами, верить или не верить автору, прочитав книгу «Есенин. Казнь после убийства».
Напомню ещё, что многосерийный и довольно скандальный  из-за трактовки образа главного героя фильм «Есенин» (2005 г.), в котором главную роль исполняет Сергей Безруков, тоже представил нам уход из жизни поэта как убийство.
Но вернёмся к нашему изданию. Естественно, возможность узнать правду о гибели Сергея Есенина появилась только в 90-е годы прошлого столетия, когда впервые у исследователей появилась возможность заглянуть в архивно-документальные источники секретных фондов ВЧК – ГПУ – НКВД – МВД. Одним из таких исследователей был писатель и литературовед Виктор Кузнецов, выпустивший в 1998 году в московском издательстве «Современник» книгу «Тайна гибели Есенина». Издание 2005 года, которое я сегодня представляю, сообщает нам новые факты и аргументы, убедительно доказывающие убийство поэта. В книге приводятся ссылки на неизвестные и редкие архивные данные, прилагаются уникальные фотографии и воспоминания современников.  В прах рассыпаются версии, знакомые нам ещё со школьной скамьи. По-новому предстаёт облик поэта, которого представляли нам как психически неадекватного в последние годы своей жизни и «по пьянке» наложившего на себя руки. Срываются маски с тех, кто прикидывался друзьями Есенина. Объясняется, какое отношение к «делу» Есенина имело ГПУ и его агенты. И, наконец, объясняется посмертная травля поэта под названием «Есенинщина».
Думаю, читателю будет интересно узнать, что Сергей Александрович никогда не жил в гостинице «Англетер», где – как нам всегда преподносилось – якобы и наложил на себя руки. Последнее стихотворение Есенина «До свиданья, друг мой, до свиданья….», которое всегда трактовалось как предсмертная записка поэта, написано совсем не перед уходом из жизни да и посвящено другому человеку. Под большое сомнение ставит автор книги и хорошо известный факт о самоубийстве Галины Бениславской на могиле поэта ровно через год после его трагической гибели. Сама ли застрелилась? Или узнала что-то такое из «секретной конторы», о чём могла проговориться, и её убрали, подсунув нам мелодраматический финал? Не знаю, как вам, а мне всегда казалось странным, что это якобы самоубийство Бениславской  произошло только через год после смерти поэта. Если уж так любила, чего ждала? Почему отчаяние не подтолкнуло её на этот шаг ещё раньше? 
Не буду перечислять вам все факты, опровержения и доказательства, приведённые в книге. Повторюсь, мне они показались убедительными. А вы сделаете свои выводы. В любом случае остаётся сожаление, что так рано из жизни ушёл гениальный русский поэт. То, что ушёл не по своей воле, добавляет ещё больше горечи.
 
Валерия Базлова

Ярлыки: литературоведение, отраслевая литература


2020-10-15 17:00



«Мне есть что спеть, представ  перед Всевышним,
Мне есть чем  оправдаться перед Ним…»
В.Высоцкий
 
В июле 2020 года исполнилось 40 лет со дня смерти Владимира Семёновича Высоцкого. Человека, без которого невозможно представить себе юность, молодость нашего поколения. Когда каждая гитара во дворе пела песни Высоцкого. Когда с любой круглой кассеты магнитофона звучали его песни. Когда смеялись под шутливыми музыкальными песенками-картинками и грустили под песню-реквием «На братских могилах….» Учились у него, как выбирать друзей и любить. Не было в продаже сборников стихов и пластинок Высоцкого. (Да их просто не было!) А мы знали его. Пели, цитировали. Сначала увлекаясь его музыкально-поэтическим творчеством. Потом узнавая Высоцкого-актёра. Те, кто жил в Москве, имел возможность попасть в театр на Таганку. Нам, в провинции, повезло меньше. Изредка его увидеть можно было в кино. Иногда на концерте, когда Высоцкий ездил со своими выступлениями по городам. Я - счастливый человек, мне довелось на таком концерте побывать.  Понимала ли я, что вижу и слышу неординарного человека, «человека эпохи», как сейчас говорят? Думаю, нет. Просто наслаждалась выступлением любимого артиста. А понимали ли современники Пушкина, Бродского, Рубцова, что рядом с ними гениальный человек? Это ведь потом уже появятся восторженные строки: «Я видел Пушкина!», «Я слушал Бродского!», «Я дружил с Рубцовым!» … 
Книга, которую я представляю, написана для людей разных поколений. Для нашего поколения – для тех, кто слушал, пел, любил и помнит. Для тех, у кого Высоцкий – это далёкое прошлое - может быть, непонятное или ещё непонятое. Ведь после смерти Владимира Семёновича выросло и возмужало уже не одно поколение людей, для которых этот поэт, бард, артист – легенда из ХХ века. В любом случае, думаю, каждому, взявшему в руки книгу Владимира Новикова, будет любопытно в неё заглянуть.
Книга написана в серии «ЖЗЛ» и выдержала уже шесть переизданий, что явно говорит  о читательском интересе как к личности самого В. С.Высоцкого, так и к собранному материалу. Автор книги – доктор филологических наук, профессор МГУ, академик Академии русской современной словесности Владимир Иванович Новиков. Ещё до выхода этой книги у него были написаны литературоведческие статьи о творчестве Высоцкого. Хотелось большего – издать книгу о человеке-легенде именно в серии «ЖЗЛ» и написать её, достоверную и документальную, не скучным языком, а максимально приближенной к речевой культуре самого Высоцкого. «…Свою книгу я рассматриваю как роман, написанный в соавторстве с героем, - говорит В.И.Новиков. – Хотелось, чтобы его неповторимый голос звучал не только в цитатах из песен и стихов, но и в самом тоне повествования. Стиль книги вобрал в себя речевые приёмы Высоцкого, интонацию его устных выступлений перед аудиторией». Именно этот художественный приём делает чтение книги необычным. Читая её, невольно слышишь голос самого Высоцкого и представляешь, как бы он сам рассказывал о своей жизни. Скажу сразу, не все читатели однозначно оценили писательскую манеру Владимира Ивановича. У книги есть как восторженные читатели, так и противники, обвинившие Новикова в приписывании Высоцкому собственных мыслей и выводов автора. Думаю, каждый, прочитавший эту книгу, определится с оценкой данного труда. Несомненные плюсы издания в том, что книга В.И.Новикова «Высоцкий» издана в достойной и уважаемой серии «Жизнь замечательных людей», содержит богатый биографический материал и список основных дат жизни и творчества В.С.Высоцкого.
 
Валерия Базлова

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, литературоведение, серия


2020-08-29 11:00



Сказка - ложь, да в ней  намек...
 А.С. Пушкин
 
Сказки, которые мы слушали в детстве, закладывают программу на всю жизнь. Они помогают научиться различать добро и зло, учат нас взаимопомощи и борьбе за справедливость. Наши древние предки, предвидя темные времена, заложили в сказки важные знания об устройстве мира, о законах космоса. Мы все читали сказки. Что мы  о них знаем? Сюжет, содержание, имена и поступки героев  - то, что на поверхности. А глубинный смысл, мудрость, символы, намеки, предостережения? Книги Е. Коровиной позволяют взглянуть на сказки, знакомые с детства, под другим углом зрения. Автор делает попытку расшифровать те сакральные знания, которые заложены в знакомые нам сказки народные и авторские. А так же  Е. Коровина обращает наше внимание на то, что у разных народов похожие сказки. А это значит, что предки у нас были одни. И как бы ни пытались нас разделить языками, границами, человечество остается едино. Именно сказка дает понимание этого единства. Разумеется, эти книги не претендуют на научность. Это видение автора и результат ее работы. Объем собранного и проанализированного материала впечатляет. Ну и, конечно, очень интересная интерпретация.
Вот, например, самая простая сказка "Колобок". Что в ней может быть сакрального? Многие видят смыл этой истории в том, чтобы слушаться  взрослых, не убегать далеко, иначе попадешь в беду. Е.Коровина называет эту сказку одной из самых древних, пра - сказкой космического масштаба. Дед и Баба - наши прародители, хранителями рода человеческого, мудрые Боги. Колобок - коло, круг, поворот круга. Да не  простой, а солнечный, небесный. Солнце - хранитель жизни на земле, обходит мир колесом . В конце декабря начинается поворот солнышка с зимы на весну, новый коло-ворот. Трудно ему преодолевать барьер холода и темноты. Вот и лепили люди символы солнца - колобки, блины, лепешки, пекли на огне (стихия солнца). И праздник был Коляда - круглый младенец, молодое солнце. Помогали люди солнцу перейти на путь света и тепла. И в сказке Дед и Баба не стали держать Колобка, когда он покатился в свой путь. Встретил Колобок зайца, волка, медведя (зима, весна, лето). А осенью (рыжая лиса) пропел Колобок песенку в последний раз. Наступили времена зимней  темноты и холода. Придет время, слепят Дед и Баба новый Колобок. Вот так в крошечной сказке уместился огромный космический смысл, связывающий нас с ведической культурой.
Елена Коровина утверждает, что любовь Золушки и принца - вполне реальная история. И случилась она в Париже 320 лет назад.  И история Белоснежки произошла в реальности в середине 16 века в Германии. Изучая историю сказок автор откопала и приводит доказательства того, что сказку "Конек - Горбунок" написал вовсе не П. Ершов. А кто? Почитайте, - узнаете. Там еще много чего интересного. Книга издана в двух томах. Причем, второй том помогали писать читатели. Оба тома вы найдете в нашей библиотеке, в отделе отраслевой литературы.
 
Светлана Морозова

Ярлыки: литературоведение, сказка


2020-07-15 12:23



« Я знал любовь, но не знавал надежды,
Страдал один, в безмолвии любил…»
А.С.Пушкин
 
Эта книга написана известным писателем, автором более 25 книг,  Ларисой Васильевой довольно давно. Но в канун дня рождения Пушкина она вспомнилась мне, и я решила её вам представить. Не думаю, что многие о ней знают или читали. Даже любители-пушкинисты. А книга-то очень любопытная. Помню, в своё время она меня, перечитавшую массу книг об Александре Сергеевиче, удивила предложенной версией. Но обо всём по порядку. Итак, книга «Жена и муза» посвящена Пушкину и его, как называют пушкинисты, «утаённой любви».  Ошибается тот, кто решит, что это очередная книга  о Наталье Николаевне Гончаровой. И хоть книга называется «Жена и муза», и на обложке портрет очень красивой молодой женщины, сразу скажу: жена - да не его. А вот муза действительно Пушкина. Об этом нам и поведала в своей книге Лариса Васильева.
Но сначала несколько слов от себя. Когда, шутя,  в альбом девицам Ушаковым Александр Сергеевич вписывал свой донжуанский список, он и представить себе не мог, что оставит в наследство литературоведам и почитателям своего таланта такую «головную боль». Уж очень хотелось всем узнать, в кого из дам был влюблён – шутя или серьёзно – великий поэт. Со временем разгадали все имена. Кроме одного. Он назвал её NN.  И в течение уже почти двух столетий пушкинисты предлагают разные версии «утаённой любви» Пушкина. Я в своё время прочитала немало и научных статей, и художественных публикаций на эту тему, но тень сомнения всегда оставалась, кого бы ни предлагали авторы: Наталью Кочубей, Екатерину Бакунину, Марию Волконскую и прочих. Все эти по-своему милые девушки, уж простите, казались мне мелковатыми для тайной, долгой и возвышенной любви, прошедшей с поэтом почти всю его жизнь. Да и ряд стихов, якобы посвящённых  Анне Керн, Елизавете Воронцовой и даже Наталье Гончаровой казались мне «искусственно пришпиленными» к адресатам. А потом мне в руки легла книга Ларисы Васильевой «Жена и муза» - и всё встало на свои места. Да, в жизни Пушкина было много увлечений, романов и интрижек, была настоящая «земная любовь» к Наталье Николаевне, подарившей поэту семейное простое домашнее счастье. Но была и ОНА. Муза, мечта, возвышенная любовь. Женщина, которую по вполне объяснимым причинам Александр Сергеевич не мог назвать ни в донжуанском списке, ни в стихах, ей посвящённых. Впервые это имя сообщил нашему автору, Ларисе Васильевой, Семён Степанович Гейченко. И было это ещё в 1967 году. Вот как сама Лариса Николаевна об этом рассказывает:
«Я сказала ему, что ищу, не могу определить небесную возлюбленную, Беатриче Пушкина. У такого поэта не могло не быть ЕЁ.
- А чего искать, - небрежно, хотя понимая, что со мной будет через секунду, сказал Семён Степанович, - известно. Он всю жизнь любил Елизавету Алексеевну. Это тебе не Беатриче, флорентийская горожанка. Императрица!
- Елизавета Алексеевна? Жена Александра I?
Всё мгновенно встало на свои места. Конечно! Пушкин с его гигантскими амбициями! Полюбить, так королеву!
- Вы говорите, известно. Кому известно? Советские пушкинисты…
- Советские пушкинисты, моя дорогая, на государственной службе. Кто им позволит развивать эту тему: наш народный поэт, вольнолюбивый патриот не мог любить представительницу… сама понимаешь.
- А до революции?
- Там была своя цензура. Отношения Пушкин-Романовы запутаны и темны…»
Вот так Лариса Васильева узнала тайну «утаённой любви» Пушкина. Ждала, что Гейченко сам напишет об этом. Но… он так и не собрался. Видимо, у него на то были свои причины.  Книга Ларисы Васильевой «Жена и муза» вышла уже после смерти С.С.Гейченко в 1999 году.
Больше половины этой книги составляют рассказ о самой принцессе Элизе из Баден-Дурлахского дома в Карлсруэ, будущей императрице Елизавете Алексеевне и её письма  к матери, маркграфине Баденской. В 14 лет она девочкой-подростком была привезена в Россию в качестве невесты для любимого внука Екатерины II Александра, вошла в придворный мир и прожила свою печальную жизнь. Может быть, вам покажется скучным читать все письма Елизаветы Алексеевны. Но даже если вы прочтёте несколько из них, вы почувствуете, что не только красота этой женщины привлекала к ней людей и нашего великого поэта.  Я же, читая их, вспоминала другую женщину, Наталью Николаевну, о которой Пушкин сказал: «Душу твою я люблю ещё более твоего лица…»  Видимо, образ, созданный в воображении ещё совсем юного мальчика-поэта, стал эталоном женской прелести и красоты на всю его жизнь.
 
Валерия Базлова
 

Ярлыки: русская литература, литературоведение


2020-01-09 09:05



Поэтесса Ахматова и актриса Раневская - символы эпохи, которые не нуждаются в определениях на уровне "талантливые", "гениальные" и т.п. Просто в отношении их следует писать так: Актриса, Поэтесса.
Они искренне дружили, и иронические усмешки по поводу женской дружбы здесь не уместны. А ведь и Ахматова, и Раневская трудно сходились с людьми...
Они казались очень разными - чопорная Анна Ахматова и разбитная Фаина Раневская. Но было нечто, их роднящее. Например, период детства той и другой.
И Ахматова, и Раневская выросли в состоятельных семьях, не знали нужды, что вовсе не значит, что их детство было счастливым.
Ребенку необходимо постоянно чувствовать любовь близких, знать, что он очень дорог им. Ни у Анны Ахматовой, ни у Фаины Раневской этого не было. Не здесь ли одна из точек сближения Поэтессы и Актрисы?
Детство - фундамент всей последующей жизни человека, и умение (или неумение) строить отношения с окружающими - тоже из детства. А Раневская и Ахматова были одиноки...
Для Фаины Раневской самыми близкими стали актриса Павла Вульф и ее дочь; у Анны Ахматовой было несколько мужей и сын - Лев Гумилев, но не получилось семейного счастья. Глубокой ее личной трагедией стало то, что Ахматова не смогла найти общий язык с сыном, и они в конечном итоге стали чужими друг другу людьми.
Книга Веры Брем интересна и тем, что автор рассказывает о дружбе героинь своего повествования на фоне особенностей эпохи (а иначе и не получится).
Одна из глав называется "Ташкент". Речь в ней идет об этом городе в годы Великой Отечественной войны, когда Ташкент принял огромное количество эвакуированных, среди которых были и Ахматова, и Раневская.
"Долгие стояния в очередях за хлебом, керосином или чем-то еще, хождения пешком в любую погоду на большие расстояния..., поиски топлива..., тяжелые бытовые условия - вот что такое эвакуация", - пишет автор.
Так жило подавляющее большинство, и героини книги Веры Брем не стали исключением. Раневская вспоминала, что впервые придя в Ташкент к Ахматовой, застала ее сидящей в холодной комнате со следами сырости на стенах... Именно дружба, взаимовыручка во многом помогли выстоять этим удивительным женщинам в нечеловеческих условиях.
Раневская пережила Ахматову на 18 лет, и когда у нее спрашивали, почему же она не пишет книгу о своей подруге, отвечала: "Я не пишу об Ахматовой, потому что очень ее люблю".
Действительно, о тех, кого искренне любишь, писать очень трудно: чувства мешают автору быть беспристрастным.
Актриса и Поэтесса... Разные внешне, но души - родственные. Такое складывается впечатление по прочтении книги. Впрочем, читатели сами сделают выводы. Замечу также, что издание интересно и представленными на его страницах описаниями эпохи, великой и трагической.
 
Светлана Титова

Ярлыки: литературоведение, отраслевая литература


2019-12-12 17:27



Ты б гудел, как трехтрубный крейсер,
в нашем общем многоголосье,
но они тебя доконали,
эти лили и эти оси 
(Ярослав Смеляков)
 
Лиля Брик...  Кто она? Единственная муза поэта или нечто совсем иное? Женщина, не считавшаяся с моральными устоями общества, сводившая с ума мужчин, бесспорно, сыграла огромную роль в судьбе поэта. И на этот счет существуют разные мнения: кто-то считает ее путеводной звездой, "Беатриче" Маяковского, но кто-то видит в ней злого гения, человека, подтолкнувшего поэта к роковому выстрелу. Автор этой книги, например.
Лиля Юрьевна Брик (Каган) родилась в 1891 году, ее муж - Осип Максимович Брик, выпускник юридического факультета Московского университета - в 1888-м.
Брики вели светский образ жизни богатых интеллектуалов. Их квартира в Петрограде на улице Жуковского была настоящим литературным салоном, куда однажды и пришел Владимир Маяковский - поэт-футурист. К футуристам, кстати, Брики относились тогда негативно. Но прочитанное поэтом "Облако в штанах" произвело фурор. "Маяковский - величайший поэт, даже если ничего больше не напишет", - такой вывод сделал Осип Брик.
А у Владимира Маяковского бурно развивался роман с хозяйкой салона - Лилией Юрьевной. И вскоре возник скандальный "брак втроем"... Любовные отношения продолжались до 1923 года, но Брики оставались в жизни Маяковского до конца его дней.
Почему же он не смог порвать с ними, оставаясь, между прочим, для Бриков и источником материального благосостояния? В книге приводятся примеры, что когда поэт уезжал в заграничные командировки, ему постоянно следовали напоминания Лили "купить то "автомобильчик", то еще что-нибудь "по мелочи", летят просьбы (снова и снова!) прислать денег".
Маяковский неоднократно пытался уйти от назойливой "опеки" Бриков, устроить свою личную жизнь, но "друзья" были бдительны. В. Дядичев считает, что именно Лиля Юрьевна сделала поэта одиноким, разрушив его отношения с другими женщинами, которых он любил. Интриговать "Беатриче" умела! Автор книги подчеркивает, что эта маленькая женщина "обладала необычайно властным характером, которому на протяжении ее долгой жизни подчинялись практически все".
Дядичев приводит точку зрения одного из исследователей творчества Маяковского, который считает, что не только Осип Максимович Брик был сотрудником ВЧК-ГПУ, но и Лиля Юрьевна тоже. Впрочем, она и сама откровенно признавалась, что вместе с мужем "выведывала настроения писателей у нас в стране и за рубежом". Столь же откровенно Лиля говорила о своем желании остаться в литературе единственной "Беатриче" Маяковского. И это ей почти удалось.
Почти, потому что не все исследователи так считают. Владимир Дядичев, например, трактует образ Лили в другом ракурсе: она была, по его мнению, самовлюбленной хищницей, подтолкнувшей поэта к гибели. Но, повторяю, существуют и другие точки зрения, и загадка этой женщины до сих пор не разгадана.
 
Светлана Титова 

Ярлыки: биография, ХХ век, литературоведение, русская литература


2019-11-27 15:00



«Все мы храбримся друг перед другом и забываем, что все мы, если мы только не любим, - жалки, прежалки. Но мы так храбримся и прикидываемся злыми и самоуверенными, что сами попадаемся на это и принимаем больных цыплят за страшных львов…» 
(Из письма Льва Толстого В.Г.Черткову)
 
Находясь под впечатлением от посещения этим летом усадьбы Ясная поляна, я очень захотела прочитать книгу Павла Басинского «Бегство из рая», о которой рассказывала экскурсовод. Уж очень неоднозначным был тайный побег восьмидесятидвухлетнего писателя графа Льва Николаевича Толстого ночью из собственного дома. Книгу взяла, но прочитать ее всё не доходили руки. И вот дошли! 
Хочу предупредить, что полноценный читательский отзыв писать не хочу и не буду: не хватит ни ума, ни таланта. Скажу: мне понравилось. Читаешь, как будто смотришь сериал по реальным событиям одной семьи. 
Книгу можно рекомендовать как увлекательный семейный роман, написанный с большим уважением к Толстому, его семье, его творчеству и его весьма непростому характеру. Понятно, что с обычными житейскими мерками нельзя подходить к гению, но поражает противоречивость натуры Льва Николаевича, который, идя по пути непротивления и любви, заставлял страдать самых близких ему людей. Одна женщина написала, что ни за что бы не вышла замуж за Толстого, а за Софью Андреевну - со всем удовольствием! Как-то не очень у меня получается быть объективной к этой истории. В центре событий острый конфликт отношений между Львом Николаевичем и его женой. Читателю все время приходится выбирать, на чью сторону встать, и я металась по ходу чтения от одного к другому. Софью Андреевну жалко до невозможности. Она полвека прожила с Толстым, родила 13 детей, похоронила 5, а потом еще и Машу, шестую, с которой у нее были сложные отношения. Она была верным другом и соратницей мужу, одна (!) занималась денежными делами своего огромного семейства и одна отвечала за благоустройство их жизни в Ясной поляне, занималась переводом и перепиской книг мужа-гения, сейчас бы сказали, была его литературным агентом. И как после всего этого можно было скрываться, бояться быть настигнутым и не желать видеть до последней минуты женщину, с которой преодолел столько трудностей, горя и радости! В итоге от нее отвернулся весь "читающий" мир, поверивший, что это она виновата в уходе Толстого. И с психикой у нее неладно, и скандалами и припадками ревности она его замучила, дети от нее отвернулись, не все, но тем не менее. Как у нее сил на все это хватило? Бедная женщина! 
 
Наталия Ваганова

Ярлыки: биография, классика, литературоведение, русская литература


2019-05-21 15:25



Воображаемые люди такие хорошие собеседники!
Стивен Кинг
 
Книга из библиотеки ЛитРес
 
Люблю литературоведческие книги. От этой я ожидала непредвзятого взгляда со стороны. Вы же понимаете, что американка турецкой национальности совсем по-другому прочитала и "Анну Каренину", и рассказы Бунина. 
Безусловно, взгляд совсем другой. Но и все построение книги оказалось весьма необычным. Название объясняет многое. Оказывается, роман Достоевского "Бесы" в английском переводе назывался "Одержимые". Мне кажется, что для современного читателя это название более понятно. Соответственно и книга Батуман, вышедшая в Штатах в 2010 году, озаглавлена была "Одержимые. Приключения русской литературы и людей, которые её читают".
Большая часть текста - это история о том, как девочка Элиф влюбилась во все русское и в русские книги особенно. О том, как она выучила язык. О таких же ненормальных, посвятивших свою жизнь копанию в архивах, встречам с настоящими и вымышленными наследниками и друзьями известных писателей. О рискованных поездках по разным странам, в том числе и по азиатской части разваливающегося Советского Союза. А это, на минуточку, был 1994 и там везде стреляли и постреливали. Чего стоит описание конференции по Бабелю! Прибытие его пожилой, явно неадекватной дочери, фуршет, напоминающий чаепитие у безумного Шляпника. Весь этот "дурдом на выезде" описан с любовью и сарказмом одновременно. Умеют же некоторые!
Язык автора богат необычайно, с переводом тоже повезло. Госпожа Батуман умело распорядилась своим огромным багажом знаний и склонностью к сравнительному анализу. Книга читается как приключенческий роман с небольшими авторскими отступлениями в литературоведение. Самоирония также не чужда автору.
Эту книгу нельзя использовать в качестве источника знаний или малоизвестных фактов о жизни и творчестве русских писателей. Зато много любопытного можно узнать о том, чем живут и дышат аспиранты кафедры славянских языков и литературы. Как и за что получают гранты. И как их используют. 
Меня всегда вводили в ступор фанатичные литературоведы, ловко отсекающие факты, не вписывающиеся в их теорию. За точность цитаты не ручаюсь, это Стругацкие на данную тему. "...и будут годами спорить о точке в рукописи, что это - не проставленная запятая или след от мушиной какашки???"
Да уж. И кто увидит неочевидные связи между рассказами Бабеля и фильмом "Кинг Конг" 1933 года?  И вот теперь я поняла! Это они! Одержимые страстью к литературе! Только влюбленный человек даже недостатки своего объекта обожания может превратить в достоинства. Только влюбленный видит "тайные знаки", "следы из крошек" и прочие мистические штучки, неочевидные для посторонних. Спасибо Элиф Батуман, что донесла до меня эту простую мысль. 
Своеобразная, обаятельная и ироничная книга.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: литературоведение, Литрес


2018-10-12 10:23



…критика, который обладал бы свойством универсальности, абсолютности и при этом невидимости, нет в природе.
Цитата из книги.
 
Книга из библиотеки ЛитРес
 
Предыдущее произведение известной критикессы было похоже на путеводитель по книжному морю. Максимальное количество рецензий, минимум отвлеченных рассуждений – то, что надо жадному до информации читателю. Ощущения же от новой книги, как от хорошего, долгого и продуктивного общения с умным и приятным собеседником.
Возможно, на выходе ваш список «что бы почитать» не будет обширным, но будет более качественным и индивидуальным. Как раз спискам посвящена одна из первых глав. Юзефович мягко критикует все эти обезличенные «100 лучших книг чего-то там» и т.п. Она вообще человек интеллигентный, деликатный и не склонный к категоричным суждениям. И дает она совет. У хорошего списка должен быть автор. С указанием имени, возраста, любимых тем для чтения и пр. Вряд ли советы двадцатилетней поклонницы романтического фэнтези будут полезны сорокалетнему мужчине. А пятидесятилетний читатель бизнес-литературы не составит внятный список лучших любовных романов десятилетия.
 В своей книге  автор даёт ответы на множество вопросов читателей, в том числе и на свой самый «любимый»: "А зачем вы вообще нужны?" Помимо удовлетворения естественного любопытства, читатель получает простую и полезную типологию литературной критики. Объясняю. Если вы изучаете отзывы и рецензии в Интернете, прежде чем прочесть, а тем более купить книгу, наверняка замечали, что некоторые советчики вас раздражают непонятно чем, другие вызывают безусловное доверие, а третьи оставляют равнодушными. «Своих» критиков и писателей вы, наверное, уже выделили и запомнили их фамилии. Но почему? Каков критерий отбора?
Галина Юзефович из тех, кто умеет писать столь внятно и доступно, что ловишь себя на мысли: «Вот оно! Я тоже так думала, но не могла сформулировать!» Книга эта для того, чтобы не подбирать мучительно слова, пытаясь объяснить собеседнику, чем тебя так восхищает то, что его просто бесит. Если вы не выбросите из головы полезную информацию сразу по прочтению, а будете ею пользоваться, вам станет намного легче плавать в литературном океане.
А еще вы можете узнать, чем отличаются современные юные читатели от своих ровесников прошлых десятилетий. Ага. И почему бесполезно заставить полюбить их те же книги, что нравились вам в детстве. Есть ли общее у великих романов разных стран? Откуда берутся бестселлеры и что это такое? И самое страшное на закуску. Надеюсь, что именитый критик докажет некоторым упрямцам, что бестселлер не всегда синоним хорошей литературы. И жизнь на этом не кончается.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: книги, литературоведение, Литрес, чтение


2018-10-08 13:03



Люди перестают мыслить, когда перестают читать.
Д. Дидро
 
Книга из библиотеки ЛитРес
 
Сборник лекций известного автора о литературе будет весьма полезен собирающим материал о жизни и творчестве некоторых авторов, об истории советской литературы 70-х годов, например.  Веллер, как всегда, начинает с самой неоднозначной темы, а именно ругает нашу классику. Тема эта задевает за живое. Свидетельством тому совершенно противоположные мнения в Интернете. Скажу честно: я разделяю точку зрения автора на героев нашей хрестоматийной классики, как на вялых "никчемушников". Веллер ведь не нападает на язык и стиль повествования Пушкина, Толстого, Достоевского и других. Он задается вопросом: "А чему могут научиться современные подростки у персонажей тех произведений, что они проходят в школе?" Пойти и утопиться после выволочки от свекрови? У нас что, такой низкий уровень молодежного суицида, что повысить надо???!!! А еще можно уничтожить репутацию хорошей девушки, унизить человека, желающего тебе помочь, застрелить друга и продолжать вяло скучать за бокалом спиртного в клубе. Узнаете? И как вам такая модель поведения?
Очень язвительно Веллер прохаживается по "диспетчерам от литературоведения", которые назначили одних "великими" писателями, а других предали забвению столь глубокому, что несколько поколений русских читателей не подозревают о том, что помимо известных сейчас, существовало множество неплохих литераторов. Творчеству Фаддея Булгарина, кстати, автор посвятил отдельную лекцию. Очень любопытен разбор причин, приведшим к опале в умах следующих поколений успешного, популярного, интересного писателя и журналиста.
О книгах братьев Стругацких статья очень любопытная и информативная.
Замечательная лекция о творчестве Высоцкого. Глубокий филологический анализ сочетается со страстными рассуждениями о том, как именно этот поэт стал воистину народным. И почему фронтовики ценили и любили военные песни не воевавшего Высоцкого.
Литература о Великой Отечественной также удостоилась отдельной обширной лекции. Мнение Веллера иногда заставляло меня взглянуть под иным углом, казалось бы,  на давно известные, давно прочитанные и оцененные  вещи. И отметить для себя парочку малоизвестных фамилий. 
Другой войне, первой мировой, посвящена глава "1929". Именно в этом году появились четыре знаковые, можно сказать, культовые книги. Веллер рассматривает этих авторов, таких разных, с точки зрения того наследия, что они оставили людям. Вдумайтесь! Ведь скоро сто лет пройдет, а все новые и новые "потерянные" поколения читают эти не устаревающие романы: "На западном фронте без перемен", "Прощай, оружие!", "Шум и ярость", "Смерть героя".
Кстати, скажу о полезности литературоведческих книг. Внимательно изучив "О чем говорят бестселлеры" Галины Юзефович, я могу теперь классифицировать Веллера. Он пишет критику размышлений. В социальном контексте. То есть книга для него частенько лишь повод для разговора об обществе, человеке и мире. Разумеется, он пристрастен. Цитирую Г. Юзефович: "...объективность столь же свойственна человеку, как и фасеточное зрение и прочие приятные вещи". Так что если это не "ваш" автор, просто не читайте и не раздражайтесь понапрасну. 
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: литературоведение, Литрес, русская литература, сборник, современная проза


2017-11-25



Восхищаться всеми направлениями в искусстве пристало лишь аукционеру.
О. Уайльд
 
Сборник рецензий на современные и популярные книги, да еще написанный доступным языком, да еще такой толстый! Настоящий подарок для читателя. Галина Юзефович - очень популярный критик. Она ведет передачу "Книжная полка" на "Маяке" и постоянную колонку на сайте "Медуза". Так что тем, кому не досталась сия книга (а тираж всего 1500 экз.), могут познакомиться с творчеством автора в Интернете.
Рецензии небольшие - всего на 2-3 странички. И, самое главное, написаны для простых читателей, а не для "участников литературного процесса". То есть понятно, более того, увлекательно. За что от некоторых "высоколобых" коллег Юзефович получила упреки в том, что слишком примитивно она написала.
В предисловии она напоминает нам, что любая рецензия небеспристрастна, хотя она изо всех сил постарается приглушить собственное мнение. И в самом деле, где личное впечатление и где объективность? Особенно в том, что касается книг. Ведь любое художественное произведение затрагивает в первую очередь эмоции человека. Их не скрыть даже в жанре критики. 
Галина Леонидовна дает массу интересной информации о новых и не очень произведениях известных, популярных, модных, элитарных и т.д. писателей России и зарубежья. Её книга может стать настоящим путеводителем в книжном море. Купить или подождать, читать или нет - вот на такие жизненно важные вопросы вы сможете ответить, прочитав "Удивительные приключения рыбы-лоцмана". Или блеснуть эрудицией в умном разговоре, на крайний случай.
Вот на что нет рецензий, так это на горячо любимую мною фантастику. Буду брать пример с Юзефович и не стану опускаться до предположений, что она думает и не думает. Но сама она аккуратно замечает, что в "фантастическом гетто" ориентируется слабо, а посему и соваться не будет. Но раздел "О фантастике" у нее есть, а в нем есть похвальные рецензии на Марину Галину, например. Полностью поддерживаю и активно рекомендую всем. И рецензию и творчество самой Галиной. А фантастикой рецензент явно считает "магический реализм".
О детективах написано побольше. Еще есть о классике. Советую почитать тем, у кого скучные школьные годы выветрились уже из головы и освободилось местечко для свежего восприятия вечных тем. А Галина Леонидовна поможет вам по-новому взглянуть на то, мимо чего вы прошли, не оценив по достоинству. Имеется еще любопытные рассуждения о жанре автобиографии и рецензии на самые известные и нашумевшие.
Она, кстати, неоднократно подчеркивает, что пишет все это для того, чтобы читатель испытал радость от чтения. И книги рецензирует такие, что не скручивают мозги жгутом, а доставляют интеллектуальное удовольствие. 
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: книги, литературоведение, сборник, чтение


2017-08-24



“В мире есть всего один человек, которого знаешь по-настоящему. Вот о нем и пиши. Конечно, можно называть его разными именами” 
 
Имя Джерома К. Джерома нам, россиянам, хорошо известно благодаря советскому двухсерийному музыкальному телефильму с Андреем Мироновым, Александром Ширвиндтом и Михаилом Державиным в главных ролях. «О! Джером! Трое в лодке!» – вот первое, что нам приходит в голову. (Хотя мне не меньше – может, даже больше! – нравится сборник «Томми и компания». Вот уж действительно компания собралась, включая вроде бы мальчика Томми, который на самом деле девочка Джейн!) Но что еще написал Джером? И как он жил? Это нам известно в меньшей степени.
 
 
О многом можно узнать, просто обратившись к творчеству этого писателя. Как-то в детстве Джером К. Джером, которого звали тогда Лютером, чтобы отличать по имени от отца, потерялся и встретил некую доброжелательную леди, пообещавшую отвести его к маме. Эта леди оказалась мудрой женщиной, которая дала мальчику, мечтавшему написать книгу о себе, совет, вынесенный мною в эпиграф. И надо сказать, что Джером К. Джером этому совету следовал. «Я расскажу миру историю персонажа по имени Джером», – решил автор и, начиная с книги «На сцене – и за сценой», писал о себе, своих близких и знакомых, а также о том, что пережил сам или что было важным и понятным для самого себя.
 
В представленной автобиографии Джером К. Джером ведет непринужденный рассказ о своей жизни, легко переходя от одного к другому и вставляя случайные воспоминания о ярких встречах, людях, событиях. Не знаю, как создавалась эта книга на самом деле, но, читая её, я не мог отделаться от впечатления, что живой рассказ записали на диктофон или застенографировали, а уж потом из этих записей и родились мемуары «Моя жизнь и время».
В этой книге можно найти массу любопытного. Есть неожиданные признания, например: «…у меня склонность к мрачности и меланхолии. Я способен разглядеть смешную сторону вещей, могу повеселиться при случае, но куда ни посмотри, в жизни мне видится больше печали, а не радости». Есть рассказ о не слишком богатой (почти бедной) жизни семьи Джерома, когда он был еще ребенком. 
Оказывается, набожные люди того поколения, к которому можно отнести и родителей Джерома, считали, что театр – это врата ада. Как должно быть испугались его сёстры, когда он, бросив работу клерка на Юстонском вокзале, поступил в гастрольную труппу!
В автобиографии упоминаются жизнь дна и журналистика, неспособность откладывать на черный день и поношения в адрес Джерома – «нового юмориста», история написания романа «Трое в лодке, не считая собаки», прототипы его главных героев и многочисленные представители английской богемы: писатели, актеры и актрисы… Удивительно, но даже такие темы, как глобальное потепление или авторские права, нашли на страницах книги свое место. Во времена Джерома Америка (кто бы подумал об этом сейчас!) практиковала пиратское книгоиздание. А вот замечание, как бы сказали сегодня, о глобальном потеплении: «Наука утверждает, что нас ждет новый ледниковый период… Однако пока что, кажется, все меняется в другую сторону».
И конечно, Джером К. Джером не мог пройти мимо велосипедной темы. Велосипеды-«пауки». Племянник Фрэнк Шорленд – первый в Лондоне, кто стал ездить на «безопасном» велосипеде. Вопрос «Позволительно ли настоящей леди кататься на велосипеде?» В общем, чувствуется, что автор написал в свое время «Трое на четырех колесах» («Трое на велосипедах») далеко не случайно…
Не могу не написать и о том, что мне в книге (точнее, в её издании) не понравилось.
Во-первых, это отсутствие достаточного количества комментариев, касающихся английских литературных и театральных кругов времен Джерома К. Джерома. Далеко не все фамилии говорят о многом современному российскому читателю. Надеяться, что он (читатель) тут же обратится к литературной энциклопедии или (хотя бы) Википедии, сомнительно. Поэтому страницы, где Джером сыплет именами, остаются малоинформативными.
И еще. Оставляет желать лучшего работа редакторов и корректоров. Но это беда издательства АСТ. И в других книгах этого издательства я видел странные переносы слов и не менее странно согласованные предложения.
Увы!
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: биография, воспоминания, зарубежная литература, искусство, классика, литературоведение, мемуары


2017-08-05



Величия не забывай, скорбя,
Ведь нам любовь дана для высшей цели,
Чтоб человек позабывал себя,
Чтоб им порывы чувства не владели.
И лишь в любви изведать может он,
Что власть страстей один обман и сон.
Уильям Вордсворт
 
Если вы уже читали роман «Детская книга» и с нетерпением ждали выхода новой книги А. Байетт, хочу сразу предупредить: «Обладать» скорее похож на литературоведческое исследование, хотя в названии дано пояснение «романтический роман». Что такое «романтический роман» объясняется уже в первом эпиграфе к книге словами Н. Готорна: «…Этот роман следует отнести к романтическим на том основании, что здесь делается попытка связать прошедшее с ускользающим от нас настоящим».
Действительно, герои романа из XIX века: великий викторианский поэт Рандольф Падуб и поэтесса Кристабель Ла Мотт, (придуманные Антонией Байетт, а в действительности не существовавшие), и из ХХ века - литературоведы Роланд Митчелл и Мод Бейли. 
Роман начинается с того, что молодой литературовед Роланд Митчелл обнаруживает черновики первого письма Падуба к Кристабель и присваивает их с надеждой вернуть впоследствии. Митчелл и Мод Бейли, которая изучает поэзию Кристабель, но с которой он не был знаком ранее, пытаются разобраться в отношениях этих двух поэтов, связывали ли их какие-то близкие отношения, учитывая, что Падуб был женат. Роман фактически состоит из трёх любовных историй. В книге, как теперь говорят, есть присутствие «вертикального времени», в котором одновременно существуют прошлые эпохи, настоящее и будущее.
Филологам, изучающим английскую литературу, будет очень интересно проследить, как обыгрываются в романе фамилии героев. Знатоки английской литературы проведут параллели между творчеством вымышленных поэтов и реальных, существовавших в Викторианскую эпоху.
Для кого-то из героев романа понятие «культура» относится лишь к материальной стороне. Не вникать в тайны писем и дневников, а любой ценой овладеть прошлым. Не случайно название романа «Possession», переводится и как «Обладать», и как «Одержимость».
«Обладать» - это и любовная история, и рыцарский роман и роман готический. В нём, как и в любом готическом романе, есть тайны и спиритические явления. А ещё в нём есть и элементы захватывающего детектива. У каждого из этих жанров свои поклонники и ценители. Он будет интересен и тем, кто любит англоязычную поэзию.
Отдельное восхищение вызывает мастерство перевода. Переводчики В.К. Ланчиков и Д.С. Псурцев справились с этой трудной задачей на самом высоком уровне, дав для неискушенных читателей еще и полный комментарий в послесловии. От чтения можно получить настоящее эстетическое наслаждение.
Добавлю лишь, что роман принес А. Байетт Букеровскую премию и, в конечном счёте, орден Британской империи.
 
Галина Сержанова

Ярлыки: английский роман, лауреат премий, литературоведение, любовь, премия, фильм, экранизация


2017-04-27



Мисс Бронте старалась везде и всюду “вручать свою судьбу милости Божьей”...
 
Иногда важно не только то, о ком написана книга, но и кто её написал.
Познакомился я в стародавние времена с серией биографий под названием «Писатели о писателях». В этой серии Ю.М. Лотман писал о «сотворении Карамзина», А.М. Песков создал “истинную повесть” о Боратынском, а критик Лев Аннинский рассказал о трех еретиках русской литературы (Лескове, Писемском и Мельникове-Печерском). Иной раз среди авторов соседствовали имена прославленного прозаика и критика, писателя и литературоведа. Книги этой серии, с одной стороны, представляли научное исследование, но в то же время могли быть фактом не только науки, но и художественной литературы. Фонвизин, Тынянов, Салтыков-Щедрин, Одоевский... Биографии этой серии книг помогали мне, тогда еще студенту, в нескучной форме ознакомиться с жизнью и творчеством русских писателей, “размочив” сухость учебников по истории литературы и дав возможность взглянуть на классиков как на живых людей. 
Думаю, книга «Жизнь Шарлотты Бронте» составила бы конкуренцию упомянутой в несколько ностальгическом контексте серии книг «Писатели о писателях». И автор, и героиня представленной книги – английские писательницы XIX века.
Шарлотта Бронте – самая прославленная из сестер. Все три сестры Бронте выступили в истории литературы под мужскими псевдонимами, все одновременно (в 1847 году) написали по роману, все увлекались также стихами... Но наибольшая известность пришлась на долю Шарлотты. 
Всем нам вспоминается роман «Джейн Эйр», ставший популярным в 1980-е годы в СССР благодаря экранизации BBC. (Не знаю, может быть потому, что по дороге в школу этот фильм обсуждали тогда и девчонки, и мальчишки, но эта экранизация 1983 года, с Тимоти Далтоном и Зелой Кларк в главных ролях, мне кажется и сейчас наиболее удачной.) Так вот. Оказывается роман «Джейн Эйр» автобиографичен. Шарлотта, как и героиня романа, была отдана в приют, готовивший из воспитанниц будущих гувернанток. («Мисс Бронте неоднократно говорила мне, что она не взялась бы писать то, что она написала о ловудской школе в романе “Джейн Эйр”, если бы знала, что это место немедленно отождествят с Кован-Бридж, – хотя в ее повествовании не было ничего, кроме правды, о том, что она там видела», – сообщает Элизабет Гаскелл.)
Элизабет Гаскелл познакомилась с Шарлоттой Бронте в августе 1850 года. В течение почти пяти лет их связывала личная и творческая дружба. В общем, Гаскелл имела моральное право рассказать о жизни своей подруги.
Э. Гаскелл, как и Ш. Бронте, писала романы. Первый же из них – «Мэри Бартон» – взбудоражил общество. Как бы сказали сейчас, общество было в шоке от затронутой Гаскелл темы. Биография Шарлотты Бронте, написанная Элизабет Гаскелл, также вызвала недовольство. Появились обвинения в недостоверности и искажении фактов. Лица, упоминаемые на ее страницах, хотели выглядеть лучше, требовали удалить определенные фрагменты текста, публиковали опровержения приводимых Гаскелл сведений. Наконец, Элизабет Гаскелл была вынуждена просить убрать с полок непроданные экземпляры, потому что её ожидал судебный процесс.
Представленное издание, являющее биографию впервые на русском языке, совмещает две авторские редакции книги (в версии первого и третьего издания). Перевод А.Д. Степановым выполнен на достойном уровне. Комментарии, написанные им же, исчерпывающие.
Остается лишь отметить последний нюанс. Элизабет Гаскелл замалчивает определенные обстоятельства (например, личные отношения Шарлотты с её преподавателем Константеном Эже), которые могут выставить Бронте в невыгодном свете. Однако книга «Жизнь Шарлотты Бронте» остается и сейчас ценнейшим биографическим источником, включающим сотни писем самой Ш. Бронте, а также её подруг, родных, литераторов и издателей.
Книга «Жизнь Шарлотты Бронте» будет интересна всем, кто любит читать биографии и произведения английской литературы.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, зарубежная литература, литературоведение


2016-11-17



«Людмила Штерн – талантливый юморист и тонкий стилист… Её творчество представляет собой сплав иронической сдержанности и проницательности. У  Штерн острый глаз, позволяющий ей подметить детали современной жизни, и точный слух, различающий богатые оттенки городского разговорного языка. Все эти качества превращают чтение её прозы в удовольствие».
Иосиф Бродский
 
Писать мемуары – дело трудное и неблагодарное. Всегда найдётся критик, который скажет, что всё было не так. Кто-то упрекнёт автора в очернении героя мемуаров. А кому-то покажется, что автор его слишком идеализирует. И уж обязательно попеняют, что о себе любимом он написал не меньше, чем о главном персонаже воспоминаний. Да, признаемся, и такое бывает. И ещё есть такая тенденция: когда умирает человек известный, у него появляется множество друзей. И эти «друзья» в кавычках на знакомстве (порой и совсем не близком) с этим человеком делают имя и известность себе. А порой вытаскивают на свет божий столько негатива, столько грязи и интимных подробностей, что после чтения таких «мемуаров» хочется вымыть руки. Иосиф Бродский, предполагая, что после его смерти могут появиться такие «друзья» (и, к сожалению, появились!), говорил: «Из могилы не ответишь».
Лучше всего высказался на эту тему Пушкин. В письме к Вяземскому он писал: «Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он и мал и мерзок – не так, как вы – иначе...»
К чему это я всё? К тому, чтобы сказать о книге, которую вам рекомендую, и её авторе самые лестные слова: Людмила Штерн «Довлатов – добрый мой приятель». Написана она довольно давно – ещё 11 лет назад, но относится к той категории литературы, которая не стареет. Издана в 2005 году – через 15 лет после смерти Сергея Довлатова. Мне она попала в руки только сейчас, почти  случайно (хотела в связи с 75-летним юбилеем писателя что-то почитать его самого и о нём). И это даже хорошо, что сейчас, когда я уже познакомилась с полюбившейся  книгой Людмилы Штерн о И.Бродском  «Поэт без пьедестала».  Я ожидала, что и книга о Довлатове меня не разочарует. Так и вышло. У Штерн, как сейчас говорят, «лёгкое перо». Она пишет, как говорит. И рассказывает так увлекательно, что  с любой страницы, какую бы вы ни открыли, хочется читать дальше.
Людмила Штерн поставила перед собой сложную задачу – рассказать в своих воспоминаниях о человеке не просто талантливом, но и сложном, неординарном. Не просто об известной личности, а о друге. А писать правдиво и объективно о тех, кого с юности зовёшь просто «Осей» или «Серёжей», ой как нелегко! Но тут надо отдать должное автору: чувство такта и деликатность, присущие Людмиле Штерн, позволяют ей не переступать черту. "Я дружила с Сергеем Довлатовым, - пишет Л.Штерн, - двадцать три года и в этих воспоминаниях попробую, как говорят американцы, дать его "close up", то есть нарисовать его портрет с близкого расстояния. Сложность задачи заключается в том, что Довлатов был необыкновенно разнообразен. Если бы три-четыре его ипостаси встретились в одном пространстве, они, возможно, друг друга бы не узнали..." 
Есть ещё одна особенность в мемуарах именно этого автора: о чём бы она ни писала, чувство доброжелательности и дружелюбия никогда не покидают Людмилу Штерн. За годы знакомства Довлатов и Штерн часто ссорились и мирились. Людмила Яковлевна многое ему прощала и принимала таким, как есть. Но книга написана с большой теплотой. И при этом Людмила Штерн отнюдь не идеализирует своего друга. Отдавая дань его литературному таланту, она рассказывает и о его тяжёлом характере. Она стремится быть объективной.
Когда-то давно, с пору «ленинградской» молодости наших героев, Иосиф Бродский, приметив прекрасную память и литературные дарования Людмилы Штерн, после какого-нибудь яркого события, встречи или разговора часто полушутя-полусерьезно повторял ей: «Запоминай, Людесса… И не пренебрегай деталями… Я назначаю тебя нашим Пименом». Роль, с которой Людмила Яковлевна прекрасно справилась. Когда я читаю книги воспоминаний Л. Штерн, я всегда думаю о том, что мемуары именно так, как она,  и надо писать: просто, правдиво и честно. Чтобы читатель верил  автору. Людмиле Штерн  - верю. 
 
Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова

Ярлыки: XX век, воспоминания, литературоведение, мемуары, русская литература


2016-11-15



Человек, будь то джентльмен или леди, не получающий удовольствия от хорошего романа, должен быть безнадежно глуп
Джейн Остен
 
Каждой эпохе свойственен свой стиль. Помните, как у Пушкина:
 
Но эта важная забава
Достойна старых обезьян
Хваленых дедовских времян:
Ловласов обветшала слава
Со славой красных каблуков
И величавых париков.
 
Всё меняется, и мода, и вкусы, и нравы. Век девятнадцатый существенно отличается от века восемнадцатого. И те джентльмены и леди, которых представляем мы, припоминая романы Чарльза Диккенса и Шарлотты Бронте, никак не вяжутся с англичанами (и англичанками) XVIII века. Если говорить о мужчинах, то перед нами должен возникнуть не образ личности, застегнутой на все пуговицы, а портрет гуляки Джона Булля (в атмосфере «ростбифа окровавленного», алкогольных напитков и сомнительных шуточек). А если дамы?..
Впрочем, дамы, которым посчастливилось жить в период смены названных выше веков, способны были что-то взять из уходящего века, а что-то – из века наступающего. Джейн Остен это доказала, сумев сочетать внутреннюю свободу, искренность и иронию века восемнадцатого с утонченностью века девятнадцатого. А в литературе она стала своеобразным мостиком от Генри Филдинга к Диккенсу и Теккерею.
Вообще, конец XVIII и начало XIX века – это эпоха Джейн Остен, если не в мировой литературе (и истории), то уж наверняка в английской. У нас шутили, что Леонид Брежнев – малозначительная фигура в эпоху Аллы Пугачевой. Предлагаю шутку англичанам: принц Георг – малозначительная фигура в эпоху Джейн Остен.
Как хорошо поступили Екатерина Коути и Елена Прокофьева, решив не создавать отдельную биографию известной английской писательницы, а поместить ее жизнеописание в ряд других, словно портрет – в картинную галерею, символизирующую определенное время. Познакомившись с жизнью Джейн Остен, читатель тут же может узнать, кем были и как жили ее знаменитые современницы: 
Джорджиана Кавендиш (герцогиня, ставшая «эталоном стиля»); 
принцесса Каролина и простолюдинка Мария Фитцгерберт – две супруги принца Георга; 
актриса Дора Джордан, подарившая десятерых детей принцу Вильгельму (будущему королю Вильгельму IV);
Эмма Гамильтон – дочь кузнеца и любимая женщина адмирала (Нельсона, конечно)...
А Мэри Шелли? А любовница лорда Байрона Каролина Лэм? А?.. Здесь, здесь, все здесь.
Думаю, такая «совокупность биографий» даст возможность лучше понять тот мир, в котором жила и писала свои романы Джейн Остен.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, историческая литература, литературоведение, отраслевая литература


2016-09-14



Думаю, Вы  со мной согласитесь, дорогой мой читатель, что есть книги, которые просто приятно держать в руках, перелистывая страницы, любоваться переплётом, иллюстрациями, рассматривая красивое и оригинальное издание. А если эта книга ещё и содержит уникальный материал, то познакомиться с ней приятно вдвойне.
Всё вышеперечисленное, без сомнения относится к книге, а вернее, к альбому с названием «Иосиф Бродский. Фотолетопись. 1940-1972 г.» Этот альбом – настоящий подарок всем, кто интересуется судьбой И.А.Бродского. Альбом выпущен Музеем Анны Ахматовой в Фонтанном доме Санкт-Петербурга и представляет собой хронологическое собрание фотографий из архива музея – от первых фотографий Оси Бродского до момента эмиграции поэта из Советского Союза в 1972 году.
В основу настоящего издания положена структура фотоархива отца поэта Александра Ивановича Бродского. Надписи на конвертах с фотографиями, сделанные его рукой, стали названиями разделов фотолетописи. Разделы дополнены документами, фотографиями и рисунками поэта. На одной из фотографий вы увидите первые слова, написанные  рукой будущего нобелевского лауреата: МАМА ОСЯ. На другой – рисунок танка, сделанный 5-летним мальчиком в подарок любимой тёте.
Хочется обратить внимание череповчан на фотографии маленького Оси Бродского. Они сделаны его отцом именно в то время, когда мальчик вместе с мамой Марией Моисеевной Вольперт жил в период эвакуации в Череповце. Кстати, А.И.Бродский подкинул нам интересную загадку. Фотография, на которой запечатлён Ося, сидящий на саночках, подписана отцом Бродского: «1942 г.  Городище». Бывали ли Бродские в д.Городище под Череповцом, или Александр Иванович ошибся? Вопрос для исследователей.
Ещё одна интересная для нас фотография – фото справки о регистрации эвакуированной из Ленинграда М.М. Вольперт с сыном в Череповце. На справке стоит дата регистрации: 25 апреля 1942 г. Следует ли считать эту дату временем прибытия Марии Моисеевны с Осей в Череповец? Это опять же вопрос к исследователям.
В альбоме много уникальных фотографий Иосифа Александровича, а также его родных и близких. Большинство этих фото не публиковались ранее и не были выставлены в интернете. Вы увидите документы из семейного архива Бродских, письма и открытки, написанные как самим Иосифом Александровичем,  так и его родителями. Надписи на фотографиях представлены в факсимильном виде. Альбом сделан с огромной любовью и в оригинальном исполнении. Фотографии, напечатанные на отличной плотной бумаге, разного размера, соединённые в альбоме по принципу блокнота, создают впечатление семейного альбома и заставляют с интересом разглядывать подписи.
Но… лучше один раз увидеть, чем долго читать рецензию о книге. Поэтому советую: посмотреть, полистать, почитать и получить удовольствие от встречи с достойным изданием. Книгу вы найдёте в отделе старинной, редкой и ценной книги ЦГБ им.В.В.Верещагина. 
 
Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова.

Ярлыки: биография, искусство, краеведение, литературоведение, Нобелевская премия


2016-09-01



Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой…
А.С. Пушкин
 
Не всем повезло прослушать курс лекций по древнерусской литературе. Пишу об этом без всякой иронии. Серьёзно. Я рад, что, обучаясь на филфаке, имел возможность узнать о древнерусской литературе и памятниках русской письменности 10-17 вв. Действительно, мы очень мало знаем о русской литературе этого периода и в очередной раз заблуждаемся, считая, что литературы у нас и не было до века 18-го, может быть, даже до 19-го. Конечно, мы вспомним о существовании «Слова о полку Игореве». Если не забыли полностью курс отечественной истории, назовем еще «Повесть временных лет». Может быть, кто-то припомнит «Житие протопопа Аввакума». И это всё. Недаром и книга Ольги Плотниковой вышла в серии «Неведомая Русь». Потому что не знаем. Не ведаем.
Возможно, нас больше интересовали египетские пирамиды. Но сейчас не грех вспомнить о том, что ближе к родной земле.
«Разговор о древнерусском литературном творчестве всегда интересен, – отмечает автор книги, историк О.А. Плотникова, уточняя: – и одновременно очень труден, так как прочтение древней книги невозможно без знания истории, литературы, палеографии, текстологии и ряда других дисциплин, позволяющих понять памятник в контексте эпохи и исторической ситуации». Но этот духовный труд (простите за патетику) оправдан. Древнерусская книга занимает одно из значительных мест среди культурного наследия. Она вобрала в себя всю полноту знаний, мироощущений и миропорядка русского человека и передаёт всё это нам – потомкам. 
Книга «Рождение русской словесности» состоит из двух частей. 
Первая часть излагает историю появления русской книги, прослеживает ее жанровые особенности и отражает влияние христианской риторики на русскую литературную традицию. В этой части раскрываются философия и тайный смысл древнерусской книги. В качестве примера рассматривается Толковая Палея. “Кто слушает Мои слова, тот имеет жизнь вечную...” – так в ней пишется. А в разделе «Историографический экскурс» приведен также краткий обзор основополагающих трудов по русской словесности, способных углубить и расширить представления читателя о древнерусской литературе.
Во второй части представленной книги приведены переводы древнерусских литературных памятников.
 

Ярлыки: историческая литература, литературоведение, русская литература, отраслевая литература


2016-05-01



Иосиф Бродский был самым лучшим из людей и самым худшим...



Несколько лет назад, стоя перед стеллажами книжного магазина в Санкт-Петербурге и решая, какую книгу об И.А. Бродском мне купить, я безошибочно выбрала книгу Людмилы Штерн «Поэт без пьедестала», интуитивно понимая, что женщина мне расскажет об Иосифе Александровиче гораздо больше, чем его друзья-мужчины. Или, вернее, не больше, а более детально, обращая внимание не только на события и поступки, но и на их мотивацию, психологические особенности персонажей или героев рассказа. Мои надежды оправдались полностью, за что я глубоко благодарна автору. И поэтому, встретив новую книгу о Бродском, написанную женщиной, я с удовольствием погрузилась в чтение. Рекомендую вам: Эллендея Проффер Тисли «Бродский среди нас».
Эллендея Проффер – вдова Карла Проффера, слависта, основателя издательства «Ардис». Человека, которые невероятно много сделал для Бродского. Их связывали почти 30 лет дружеских, но непростых отношений. Именно К.Проффер встречал изгнанного из СССР Бродского в Австрии. Помог ему получить визу в США, нашёл работу в университете. С 1977 года все русские поэтические книги Бродского публиковались а издательстве «Ардис». Но самое главное, Эллендея и Карл, проявляя искреннее дружеское участие, помогли Бродскому  адаптироваться в новой для него среде в Америке. «Несколько лет, - говорил Иосиф Александрович, - Профферы заботились обо мне, как будто я был их четвёртым ребёнком. И все эти годы я был спокоен, как ребёнок, хотя он был всего на пару лет старше меня. В любое время дня и ночи – я знаю это по личному опыту – он был готов за тебя заступиться: ворча, ругаясь, но без оговорок».
Перед смертью К.Проффер работал над воспоминаниями, которые его вдова хотела опубликовать, но по воле Бродского они не увидели свет. В мемуары самой Эллендеи, посвящённые Бродскому, вошли и фрагменты заметок её мужа.
Книга подкупает своей искренностью, неприкрашенностью событий и характеров. Со страниц воспоминаний перед  нами встаёт и молодой, ещё «ленинградский» Иосиф, и Бродский – американец, лауреат Нобелевской премии. Автор рассказывает нам и о литературных предпочтениях поэта, и о его мировоззрении, и об отношениях с разными людьми. Читаешь – и видишь живого Бродского, человека сложного и противоречивого. Впрочем, как и все гениальные люди.
«Иосиф Бродский, - пишет Эллендея, - был самым лучшим из людей и самым худшим. Он не был образцом справедливости и терпимости. Он мог быть таким милым, что через день начинаешь о нём скучать; мог быть таким высокомерным и противным, что хотелось, чтобы под ним разверзлась клоака и унесла его. Он был личностью».

Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова.


Ярлыки: биография, отраслевая литература, литературоведение


2015-04-01



«Я не читаю книг, на которые должен писать рецензии,
ведь так просто попасть под влияние»
Оскар Уайльд*
 
Нашим предкам выразить любовь к «не-чтению» помогали книжные полки, ставшие частью интерьера. Сейчас, в эпоху электронных книг, такой антураж уже не требуется. Ура!
Но так же, как и нашим предкам, нам то и дело приходится говорить о непрочитанных книгах. Обстоятельства вынуждают.
Работа не позволяет внимательно ознакомиться с книгой. Нет времени. Учеба… Впрочем, подготовиться к семинару иногда можно и ничего не прочитав. (Есть такое мнение.)
Тем не менее, как признаться, что вы книгу не читали, а только пролистали? А если вы её даже и в руках не держали?!
В общем, как вести разговор о непрочитанных книгах?
Хорошо быть таким философом, как Огюст Конт (его по совместительству считают также основоположником социологии). Он заявил, что придерживается «мозговой гигиены». Проще говоря, не читает никого, кто высказывается по тем же вопросам, которые исследует он сам. И всё тут!
Но не все мы философы. Не все мы и такие преподаватели, как Пьер Байяр, написавший: «Работаю я в университете, преподаю литературу, и мне по долгу службы положено рассуждать о книгах, которых во многих случаях я даже не открывал».
Поэтому нужно признать, что мы находимся в сложном положении, вызванном общественными предрассудками.
Теперь вопрос. Вы всё еще читаете это сообщение в блоге? Если да, то попробую предложить вам взглянуть на ситуацию с другой стороны.
Всё написанное выше парадоксы и эпатаж!
Иногда не читать лучше, чем читать. Точно так же, как иногда, согласно Оскару Уайльду, лучше не откладывать на завтра то, что можно сделать послезавтра. Подчеркну – иногда.
Хорошее чтение требует отбора. Не все книги стоят того, чтобы читать их до конца. Главное – уметь ориентироваться в книгах.
Таким образом, должно существовать множество способов взаимодействия с книгой: листание по диагонали, узнавание содержания книги от других и, наконец, чтение, но с последующим забыванием прочитанного!
Для себя я сделал вывод: нечтение мне нужно для хорошего и правильного чтения. Ведь в некоторых случаях чтение и нечтение мало чем отличаются друг от друга. А читать целиком и полностью можно только то, что приносит удовольствие или жизненно необходимо.
Кстати, представленную книгу Пьера Байяра вы можете отнести к одной из категорий, предложенных им же:
НК – неизвестная книга;
КП – книга пролистанная;
КС – книга, о которой мы слыхали;
КЗ – книга, содержание которой мы забыли.
Итак, читайте или не читайте! Тем не менее, приятного знакомства с книгой!
 
 
* Эпиграф взят из книги Пьера Байяра.

С первым апреля!!! 

 


Ярлыки: книги, литературоведение, чтение


2015-02-03



«Когда я придумывал свою программу, я хотел сочинить не просто телевикторину, а в форме вопросов и ответов надеялся познакомить Вас с различными областями гуманитарного знания: историей, литературой, культурой в самом широком смысле этого слова»
(Юрий Вяземский)
 
Юрий Павлович Вяземский – российский писатель, философ, телеведущий. Кто хоть раз видел телепередачи «Умники и Умницы», тот его хорошо знает.
«У меня не викторина, – настаивает он, отвечая на вопрос интервью, опубликованного в журнале «Знание – сила» (2015. – № 1). – У меня специфическая передача, мною придуманная, ни на что не похожая в том смысле, что в форме вопросов, которые я задаю старшим школьникам, и их ответов я рассказываю широкому телезрителю – а у меня аудитория от пяти до девяноста лет – о разных областях культуры, истории, и литературы».
Действительно, некоторые вопросы Юрия Павловича заставляют глубоко задуматься, а то и ставят в тупик.
Например: «Весной семнадцатого года Нестор Иванович Махно носил темные очки. По деревням прошел слух, что Махно об этом попросили односельчане: дескать, взгляд у него такой пронзительный, что его невозможно выдержать. А на самом деле, почему батька гулял в очках по Гуляйполю?» М-да…
А еще Ю.П. Вяземский взялся за публикацию многотрудной и многотомной серии, чтобы у нас, умных телезрителей и читателей, появились книги, с помощью которых мы могли бы проверять и свои знания, и знания своих детей и внуков. Уже вышло пять книг. В предисловии к первой из них Юрий Павлович называет семь оснований, семь поводов и причин обратиться к его книгам. (Одна из причин касается школьников: книги Юрия Вяземского могут оказаться весьма полезными для подготовки к ЕГЭ.)
Читайте хорошие книги! Помните, что самообразование – это основа основ всяческого обучения!
 

Ярлыки: TV, викторины, занимательно, историческая литература, литературоведение, отраслевая литература, телевидение


2014-12-18



"Люди не хотят жить вечно. 
Люди просто не хотят умирать"
Станислав Лем
 

Начну с цитаты из представленной книги: «… глубоко символический эпизод: царь стоит над могилой Мазепы, вдруг из-под земли появляется рука гетмана и хватает Петра за горло. Да, иногда они возвращаются! Воистину мертвые хватают живых!» А бывает еще так: долго-долго не любят даже вспоминать о человеке, а потом – вот ведь неожиданность! – делают его великим героем, прославляемым в одах, панегириках и кинокошмарах (кому, так скажем, что подойдет)… Наверное, люди просто жаждут чудес. Идея воскресения (перерождения, нового воплощения) не перестает волновать человечество. Ум никак не хочет согласиться с истиной, что жизнь нам, смертным существам, дается только раз. Пессимистично. Но факт.
 
Однако выход всегда находится, если даже ситуация кажется безвыходной. Люди – авторы и герои – продолжают жить в произведениях искусства. Банально? Но зачем тогда авторы (каждый в меру своего таланта) так упорно пишут художественные произведения? Не только чтобы подарить частичку своего Я другим людям, но и чтобы подарить этой частичке новую – литературную – жизнь. А почему так старательно исследователи (профессионалы и любители) ищут прототипов книжных героев, даже если этих прототипов вроде бы нет? Оставлю вопрос без ответа. Вы и так догадались.
Не миновала эта «исследовательская чаша» и Сергея Макеева, автора занимательной книги «Дело о Синей Бороде, или История людей, ставших знаменитыми персонажами». В его книге нам подаёт весточку из Южной Африки капитан Сорви-голова, вызывает споры о себе любимом герой-предатель Мазепа и, уважаемые дамы и господа, обратите внимание: назначает свидание Синяя Борода. Не бойтесь! Автор всё расставляет по полочкам. Книжным. Но в то же время заставляет нас окунуться в мир реальных вещей. Автор не без оснований полагает, что читатели, вступив с ним на путь изучения известных литературных героев, узнают любопытную предысторию некоторых увлекательных сюжетов и проникнут в тайны, скрытые между строк любимых книг. Прототипы окончили свой жизненный путь, а их литературные двойники продолжают жить и поныне. Очень поучительная ситуация. А чего мы, читатели, хотим? Как и все люди: не жить вечно, а просто не умирать!

Приятного чтения! 

 


Ярлыки: занимательно, историческая литература, книги, литературоведение, отраслевая литература


2012-11-27



Всё сбылось по Достоевскому…
 

 «Достоевский таков, какова Россия, со всей ее тьмой и светом. И он – самый большой вклад России в духовную жизнь всего мира». Это слова Николая Бердяева. «Достоевский живет в нас», – утверждает Василий Ро­занов, чьи слова вынесены в эпиграф книги. А сама Людмила Сараскина, известный историк литературы, автор пятнадцати книг, посвященных Достоевскому и его современникам, озаглавила предисловие так: «Всё сбылось по Достоевскому». Изучали ли вы Россию и менталитет русского народа по Достоевскому? Автор книги предлагает вам это сделать.

Людмила Сараскина – не первый автор, написавший биографию Достоевского для серии ЖЗЛ. До неё были и Леонид Гроссман, и Юрий Селезнёв. Впрочем, сколько о Достоевском во всем мире написано работ – сотни тысяч или даже миллион, – представить точно нельзя. Чем же так примечательна биография этого великого классика русской литературы? Хотя это неправильная постановка вопроса. Если мы говорим о Достоевском, то тут можно подивиться другому: как при такой бурной биографии вообще оставалось место писательству?
Но всё-таки дело здесь в другом. В каждое время – свой Достоевский! Вспомним: «Никак нельзя нам учиться у Достоевского. Нельзя сочувствовать его переживаниям, нельзя подражать его манере…», – писал Анатолий Васильевич Луначарский в 1931 году. Не то время было…
И у каждого – свой Достоевский! Достоевский – мракобес. Достоевский – фурьерист и революционер. Достоевский – христианский писатель. Ведь каждый биограф по-своему трактует события и делает свои акценты. Каков же Достоевский у Людмилы Сараскиной? Читатель может сделать свой вывод.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, интеллектуальная литература, литературоведение, русская литература


2012-11-21



«Ах, дорого бы я дал, чтобы проникнуть в его тайну…»
 
Время идет, а круг булгаковских почитателей стремительно расширяется. Уже на Западе «Мастера…» уважительно провозгласили «романом – откровением»,  «выдающимся романом века», «последним явлением русской литературы». И вдруг… Совершенно неожиданно отдельные читатели начали признаваться, что сумели понять в известном романе «Мастер и Маргарита» далеко не все. Мало этого, стали высказываться предположения, что чуть ли не в каждой строке романа упрятан какой – то иной  (тайный) смысл, а в самом тексте таится тщательно зашифрованный подтекст!
- Кто они, собственно, такие – эти неведомо откуда взявшиеся черти с непривычно замысловатыми фамилиями и кличками: Воланд, Коровьев, Бегемот, Азазелло?
-  Для чего так внезапно объявились они в Москве?
- Были ли у них реальные прототипы?
В числе отгадывателей «мастер – и – маргаритовских» тайн оказался и автор этой книги! Он три с половиной десятилетия ломал голову над загадками, которые не дают покоя многим! И вот однажды, листая подшивки газет 20 – х годов ХХ столетия, он вдруг почувствовал…  Нет, ему неожиданно показалось, что перед ним промелькнул след долгожданной отгадки. Дело в том, что…
Но не будем опережать события! Давайте сами попытаемся отгадать загадки булгаковского мастерства (или какую – то часть из них). Поэтому, как любил повторять сам Михаил Афанасьевич, вперед, читатель!
 

Ярлыки: интеллектуальная литература, литературоведение, современная проза


2012-11-16



«У меня была жизнь каскадера».
 
Со слов автора: «Явление культовой фигуры  во  плоти произвело на меня  невероятное впечатление  –  нечто  вроде религиозного экстаза. Саган отвечала на вопросы скороговоркой, словно строчила из пулемета, прикуривая  одну  сигарету  за  другой и тушила их мимо пепельницы прямо о стол…»
Одна из самых знаменитых француженок, Франсуаза Саган стремительно  ворвалась в мировую литературу с революционным романом «Здравствуй, грусть», когда ей было всего девятнадцать лет  и она еще училась на  филологическом факультете Сорбонны.
В ее жизни было множество скандалов, неуплаченных налогов, странных замужеств, автомобильных аварий, шикарных яхт, пристрастие к наркотикам и алкоголю, условные тюремные сроки, азартные игры, интимная дружба с президентом Франции…
Она стала едва ли не самым ярким символом поколения 60 – х  годов  и  автором двух десятков романов, в которых воспевала свободу творчества и исследовала сложность человеческих  взаимоотношений.
Данная книга  -  это попытка рассмотреть сложную, многогранную фигуру великой писательницы через призму ее отношений с людьми, ее увлечений и вкусов, ее образа жизни.
«У меня была жизнь каскадера. Правда, я жалею о том, что она не оказалась более размеренной, гармоничной и, быть может, поэтичной… Что же касается посмертной славы и места в литературном пантеоне, то мне на это ровным счетом наплевать.»
Вот такая она - Франсуаза Саган…
 

Ярлыки: биография, интеллектуальная литература, литературоведение


Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература