1

Кристина Старк "Гончие Лилит"
Лариса Петровичева «Музыка мертвых»
Сьюзен Мэллери "Сезон прогулок босиком"
Максим Сонин "Ступает слон"
Юрий Поляков «Весёлая жизнь, или Секс в СССР»
Гузель Яхина "Дети мои"

Поиск:

2024-02-22 19:00



«Служить Детству и Доброте − самое первое наше предназначение. И если мы хотим, чтобы Доброта и Красота спасли Мир, мы должны уберечь для юных вечное и не допустить, чтобы они перепутали бессмертное с модным и мимолетным».
Анатолий Алексин
 
За долгий творческий путь Анатолий Георгиевич Алексин написал более сотни рассказов и повестей, адресованных детям. На его книгах выросло не одно поколение советских школьников. Вымышленные персонажи учили юных читателей честности, справедливости, отзывчивости и состраданию. Литературные труды Анатолия Алексина небольшие по объему, но значительные по содержанию. Почти в каждом своем произведении  писатель  подчеркивал, что возраст определяется не датой рождения, а поступками человека. Есть взрослые, ведущие себя, как дети, и дети, мыслящие и действующие, как взрослые. Кроме того, юные читатели узнавали о том, что жизнь непредсказуема («Ивашов»), бывает ложь во спасение («В тылу как в тылу»), не всегда отступать от правил − плохо, а следовать им − хорошо («Третий в пятом ряду»). Для многих подростков неприятным открытием становилось то, что любовь и преданность может сочетаться с жестокостью и равнодушием («Сердечная недостаточность»), образцовый семьянин может оказаться далеким от идеала («А тем временем где-то...»), а обожаемая дочь вырасти эгоисткой («Безумная Евдокия»). 
Анатолий Георгиевич старался  наиболее полно раскрыть внутренний мир каждого своего героя. Часто в конце очередной истории,  рассказчик  переоценивал некоторые события, разочаровывался в тех, кому безоговорочно доверял и, напротив, проникался глубокой симпатией к тому, кого считал всего лишь «одним из многих». 
Произведения  Анатолия Георгиевича Алексина переведены на сорок восемь языков, а общий тираж изданий превышает сто миллионов экземпляров. Писатель был удостоен ряда государственных и международных премий. Так что можно с уверенностью сказать, что его книги − это своеобразное «руководство по жизни для начинающих пользователей». Руководство вне моды и вне времени, и потому Анатолий Алексин будет еще много лет учить «мальчишек и девчонок», а иногда и их родителей, нести ответственность за свои слова и поступки и делать то, что правильно, а не то, что легко. 
 
Разина Александра
 

Ярлыки: российская проза, детская литература, психологическая проза


2024-02-10 18:00



Об этом направлении или методе и до меня умные люди понаписали достаточно. Даже по пунктам! Не изобретая велосипед, повторю: магический реализм — это не фэнтези или сказка, не твердая НФ и не мистика. Это нечто особенное.
 
Книг сейчас выходит огромное количество. С элементами разнообразных фантастических допущений в том числе. И много где не по делу, но эффектно, пишут, мол, вот оно, эпохальное открытие, настоящий магреальный роман!!!
 А вот и нет. Если в ваших Москве-Лондоне-Питере есть тайная, оборотная сторона, есть волшебный мир с ночными дозорами или кланами магов-ведьм, то это, ребята, городское фэнтези. Оно же, если ваши маги живут в обычной Пупырловке с Васюками, ездят на авто, пользуются мобильниками и интернетом. На крайний случай добавьте в аннотацию «техномагия». Но это не магический реализм!!!
 
Исходим из названия. Реализм. Вот основа. Антураж и герои произведения в магическом реале должны быть самыми что ни на есть реальными. Простыми Васями, Машами, Мери или Джонами из реальных, ну хорошо-хорошо, из придуманных Вологды, Саратова или Гонконга.
Самым каноническим магреалом считается латиноамериканский. Борхес, Маркес и компания, помните, да? Персонажи обычные, не супер-герои, обычная, не вымышленная реальность, но есть в самом воздухе капля волшебства, которая превращает чувственность в магию, семейную легенду в страшную сказку с печальным концом, мифические персонажи бродят, как у себя дома, не вызывая удивления… Вот оно, бинго.
 
Если автор вплетет мифологию в реал — получится именно тот самый магический реализм.
Еще я вычитала, что якобы обязателен исторический контекст и социальные проблемы, более того, надо вести повествование максимально бесстрастно.
 
А вот не согласная я. Покажите, в каком месте Габриэль Гарсия Маркес бесстрастен!!! И вообще. Можно бывает и веселый магреал, без социального загруза. А вот достаточно спокойное принятие героями сверхестесственного и необычного  — обязательно для данного жанра.
 
Если героиня или герой будет визжать и бегать от привидения — это еще не магический реализм. Придет экзорцист, прогонит барабашку, станет всем счастье, жизнь вернется в прежнее русло, купленный особнячок превратится из загадочного в приличный пригородный дом и… и все. Это не магреал. Это просто реал, который был ненадолго взбаламучен вторжением непознанного. Люди выкорчевали непонятное (как всегда) и предались своим обычным порокам. То была мистика.
 
Если героиня из того же домика скажет привидению: «Привет! Ты кто? Каспер? Супер, будем дружить семьями. Ты какое варенье любишь больше? Из незримых плодов тырпыр-дерева? Саженцы есть? Митька-а-а-а, иди сюда, нам задарма дают волшебную рассаду! Станем типа круче всех», то это, пожалуй, уже будет магреал. Особенно, если автор напишет дальше, как Митька ничего не увидел, покрутил пальцем у виска и ушел разбирать вещи дальше. И не обращал больше внимания на то, что супружница его развела плантацию невиданных деревьев, производит фирменный джем в масштабах достаточных, чтобы прослыть немного странной. А жизнь в Пупырловке наладилась до полной сказочной нереальности.
 
«Садовые чары» Сары Эдисон Аллен тому порукой. Увлекательная и уютная история, пронизанная легкими флюидами сказки при общей совершенно приземленной атмосфере. «Шоколад» Джоан Харрис из той же оперы, только там это магический флёр почти неощутим.
 
Или вот «Жизнь мальчишки» Роберта Маккамона, первая часть Кинговского «Сердца в Атлантиде» и, конечно же, «Вино из одуванчиков» Брэдбери. Я бы навесила транспарант «магический реализм» на эти три произведения.
У них есть много общего, прочтите и проверьте сами, как говорится. Атмосфера ностальгии по детству, светлая печаль по несуществующему миру, той самой «затонувшей Атлантиде», Америке пятидесятых-шестидесятых, которая уже не существует. А там было волшебство!
И в то же время все это волшебство при желании можно объяснить бурным детским воображением. Мальчишки вместе со своими собаками полетели с холма у Маккамона. Что это было? Что, правда, полетели? Или водяное чудище, что проходит ночью по улицам Зефира? (Очень смеялась я с отзыва на Фантлабе, где читатель на полном серьёзе возмущался, как мог пацан рассмотреть в кромешной темноте это самое чудище за несколько минут, фу, бред, автор тупой и меня, читателя таким считает, пошел я отсюда, мистика какая-то бредовая безобоснуйная).
 
Вот, внимательно следите за руками. Если бы «Жизнь мальчишки» была написана в жанре фэнтези – городского фэнтези – то понадобился бы обоснуй, то есть объяснение, что включает в себя историю мира. Кто, что, зачем и откуда взялись (не)милые чудовища в городке. Пусть бы это был просто вот такой мир, похожий и непохожий на наш. Предположим, в нем есть расовая сегрегация, своеобразные городки Американского Юга, а также летающие дети, динозавры в озере и прочие волшебные штуки. При этом магический реализм тихо сливается в канализацию, потому как его в городском фэнтези нет.
Потому что магический реализм не подразумевает НИКАКИХ объяснений.
Поразмыслив над вычитанными в сети постулатами, решила, что они — те самые, по пунктам — нагло стянуты с иностранного источника и неверно переведены. Похоже, вместо обязательной бесстрастности повествования, нужно было указать беспристрастность.
 Если писатель желает создать хороший магический реализм он не должен показывать в тексте своего отношения к происходящим странностям. Чтоб ни намёка не просочилось: крыша у персонажа поехала или взаправду мумбо-юмбо какое завелось в шкафу. Пусть читатель вместе с героем мучается догадками, строит и отвергает предположения, приключается на всю катушку.
Почему-то считается, что в самом стиле жизни Латинской Америки есть некая мистика, оттого и писатели там рождаются своеобразные. Мифологическое мышление? Да, безусловно.
У нас слишком долго выкорчевывали это самое мышление, столетия христианства, десятилетия жёсткого атеизма дали свои плоды. А ведь если верить исследователям быта древних славян, мифологическое мышление процветало. Духи в каждой травинке-былинке-звере, одушевление камней, рек и озер. Если расти в такой атмосфере — не истовой веры — а принятия как должного, то магией будет пронизана вся жизнь. Наверное, народам азиатской части нашей страны больше присуще мифологическое мышление. Шаманизм так просто не выдернешь.
Итог номер раз: магический реализм — это то, что происходит в голове героя книги. В совершенно обыденную жизнь его вторгается нечто странное. Оно не обязательно должно быть материальным, это могут быть просто рассказы людей, которых герой опрашивает, изучая старую постановку скандального спектакля (М.Галина «Автохтоны») Как будет вести себя ГГерой и сотоварищи, зависит от автора. Но если он, автор, устроит сеанс полного разоблачения, то неуловимый дух магреала испарится, как с белых яблонь дым.
 
В некоторых статьях еще пишут, что должен быть открытый финал. Снова здорово, за рыбу деньги! Про «открытый финал» можно устраивать диспуты с переходом в дуэли. Потому что, как и с магреалом происходит вечная путаница, что оно, а что слитый финал. Но сермяжная правда в сём утверждении имеется.
 
Невозможно закончить магреальное произведение чётким эпилогом. Под открытым финалом подразумевается, что герой вместе с читателем остается балансировать на краю бездны. Я обожаю эту сладкую муку неразгаданных загадок.
 
У Марии Галиной в «Автохтонах» герой просто сбегает, делая вид, что все дела в Городе окончены. Трясется в вагоне поезда и старательно занимается развешиванием ярлыков, пытаясь в сотый и окончательный раз поставить отъехавшую крышу на место, разъяснить мотивы всех действующих лиц… Но я-читатель, благодаря мастерству автора, понимаю, что это еще не финал.  Это страх перед тем, что мир оказался гораздо больше и сложнее, чем казался, выгнал персонажа, возможно, потом, за обложкой книги, он снова примет мистическую версию того, что с ним случилось. 
 
Итог номер два: магреал не отпускает, затягивает, показывает оборотную сторону жизни, пугающую или сияющую вечным праздником. Средства для претворения в жизнь известны — отличный слог, интересные герои, тайны, которые вскрываются одна за другой, как слоеный пирог мясо-клубника-йогурт-селедка, одаривая новыми ароматами и вкусами, отменяя предыдущие.
 Поток сюжетных твистов, перевороты с ног на голову и обратно. Чтобы читатель восхищенно цокал языком: так вот оно что… а я-то думал… ну как так, опять двадцать пять за рыбу деньги, ах ты ж, зараза, хватай ведьму, нет, не она… ну я так не играю. И финальное: так, я не понял! Реально были демоны или нет??? А-а-а-а, шедевр однозначно.
 
Маркевич Светлана
мнение автора статьи может не совпадать с вашим

Ярлыки: авторское слово, магия, психологическая повесть


2024-01-29



Очень необычная книга. Согласна с одним из отзывов в интернете, что это Джеймс Джойс двадцать первого века. Хоть тут и не один день героя, как в «Улиссе», но эти дни так похожи друг на друга… Скажите, а разве у вас не так?
Здесь вы не найдете стройного и захватывающего сюжета. Не будет прекрасной положительной  героини, страшного злодея, соблазнительного незнакомца и душещипательного финала.
Это поток мыслей и наблюдений, вернее, не поток, а обрывки. Очень натурально выглядит. Ведь мы не можем думать линейно: всплывают какие-то  воспоминания, видишь коллег и читателей, отмечаешь про себя забавные детали, параллельно разговариваешь о книгах, о жизни, о работе, делаешь дела, идешь по магазинам, общаешься с домашними.
Вот примерно такое, короткими абзацами, казалось бы, рвано и не к месту, то прогулка героини с братом, то она слушает подкаст о глобальном потеплении, то она уже забирает сына из школы и играет с собакой, то ее наблюдение за читателем…
 
Забыла про самое главное: героиня, она же повествователь, от первого лица которой бурлящим ручьём несется рассказ, работает в библиотеке.
Это не могло не привлечь моего внимания! Коллега из Нью-Йорка, любопытно же.
Потом героиня устраивается еще в помощницы к блогерше, которая все вещает и вещает о грядущей экологической катастрофе. Работа – отвечать на сообщения. Ой, вы знаете, кто только не пишет по поводу надвигающихся ужасов, и гадости, и поддержку, и дебильные шуточки.
Что сказать – книга затягивает. Не успеваешь спохватиться, как ты уже по уши в постоянных тревогах. Это, кстати, основное настроение.
Думаю, что беспокойство о ребенке, о муже, о работе, погоде, повышении по службе и счетах, о пугающих мировых новостях, обо всем инфошуме, будет близко и понятно читателям, особенно, читательницам во всем мире.
Да, это наблюдения за жизнью «городского невротика» изнутри. Душевно сближает с усредненной читательницей то, что рассказчица тоже вполне средняя. Не юна и не стара, без особых талантов или отклонений, со стандартным семейным набором не хуже, но и не лучше, чем у других, со средним доходом и полным отсутствием знакомств в высших сферах.
 
« Муж читает стоиков до завтрака. Это плохой знак. Вчера я заставила его пообещать, что он не будет проделывать с нами упражнение для развития стоицизма. То, в котором надо смотреть на любимого человека, когда он спит, и повторять: «Завтра ты умрешь».
 
Он согласился. Мол, зачем ему это? Разве мы не решили, что он умрет первым? Он в хорошем настроении. Наверно, представляет все происходящее с высоты птичьего полета.
* * *
Численность птиц в мире сокращается. Час назад я стала изучать этот вопрос и провалилась в черную дыру. Звонит мама, и я наконец перестаю переходить по ссылкам. Мама рассказывает, что в их районе стало неспокойно. В почтовые ящики всех белых жильцов подбросили пакетики с леденцами. К ним приложена записка: «В вашем районе неспокойно?»
Еще мне очень понравилось, что отсутствуют назидательные выводы, рассуждения о вечном и прочая тягомотина.
Просто заметки, как будто ты сидишь в голове у героини и живешь онлайн. Книга рождает множество самых разных эмоций, от легкомысленного веселья, до катарсиса.
А выводы делайте сами.
 
Маркевич Светлана
 
 
 

Ярлыки: зарубежная литература, о чем говорят женщины, психологическая повесть


2023-05-30 19:00



История недетская, по-японски неспешная, раздумчивая. Кстати, как раз можно погрузиться в современную Японию обычных людей, не якудза, не хипстеров, не маргиналов мегаполисов. Эта небольшая книга познакомит вас с жизнью Сатору, молодого мужчины. С моей точки зрения типичный японец: чрезвычайно вежливый, щепетильный, тонко чувствующий красоту. И очень-очень одинокий.
Единственное, повествование ведется от лица кота! О, это чрезвычайно разумный кот, он расскажет нам, что кошки и собаки прекрасно понимают людей, людской язык, а вот сказать ничего не могут. Зато истинные кошатники способны понимать своих четвероногих друзей на интуитивном уровне.
Кот – сначала безымянный и бездомный – обретался у автостоянки многоквартирного дома. И понравилось коту дремать на капоте серебристого фургончика Сатору. Парень приметил кота, чрезвычайно похожего на того, что был у него в детстве, стал подкармливать. И спас, когда кошак не сумел увернуться от машины.
Так человек и кот стали друзьями.
Понимание пониманием, но Сатору так и не допетрил, что имя, которое он дал коту, не понравилось гордому пушистику. Как не кривил мордочку кот, как не подвывал, а пришлось стать Нану (семь, в переводе с японского). Хвост, изогнутый крючком, напоминающим семерку, сыграл такую шутку. Нану смирился с именем. Он же умный! Тем более, что хвост покажет свою волшебную сущность впоследствии.
Повторюсь, повествование идет очень неспешное, ничего особого не случается, проходят пять спокойных счастливых лет… Как вдруг Сатору рассылает письма своим немногочисленным друзьям с просьбой взять себе Нану, ибо он больше не может позволить себе держать кота.
Нану с хозяином отправляются в странствие первое, к другу детства. Кот умело темнит, не выдавая причины, толкнувшей Сатору на странный шаг, хотя что-то знает, зараза пушистая.
Могу намекнуть, что все будет очень грустно. 
Автор использовал такой прием, чтобы понаделать отсылок в прошлое Сатору, в детство и юность, а они не были самыми простыми. Слишком рано он лишился родителей, потом любимого кота отдали в хорошие руки, ибо тетушка, взявшая его под опеку, много переезжала по работе.
Читателю дается шанс послушать типичные, совсем не похожие на наши разговоры, окунуться в быт, узнать кое-что о блюдах, праздничных и обычных, о семейном житье-бытье, о бессемейных одиночках, о котах и людях далекой Страны Восходящего Солнца. И еще один шанс – понять ту самую культуру любования природой. Автор безыскусно рассказывает об этом устами кота. Это как подглядеть в замочную скважину на жизнь абсолютно загадочных существ, и понять, что они внезапно стали ближе.
Самое на разрыв, конечно, Последнее странствие. Можно догадаться по названию… Но как же светло от слез, пролитых над этими страницами!
Там Нану сгребает своим крючковатым хвостом все чудеса мира для любимого хозяина: рассветы и закаты, все оттенки красного на гроздьях рябины, двойную радугу, внезапную остановку в поле цветущих желтых и лиловых цветов, восхождение на Фудзи, снегопады Хоккайдо.
Там Сатору снова налаживает отношения со своей суховатой, слишком серьезной тетушкой. Та даже оттаивает душой и оставляет у себя жить кота Нану.
И хочется верить, что одиночество хорошего человека Сатору не было беспросветным, ведь рядом всегда был Нану.
И за радугой, за гранью тоже. Нану только доделает важные кошачьи дела, и придет.
Эта книга настолько японская, что может стать настоящим этнографическим учебником. Прозрачно-акварельная, на полутонах. Вроде о простом, а на самом деле о самом важном. О жизни, смерти и любви. 
Маркевич Светлана
 

Ярлыки: японская литература, кошки, психологическая повесть


2016-03-30



«Если есть сестра, то от нее никуда не деться»

 
Случайная книга как повод о ней поговорить,
а также чужое мнение как повод впоследствии составить своё
 
Заключение (отнюдь не медицинское), попавшее на место предисловия.
Критикуя петербургскую поэму «Двойник» Ф.М.Достоевского, В.Г.Белинский написал: «Фантастическое в наше время может иметь место только в домах умалишенных, а не в литературе, и находиться в заведовании врачей, а не поэтов». Не прислушались к мнению великого русского критика. А зря. Психические расстройства смело шагнули в литературу, явив в качестве героев череду маньяков, психопатов, мнительных личностей с хронической депрессией. А их фобии, мании и перманентная истерика далеко не всегда милы и приятны. Хотя у всех вкусы разные…
 
О чем я думал на подступах к книге.
Иногда хочется сменить обстановку. И в чтении бывает аналогично. Я вдруг решил кардинально поменять свое чтение. Даже так: сделать себе сюрприз. Тут и обложка как раз попалась интригующая, название – лирика мечтательных романтиков, книжная серия – с акцентом на слово «интеллектуальный» и с намёком, что весь мир это читает, если уже не прочитал. Конечно, верить книжной “наружности” никогда не стоит. Но если самому хочется чего-нибудь эдакого... «Ах, обмануть меня не трудно! Я сам обманываться рад!»
 
О чем я думал, читая книгу.
Виновато слово «саспенс», написанное на обложке. Да, встретились мне в тексте лирико-романтические строки:
«Ей исполнилось двадцать два.
22
Словно пара лебедей, забытых на озере».
Ах!
Но если в целом, то не ах, а ох. С добавочным фу. Почему-то получилась именно такая эмоциональная реакция. Процитирую первоисточник: «Ей кажется, что в глотку набилось целое полчище грызущих и гложущих тараканов». Каково! А и всего-то: хрустят сухариками. 
Есть в произведении Дельфины Бертолон две сестры: Большая и Маленькая. Гиена и жираф. Гиена время от времени “жрет” жирафа, насмехаясь над ним. Большая не позволяет нормально жить Маленькой. Большая – хищница, Маленькая – травоядное. Но неприятны обе. Далее. Большая, якобы работая в «Скорой помощи», говорит, что убивает пациентов. Любит она видеть их мертвыми. А Маленькая просто существует. Как амёба. Опять же обе ненавидят жизнь. Такая вот патология. Дельфина Бертолон, описывая семейные отношения, по-видимому, не может их представить иначе, как болезненными и обезображенными страхом и безумием.
Саспенс, правда, полностью оправдался. Тревожное ожидание не прошло впустую. После чего открывалась тайна. Маленькая наконец-то поняла, что вовсе не знала о жизни Большой. Какая там «Скорая помощь»!
 
О чем я думал после прочтения книги.
Говорят, Ксантиппа однажды окатила Сократа водой, после чего тот изрек очередную мудрость. И получилось так, что Сократ вошел в историю как великий философ, а Ксантиппа стала синонимом сварливой жены. И только. А всё потому, что поступила она неправильно.
Дубль два. Ксантиппа берет ведро с водой и подходит к Сократу, окруженному его учениками. Затем, показывая на ведро, объявляет: «Саспенс, господа древние греки!» А после этого, вылив воду Сократу на голову и не дав тому сказать ни слова, добавляет: «Теперь вам есть над чем поразмышлять!» И вот уже Ксантиппа – интеллектуальный психолог, стимулирующий ленивого мужа к умственному труду.
 
Прочитав книгу Дельфины Бертолон, понимаешь, почему солнце – на ногах. Увы, оно не сияет в душах, не играет лукаво в добрых глазах. Но книга выполняет свое предназначение: заставляет размышлять. Поэтому я о ней не беспокоюсь. Думаю, она найдет своего читателя. Вопреки моему субъективному мнению.

Ярлыки: зарубежная литература, психологическая повесть, современная проза


2015-05-26



И вот, думая, что на семейном фронте царит затишье,
я на мгновение отвернулся и был вознагражден
эффектным грохотом за спиной…

Каждая семья счастлива по-своему…  Это я перефразировала слова нашего классика. Для кого-то счастье – это выходной на даче, для кого-то поездка на море, для кого-то - здоровье близких людей.
А для героев «Счастливой семьи» - очередная задумка матери.
Несколько месяцев из жизни своей семьи описывает сын-подросток. Мальчик он очень здравомыслящий, с хорошим чувством юмора, и поэтому его рассказ полон забавных ситуаций, веселых описаний и рассуждений.
Вся семья состоит из папы, который находится в подчинении у мамы, мамы, которая просто фонтанирует жизненной энергией и не всегда направляет ее в мирное русло, из, собственно мальчика Васи, который любит математику и своих родных, и из маленькой сестренки Симы, которая самая самостоятельная и независимая девочка в мире. Да, еще есть тетя Наташа и дядя Боря – персонажи второстепенные, но от этого не менее важные.
Теперь о задумке мамы. Она затеяла ремонт, а чтобы было, где жить, недолго размышляя, решила все семейство на несколько месяцев перевезти на Корфу. В этот момент и нарисовалась тетя Наташа, которой позарез нужно было к Святому Спиридону, а его храм есть только на этом острове.
После сборов и перелета Вася со всеми родными все-таки добрались до дома, который должен был стать их пристанищем на ближайшее время. И начались дни сплошных приключений и интересных историй.
Каждый день мама, а именно про нее больше всего рассказывает  Вася, попадает в разные истории: то не может сговориться с домработницей, то решает поменять дом, то учит готовить шеф-повара одного из местных ресторанчиков.
Но мама есть мама, и Вася рассказывает про нее с искренней любовью и снисходительностью
История заканчивается возвращением домой. Семья изменилась, «повзрослела».
Но чувствуется, что это не окончательное мамино чудачество, и будут еще не раз у этой семьи приключения и происшествия.
В книге есть еще несколько рассказов, тоже чудесных и необыкновенных.
 Всем для поднятия настроения рекомендую…
 

Ярлыки: дети, женская проза, психологическая повесть, семья, современная проза


2014-05-21



Боль — самая важная вещь на Земле.
Пройдя через боль, ты можешь сказать, что кое-что повидал в этой жизни.
Наоми Уоттс
Когда болит, неизменно кажется, что нынешняя боль — навсегда.
Но она проходит.
Мария Семенова «Волкодав. Мир по дороге»
Книга из библиотеки "Литрес"
 
Это совсем другой Гришковец: цельный и складный какой-то. Можно сказать, что и повесть и оба рассказа написаны мастером слова: тонко, глубоко.
Что мы на самом деле знаем о боли? Из чего состоит это явление в нашей жизни? Герои книги сталкиваются с ним на собственной шкуре.
Это и боль от обиды на друга, у которого стыдно попросить денег.
Это и боль родителя от того, что твой ребенок не такой, как ты хотел, а ребенка, что родители его не понимают.
Это и боль от ссоры с близкими людьми.
Это и скручивающая в жгут боль от совершенного тобой поступка.
Чаще всего мы живем с этой болью каждый день своей жизни, свыкаемся с ней, боимся посмотреть ей в глаза, лишний раз ковырнуть то самое больное место. Но именно это и необходимо делать, чтобы перестало болеть.
Важно найти этот нарыв и вскрыть, а то станет поздно, как в повести, у которой печальный финал.
Ведь с болью физической намного легче справиться, чем с болью душевной. Чего тут сложного: наглотался таблеток и готово.
Но у Гришковца все сложней. Физическая боль оказывается тоже может не проходить от таблеток, а, странное дело, приглушаться от чтения книги. (Решила взять на заметку).
Если честно, то книга не отличается большим оптимизмом, но читается на одном дыхании. И заставляет пересмотреть свое отношение к боли и ко многим своим поступкам.
А разве не эта функция основная у литературного произведения (это я о рефлексии и нравственном воспитании человека)?
P.S. Советую всем, но не для поднятия жизненного тонуса, а для профилактики мозгов.
 

Ярлыки: Литрес, психологическая повесть, российская проза, русская литература, сборник


2013-02-09



"Что голландцу хорошо, русскому смерть..."
( немного измененная пословица)
 
Странные мы все-таки русские. Не живется нам спокойно у себя на родине. Все норовим убежать, уехать, съэмигрировать туда, где нас нет и где, по нашему мнению, лучше. Неважно куда, лишь бы с родины. А как же то, что сначала надо изучить место, куда собираешься, нравы и обычаи страны, города, народа. А вдруг там для тебя настолько узкие рамки и странные законы, что лучше не совать туда свой нос. "Город" поможет нам решить, стоит ли ехать в Амстердам или нет. Автор - переводчик, много времени жила в Нидерландах, не понаслышке знает обычаи и нравы жителей Амстердама. А самое главное, рассказывает об этом не с целью доказать,что там о-о-очень хорошо или о-о-о-очень плохо, а просто рассказывает как у них и вспоминает, а как же у нас. И очень забавная картина получается. При всех абсолютно кардинальных различиях, там вполне комфортно уживаются наши соотечественники. С чего бы начать? Наверное со сказок. Наши сказки для голландцев - это что-то запредельное, особенно "Колобок". Они искренне не понимают, что он такое и как так получается, что его съели. Еще настораживает то, что голландцы экономны. Для русского человека, способного прокутить зарплату за день, сие обстоятельство может стать роковым. Но в тоже время они искренни, любят цветы, которыми заполонен весь Амстердам, умеют любить и дружить. Доказательство тому, глубоко сокровенная и личная история автора, которую она описывает в книге. "Город" учит нас терпеливому и мудрому отношению к другим, такому, уже заезженному понятию, как толерантность. Ну и, как обычно, Вы ждете рекомендаций. Читайте, время не будет потрачено даром. И даже если Вас не совсем устроит художественная сторона, то информативная точно на высоте.

Ярлыки: дневник, женская проза, любовь, психологическая повесть, русская литература, современная проза


2012-11-13



Книга для взрослых о ребенке, написанная языком, который понятен детям.

Очень давно я не получала такого удовольствия от чтения. Эта маленькая тоненькая книжечка на 2 часа полностью завладела моим временем. И этих 2 часов мне совсем не жалко, потому что они не потрачены впустую. Я узнала о детской психологии из маленьких рассказиков, написанных Макьюэном больше, чем из толстых учебников по психологии. А теперь познакомьтесь - это Питер, ему 10 лет и он трудный ребенок. Он не шумный, не драчливый, не зануда. Он просто Мечтатель. Именно с большой буквы, потому что из таких как он вырастают настоящие писатели. И Питер рассказывает о себе смешные истории, которые заставляют нас, взрослых погрузиться в мир детских фантазий и переживаний. Чего стоит история про малыша Кеннета, которого Питер невзлюбил, так как тот занимал много места и внимания взрослых. И вот Питер вдруг очутился в теле Кеннета и на себе почувствовал, что значит быть маленьким. Что значит не уметь сказать, сделать, что хочешь. Отношение мальчика к двоюродному брату изменилось, он понял, что Кеннет не специально отнимает столько много времени у родных, он просто пока не умеет сам. Этот рассказик очень рекомендую семьям, где есть старшие детки, которые не очень любят своих младшеньких. Ну а нам взрослым это дает возможность по-другому построить свои отношения с детьми. В таком же духе написаны и несколько других рассказиков. Но, как и задумывал автор, эти забавные фантазии Питера прекрасно могут подойти и для семейного чтения вслух. Очень рекомендую для поднятия настроения.

 

Ярлыки: волшебство, дети, детская литература, зарубежная литература, психологическая повесть, рассказы, юмор


2012-11-12



Ах, первая любовь....

Три небольшие повести о любви. Три разные судьбы и три разных взгляда на жизнь.
Автор новый и совсем для меня незнакомый, а новые имена всегда привлекают. Взяла почитать и не пожалела.
Особенно впечатлила первая повесть. Читала и вспоминала замечательные повести о любви, которые читала в юности.
Школа, шестнадцатилетие, первая любовь, первые сомнения и первая ревность.
Катя - главная героиня, совсем не похожа на современных девушек, думающих только о нарядах и мальчиках. Она воспитана в семье, где родители по прошествии многих лет влюблены друг в друга, как в первый день, где уважительное отношение к женщине - это норма поведения.
А ее первой любовью становится юноша, представления которого о любви совсем другие. Он встречается с ее одноклассницей, одновременно успевает вскружить голову Кате. Хотя она ему и правда не безразлична, он совсем по-другому воспринимает мир. Катя "влюблена" в Beatles, а Игорю нравится Высоцкий. Для Кати - любовь, возвышенное чувство и тонкие, правильные отношения, а Игорь не понимает как можно встречаться так долго и даже не поцеловаться.
Недаром говорят, что первая любовь всегда несчастливая. Именно так случилось и с Катей. Она не простила, и вся ее жизнь сложилась совсем по-другому, а могло быть...
И счастье было так возможно...
Хотя кто знает, если бы простила, как бы сложилась ее жизнь...
Рекомендую молодым девушкам. Может эта история подскажет вам как быть, и кто знает, вдруг ваша жизнь изменится.

 


Ярлыки: женская проза, любовь, молодежь, психологическая повесть, современная проза


2012-11-06



Вся наша Вселенная живет по правилам. А по каким???
 
Это настольная книга для того, кто не знает правил. 
Вообщем, если Вы вдруг встали утром и поняли, что все надоело, необходимо что-то изменить в своей жизни. Начать сначала. Эта книга подскажет с чего начать.
Простые советы, которые дает нам автор оказываются очень непростыми в исполнении.
Легко сказать "Чтобы что-то получить в свою жизнь, надо быть к этому готовым!" Ха, мы проснуться-то утром не готовы по звонку будильника. Минут 15 еще валяемся, потягиваемся. Какое там новое. Оно мимо протопает как слон, а мы даже не заметим.
 Но если все-таки попробовать и последовать советам автора? Вдруг наша жизнь чудесным образом изменится?
А она обязательно изменится, только не чудесным образом,а упорным трудом по изменению самого себя.
Эта книга - опыт проживания. Автор не претендует на истину, она делится своим опытом, пусть не всегда удачным и правильным.
А самое главное - книга, ну и автор конечно, приглашают нас к соучастию.
 Попробуйте изменить правила Вашей жизни, А там, кто знает???
 

Ярлыки: психологическая повесть, российская проза, современная проза


2012-11-06



На книге интригующая надпись: Живой Журнал: новый формат!

Что такое Живой Журнал я примерно представляю, и фишка это уже не нова. Такой журнал издан под авторством Гришковца.
чаще всего это коротенькие зарисовки автора о его жизни, о тех моментах жизни, которыми он хочет поделиться с нами, читателями этого Журнала.
Повесть "Именем Христа" - это письма к подруге, письма-размышления о жизни, о Москве, о том поколении людей, которые были лишены веры.
Каждое письмецо открывает нам новую грань переживаний главной героини Иветты.
Она кинорежиссер, человек связанный с искусством, поэтому ее взгляд на нашу жизнь - взгляд незаурядного обывателя, а взгляд творческой личности.
 Некоторые истории, содержащиеся в письмах рассказывают с надрывом о чванстве и глупости нынешних телевизионщиков, в некоторых нашла свое отражение действительность советская, тоже порой малопривлекательная.
А есть настолько светлые воспоминания о детстве, первой влюбленности, что кажется, вот и у тебя тоже было, только чуть-чуть не так.
Здесь, в этой тоненькой книжечке уместилась вся жизнь главной героини, ее жизненные ценности и приоритеты. Во многом они оказались схожи с моими.

 


Ярлыки: повесть в письмах, психологическая повесть, российская проза


Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература