Гузель Яхина "Дети мои"
"Мама тебя любит, а ты ее бесишь!"
Анна Малышева «Пассажир без багажа»
Юрий Поляков «Весёлая жизнь, или Секс в СССР»
Елена Коровина "Знаем ли мы свои любимые сказки?"
Татьяна Георгиева «Русская повседневная культура XVIII века»

Поиск:

2021-04-28 19:00



Книга непростой судьбы, как и многие у Стругацких. Но этой не повезло особенно. Поскольку это роман в романе, то раздирать на части ее начали сразу. И напечатали в региональных литературных журналах в разных концах огромного Советского Союза. Повесть, которую пишет в стол герой-писатель, то, что он называет «Синей папкой», выходила и отдельно под названием «Гадкие лебеди». Во всех собраниях сочинений есть. Мне удалось прочесть не менее уникальный вариант «Хромой судьбы» в журнале Нева. Там был «Град обреченный» в качестве тайного романа.
Мне нравятся оба варианта, перечитывала многократно, находя все новые и новые смыслы и объяснения простым вещам из жизни. Да и тема писательства мне стала близка необычайно, а потому истории авторских страданий над буквами задевают особенно сильно.
А еще в этой книге разбросаны по тексту биографические факты. Понятно, что первая любовь Феликса Сорокина, которую он вдруг вспомнил, девушка Катя, погибшая много лет назад, при обстреле, вымышленный персонаж. Но и налеты были, и смыкающееся кольцо блокады было. Для Стругацких тема войны непроходящая боль. И они умели показать это буквально в нескольких предложениях.
Невероятно колоритная писательская братия, временами похожая на змеиное кубло, – тоже из жизни. Наверняка многие даже узнавали себя. Некоторые, думаю, были неприятно удивлены, а может, сделали вид, что это не про них. Позволю себе цитату:
 
«Много-много лет назад, когда я был сравнительно молод, вполне внутренне честен и непроходимо глуп, до меня вдруг дошло (словно холодной водой окатило), что все эти мрачные и отвратительные герои жутких слухов, черных эпиграмм и кровавых легенд обитают не в каком-то абстрактном пространстве анекдотов, черта с два! Вон один сидит за соседним столиком, порядочно уже захорошевший, – добродушно бранясь, вылавливает из солянки маслину. А тот, прихрамывая на пораженную артритом ногу, спускается навстречу по беломраморной лестнице. А этот вот кругленький, вечно потный, азартно мотается по коридорам Моссовета, размахивая списком писателей, нуждающихся в жилплощади…
И когда это дошло до меня, встал мучительный вопрос: как относиться к ним? Как относиться к этим людям, которые по всем принятым мною нравственным и моральным правилам являются преступниками; хуже того – палачами; хуже того – предателями! Случалось, по слухам, что бивали их по щекам, выливали им на голову тарелку с супом в ресторане, плевали публично в глаза. По слухам. Сам я этого никогда не видел. По слухам, не подавали им руки, отворачивались при встрече, говорили резкие слова на собраниях и заседаниях. Да, бывало что-то вроде, но я не знаю ни одного такого инцидента, чтобы не лежало в его основе что-нибудь вовсе не романтическое – выхваченная из-под носа путевка, адюльтерчик банальнейший, закрытая, но ставшая открытою недоброжелательная рецензия».
 
Не устаю поражаться, насколько плотные тексты писали авторы. Сарказм и добрый юмор, горечь и боль. И при всем при том это же не просто будни писателя с ежедневной нормой букв, сплетнями в Клубе, бытовыми мелочами. 
Феликс Сорокин знает про себя, что с ним периодически случаются странности. Сюда втиснулась невероятная история с эликсиром бессмертия и отравленным соседом, встреча с унылым горбуном и переданная на хранение партитура Труб Страшного Суда. И самое занятное – это некая машина, якобы вычисляющая уровень таланта по текстам автора.
Сорокин все никак не может попасть в этот НИИ, где скромный сотрудник в синем халате, по имени Михаил Афанасьевич, расскажет ему про самый страшный, самый стыдный страх его, как писателя, как автора тайной Синей Папки. Какой? Не скажу. Читайте сами, потому что это только верхушка айсберга.
Вставленные попеременно главы из Синей Папки совсем не напоминают историю пятого прокуратора Иудеи, всадника Понтия Пилата, о нет! 
Виктор Банев тоже писатель, которому надоело прогибаться перед властями. Он в городе своего детства, заливаемом дождем, ненормальным дождем, неестественным. Здесь его бывшая жена и дочь, которая не просто отбилась от рук. Все дети этого безымянного города отбились от рук. А вот понять, что и как произошло, как это связано со всплеском их гениальности, со странными «мокрецами», которых сам Банев с детства привык считать  больными людьми, безобидными, когда они изолированы, – это вопрос вопросов.
Чем больше перечитываю, чем быстрее бегут годы, и копится личный опыт, тем более загадочной мне видится эта история. И тем менее я категорична. Там все настолько неоднозначно! И опять же при невероятно напряженном детективном сюжете. Придется прочесть, если вы до сих пор не сделали этого.
Тема невмешательства, тема влияния на будущее – снова и снова. И тема разделения человечества на тех, кто рванет ввысь, и тех, кто останется. Вертикальный прогресс. Рекомендую всем лекции о творчестве в исполнении Дмитрия Быкова. Он захватывающе азартно рассказывает обо всех тонкостях и подводных течениях творчества Стругацких.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: ХХ век, классика, роман


2021-04-26 10:10



Я покупаю Землю!
(Из представленной книги)
 
Роман американского писателя-фантаста Клиффорда Доналда Саймака (1904-1988) «Почти как люди» начинается интригующе. Обозреватель «Ивнинг геральд» Паркер Грейвс обнаруживает у дверей своей квартиры капкан, который, впрочем, оказывается вовсе не настоящим капканом, а чем-то похуже. Далее события развиваются весьма динамично и имеют несколько неожиданных поворотов. 
Рассказ ведется от имени Паркера Грейвса, который нагнетает атмосферу страха, пугает, но не так, чтобы совсем страшно, хотя и держит читателя в напряжении. Однако не надо забывать, что мистер Грейвс является одним из тех репортеров, которые никогда не отказываются от выпивки. Поэтому ужасы вроде бы можно было бы и списать на разыгравшееся воображение одурманенного алкоголем человека, если бы не ряд событий, связанных с куплей-продажей частной собственности. Эти события действительно требуют объяснения, но никак не могут быть объяснены в координатах привычной логики. Таким образом, парадоксально, но факт: вполне земные потрясения экономики становятся понятными только благодаря инопланетянам в виде черных шаров и говорящему космическому псу.
Итак, следуя за событиями захватывающего и остроумно написанного повествования, мы вдруг обнаруживаем проблему несовершенства механизма частной собственности. Ведь инопланетяне в романе Клиффорда Саймака пытаются захватить Землю не путем военных действий, а путем экономических махинаций. При этом они не нарушают законов и следуют традициям людей, считающих, что за деньги можно получить всё и даже больше. Недаром инопланетный махинатор бросает упрек человеку:
«Здесь, на Земле, вы вкладываете в деньги такой символический смысл, которым не обладает ни одно из известных мне средств обмена. Вы превратили деньги в символ могущества и добродетели, а их недостаток вызывает у вас презрение и даже считается чуть ли не преступлением. Деньги для вас – это мерило человеческих качеств, мерило успеха, почти что святыня».
Вообще, характеризуя американское общество начала 1960-х, Клиффорд Саймак написал такое, что, так скажем, осталось приложимым и к обществам других стран в более поздний период.
Возьмем высказывание о свободе прессы:
«Допустим, ...что торговля в упадке, что строительные компании обанкротились, что заводы начали выбрасывать рабочих на улицу, – так ведь пока окончательно не подопрет, в газете не появится об этом ни строчки».
Или еще цитата. Это малый бизнес привычно возмущается относительно политики государства:
«Как подумаешь о нынешней системе налогов, обо всех этих инструкциях, о вмешательстве правительства, так просто диву даешься, каким нужно быть изворотливым, чтобы в таких условиях вести дело».
А вот как оценивается деловой мир в целом:
«Деловой мир превратился в сплошные бухгалтерские операции, выполняемые машинами или людьми, очень похожими на машины своей бездушностью».
Но вернемся к сюжету романа. Когда деньги не пахнут, спасителями человечества становятся скунсы. Это не шутка. Точнее говоря, если и шутка, то самого Клиффорда Саймака. Как вы догадались, роман завершается почти что хэппи-эндом. Приключения остаются позади, и главный герой даже обещает «подгрести с нескромным предложением» к своей знакомой Джой, которая от него этого давно ожидает.
Ну а как это всё могло произойти, во всех подробностях узнайте из романа Клиффорда Саймака «Почти как люди».
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: ХХ век, зарубежная литература, классика, фантастика


2020-12-29 10:00



"Пусть у тебя будет сердце, которое никогда не ожесточится, и характер, который никогда не испортится, и прикосновение, которое никогда не ранит".
Чарльз Диккенс
 
“Рождественская песнь в прозе” Чарльза Диккенса - одно из самых популярных художественных произведений о Рождестве. Поучительная история, которая произошла со скупым лондонским ростовщиком, легла в основу многих театральных постановок, а имя главного героя - Эбенизера Скруджа - стало нарицательным. Великий английский писатель горячо симпатизировал простым честным труженикам, так как сам не понаслышке знал, что такое безденежье. В свое время его отец, обремененный долгами мелкий чиновник, разорился и попал в тюрьму, оставив большое семейство без средств к существованию.  Будущему классику мировой литературы пришлось оставить школу и пойти работать. На фабрике по производству ваксы он с утра до вечера наклеивал ярлыки на банки с готовой продукцией. Впоследствии мастер пера всегда выступал против эксплуатации детского труда, широко распространенного в Англии в XIX веке. 
“Рождественская песнь в прозе” входит в сборник "Рождественские повести". События в ней разворачиваются в шумном и многоликом Лондоне, где роскошь и нищета соседствуют друг с другом, но практически никогда не соприкасаются. Сколько маленьких трагедий разыгрывается в грязных трущобах! А обитатели богатых кварталов продолжают делать вид, что их это не касается. Один из них - жадный, язвительный ростовщик Эбенизер Скрудж. Ему чужды доброта и милосердие, так как сердце его давно превратилось в камень. Но однажды, в сочельник, после привычных перепалок с посетителями, коллегой и племянником, вредный скряга возвращается домой, а там его поджидает призрак умершего компаньона. Привидение предсказывает ему скорую встречу с тремя духами - Прошлых, Настоящих и Будущих Святок. Перепуганный старик действительно видит зловещий сон-предостережение. В нем он переносится и в далекое беззаботное прошлое, и в неприглядное унылое настоящее, и в абсолютно безрадостное будущее. Вот тогда-то  Эбенизер Скрудж испытывает глубокое нравственное потрясение. Получив возможность посмотреть на свою жизнь со стороны, он решает в корне изменить свое поведение и отношение к окружающим.
Устройтесь поуютнее в любимом кресле с чашечкой ароматного чая или кофе и уделите немного внимания этой превосходной святочной истории. Возможно, прочитав ее, вы тоже поверите в магию Рождества. 
 
Александра Разина

Ярлыки: зарубежная литература, классика


2020-07-23 15:40



 
С удивлением обнаружив отсутствие рецензий на почти уже классику, решила исправить это упущение. Для тех, кто не в курсе, маленькая предыстория. Фэнтези – это по сути литературная сказка, основанная на мифологии. В советские времена этот жанр у нас отсутствовал, как несерьезный. После перестройки, кто помнит, хлынул вал переводной литературы. Во всех жанрах. И в этом в том числе. Даже российские авторы, быстро ухватившие суть и пытавшиеся наконец-то заработать, подстраивались под моду. То есть писали под псевдонимами. Конкретно в фэнтези это выливалось вот во что: читатели априори приняли, что в подобных книгах обязательно должны быть гоблины, орки, вампиры и прочие чернокнижники. То есть магические персонажи из европейских мифов, легенд и сказок. 
Мария Семенова начала с исторических произведений. Викинги и языческие времена наших земель – вот ее конек. Но роман, вернее, цикл из четырех книг, принесший ей заслуженную славу, все дружно поименовали первым славянским фэнтези. Забавно, что терминология, названия, имена и обычаи – вымышленные. Но все прекрасно увидели, что венны - это славяне, сёгванны – викинги, и так далее. Мир, созданный писательницей, настолько богат на детали, что стал живым. Это такой же фокус, как и с героями. Дети лесов, венны, настолько глубоко верят, что у каждого дерева, травинки, реки есть душа, что они, эти души отзываются, помогают людям. И боги становятся реальной силой.
Тончайшая грань между вымыслом и реальностью, верой и неверием очень интересно и деликатно затронута Семеновой.
Необычно было и само построение сюжета. Пресловутые переводные фэнтези к 1995 году обрисовали для нас канон. Квест – вот главное в таких книгах. То есть поход героя за местью, троном, жизненно необходимым артефактом, свержением вселенского зла (нужное подчеркнуть). По дороге герой собирает команду единомышленников, помогающую в выполнении поставленных задач. Любители компьютерных игр прекрасно знают все это.
Так вот. «Волкодав» разбил все каноны. Первая глава: герой достигает цели, к которой шел долгие годы. Проникает в неприступный замок кунса Венитария, убивает его, вернее, казнит. За то, что уничтожил весь род Волкодава, а самого его, совсем мальчишку, продал в рабство. Все. Поход закончен, герой собрался умереть в развалинах замка, ибо не знает, зачем ему жить дальше.
Но пришлось спасать двух освобожденных пленников, да и Нелетучий Мышь, верный зверек, сопровождающий Волкодава с тех, еще рабских времен, не заслужил гибели. Так начинается поиск новой цели. Просто жить, просто принять мир, со всем его несовершенством. 
Но Волкодав не способен на это. Обостренное чувство справедливости, ослиное упрямство, полный фатализм постоянно ввергают нашего героя в различные приключения. И ничего веселого тут нет, на самом деле. Волкодав настоящий защитник. То, что он принимает за волю богов, становится реальным. В какой-то момент, ближе к финалу тетралогии, повествование поднимается до эпических высот.
Хотя начало книги очень камерное. Просто трое путников присоединяются к каравану, чтоб добраться до столицы местного княжества. Потом – опять – Волкодав спасает еще одного человека, который станет его другом. 
Когда он становится телохранителем юной кнесинки, сопровождает ее к жениху в дальние земли, уже в поток событий вовлекается больше людей, племен, народов. Вот эта тема, когда один маленький поступок одного маленького человека запускает цепочку событий, которая приведет в конце концов к полному перевороту мира, Семеновой очень любима. Пусть этот переворот произойдет сначала в душе одного, потом другого. А потом и реальный мир изменится.
В свое время, когда книги активно покупали и читали, я слышала восторженные отзывы от мужчин-читателей. «Так-то я женщин не читаю. Но это!» И в самом деле динамика действия, напряжение, моральное и физическое находится как будто постоянно на пике. А как описаны сражения на мечах и рукопашный бой! Как будто кино смотришь! 
Романтическая линия есть, и не одна, но это просто фоном и совсем не так в современных любовных фэнтезюшках. И даже суровый главный герой получит свое счастье. В самом финале, только намеком, но потрясающе красиво и правильно.
О финале хочу сказать особо. Редко встречаются авторы, способные достойно закруглить свою эпопею. Не поддаться давлению читателей и издателей сложно. Вот и Семенова написала еще две книги. Но одна – это вставка про те, кратко упомянутые четыре года, что Волкодав вырвался с каторги и учился быть воином. И еще одна «Истовик-камень» это предисловие, приквел, как сейчас говорят. Многие события оттуда есть в основной тетралогии в виде воспоминаний Волкодава о каторге.
По сюжету герой остается последним из своего рода. Именно поэтому, как он сам считает, и может иногда превращаться в своего первопредка, Великого Пса, спасшего женщину и обернувшегося, как водится, статным молодцем. Собственно, это один их немногих фантастических элементов тетралогии. Ну а в финале, когда он встречает ту, что ждала его годы, и спасает, как в легенде, становится понятно: теперь Волкодав первый. И основатель рода, тот самый, байки о котором слушал маленький мальчик из рода Серых псов. История закольцевалась.
О колоритнейших персонажах, спутниках Волкодава, написаны даже целые книги! Другими авторами, вдохновленными Семеновой, создан и дополнен огромный многоплановый мир. Куда уж мне!
Читать всем. Потому что прекрасный язык, незабываемые герои, невероятные приключения и счастливый финал.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: классика, российская проза, серия, фэнтези


2020-07-11 11:00



«Я свободна, говорила я себе, но не верила в это. Мне хотелось, чтобы заплакал Марк и я могла бы взять его на руки, приласкать. Он был мне нужен, я хотела держать его на руках. Мне надо было что-то делать. Ибо меня вдруг охватил ужас пустоты, ужас окончательности того, что произошло, и тяжесть его была невыносимой».
(Цитата из книги П. Джонсон «Кристина»)
 
Памела Хенсфорд Джонсон – английская романистка, драматург, поэтесса, литературный и социальный критик. Родилась в 1912 году, очень рано начала свою литературную карьеру как поэт, а позже стала признанным мастером любовного и семейно-бытового романа.
Роман «Кристина» в своё время был очень популярен, а сейчас несколько позабыт. Прочитав этот роман с довольно глубоким содержанием, я нахожусь под большим впечатлением и поэтому хочу поделиться с вами своими мыслями. Роман стоит того, чтобы его читали и перечитывали. Для кого-то он, может быть, послужит катализатором в семейных отношениях.
Повествование пойдет о молодой девушке Кристине (30-е годы, Великобритания), которая мечтает о большой и прекрасной любви, мечтает выйти замуж, создать семейный очаг и жить полноценной счастливой жизнью. Кристина – обычная девушка и на фоне своей лучшей подруги Айрис выглядит простушкой. Айрис Олбрайт, непревзойденная красавица, жаждала поклонения в любом виде. Если какой-нибудь молодой человек вдруг начинал проявлять к Кристине хоть малейший интерес, она пускала в ход всё своё обаяние, чтобы отвлечь его на себя. Упаси Боже, иметь такую подругу, но Кристина была по-своему привязана к Айрис, хоть та и портила ей всё.
Поэтому, когда она познакомилась с Нэдом Скелтоном и у них завязались близкие отношения, Кристина всячески оберегала и скрывала их, иначе подруга вновь лишила бы её избранника. Такой сорт подруг лучше держать на расстоянии от своей личной жизни.
Ещё до свадьбы Кристину мучали сомнения о правильности своего выбора. Во-первых, она была слишком молода, а Нэд был намного её старше. Во-вторых, у Нэда не было никакой настойчивости, никакой уверенности в себе, он был эгоистом до мозга костей, он никогда ни в чём не преуспевал и не проявлял особого рвения, к тому же он был неисправимый бабник. Но в полной мере Кристина осознала это, лишь прожив в браке. Она поняла, что совершила роковую ошибку, выйдя за него замуж. Её муж неудачник, их брак трещал по швам, она задыхалась в этой безысходности. А рождение ребёнка ещё более усугубило напряжение в семье, так как Нэд абсолютно не любил его и считал помехой.
У Кристины очень сильный характер, несмотря на все испытания, она научилась быть мудрой и добиваться своей цели. Ни подруга, которая затмевала её во всём, ни муж, диктующий свои условия, не смогли «сломать» её характер. Это лишь ещё больше закалило её, научило бороться и верить в свои силы.
Очень богатый и живой язык, глубокая суть жизненной истории, из которой можно почерпнуть что-то себе на заметку. Этот роман можно поставить в один ряд с «Джейн Эйр», «Королёк - птичка певчая». Та же сложная судьба девушки, ищущей своё счастье. Это не дешевый любовный роман, который прочитал и забыл, он ещё надолго останется в памяти.
 
Ольга Староверова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика


2020-03-14 10:02



"Хвост виляет собакой" 
(народная мудрость)
             
Одна из самых непопулярных книг авторов. Во-первых, она самая сложная. Во-вторых, это непосредственное продолжение "Обитаемого острова" и "Жука в муравейнике", без которых понять что-либо не представляется возможным. В-третьих, этот небольшой роман наиболее пессимистичен и горек, что ли? Не то чтобы Стругацкие разочаровались в человечестве. Они никогда не были ни наивными мечтателями, ни проплаченным рупором власти.
Итак, Максим Каммерер здесь уже глубокий старик, оставляющий своим потомкам суховатый "мемуар" о поворотном событии, названном "Откровением". Книга выглядит лоскутной из-за смешения документов, докладных записок, воспоминаний. Но это же и придает ей чуть ли не документальную достоверность, как будто события произошли на самом деле.
Авторы используют проверенный прием с недоговариванием, лакунами в информации, которую читатели вольны домыслить. Чем они и занимаются на протяжении многих лет. Споры и размышления о путях развития человечества, инициированные этой книгой, не смолкают, а иногда вскипают с новой силой в Интернете.
В этом тексте собрались постаревшие герои разных книг Стругацких. Многие читатели воспринимают "Волны..." именно как подведение итогов, завершение оптимистического этапа, уход поколения, которое считало, что в любом конфликте правильным решением является самое доброе. На смену ему придут совсем другие герои. Ну а поскольку эта книга вышла аккурат в 1986 году, сделаны были выводы. Спустя ещё годы, когда мы уже можем подводить свои итоги и сравнивать, могу сказать только одно. Единственное совпадение с реальностью в том, на смену благодушию и вялости (не путать с добротой) пришло жёсткое время и равнодушные люди. 
Для тех, кто полюбил мир Полудня, где понедельник начинается в субботу, где царствует утопия в самом лучшем смысле этого слова, наступило разочарование. Все оказалось не так благостно. Я, кстати, помню свое первое впечатление от книги. Мной владел охотничий азарт. Разгадать все тайны хотелось просто зверски. Столько намёков, странных происшествий, таинственных исчезновений и появлений, просто дух захватывало.  
Не буду срывать все покровы. А вдруг кто-то еще не читал??? Потому что суть, к которой ведут нас авторы, не является банальным раскрытием преступления или открытием неведомой тирьямпампации. Все окажется и проще и сложнее. Как в жизни, когда невозможно принять решение, ибо любое разорвет на части душу.
Завершение трилогии о Максиме Каммерере оказалось ещё большим романом взросления, чем первая книга. А взросление – это очень неуютный процесс, если кто помнит. Холодно, дует и никто не придет и не скажет, что это просто игра. Все взаправду. 
А эпиграфом я вынесла название сатирического фильма об играх мнением толпы. Если вдуматься, то заглавие романа Стругацких несет ту же нагрузку. Оно отчетливо указывает на смену смыслов. Кто кем рулит, вот вопрос! Ветер поднимает волны или волны гасят ветер?
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: классика, фантастика


2020-03-02 13:25



"Бороться и искать, найти и не сдаваться"
(Альфред Теннисон "Улисс")
 
Захватывающий приключенческий роман известного советского писателя Вениамина Каверина “Два капитана" - книга на все времена. От  корки до корки пронизанная духом патриотизма и героизма, она выдержала более сотни переизданий, дважды была экранизирована, а образ несгибаемого и неподкупного военного летчика Александра Григорьева стал нравственным ориентиром для нескольких поколений школьников. 
Необычная история начинается с хрупких, местами разрозненных посланий, посредством которых участники арктической экспедиции начала двадцатого века планировали поддерживать связь с Родиной. Но из-за трагической гибели почтальона чрезвычайно важные сообщения  не попали к адресату. Вместо этого, пожелтевшие и размокшие, они нашли приют в  тихом провинциальном городке Энске, где их и отыскал главный герой - отважный романтик и пламенный энтузиаст Александр Григорьев. Долгие годы загадочные письма из прошлого будоражили его воображение. В детстве заменили ему сказки. В отрочестве научили отстаивать свои убеждения и не пасовать перед трудностями. В юности помогли обрести настоящую любовь и верных друзей. Много лет Саша мечтал разгадать тайну исчезновения полярников, но прерывистые, полувыцветшие строчки с трудом поддавались расшифровке, то даря надежду, то снова отнимая. Однако, как известно, что написано пером, того не вырубишь топором. Жизнь щедро подбрасывала молодому человеку подсказки, не позволяя увязнуть в пучине томительной неопределенности, свернуть с намеченного пути и зайти в тупик. Поэтому однажды настал тот день, когда рваные фрагменты выстроились в единую картину, а неприглядная правда была очищена от толстого слоя красивой лжи. 
Долг и честь против низости и трусости. Стойкость и упорство против слабости и безволия. Вера и надежда против сомнения и отчаяния. "Бороться и искать, найти и не сдаваться" - вот основной замысел этого замечательного, ставшего культовым для послевоенной России произведения. Вениамин Каверин призывал нас творить добро и смело идти навстречу своей мечте. Ведь чудеса случаются с теми, кто в них верит, да и героями не рождаются, а становятся.
 
Александра Разина

Ярлыки: ХХ век, классика, приключения


2020-02-25 15:00



Стояли звери около двери.
В них стреляли, они умирали.
(Авторы)
 
Будем продолжать покушаться на классику. Тем более, что этот роман является продолжением "Обитаемого острова". Я уже говорила, что Стругацкие не писали сериалов, в отличие от множества современных авторов?  Да, не писали. Просто создали с помощью нескольких романов свой мир Полдня. Под привычным словом "продолжение" я подразумеваю книгу, в которой рассказ ведется от первого лица, и лицо это - Максим Каммерер собственной персоной. Ему уже за сорок, он начальник отдела в Комиссии по Контролю. Этот пресловутый Комкон-2, притча во языцех у некоторых граждан общества будущего. Тех, кто вообще знает о существовании такой странной организации. Большинство живет и работает, твердо уверенное в том, что прекрасный мир построен. 
И вот еще одиозная фигура со множеством имен и лиц. Тот, за кем юный Максим гонялся в "Острове", теперь его начальник. Какую он ведет игру, не говоря всей правды о человеке, которого должен найти Каммерер? Учтите, речь идет действительно о далёком и благополучном будущем, о нескольких поколениях, за которые люди перестали бояться и подозревать друг друга. Другое мышление, уверенность в полном дружелюбии всего окружающего мира - такую картину рисуют братья Стругацкие скупыми, сочными мазками.
Максим чувствует себя иногда реликтом прошлого, больным среди здоровых, со своей подозрительностью. Паранойя теперь направлена вовне, а не внутрь человеческого  общества. Другие расы существуют. И люди с ними общаются, исследуют космос, заселяют пустующие планеты и находят иногда следы некой могущественной цивилизации. Большинству не до существования Странников, как их называют исследователи. А те, кто занимается этим вопросом, делятся на пессимистов и оптимистов, тех, кто ждет только плохого от непонятных находок и следов вмешательства исчезнувших Странников, и тех, кто не видит абсолютно ничего страшного в том же самом.
И снова мастерство писателей в выстраивании сюжета просто безупречно. Опять покровы тайн спадают строго постепенно. И читатель, и рассказчик действуют вместе. Что не так с этим Львом Абалкиным, тайну личности которого Каммерер вскрывает, мечась по миру и опрашивая людей? Верить или не верить параноидальным бредням старого Экселенца? Какую угрозу Земле может нести один обычный человек??? А человек ли?
Короче, скучно не будет. Дело ведь не только в напряженном сюжете. Дело в поднимаемых морально-этических вопросах, как любили писать в советских учебниках по литературе. Любимая тема авторов, как мне видится, это тема вмешательства. Во что угодно. В праве ли один человек решать и определять степень опасности, исходящей от кого-то? Как далеко можно зайти в своем понимании добра и как много зла принесено этими самыми добрыми намерениями?! Вмешательство в развитие общества и частную жизнь человека – эти вопросы бывают на весах одновременно. Но не у Стругацких! Прочтите, и вы поймете много нового. Они умели посмотреть на привычное под совершенно другим углом. За множество лет, прошедших со времен первой публикации, роман не потерял своей актуальности ни в чем. Экшн такой плотности, построенный не на беготне с пистолетом, а на разговорах - это еще поискать! Выстрел гремит всего один. В самых последних строчках. На всякий случай промолчу. Но не могу не упомянуть и о жарких дискуссиях, доходящих, говорят, до рукоприкладства, разгоревшихся еще в 70-е в читательской среде. И я считаю эталоном открытого финала окончание именно этой книги. Дальше, как говорится, живите сами, решайте, кто был прав и почему.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: классика, фантастика


2020-02-18 09:33



Мудрость – это ум, настоянный на совести. 
Ф. Искандер
 
Итак, продолжаю замах на классику. Прочла я эту книгу лет в 17, и она поразила меня в самое сердце. Я тут же перечитала отдельно "московскую часть", потом "про Пилата", как два разных произведения. А потом снова все подряд, с еще большим упоением. С тех пор я регулярно перечитываю "Мастера и Маргариту", находя все новые и новые нюансы, упущенные мной. Хотя цитировать могу почти все с любого места. 
Все дело в восприятии. Особенно ярко это видно на таких непростых произведениях. По сю пору в интернете публика с удовольствием устраивает бурные дискуссии. Частенько они отдают просто желанием выделиться. Но я не о том. Я здесь высказываю сугубо свое мнение. Ничуть не разделяю теорию о дьявольском вмешательстве в процесс написания текста. Как и другую - о воспевании зла.
В этой книге можно увидеть просто историю писателя, не принятого властями и завистниками. Внезапная любовь и странноватые приключения. Ну, и текст того романа, что Мастер написал.
Лично я с восторгом приняла и сразу полюбила ту задорную нечисть, в лице кота Бегемота и прощелыги Коровьева, что наводили свои порядки в нэповской Москве. Ведь они же не бесцельно шалили. Они наказывали пороки! Местами весело, местами не понятно. Но фразы вроде: "Сижу, никого не трогаю, примус починяю" – ушли в народ. А это значит, что роман стал культовым. Образный язык Булгакова мне не нужно воспевать. Это вроде как общее место теперь. Учебников не читала, по которым проходят моего любимого автора. Но подозреваю, что точно так же, как и раньше, школьный курс старательно прививает нежелание читать всю эту нудятину. 
Шокирующая информация для школьников. Самая потрясающая фраза, определяющая состояние тяжкого похмелья находится здесь. "Пошевелив пальцами ног, Степа догадался, что лежит в носках, трясущейся рукой провел по бедру, чтобы определить, в брюках он или нет, и не определил".
Итак, нечисть, во главе с самим, не будем произносить это имя, явилась в Москву, для проведения шикарного весеннего бала. И для подведения кое-каких итогов, надо полагать. Не зря же эпиграфом идет строка из "Фауста" с ответом на вопрос, кто это такой у нас с  подозрительными рожками и хвостиком? "Я – часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо". Вот и получается, что эта самая сила помогает двум влюбленным обрести себя.
Вставки о пятом прокураторе Иудее, о сыне божьем и прочих вещах можно считать историческим романом, например. А можете и не считать. Пусть это будет чистый вымысел, как и говорил несчастный Берлиоз поэту Бездомному.
Я лично слышала несколько раз свидетельство очевидцев: годам так к тридцати, когда попустит школа, классика идет на ура. Жизненный опыт и прочитанная макулатура наконец-то позволяют оценить литературу высшей пробы.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: классика, русская литература


2020-01-15 18:00



Человечество в массе своей, никогда не будет стремиться увидеть вещи такими, какие они есть. 
М. Арнольд
 
Итак, замахнемся на классику. Я лично прочла эту книгу впервые лет в шестнадцать. И бессчетное количество раз перечитала позже. Конечно же, тогда, при первом прочтении, я не уловила, наверное, никаких намеков и аллюзий. Но эта книга имеет право на существование и как захватывающий приключенческо-фантастический роман. Меня до сих пор потрясает умение авторов держать интригу и напряжение до последней страницы.
Если кто-то еще не знаком с сюжетом, сообщаю. Мы имеем далекое идеальное будущее. Молодой энтузиаст с Земли отправляется на маленьком кораблике в одиночный поиск и терпит аварию на неизвестной планете. На самом деле его сбивают какой-то там ракетой, оставшейся с прошедших воин. Максим немедленно вливается в местное общество, изучая язык, пытаясь понять, как тут живут люди. Его, настоящего коммунара, приводят в недоумение здешние порядки. Он пытается остаться наблюдателем. Но молодость и череда событий ввергают нашего героя в самую гущу событий. Начинает он с самых низов. И это тоже авторский такой прием. Перед глазами читателей проходят все слои общества. Это раз.
Два, это то, что читатель находится в таком же неведении относительно всех тайн, скрытых пружин, управляющим государствами этой планеты и прочего разного. Шикарнейший детективный приём используют авторы! Повествование похоже на огромный кочан капусты. Ты снимаешь один слой, думаешь: ага, я все понял! А потом падает следующий слой, потом следующий, и ты понимаешь, что приходишь в состояние искреннего изумления и восхищения замыслом.
Спустя сколько-то лет я, как и все остальные недогадливые читатели, поняла, что тоталитарное общество, тот самый Обитаемый Остров, нарисованный тонкой, мастерской кистью, - это и есть мы. Увы. Даже если отбросить сатирические мотивы, это просто замечательная проза. Отточенный язык, чеканные формулировки, филигранно выверенный сюжет, яркие герои. 
У братьев Стругацких всегда очень плотные тексты. Никакой воды, словоблудия, пространных описаний, бессмысленных диалогов для заполнения погонных печатных метров. А посему и объемы их произведений весьма скромны. Любителям сериальности не сюда. А нынешние поклонники коротких текстов должны оценить.
Об экранизациях. Разумеется, они подстегивают интерес к первоисточнику. Даже в библиотеке спрос увеличивается после очередного показа по телевизору. Я лично, всю жизнь являясь поклонницей этих авторов, считала, что их книги идеально кинематографичны! Начать хотя бы с объема и сочных диалогов! Но как же не везет Стругацким с экранизациями!
Заранее прошу прощения у тех, кому фильм Бондарчука понравился. Мне нет. Картинка местами была яркая, да. Зачем впихнули любовную линию, я знаю. Но не принимаю никак. А уж сам Максим! С этой кукольно-модельной внешностью миры перекраивать???? Да ладно бы играл хорошо! Но увы и ах. Вы уж лучше прочтите.
Это и роман воспитания, где молодой парень ломает свои стереотипы и реально растет и меняется. Это о переменах вокруг, когда страшно и хочется забиться под одеяло. Это и захватывающие приключения, несущие вас по безумным синусоидам от ужаса до восторга.
Рекомендую всем, кто молод душой. Возраст не важен.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: классика, фантастика, фильм, экранизация


2019-11-27 15:00



«Все мы храбримся друг перед другом и забываем, что все мы, если мы только не любим, - жалки, прежалки. Но мы так храбримся и прикидываемся злыми и самоуверенными, что сами попадаемся на это и принимаем больных цыплят за страшных львов…» 
(Из письма Льва Толстого В.Г.Черткову)
 
Находясь под впечатлением от посещения этим летом усадьбы Ясная поляна, я очень захотела прочитать книгу Павла Басинского «Бегство из рая», о которой рассказывала экскурсовод. Уж очень неоднозначным был тайный побег восьмидесятидвухлетнего писателя графа Льва Николаевича Толстого ночью из собственного дома. Книгу взяла, но прочитать ее всё не доходили руки. И вот дошли! 
Хочу предупредить, что полноценный читательский отзыв писать не хочу и не буду: не хватит ни ума, ни таланта. Скажу: мне понравилось. Читаешь, как будто смотришь сериал по реальным событиям одной семьи. 
Книгу можно рекомендовать как увлекательный семейный роман, написанный с большим уважением к Толстому, его семье, его творчеству и его весьма непростому характеру. Понятно, что с обычными житейскими мерками нельзя подходить к гению, но поражает противоречивость натуры Льва Николаевича, который, идя по пути непротивления и любви, заставлял страдать самых близких ему людей. Одна женщина написала, что ни за что бы не вышла замуж за Толстого, а за Софью Андреевну - со всем удовольствием! Как-то не очень у меня получается быть объективной к этой истории. В центре событий острый конфликт отношений между Львом Николаевичем и его женой. Читателю все время приходится выбирать, на чью сторону встать, и я металась по ходу чтения от одного к другому. Софью Андреевну жалко до невозможности. Она полвека прожила с Толстым, родила 13 детей, похоронила 5, а потом еще и Машу, шестую, с которой у нее были сложные отношения. Она была верным другом и соратницей мужу, одна (!) занималась денежными делами своего огромного семейства и одна отвечала за благоустройство их жизни в Ясной поляне, занималась переводом и перепиской книг мужа-гения, сейчас бы сказали, была его литературным агентом. И как после всего этого можно было скрываться, бояться быть настигнутым и не желать видеть до последней минуты женщину, с которой преодолел столько трудностей, горя и радости! В итоге от нее отвернулся весь "читающий" мир, поверивший, что это она виновата в уходе Толстого. И с психикой у нее неладно, и скандалами и припадками ревности она его замучила, дети от нее отвернулись, не все, но тем не менее. Как у нее сил на все это хватило? Бедная женщина! 
 
Наталия Ваганова

Ярлыки: биография, классика, литературоведение, русская литература


2018-12-18 18:10



«С распространением и ростом популярности в Западной Европе готических романов спрос на страшные истории появился и в России. Уже тогда написание мистики и ужасов считалось делом не слишком серьёзным, но так или иначе обращались к этой теме все подряд: от малоизвестных писателей до первых фигур литературного процесса. Таким образом они создали целый пласт страшных и мистических историй, получивший название «русской готики».
(По материалам интернет)
 
Мистическая литература всегда пользовалась повышенным спросом у читателей всех народов. Русская мистическая проза не является в этом плане исключением. Она имеет истинно народные корни и полностью основана на легендах и преданиях, которые нашли своё отражение во многих произведениях классиков. Не чужд был мистической тематике даже сам Александр Сергеевич Пушкин. Вспомните его «Пиковую даму» или «Медного всадника». Да и в роман «Евгений Онегин» вставлен таинственный сон Татьяны Лариной. Целое собрание сказочных историй подарил нам Николай Васильевич Гоголь, где, то в весёлом и забавном повествовании («Вечера на хуторе близ Диканьки»), то в жутком («Вий»), обитают черти, ведьмы, оборотни и русалки. 
Не все писатели, работающие в данном жанре, так хорошо известны читателям, как вышеперечисленные авторы. Поэтому сборник русской таинственной прозы «Страшное гадание» будет для многих открытием. И наряду с именами А.С.Пушкина  вы увидите, например, малоизвестного малороссийского автора Ореста Сомова, писавшего в то же время, что и Гоголь, но не получившего такую популярность.
Сам Александр Сергеевич представлен в сборнике рассказом «Гробовщик». Но, что интересно, в сборнике вы найдёте и ещё один пушкинский сюжет. Известно, что Пушкин иногда делился со своими друзьями-литераторами (вспомним «Ревизора», идею которого подсказал Гоголю Александр Сергеевич). Так вот, одному из авторов, начинающему литератору Владимировичу Павловичу Титову, он также подарил сюжет, который лёг в основу его рассказа «Уединённый домик на Васильевском».
Кроме известных и неизвестных имён в сборнике «Страшное гадание» вы увидите имена тех авторов, которых мы не привыкли видеть в данном жанре. Например, В.А.Жуковский представлен не романтическими сказочными балладами, которые мы хорошо знаем, а рассказом «Марьина роща», а поэт Е.А.Баратынский – прозой «Перстень». И уж совсем удивительно среди авторов мистической прозы найти знаменитую «кавалерист-девицу» Надежду Андреевну Дурову, героиню войны 1812 года.
Так что книга «Страшное гадание», которую я вам представляю, таинственна по своей сути не только содержанием включённых в неё рассказов, но и представлением включённых авторов. Любителей страшных историй она заинтересует сюжетами, а тем, кому хочется окунуться в мир красивого русского литературного слова, поможет расширить представление о золотом фонде русской классики.
Хочу добавить, что сборник «Страшное гадание» является первой книгой антологии «Таинственная проза». Если мистический жанр заинтересовал вас, и душе хочется побаловать себя чем-то таинственным, вы можете взять в нашей библиотеке и сборники рассказов зарубежных авторов данной антологии: «Талисман мумии» (Книга 4.) и «Дом с привидениями» (Книга 5.).
Книгу, которую я представила, хорошо читать в уютной домашней обстановке – в мягком кресле, закутавшись в тёплый плед, под неярким светом лампы или торшера. Смотреть, как за окном тихо падает снег,  или прислушиваться, как воет вьюга. И вспоминать, что скоро Новый год, а за ним Рождество, Крещение и самая сказочная и таинственная пора – Святки. Главное, чтобы было комфортно и ….. не страшно!
Читайте с интересом! Читайте с удовольствием!
 
Валерия Базлова

Ярлыки: классика, мистика, российская проза, сборник


2018-08-01 09:01



– Скажи, дядюшка Римус, – спросил раз мальчик, забравшись на колени к старому негру, – правда, Братец Кролик был хитрее всех-всех? Хитрее Братца Волка, и Братца Опоссума, и Старого Лиса?
– Только не хитрее Братца Черепахи, – подмигнул старик...
 
 
Как вы относитесь к Америке? Да-да, той её части, которая называется Соединенными Штатами?
Я слышал противоположные мнения. И то, что американцы не придумали ничего своего, и то, что всё значимое пришло только оттуда...
Как считаете вы, я не знаю. Но вот любопытная информация.
Возьмем «наше всё» – классика русской литературы Александра Сергеевича Пушкина. Что может быть более русским по духу, чем его сказки? Помните «Сказку о Золотом петушке»? А теперь на досуге почитайте сборник «Альгамбра» американского писателя-романтика Вашингтона Ирвинга. Можно весь сборник и не читать, а только «Легенду об арабском астрологе». Не это ли источник пушкинской сказки, а?
Я уже и не говорю о популярной детской книге А. Волкова «Волшебник Изумрудного города». Ведь многие образованные люди тут же вспомнят «Удивительного Волшебника из страны Оз». «Волшебник Изумрудного города» – это переработка американской повести, которая, кстати, в самой Америке положила начало «сказочному» буму. Сейчас даже никто и не пытался установить точное количество произведений, составляющих пресловутую «Озиану»...
Думаю, мультсериал «Ну, погоди!» хорошо знают и взрослые, и современные дети. Ведь так? А не будут ли наши мультяшные Заяц и Волк потомками по боковой линии американских Братца Кролика и Братца Волка? Чтобы согласиться со мной (или меня опровергнуть), надо взять в руки книгу Джоэля Харриса «Сказки дядюшки Римуса». Если вы это сделаете (не ради себя, конечно, а ради ваших детей), то не пожалеете ни вы, ни ваши дети. Эксперимент по установлению литературных первоисточников завершится приятным семейным времяпрепровождением, уверяю вас. И кто чаще упоминается в качестве соперника Братца Кролика? Братец Лис или Братец Волк? Ну, не всё ли равно... Тем более что рассказчик, старый чудаковатый негр, и сам не знает всего обо всех героях. Кто такая Матушка Мидоус с дочками? Вот-вот... 
Интерес к фольклору побудил Джоэля Харриса заняться собиранием и обработкой негритянских сказок, которые появились в среде рабов, трудившихся на хлопковых плантациях своих хозяев. Весёлые истории о Кролике и Лисе (со товарищи) Джоэль Чандлер Харрис вложил в уста дядюшки Римуса ещё в конце девятнадцатого века. А в 1936 году персонажи заговорили по-русски благодаря Михаилу Гершензону. Стоит отметить, что сказки, написанные на диалекте американских негров, нельзя было адекватно перевести, а можно только пересказать. И здесь многое зависело от таланта переводчика, которому пришлось внимательно поработать над текстами. Но именно в пересказе Гершензона, называемом «перевод и обработка», сказки и известны нам, русским читателям. Обработка Михаила Гершензона, чьи тексты используются и в представленном издании, считается на сегодняшний день классической.
 
Воспитывайте своих детей на хороших книгах! 
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: дети, детская литература, зарубежная литература, классика, сборник, сказка, юмор


2018-05-30 08:45



...Но это место обладает удивительной силой.
– Что ты имеешь в виду?
...
– Оно убивает то, что отвратительно, и помогает жить тому, что прекрасно. 
(Из романа " Говардс-Энд ")
 
Сначала герой романа показался не таким, каким ожидали его увидеть. Он был маленьким, старым... Но он был совершенно очаровательным! Да-да! Такой вот герой – из красного кирпича. Ведь главный (и заглавный, как вы уже заметили) герой романа – это дом, перестроенный из фермы. Говардс-Энд – не только место завязки и развязки любовных драм. Это символ того, что «следом может появиться цивилизация, не стремящаяся к постоянному движению, потому что она будет привязана к земле». Э.М.Форстер не лишает читателей философских размышлений о жизни и даже критики империализма. Шлегели (две сестры и брат), которых только патриотичная тетушка Мант считает «англичанами до мозга костей», дают явный повод указать на немецкую философию с идеей абсолюта, различением объяснения и понимания... Ну-ну-ну... Не бойтесь! Под пером Форстера и идея абсолюта у одной из сестер может обернуться абсолютной любовью к абсолютно погубленному человеку. Правда, очень краткосрочной, на полчаса. Но это даст толчок для разбора «двух разных случаев»: «была любовница» и «есть любовник». В начале 20-го века феминизм поднимал вопрос об освобождении женщин от предрассудков мужчин, которые предписывали прекрасному полу свои правила общественного поведения и использовали двойные стандарты: что дозволяется мужчине, то не положено женщине. Э.М.Форстер решил «ущипнуть» не только английских мужчин, но и английское общество в целом, чьи притязания на доминирование в мире на тех же основаниях оспаривали немцы. Надо ли говорить, что роман «Говардс-Энд» написан во время неотвратимого приближения Первой мировой войны, и Маргарет с Хелен, полуангличанки-полунемки, – это не просто так?
Конечно, любители любовного романа не остаются в обиде: все наблюдения (будь то область психологического анализа мотивов или сфера социальных отношений) сопровождаются новым поворотом событий. Судьбы героев в надежных руках автора, решившего провести их через драму, встряхнув жертвенностью трагедии и приправив юмором комедии, чтобы дать шанс для самого важного – прийти к пониманию себя, окружающих и жизни в целом.
«Не иметь иллюзий и все же любить – разве способна женщина обрести более надежный залог счастья?» – размышляет Э.М.Форстер. Но интеллигентная Маргарет, заявившая, что основная нить жизни – это деньги, а уточная – всё, что угодно, только не деньги, – сможет ли она нанести на ткань нужные узоры? Или деловой человек Генри совсем не тот, с кем стоит выводить тонкие узоры в семейных отношениях? Давайте узнаем об этом из романа Э.М.Форстера.
 
Дмитрий Кочетков
 

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация


2018-02-06



К мисс ...
ШАРАДА
Мой первый слог – он возле или близь,
Как  сад у дома, где кусты сплелись.
Мое второе – это мощь ума,
Ключ к тайне мира, истина сама!
Но стоит вместе их соединить,
Протянется от сердца к сердцу нить.
Твой быстрый ум ответ найдёт тотчас,
Он вспыхнет в блеске этих томных глаз!
 
Как вам представляется детектив? Убийство – одно, двойное, серийное. И, конечно же, расследование, призванное дать ответ на вопрос «А кто убийца?»
Если же сказать, что это не просто детектив, а детектив любовный, то тому, кто не посвящен в творчество Джейн Остен, вероятно, придет на ум кровавая бойня, ставшая результатом любовных многоугольников.
Боюсь, я не совсем традиционно употребил слово «детектив». Однако, исключив убийство, но оставив расследование, мы нарисуем верную картину. Роман Джейн Остен ставит перед читателем задачу догадаться, пусть и не кто кого убил, зато кто в кого влюблен. Трудная задача, требующая ума первоклассного сыщика, а лучше – женщины-следователя. Только на последних страницах (прямо как у Агаты Кристи!) всё обретает правильное значение и встает на свое место.
Некая мисс В. думает, что мистер Э. любит мисс С. А как на самом деле? Еще приезжает Ф.Ч. и окончательно всё запутывает. По-видимому, он ведет двойную игру. И в кого влюбляется мисс С. уже третий раз за один год? Насколько серьёзны чувства брата мужа сестры заглавной героини? Не думает ли он жениться на мисс Ф.?
Главная героина – Эмма Вудхаус – желает в этом разобраться. И не только разобраться, но и посодействовать кое-кому. Но верно ли она трактует слова и поступки других? Кажется, она и в своих чувствах запуталась...
Чтобы читатель не заскучал, давая оценку тем или иным фразам героев и их действиям, а также строя догадки на их основе, Джейн Остен подарит также повод для улыбки благодаря безостановочной болтовне тётушки Бейтс – или изумления благодаря безапелляционным высказываниям миссис Элтон. ("Это мой праздник. Я беру на себя его устройство. Я приглашу к вам гостей по своему усмотрению". Каково!)
Забавно. Но не только...
Классик английской литературы Вальтер Скотт считал, что роман Джейн Остен показывает «глубокое знание человеческого сердца, и это знание поставлено на службу чести и добродетели». Действительно, роман «Эмма» (в отличие от среднестатистического любовного романчика) затрагивает тему нравственного прозрения, поиска этических ценностей и моральных ориентиров. 
Прочитать роман «Эмма» можно с интересом. С точки зрения современного читателя, лишь одно покажется в романе Джейн Остен сложным (если нет к тому привычки) – это длина синтаксических конструкций. Сейчас мы говорим и пишем короче. Хотя, как и тётушка Бейтс, всё равно не всегда по делу...
 
P.S. Надеюсь, вы разгадали шараду. При + знание = признание. Кто-то кому-то делает признание. Только кто? И кому? Это вы узнаете из романа Джейн Остен «Эмма».
P.P.S.  Не могу также не сообщить, что этот роман Джейн Остен был экранизирован (мини-сериал; 2009 год, Великобритания; режиссер Джим О'Хенлон). Смотрите кино – читайте роман! 
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация


2017-10-12



Каждый имеет право делать собственные выводы
 
Учительница входит в класс и говорит:
– Сейчас должен быть урок истории, поэтому положите учебники на видное место. Это на случай, если кто-нибудь к нам заглянет. А я тем временем вам расскажу...
Да всё равно, что расскажет учительница! Найдётся хоть один ученик, который бы променял беседу “за жизнь” на скучное изложение темы урока? Не были вы сами такими, уважаемые взрослые? Я, например, как и соученики, больше любил истории из личной жизни, чем историю Средних веков.
Итак, учительница рассказывает истории из личной жизни. 
 
Безобидно? Вполне.
 
Но у неё есть особая методика и особый взгляд на воспитание. Для кого-то воспитывать – значит вкладывать в человека то, чем он до этого не обладал. Для кого-то, но не для нашей учительницы. Её метод – в том, чтобы извлекать знания отовсюду. И она извлекает их из выложенных в социальной сети фотографий своих путешествий; из рекламы косметики в модных журналах и из новостей шоу-бизнеса. Ученики (точнее, ученицы) узнают полезную информацию о преимуществах того или иного крема, о цвете обоев в доме Ксении Собчак, о любовных драмах эстрадных звёзд и, конечно же, самой учительницы. Ведь к тесту по предмету можно подготовиться и накануне, сразу забыв всё после теста. Ученицы же имеют все шансы впоследствии “зазвездить”, или, выражаясь по-старинному, стать “сливками общества”.
 
Безобидно? Ну, как сказать...
 
А чтобы приготовить эти “общественные сливки” правильно, учительница считает, что следовало бы убрать лишние ингредиенты. Биология? Теория Дарвина противоречит религии. Изъять из интересов детей биологию! Физика? Какой “звезде” пригодились задачи по механике?! Астрономия? Так школьницы и есть будущие “звёзды”!.. Любая наука – на последнем месте после религии, искусства и философии.
Наконец, наша учительница показывает через проектор подготовленную презентацию. На слайдах – бойцы одной из запрещенных террористических групп (еще до того, как их запретили). По мнению учительницы, они превосходно решают социальные проблемы. И некоторые ученицы сбегают на Ближний Восток...
 
«Что за бред? Мюриэл Спарк не могла такое написать!» – возмутитесь вы.
 
Естественно, Мюриэл Спарк такое и не писала. Основное действие её романа происходит в 1930-е годы, а ученицы (таковые есть, как и учительница) занимаются в школе Марсии Блейн. Это в Эдинбурге. Правда, учительница Джин Броди, пытаясь учить девочек Истине, Добру и Красоте в ее понимании, в то же время воспитывает тех, кто, по ее мнению, должен стать “сливками общества”. И одна из девочек (пусть и не из клана Джин Броди) поехала воевать на стороне Франко... А другой ученице (тут уж вроде бы стопроцентной “бродианке”) мисс Джин Броди предназначает роль любовницы учителя рисования вместо нее самой!
Чем же ответит ученица, которой такая учительница отдала всё лучшее, что в ней было, и даже вдобавок любимого ею мужчину? Помните, что воспитание – это только лишь извлечение знания отовсюду? И разве применимы здесь вообще моральные понятия?..
Вот, пожалуй, примерно так. Хотя и не утверждаю, что точно так. У Мюриэл Спарк всё очень тонко, неоднозначно и с лёгким оттенком сюрреализма. Но для того и существует роман, чтобы самому познать авторские тонкости и нюансы.
 
Дмитрий Кочетков
 
Примечание.
Этот роман Мюриэл Спарк издавался также под названием «Мисс Джин Броди в расцвете лет». Оригинальное название: «The Prime of Miss Jean Brodie». 
В представленном издании роман вышел вместе с другим произведением (романом «Девицы со скудными средствами»).

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика, фильм


2017-09-14



Разлука для любви то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает ещё сильней.
 
Брэм Стокер известен нам, прежде всего, как автор романа о вампирах "Дракула". Но у него есть и другие романы, не менее интересные и романтические, например, такой, как "Врата жизни", впервые переведённый на русский язык.  Эту книгу можно смело поставить в один ряд с любовными романами Уилки Коллинза, сестёр Бронте и Джейн Остин. Так как роман написан в духе классики английской литературы, то читать его - одно удовольствие.
Это история любви, зёрна которой были заложены ещё в детстве, когда Стивен Норманн и Гарольд Эн-Вульф были детьми. Случилось так, что Стивен и Гарольд остались без матерей на попечении своих отцов, которые давно уже знали друг друга и были хорошими друзьями. Но когда Гарольд потерял ещё и отца и остался сиротой, отец Стивен взял мальчика к себе и воспитывал его наравне со своей дочерью, как своего сына. К тому времени Гарольду шёл пятнадцатый год (Стивен было около девяти), и юноша довольно уже преуспел и в учёбе, и в спортивных занятиях. Его родной отец успел хорошо позаботиться об образовании сына и воспитал в нём все те качества, что присущи настоящему мужчине, благородному и честному. "Скромность и доброта удачно сочетались в нём с решительностью и своеобразной отвагой".
Стивен же ни в чём не знала отказа, при всём своём очаровании, она росла своевольной, с детства проявляя властную натуру. "Постепенно она научилась захватывать максимально возможное пространство и устанавливать свои правила". Именно это и подвело её в будущем.
Тем не менее Гарольд был очарован ею, тщательно оберегал её и в глубине души по-своему любил и надеялся на большее, чем просто дружба. Однако судьба распорядилась по-другому.
Автор затронул в своём произведении тему равенства полов, именно на этой почве с подачи независимой и убеждённой в своей правоте Стивен произошла глупая размолвка между ней и Гарольдом. В силу своей молодости и неопытности Стивен совершила большую глупость, её излишняя самоуверенность сыграла с ней злую шутку. Она незаслуженно обидела самого дорогого для неё человека и не имела возможности попросить прощения...
Эта трогательная история любви, искупления вины, душевных мук и терзаний точно не оставит вас равнодушными. В этой истории присутствует всё, что делает её увлекательной, заставляет трепетать наши души, настраивает на сентиментальный лад и грусть.
Очень рекомендую всем любителям "Джейн Эйр", "Грозового перевала" и т.п. Классика английской литературы всегда на почётном месте!
 
Ольга Староверова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь


2017-08-24



“В мире есть всего один человек, которого знаешь по-настоящему. Вот о нем и пиши. Конечно, можно называть его разными именами” 
 
Имя Джерома К. Джерома нам, россиянам, хорошо известно благодаря советскому двухсерийному музыкальному телефильму с Андреем Мироновым, Александром Ширвиндтом и Михаилом Державиным в главных ролях. «О! Джером! Трое в лодке!» – вот первое, что нам приходит в голову. (Хотя мне не меньше – может, даже больше! – нравится сборник «Томми и компания». Вот уж действительно компания собралась, включая вроде бы мальчика Томми, который на самом деле девочка Джейн!) Но что еще написал Джером? И как он жил? Это нам известно в меньшей степени.
 
 
О многом можно узнать, просто обратившись к творчеству этого писателя. Как-то в детстве Джером К. Джером, которого звали тогда Лютером, чтобы отличать по имени от отца, потерялся и встретил некую доброжелательную леди, пообещавшую отвести его к маме. Эта леди оказалась мудрой женщиной, которая дала мальчику, мечтавшему написать книгу о себе, совет, вынесенный мною в эпиграф. И надо сказать, что Джером К. Джером этому совету следовал. «Я расскажу миру историю персонажа по имени Джером», – решил автор и, начиная с книги «На сцене – и за сценой», писал о себе, своих близких и знакомых, а также о том, что пережил сам или что было важным и понятным для самого себя.
 
В представленной автобиографии Джером К. Джером ведет непринужденный рассказ о своей жизни, легко переходя от одного к другому и вставляя случайные воспоминания о ярких встречах, людях, событиях. Не знаю, как создавалась эта книга на самом деле, но, читая её, я не мог отделаться от впечатления, что живой рассказ записали на диктофон или застенографировали, а уж потом из этих записей и родились мемуары «Моя жизнь и время».
В этой книге можно найти массу любопытного. Есть неожиданные признания, например: «…у меня склонность к мрачности и меланхолии. Я способен разглядеть смешную сторону вещей, могу повеселиться при случае, но куда ни посмотри, в жизни мне видится больше печали, а не радости». Есть рассказ о не слишком богатой (почти бедной) жизни семьи Джерома, когда он был еще ребенком. 
Оказывается, набожные люди того поколения, к которому можно отнести и родителей Джерома, считали, что театр – это врата ада. Как должно быть испугались его сёстры, когда он, бросив работу клерка на Юстонском вокзале, поступил в гастрольную труппу!
В автобиографии упоминаются жизнь дна и журналистика, неспособность откладывать на черный день и поношения в адрес Джерома – «нового юмориста», история написания романа «Трое в лодке, не считая собаки», прототипы его главных героев и многочисленные представители английской богемы: писатели, актеры и актрисы… Удивительно, но даже такие темы, как глобальное потепление или авторские права, нашли на страницах книги свое место. Во времена Джерома Америка (кто бы подумал об этом сейчас!) практиковала пиратское книгоиздание. А вот замечание, как бы сказали сегодня, о глобальном потеплении: «Наука утверждает, что нас ждет новый ледниковый период… Однако пока что, кажется, все меняется в другую сторону».
И конечно, Джером К. Джером не мог пройти мимо велосипедной темы. Велосипеды-«пауки». Племянник Фрэнк Шорленд – первый в Лондоне, кто стал ездить на «безопасном» велосипеде. Вопрос «Позволительно ли настоящей леди кататься на велосипеде?» В общем, чувствуется, что автор написал в свое время «Трое на четырех колесах» («Трое на велосипедах») далеко не случайно…
Не могу не написать и о том, что мне в книге (точнее, в её издании) не понравилось.
Во-первых, это отсутствие достаточного количества комментариев, касающихся английских литературных и театральных кругов времен Джерома К. Джерома. Далеко не все фамилии говорят о многом современному российскому читателю. Надеяться, что он (читатель) тут же обратится к литературной энциклопедии или (хотя бы) Википедии, сомнительно. Поэтому страницы, где Джером сыплет именами, остаются малоинформативными.
И еще. Оставляет желать лучшего работа редакторов и корректоров. Но это беда издательства АСТ. И в других книгах этого издательства я видел странные переносы слов и не менее странно согласованные предложения.
Увы!
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: биография, воспоминания, зарубежная литература, искусство, классика, литературоведение, мемуары


2017-05-30



Вы что, думаете, будто есть существенная разница между весной, которую переживает природа, и весной, которую переживает человек? А что мы делаем? Прославляем первую и осуждаем вторую, да еще и стыдимся признать, что одни и те же законы управляют как природой, так и нами.
(Из романа "Комната с видом на Арно")
 
Это роман о «любви, которой требует наше тело и которую наше сердце маскирует под видом душевной привязанности». Эмерсон-старший, один из героев романа, утверждает безапелляционно: «Сад Эдема еще только грядет. И мы войдем в него, когда перестанем презирать собственное тело». Пруд, в котором купается обнаженный Эмерсон-младший, словно полная чаша, дает благословение юным очам и сердцам, взывая к крови и освобожденной воле...
Но если вы подумали, что Э.М.Форстер живописует страсти, увлекая нас в мир эротики, то вы ошиблись. Всё более чем целомудренно. Первый поцелуй – на 97 странице. И только почти через 100 страниц мы узнаем о его чрезвычайной невинности, потому что это поцелуй в щеку. На 219-й странице – второй поцелуй...
Люси Ханичёрч, одаренная этими поцелуями, находится в состоянии выбора. Чувства ищут своего адресата. Читатель, конечно, раньше героини определит, кто ее заставляет просто волноваться, а кто – любить. Но какой выбор сделает героиня?
Нет, это не выбор между чувствами и долгом. Э.М.Форстер заставляет конфликтовать “истинное” и “притворное”. Он, безусловно, иронизирует, являя авторскую насмешку над героями, не способными понимать себя и друг друга, лишенными адекватной самооценки, не признающими чужих мнений, не слышащими собеседников. Но он также и сочувствует главной героине. Женщинам (и тем более девушке) нельзя не сочувствовать, даже если они заражаются процессом удушения не одобряемых обществом эмоций. 
Нравятся мне английские романы (особенно, если они хорошо переведены) за уместную тонкую иронию и за изящество раскрытия человеческих отношений.
Хотя здесь не удержусь от одного замечания. По моему (глубоко субъективному) мнению, зря в название романа ввели уточнение «на Арно». В оригинале оно звучит так: A ROOM WITH A VIEW. То есть просто «Комната с видом». Уточнение «на Арно», появившееся в русском переводе, мало что проясняет. Более того, оно сужает смысл. Ведь автор под «комнатой с видом» подразумевает не только помещение, из-за которого в пансионе Бертолини разгорелась битва двух мисс с Эмерсонами, повлиявшая на их судьбы. Речь идет об оковах условностей и зове природы. В подтверждение своего мнения даю слово Люси и ее “жениху из Средневековья” Сесилю.
 
Люси подумала мгновение, затем засмеялась:
– ... Когда я о тебе думаю, ты всегда находишься в комнате. Как забавно.
К ее удивлению, Сесиль был видимо обеспокоен.
– Где? В гостиной? Из которой не открывается вид на поля, леса и все такое?
– Нет, не открывается, как мне кажется. А он должен открываться, этот вид?
С упреком в голосе Сесиль произнес:
– Я бы предпочел, чтобы ты связывала меня с открытым воздухом, с просторами.
 
Так или иначе, а роман Э.М.Форстера рекомендую всем любителям английской литературы.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация


2017-01-10



Мне казалось совершенно неправдоподобным, чтобы мой же роман мог до такой степени вклиниться в мою жизнь.
(Из романа "Умышленная задержка")
 
 
Искусство – творческое воспроизведение действительности. Но в искусстве можно "заиграться", потеряв ту грань, что отделяет болезненный вымысел от реального положения дел. И вот мы видим режиссера, который примеряет на себя роль Пигмалиона, способного сотворить из "серой мышки" Леди Тигрицу. Готов ли он срежиссировать судебное следствие, чтобы сохранить имидж своей актрисы?
А вот сама актриса, не забывающая о черном платье, желтых розах и нужных словах в самый ответственный момент. Ей мнится кино даже после опознания тела мужа, когда она возвращается домой. Впрочем, возвращение к чтению сценария – это и есть для нее возвращение домой. Итак, готова ли она бороться до конца за свое "звездное" будущее?
Наконец, муж кинодивы – сценарист... Уж не написал ли он сценарий собственной смерти, чтобы бросить тень на свою жену?
Тяжела жизнь на публику, среди надоедливых репортеров! Но расценит ли актриса в качестве избавления от такой жизни корысть "друга семьи"? Появится ли в ее жизни настоящая свобода? Или появится только самолет на Грецию?
Роман "На публику" повествует о коварстве публичной жизни, отданной искусству. Так и жизнь становится искусственной, а не естественной.
Другой роман Мюриэл Спарк – "Умышленная задержка" – предлагает читателю решить, возможно ли воплощение в жизнь сюжета художественного произведения. Этот роман чем-то напомнил мне многослойное сновидение, когда ты спишь и видишь во сне, что ты засыпаешь, чтобы увидеть, как ты спишь. Героиня романа "Умышленная задержка" (как и сама Мюриэл Спарк) является английской писательницей, пишущей воспоминание о том, как она, Флёр Тэлбот, создавала свой роман во времена, когда так называемые "автобиографы" пытались сотворить воспоминания о себе, но у них это не очень-то получалось. Сочиняя тогда роман, она неведомым (или всё-таки – ведомым?) образом придумала биографии "автобиографам", ставшие воплощаться в жизнь. Впрочем, версии происходящего могут быть разные. Маньяк? Бред? Умышленная задержка публикации для пиара романа?
– Ты знала, что делала, – заявила жена бывшего любовника Флёр Тэлбот, согласившейся с ней: да, с её стороны имела место умышленная задержка. Однако, с другой стороны, в последних строчках воспоминаний писательницы Флёр говорится: если специально стараться изо всех сил, никогда не добиться чего-то особого, будь то даже удар по футбольному мячу. Таким образом, всё произошедшее – удивительное стечение обстоятельств?
Роман Мюриэл Спарк "Умышленная задержка" гораздо глубже внешней фабулы. Погрузившись в его атмосферу, поневоле задумаешься: понимают ли читатели то, что хотел сказать писатель? Обязательно ли при этом, чтобы писатель вообще хотел что-то сказать? Для Флёр, например, нет олицетворений, мотивов героев произведения; это "всего лишь набор слов". Может, роман писательницы Флёр – не глубокое произведение, а графоманский бред? Может, Флёр надо послать к психиатру, а обыкновенного читателя – «К чертям!» (чтобы не искал смыслов, за которыми писательница и не гонится)?
Оба произведения Мюриэл Спарк представляют собой изящные и остроумные произведения на грани сюрреализма. Но мне роман "На публику" понравился больше. Он чуть динамичнее. Да и "раскусил" его я быстрее, что, конечно, потешило моё читательское самолюбие.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика


2016-11-08



Придумано не мной, что мчится день за днем,
То радость, то печаль кому-то неся,
А мир устроен так, что все возможно в нем,
Но после ничего исправить нельзя.
Леонид Дербенев 
 
Этот мир придуман не нами!
Но кто-то живет в придуманном мире…
 
Кэтрин Морланд – это всё-таки анти- или не-героиня романа Джейн Остен, потому что она никак не согласуется с классической романной героиней, имеющей огромный набор положительных качеств. 
Но оставим пока классика английской литературы в покое.
Как бы выглядела не-героиня сегодня? Увлеченная хоррором и мистикой, но отнюдь не образованием, она, вероятно, сносно бы себя чувствовала в нашем времени, едва зная выученный в детстве стишок и почти не путая дробь с корнем (о последнем мог бы свидетельствовать даже диплом колледжа или техникума). Выросла бы не-героиня, конечно, в многодетной семье с достаточным общим количеством рук, ног и голов. Вот только загвоздка – могла ли это быть семья священника, как у Джейн Остен? Как было бы увязать увлечения не-героини с необходимыми качествами набожной фамилии, я не знаю. «Отец ее был священником, не бедным и забитым, а, напротив, весьма преуспевающим…» Какой, понимаешь, деловой человек!.. Остаётся лишь надеяться, что в этом щекотливом вопросе нам помогла бы заграница, и не ставить под сомнение ничью отечественную духовность. Итак, не-героиня и вся семья её оказались бы иностранцами. Да и жили бы они, естественно, в иностранном государстве.
Затем современная не-героиня поехала бы на водный курорт, чтобы развлечься в танцевальном клубе. В самом деле, почему бы и нет? Возможно также, её долго не считали бы за свою, потому что дресс-код у нее не тот и знакомые на курорте отсутствуют. Но почему со временем не может встретиться подружка из семьи друга старшего брата? И почему нельзя влюбиться в сына генерала? Наконец, почему нельзя съездить к месту жительства генерала и побывать в помещении бывшего монастыря? Вот где раздолье для фантазий! Кровавые убийства и ужасы, претерпеваемые мучимыми жертвами, будут мниться не-героине в каждом закутке монастыря, и это, наверное, отнюдь не должно будет смущать генерала до тех пор, пока он не узнает о реальной величине доходов семьи преподобного отца и вместе с тем отца не-героини, так близко общающейся с его сыном… Тут уж ему может показаться, что девчонка-то не та, на какую он рассчитывал…
А как же любовь юной девы к генеральскому сыну? И чем может закончиться эта история? 
Нет, пусть уж лучше эту историю расскажет сама Джейн Остен, которая прекрасно спародировала литературу ужасов своего времени, набив хорошенькую головку Кэтрин Морланд своеобразными «готическими» мыслями.
 
Постскриптум. Роман Джейн Остен «Нортенгерское аббатство» экранизирован (2007 год, Великобритания; режиссёр Джон Джонс). 
Смотрите кино – читайте роман! 
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков
 

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация, юмор


2016-05-16



Любовь с рассудком редко живет в ладу
(Уильям Шекспир)


Томас Гарди – величайший английский романист, как говорится, эталон классической английской литературы. Всего Харди издал 25 книг – романов, сборников рассказов и стихотворений. Первое признание к нему пришло благодаря пятому по счёту роману «Вдали от обезумевшей толпы», где автор описывает вечную драму отношений мужчины и женщины. Описывая трагическую судьбу своих героев, Харди обнажает социальную основу психологических конфликтов и выступает против моральных норм викторианской эпохи.
Гордая и независимая красавица Батшеба, унаследовавшая ферму в глуши Северной Англии, притягивает к себе внимание разных мужчин. Крестьянин Габриель Оук, однажды уже отвергнутый ею, продолжает молча любить Батшебу и остаётся  преданным ей во всём. Фермер Болвуд, потерявший голову от своей любви к Батшебе, до последнего надеется получить её согласие на предложение руки и сердца. Однако выбор гордой красавицы падает на третьего, пришельца из городской цивилизации сержанта Троя, беспутного и безнравственного молодого человека, дерзкого и наглого, для которого есть только два способа обращения с женщинами: «либо лестью, либо руганью, другого способа не дано. Стоит подойти к ним по-хорошему – и ты пропащий человек».
Слишком поздно поняла Батшеба свою ошибку. Но так оно и бывает в жизни, что любим мы не тех, кого надо. Разум подсказывает одно, а сердце говорит другое.
Томас Харди мастерски передает атмосферу происходящего, образы героев настолько глубоко прочувствованы, что не остается сомнений в их достоверности. Приятно читать хорошую книгу, написанную правильным языком, оставляющую приятное «послевкусие» после её прочтения. Это очень обогащает нравственный мир человека. Уже на протяжении трёх столетий Харди удается затронуть струны человеческих душ.


Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, экранизация, фильм


2016-03-22



"Читали ли Вы "Домби и сын"? 
Если нет, спешите прочесть. Это чудо".
В. Белинский
 
В творчество Диккенса была влюблена еще со школы – после прочтения по обязательной программе "Дэвида Копперфильда". А потом прочитала (со временем еще и перечитала) полное собрание сочинений. Казалось бы, на этом можно уже и остановиться: содержание помнишь, знаешь, чего ждать от героев книг. А вот и нет. Увидела книгу, вышедшую в издательстве АСТ, нарядно оформленную, и не удержалась, взяла хотя бы перелистать.
Не буду рассказывать содержание романов. Это отдельная история. Но сразу оговорюсь: тому, кто не читал этих произведений, лучше эту книгу не брать. Все романы даны в усеченном, адаптированном виде. Впрочем, если книга привлекла вас своим внешним видом, тоже неплохо. Может, у вас тогда появится желание прочитать и двухтомник "Домби и сын", а еще лучше прочитать книгу вместе с детьми.  
Судьбы несчастной девочки Флоренс, виноватой лишь в том, что она родилась девочкой, ее болезненного брата Павла, очень внимательного и обаятельного, заботливого к окружающим  и медленно умирающего, их жизнь с отцом, владельцем торговой фирмы, в доме без душевного тепла, любви, участия и заботы – всё это не оставит равнодушными юных читателей. Понравятся и герои других произведений:  девочка Сесси, выросшая в цирке, где выступал ее отец, Луиза Гредгринд из семьи, где была введена строжайшая система воспитания. Ну, и Крошка Доррит – Эми – крошечное создание, просто созданное для счастья, живущая в тюрьме, где сидит за долги ее отец.
Не надо бояться, что современным детям такие книги не интересны, просто они не попадаются им в руки, и, возможно, в семье просто не принято читать книги вместе. Сентиментальная проза Диккенса, английский юмор, природу которого так и не могут объяснить критики, мир богатых и бедных, когда зачастую именно бедные – кристально честные и отважные – являются настоящими героями. А уж жизненные истории  детей иногда просто потрясают.
Книга издана с большим вкусом: с рисунками по краям листа и иллюстрациями, которые  можно рассматривать как альбом.

Ярлыки: английский роман, дети, детская литература, зарубежная литература, классика


2016-02-07



Джинн, конечно, волшебник, но куда ему до джина...

(Каламбур)

 
На что готов пойти самоотверженный английский джентльмен, чтобы изучить опытно-экспериментальным путём загадочное явление, которое не поддаётся научной интерпретации? Ответ вы найдёте, если прочитаете это сообщение до конца.
Сначала об авторе. Джером К. Джером – удивительный рассказчик, способный с добродушным юмором поведать нам о житейских ситуациях, в которые попадали люди в XIX веке. Безусловно, времена изменились. Незадачливые обыватели сменились на граждан с высокими моральными устоями. Где вы, толстые джентльмены из Сити? Вас давно сменили поджарые менеджеры. Как далёк от нас дядюшка Поджер, которому приходилось ездить в Лондон поездом 9:13! Помните, от дома дядюшки до станции было восемь минут ходьбы. Дядюшка всегда говорил: «Имея в запасе четверть часа, можно идти не торопясь». Поступал же он обычно так: выходил за пять минут до отхода поезда и бежал бегом. Как нам это не свойственно! Я каждый раз об этом думаю, когда бегу к автобусной остановке, от которой вот-вот должно отойти последнее транспортное средство, которое еще может доставить меня до места работы вовремя. Кто не понял моей иронии, тот без труда найдёт всё необходимое у Джерома К. Джерома. История дядюшки Поджера изложена и в виде отдельного рассказа, и в романе «Трое на четырех колесах».
Но вернёмся к пирушке. То есть я хотел написать: вернемся к «Пирушке с привидениями».
Это небольшое произведение, в одних сборниках называемое повестью, а в других – являющееся частью раздела «Рассказы», содержит всё, что может вызвать устойчивый интерес читателя. 
Здесь трезвый (пока еще) взгляд на природу привидений и достойная восхищения типология возможных рассказов о привидениях. 
Здесь истории достойных джентльменов о встречах с потусторонним; истории, которым позавидовали бы современные экстрасенсы, не имеющие столь замечательных сведений о мире призраков и столь бесценного опыта, приобретённого если и не самими рассказчиками, то ближайшими родственниками или знакомыми, вызывающими всестороннее доверие. 
Здесь интрига. Автор, пытаясь возродить свою прежнюю репутацию, оставляет в стороне свой непоколебимый принцип не писать о себе, вызванный желанием не противоречить истинному искусству и не подавать дурной пример подрастающему поколению. Да, он пишет о себе, противореча истинному искусству и подавая дурной пример подрастающему поколению! Конечно, это сенсация. Встреча автора с полицейским (после встречи с привидением) и сейчас бы стала бомбой в любом периодическом издании, если только заменить имя Джерома К. Джерома на... ну, на другое, возможно, уже встречавшееся вам на страницах «Тайн звёзд». 
Наконец, здесь мистика. Сверхъестественным образом пропадает середина рассказа доктора. Доктор хорошо начал, а потом что-то произошло, и вдруг – конец! Рассказ священника также мистическим образом “затуманивается”, и никто ничего не может понять. Затем оказывается, что призраки есть даже в том доме, где достойные джентльмены ведут свои беседы.
Конечно, еще одним героем «Пирушки» был пунш с джином. Но вы и сами согласитесь, что он не мог существенно повлиять на правдоподобные рассказы джентльменов и на эксперимент, проведенный автором. Получается, я так об этом эксперименте и не написал. Но напишу другое: если у вас плохое настроение, обратитесь к произведениям Джерома К. Джерома.
Истории о привидениях, рассказываемые джентльменами, связаны с Рождеством. Но я думаю, юмор Джерома К. Джерома будет уместен и в канун наступления китайского Нового года, и в любой другой день.

Ярлыки: волшебство, зарубежная литература, классика, новогоднее чтение, привидения, юмор


2016-01-30



Жизнь есть борьба (Еврипид)


Единственное счастье в жизни – это постоянное стремление вперёд
(Эмиль Золя)


Совершенно случайно наткнулась на книгу Филлипса, изданную в 1992 г., и сразу, с первой страницы, она меня заинтересовала. Решила прочесть и, как оказалось, не зря, книга очень понравилась, поэтому решила написать на неё рецензию и порекомендовать роман читателям.
А теперь по порядку.
Филлипс Дэвид Грэхем – американский писатель и публицист. Родился в семье банковского служащего в 1867 г. По окончании Принстонского университета (1887) работал журналистом. Ряд произведений Филлипса посвящён проблеме брака и положению женщины в капиталистической Америке. Его роман «Падение Сюзанны Ленокс» отмечен идейно-художественной зрелостью, автору удалось обогатить произведение глубоким проникновением во внутренний мир человека из народа.
Это история о молодой женщине, которая борется против лицемерных двойных стандартов, стараясь отыскать своё место в жизни. Жизнь Сюзанны начинается с того, что её мать умирает при родах, а саму Сюзанну буквально чудом возвращают к жизни. Сестра умершей матери принимает девочку в свою семью Верхэмов и воспитывает наравне со своей родной дочерью. По мере взросления Сюзанна расцветает необычайной красотой, и теперь все взгляды молодых людей обращены только на неё. Однако удачно выйти замуж Сюзанне не позволяет её незаконнорожденность. Жить с постоянным чувством вины за свою мать, ощущать косые взгляды на себе Сюзанна не намерена. Она решается на отчаянный шаг, бросает вызов обществу и сбегает из дому практически без денег, ей хочется отыскать своё место в жизни, где никто не будет осуждать и попрекать её.
Так начинается нелёгкий путь взлётов и падений Сюзанны Ленокс. Опускаясь до самых низов, Сюзанна становится уличной проституткой, однако она не утратила своего достоинства и чувства гордости. На её нелёгком жизненном пути встречались и хорошие люди, кто протянул ей руку помощи совершенно бескорыстно. Трудности ещё больше закалили её твёрдый характер и придали сил двигаться дальше в поисках своего места в жизни. И хочется надеяться, что ей удастся достичь всего, о чем она мечтает.
Подводя итог, можно сказать, что основная тема книги – бессилие и бесправие женщин конца 19-го - начала 20-го века, всё в ней пронизано идеями феминизма и социальной справедливости. Ещё раз повторюсь, что прочитала книгу с огромным удовольствием, она заставила призадуматься о нашей нелёгкой женской доле. Ведь в любой жизненной ситуации необходимо выстоять, не потерять своё я.

Примечание.
В 1931 году по книге Дэвида Грэхэма Филлипса был снят фильм с Гретой Гарбо в главной роли (США, Metro-Goldwyn-Mayer).


Ярлыки: зарубежная литература, классика, роман, фильм, экранизация


2015-12-04



«Лучше согрешить и покаяться,

Чем не согрешить и раскаиваться»

Джованни Боккаччо

 
Перед нами книга, которую запрещали. Она была включена в Индекс запрещенных книг. Автор, сильно страдая от осуждения этой книги, готов был её даже сжечь. Но теперь, что называется, «гриф секретности снят». И мы можем знакомиться с ней свободно. Позвольте, однако, рассказать об этой книге и её авторе чуть подробнее и серьезнее.
 
Джованни Боккаччо – итальянский писатель и поэт XIV века, представитель литературы эпохи раннего Возрождения. Его творчество оказало существенное влияние на развитие всей европейской культуры. Главное его произведение – «Декамерон», работа над которым длилась приблизительно два года, впервые было опубликовано в 1470 году.
В дословном переводе «декамерон» означает «десятидневник», в этом плане писателем открывается суть произведения, которое представлено в виде отдельных новелл, проникнутых духом свободомыслия, жизнерадостным юмором и многоцветием панорамы нравов итальянского общества.
«Свобода и любовь» – вот главные ценности произведения, это своеобразный взгляд автора на тему отношений между мужчиной и женщиной, развивающихся в различных условиях и при различных обстоятельствах, иначе говоря, «своеобразный пир во время чумы», охватившей всю Европу, в том числе и Италию.
В своём произведении Боккаччо хочет показать, несмотря на окружающий хаос и панику, что в мире всегда остаётся место для любви. Поэтому все новеллы строятся на сюжетах, связанных с любовными похождениями молодых людей, которые живут в рамках «сегодняшнего дня».
Семь дам и трое юношей удаляются из зачумлённого города на виллу в окрестностях Флоренции и приятно проводят время в прогулках, танцах и, конечно, рассказах новелл. Десять дней – десять новелл на каждый день. Все новеллы проникнуты эротизмом, откровенными и пикантными сценами. Всё это в совокупности придаёт книге особую изюминку. Несмотря на откровенные сцены, всё написано вполне благопристойным языком. Может быть, не сразу привыкнешь к цветистым, длинным, сложносочинённым предложениям, но это характерная черта изложения той эпохи. И всё же, как красиво и каким высоким слогом герои Боккаччо выражаются в самых двусмысленных ситуациях!
Вообще, эта книга – памятник эпохи на стыке Средневековья и Возрождения. Из неё можно почерпнуть много полезных сведений о быте, нравах, увлечениях, образе жизни людей того времени.
Все истории очень увлекательные, несмотря на комизм и трагизм ситуаций, так как в каждой из них воспевается настоящая любовь, которая облагораживает, придаёт нечеловеческую силу и мужество влюблённым. Не знаю, как к этой книге отнесетесь вы, а я получила истинное удовольствие от её прочтения.
 

Ярлыки: зарубежная литература, классика


2015-12-03



Чистая женщина, правдиво изображенная

Роман о любви, но не сентиментальный, скорее исторический, социальный, психологический. Томас Гарди – английский писатель. Деятельность Томаса Гарди относится ко второй половине 19 века. В это время Великобритания переживала глубокие потрясения. Общественную жизнь Англии охватил кризис, обнаживший фальшь либеральной идеологии. Томас Гарди выступил как обличитель лицемерия и цинизма морали угнетателей, жестокости буржуазной цивилизации. Он написал 14 романов, более 40 рассказов, несколько сборников стихов. Эти произведения содержат правдивые картины жизни Англии 19 века. 
В центре представленного романа – волнующая история батрачки Тэсс – светлой, обаятельной, чистой девушки, которую судьба обрекает на муки, толкает на преступление и, наконец, на казнь. Лишения и нужда гонят Тэсс из родного дома. Она становится жертвой распутства богатого бездельника Алека д 'Эрбервилля и мучительно переживает свое грехопадение. Тэсс безоружна перед невежеством и ханжеским «общественным мнением», которое угрожает ей небесными и земными карами. Постепенно в ней пробуждается любовь, нежное, светлое, возвышенное чувство к Энджелу Клэру. Короткий отрезок ее жизни мог бы стать безоблачным, если бы прошлое не отбрасывало уродливую тень на этот яркий день её жизни. Быстро блекнут краски мимолетной идиллии. Новые тяжкие испытания неумолимо обрушиваются на Тэсс. Духовно и физически измученная, снова искушаемая тем, кто обрек ее на страдания, Тэсс становится невольной причиной несчастья близких ей людей. Ради них она идет на жертву. Но не может изменить себе, тому, что делает ее чистой женщиной, и в порыве возмущения и отчаяния совершает преступление. Несмотря на страдания, пережитые Тэсс, она тянется к свету, к радости и счастью – столько в ней жизненных сил, стойкости и жажды любви. Она пленяет цельностью своего характера, прямотой чувств и бескорыстием поступков. 
Книга оставляет в душе глубокое впечатление. Она пробуждает в душе много разных чувств. Поэтому даже самый взыскательный читатель не останется равнодушным.
А в 2008 году BBC экранизирует роман Томаса Гарди, представив, таким образом, современное прочтение произведения. Роль Тэсс сыграла Джемма Артертон. В деталях экранизация, конечно, отличается от книги, но весьма точно передаёт её дух.

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, фильм, экранизация


2015-11-16



"И крестьянки любить умеют…"
Н.М. Карамзин

 

Я поступил как обыватель. Посмотрел фильм «Север и Юг» – и решил прочитать этот роман. А затем я заинтересовался, что же еще из созданного Элизабет Гаскелл можно почитать. И нашёл «Мэри Бартон». В итоге получился эксперимент, целью которого было проверить читабельность произведения, столь хвалимого в советские годы. Более того, эту книгу тогда можно было найти не только в “обыкновенных” массовых библиотеках, но и на стеллажах какой-нибудь библиотеки горкома КПСС. Так и представилось: «Мать» Максима Горького и «Мэри Бартон» Элизабет Гаскелл на одной горкомовской полке, благо фамилии авторов (точнее, псевдоним и фамилия по мужу) на одну букву.
Итак, читать или не читать – вот в чем вопрос. И я попытаюсь на него ответить.
Сразу отмечу: обнаружилась любовная тема, раскрытая на страницах, написанных женой пастора, но не свойственная книге нашего пролетарского писателя.
«Жизнь тех, с кем я ежедневно сталкиваюсь на шумных улицах Манчестера, наверно, тоже отмечена глубокими чувствами и благородством», – решила Э. Гаскелл и выбрала в качестве героев не знатных людей из романтических мест, а людей из рабочей среды, живущих в промышленном городе. Если вы воспринимаете романтические импульсы только в атмосфере курортных вип-отелей и старинных родовых замков, то книгу не стоит читать однозначно.
Для остальных продолжу.
Заглавная героиня интересна своим личностным развитием.
Отправной пункт этого развития такой. «Бежим, – предлагает подружке Мэри, – к фабрике Карсона. Там пожар, а говорят, когда фабрика горит, это очень красиво. Я еще ни разу не видела». Эх, дать бы девочке смартфон да познакомить с Ютуб! Жаль, что век девятнадцатый...
Насчет поклонников тоже любопытно. Был у Мэри поклонник, который пленил ее воображение. Это молодой щеголь, которого она не любила, но в мыслях видела своим будущим мужем. (Интересное положеньице для программы «Давай поженимся».)
А что главный герой, которому всё же не повезло попасть в заглавие “манчестерской повести” Э. Гаскелл? «Джем Уилсон ничего не говорил, а просто любил ее – и чем дальше, тем сильнее...» Бедняга!
Но та же Мэри в решающий момент признаётся, что любила и любит только Джема. Так бедняга ли он? Об этом умолчу, а напишу следующее: эти мелодраматические и патетические страницы лучшие в книге. И без всякой фальши, на мой взгляд. И именно это – жизненно. (Извините, Максим Горький, даже если вы стояли с Элизабет Гаскелл на одной книжной полке в горкоме КПСС.)
Конечно, книга Э. Гаскелл не лишена социальной направленности. Страдания бедняков описаны ярко. «Нередко медяки, на которые можно было бы купить немножко овсяной муки или картофеля, шли на приобретение опиума, чтобы одурманить голодных малюток, заставить их забыться тяжелым, неспокойным сном. Это был подвиг материнского милосердия». Одна эта цитата чего стоит! Но это не минус книги. К произведению Э. Гаскелл можно относиться как к историческому документу соответствующей эпохи. Это первое.
Во-вторых, сопоставьте социальные беды нашей страны в XXI веке и неурядицы промышленной Англии XIX века. Прогресс! Можно выдохнуть с облегчением...
«Я всегда от души сочувствовала измученным людям», – отмечает Гаскелл в предисловии к «Мэри Бартон». Становится понятно, что люди из рабочей среды с глубоко скрытой непреклонной волей, которая могла быть обращена как на добро, так и на зло, волнуют писательницу, отсюда образы Джона Бартона («Мэри Бартон») и Николаса Хиггинса («Север и Юг»).
Кстати, обратившись к «Мэри Бартон», я вдруг многое осознал в уже прочитанном романе «Север и Юг». Маргарет Хейл, мечтающая примирить хозяев и рабочих, – это сама Элизабет Гаскелл, которую советские литературоведы упрекали за христианско-примирительные финалы ее произведений.
«Я ничего не смыслю в политической экономии промышленного производства», – призналась Э. Гаскелл. И слава Богу! И спасибо Вам за это, жена священника Уильяма! А иначе мы бы не читали Ваши романы, а ограничивались бы «Капиталом» Карла Маркса, да и то в кратком изложении.

Постскриптум.
Есть информация, что ВВС совсем не против того, чтобы экранизировать роман Элизабет Гаскелл «Мэри Бартон». Подождем – увидим. Так или иначе, а сам этот факт уже кое о чем говорит.


Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, историческая литература, классика, любовь


2015-11-12



Когда мы осмыслим свою роль на земле, пусть самую скромную и незаметную, тогда лишь мы будем счастливы.
Антуан де Сент-Экзюпери

Для многих Антуан де Сент-Экзюпери ассоциируется с детской литературой. Но творчество этого писателя необходимо читателю любого возраста. Оно может помочь нам познать самих себя. В «Планете людей» де Сент-Экзюпери сопоставляет полёт лётчика, ориентирующегося по звёздам, с жизнью людей, которые остаются на земле. Подобные звёздам и планетам, иногда случайные события, а иногда знакомые, необходимые и даже закономерные явления, люди и вещи становятся нашими ориентирами. Иногда с трудом исправляешь курс (всё-таки нужно находить в этом необходимость!), иногда погонишься за случайной звездой, иногда примешь бесполезную декорацию за искомую планету. Антуан де Сент-Экзюпери в красивых, не лишённых восхищения природой ночного неба словах говорит читателю, что в случае если эти огни указывают верную цель для полёта, полного сложностей и опасностей, то они отнюдь не выглядят случайными попутчиками наших действий. В жизни тоже нельзя летать вслепую. А вдруг событие / человек / вещь являются звёздами или луной, которые могут быть неплохим ориентиром? И даже если рейс (беседа / знакомство / путешествие) и любое другое действие кажутся удачными, то нельзя быть просто зрителем событий. Можно видеть туман или ясную, погожую ночь, краски земли и неба, водяные брызги, золотые гряды облаков. А можно понимать увиденное: на воду здесь не сядешь, потому что широко распластаны пальмовые ветви, зубчатые, словно заиндевелые, невидимые неопытному глазу…
Книга поможет найти ответы на важные для многих вопросы. Она поможет лучше понять бег времени, понимать важность уважения человеческого достоинства каждого, по-новому взглянуть на вес и значение своё на земле, задуматься о значении связи с родным домом, поиске смысла в своём жизненном пути. Антуан де Сент-Экзюпери размышляет и на темы красоты природы, внутренней свободы, призвания, истины и фанатизма, цели и средств (лётчик рискует не ради самолёта, потому что он для него не цель, а средство).
Если вас терзают сомнения или вы нуждаетесь в добром советчике, то следует прочесть именно эту книгу.


Ярлыки: зарубежная литература, классика, сборник


2015-10-20



Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
(А.С. Пушкин)

С этим романом мы имели возможность познакомиться по экранизации ВВС 2004 года. Даниела Денби-Эш в роли Маргарет Хейл и Ричард Армитаж в роли Джона Торнтона.
– Узнаешь эти розы? – спрашивает Джон.
– Неужели из Хелстона? – удивляется Маргарет.
Кажется, герои смогли наконец понять друг друга. Розы аристократического Юга и хлопок промышленного Севера.
Да! Две противоположности сошлись. Очень романтично.
Элизабет Клегорн Гаскелл причисляли (вслед за Карлом Марксом) к «блестящей плеяде английских романистов, которые в ярких и красноречивых книгах раскрыли миру больше политических и социальных истин, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые», но в отличие от Чарльза Диккенса и Уильяма Теккерея в советское время переводили мало. Первый её роман под названием «Мэри Бартон», повествующий о швее Мэри и молодом механике Джеме, чья нравственность оказывается выше нравственности хозяев-предпринимателей, был назван в советское время вершиной её творчества и, по сути, на этом поставили точку. «Север и Юг» стал лишь третьим по счету романом, переведенным на русский язык (он переведен в 2011 году).
«Отчего этот роман перевели так поздно?» – спросите вы. «Акценты», – отвечу я. И смею на этот счет пофантазировать.
Во-первых, мистер Торнтон – это (как бы сказали сейчас) “человек, сделавший себя сам”. Он считает, что рабочие и хозяева ведут борьбу на равных, поэтому не нужны никакие третейские судьи, даже «если эти невежды заседают в парламенте» и пытаются регулировать деятельность предприятий при помощи экологических законов. Да, он за прогресс. Он положительный хозяин, переделывающий фабричные трубы по собственному почину. Но если человек не смог достичь высокого положения, то в этом виноват он сам и, следовательно, достоин презрения из-за слабости характера.
«...достойно презрения, что деньги являются для него единственной мерой успеха», – в свою очередь порицает Маргарет.
Во-вторых, семья Хейлов страдает (буквально!) из-за безвкусных обоев в доме, который им предстоит снять для проживания. Сам дом – в пригороде, “скромный” («там при трех гостиных всего лишь три спальни»). Передняя комната внизу должна стать кабинетом мистера Хейла и одновременно столовой. («Бедный папа!» – восклицает дочь.)
Одежда Маргарет (пишет Элизабет Гаскелл) была простой: «шляпка из лучшей соломки», темное шелковое платье, «большая индийская шаль, ниспадавшая с ее плеч длинными тяжелыми складками, словно мантия с плеч императрицы». О “превосходных” индийских шалях чуть ранее на страницах романа высказался еще один герой повествования – мистер Леннокс:
– И цены на них тоже превосходны. Дальше восходить просто некуда.
Речь здесь о той жизни, «какую ведут аристократы на юге, где дни текут медленно и беззаботно. Можно увязнуть в меду...» (слова мистера Торнтона).
И это, заметьте, не какие-то отрицательные, а положительные герои романа!
В-третьих, главной героине, «гордячке», отчасти высокомерной, с «холодноватыми манерами», сама мысль о промышленном городе внушала отвращение.
– Ну, мама, – говорила она, – я стою за прядильщиков хлопка не больше, чем за других рабочих. Только нам не придется общаться с ними.
Наконец, в романе много отсылок к Библии, пишется также о христианских чувствах в отношениях людей, в том числе работников и работодателей. Получается, много религиозного «дурмана», а классовая борьба уходит на второй план.
В общем, произведение (с точки зрения советского времени) идеологически не выдержано, даже несмотря на последующее возмущение Маргарет Хейл ужасными условиями, в которых живут рабочие. Ведь нежное чувство она испытала все-таки к владельцу фабрики. Да и не понял бы советский читатель такой “скромной” жизни, как у Хейлов.
– Эк тебя занесло-то, блогер! Роман-то – о любви! – воскликнете вы.
Не совсем так. Это в современной романтической прозе всё служит только фоном для “лав стори”. С классикой – сложнее. Социальные и нравственные проблемы, духовные искания, поиск взаимопонимания и преодоление предрассудков, авторские предпочтения гармонично вплетаются в художественную ткань произведения.
И еще должен сообщить. Взяв в руки роман Элизабет Гаскелл, я невольно испугался. Перевод произведения – новый! А это чревато неожиданностями в виде всевозможных “корявостей стиля” и прочих несообразностей. К сожалению, опечатки есть (например, «в безбрежной неподвижность ночи» (с. 67) или «слобоволие» (с. 105)). Но ничего, терпимо. Перевод не плохой, хотя, на мой взгляд, уступает классическим переводам Диккенса, Теккерея, Шарлотты Бронте.
Тем не менее, удовольствие от чтения английского классического романа победило “страх” и мелкие неприятности. Читаешь – и представляешь себя с книгой в руках сидящим в кресле у камина, а рядом, на столике, картину завершает китайская фарфоровая чашка, наполненная индийским черным чаем...
Желаю и вам получить свою порцию удовольствия от английской классики.


Ярлыки: азбука-классика, английский роман, классика, зарубежная литература, любовь


2015-09-16



Хорошая книга – это подарок, завещанный автором человеческому роду.
Д. Аддисон

 

Перечитала любимые книги детства с некоторой опаской. Боялась разочарования. Но была просто потрясена чудесным языком, яркими описаниями природы, которых, конечно же, не заметила в детстве. «Белеет парус одинокий» написан не только для детей. Любопытные фортели выкидывает память. Я помню эпизод, когда Гаврик приносит улов бычков на привоз сдавать оптом этой противной мадам Стороженко. Она еще вопит: «Это разве бычки?! Это воши, а не бычки!!!» Смерть и похороны дедушки Гаврика тоже произвели на меня тогдашнюю сильное впечатление. Наверное, поэтому, я просто уверена была, что эти сцены занимают много страниц. Оказалось – одну-две страницы каждая. А вот сочные описания проплывающих мимо пейзажей, когда семья Бачей возвращается в город с каникул, например, как-то не задержались в памяти. Жаркое лето, настоящая дружба, скрепленная испытаниями, первые влюбленности, новый учебный год… Все это рождает такое теплое ностальгическое чувство! Вторая книга пошла тоже замечательно. Но в третьей обнаружилось слишком большое количество революционеров на мой нынешний вкус. Я продолжала читать, помня о том, что больше всего мне нравилась последняя часть, про Великую Отечественную. Одесские катакомбы, оккупация, подполье – это просто завораживало когда-то. Неплохо было и сейчас. Повзрослевшие герои вполне достоверны. Язык Катаева просто превосходен! Яркий, афористичный и, в то же время, лаконичный. У него очень плотные тексты. Никаких словесных кружев и растекания мыслью по древу. Я заметила, что первые две части больше проникнуты лирикой. Пейзажи, чувства людей в двух последних едва намечены. Больше народу, больше действия, больше сходства с приключенческой литературой для подростков. Не знаю, почему так получилось. Тетралогия основана на автобиографическом материале. Катаев родился и вырос в Одессе, вот разве что в катакомбах не воевал… Вывод такой – классика классике рознь. И некоторые детские книги можно и нужно перечитывать.


Ярлыки: дети, классика, русская литература


2012-09-05



Нет ничего прекраснее хеппи-эндов...

История сестер Бронте похожа на сказку: " Жили-были три сестры, дочери приходского священника. По вечерам, когда вьюга завывала за окнами и становилось страшно, девочки поплотнее закутывались в свои шали и отправлялись в путешествие по загадочной стране Гондал, придумывая разные истории и приключения..."  "Найденыш" - первый опубликованный на русском языке отрывок из сочинений детей Бронте. Первый -из объемистого рукописного тома, который составили предания о Гондале к тому времени, как дети повзрослели, и превратились в авторов "Джен Эйр", "Грозового перевала" и "Агнес Грей". Повесть, отнюдь не обладающая выдающимися художественными достоинствами, тем не менее позволяет получить впечатление о том, как работает детская фантазия. Здесь есть и герой, жизнь которого складывается как в сказке, есть наивная вера в счастливый финал, есть и прекрасное чувство любви, которую испытывает главный герой. Но самое главное у читателя есть возможность понять, что какая бы неприятность не приключилась в жизни, из нее всегда можно найти выход.  И пусть книга немного наивна, но тот оптимизм, с которым она написана никого не оставит равнодушным.

 

Ярлыки: английский роман, женская проза, зарубежная литература, классика, любовь


2012-08-27



Читайте книгу, смотрите фильм
Прямо как у Горького: "А был ли мальчик?"
 

Вечная шекспировская тема, как только ее не интерпретировали. Хотелось бы рассказать про фильм, который посмотрела недавно, называется "Аноним". Фильм начинается очень интересно: на сцену выходит актер, который начинает рассказывать историю. Историю, которая могла бы произойти и на самом деле. И сцена плавно перетекает в английскую улочку, по которой бежит, скрываясь от погони человек, бережно прижимающий к себе сверток, я сначала подумала, что ребенка. Но нет, это оказались рукописи. И дальше рассказывается история автора этих рукописей, которого все знают как Великого драматурга Уильяма Шекспира. Если вдуматься, то все могло быть и так, как нам преподнесли авторы фильма. А может быть и нет. Захотелось перечитать знаменитых "Ромео и Джульетту", "Гамлета" и "Двенадцатую ночь". Дома есть старая книга 1939 года издания: пожелтевшие от времени страницы, черно-белые иллюстрации и прекрасный перевод. Книга перечитывалась мною раз десять, и каждый раз находились строки, которые понимались по-другому. А еще напомню о потрясающей силы и красоты сонетах, которые можно спокойно разобрать на цитаты.

Строки этого сонета словно подтверждают все то, о чем рассказал фильм:

Седины ваши зеркало покажет,
Часы - потерю золотых минут.
На белую страницу строчка ляжет -
И вашу мысль увидят и прочтут.
По черточкам морщин в стекле правдивом
Мы все ведем своим утратам счет.
А в шорохе часов неторопливом
Украдкой время к вечности течет.
Запечатлейте беглыми словами
Все, что не в силах память удержать.
Своих детей, давно забытых вами,
Когда-нибудь вы встретите опять.
Как часто эти найденные строки
Для нас таят бесценные уроки.
Перевод С.Маршака

Ярлыки: драматургия, зарубежная литература, классика, фильм, экранизация


2012-07-26



825 лет!!!
"Слово о полку Игореве"

Прошу прощения за долгое отсутствие. Отпуск, думаю, вы понимаете, что это значит.

Вспомнилось вдруг, что совсем не рассказываем о тех произведениях, которые уже давно и надежно стали классикой и не требуют представления. Только все же не мешает напомнить о шедеврах, которые так и не допоняли за школьной партой.

Написанное старинным языком, даже в переводе Заболоцкого или Жуковского это небольшое по объему произведение вводит нашего "брата" читателя- обывателя в ступор. О чем вообще говорится. что хочет сказать нам автор.

Немного истории.

"Создатель “Слова о полку Игореве” написал свое произведение в 1185 году.

В это время Великая Русь и Киев находились в трудном положении. Огромное государство, созданное великим князем Олегом, процветавшее во время правления Владимира Святославича и Ярослава Мудрого, после его смерти стало разъединяться на многие княжества и приходить в упадок. Киев сохранял древние традиции своей доблести, он славился историческими преданиями, могилами прославленных князей, начиная с Олега. Киевский князь носил звание “великого князя”. Разделение страны на мелкие княжества сопровождалось кровопролитными междоусобицами князей, желавших захватить наиболее богатые земли. В это время половцы близко подошли к южным границам Руси. В 80-х годах ХII века князь Святослав Всеволодович, собрав русских князей и их дружины, сразился с половцами. Они были отброшены в степи. Но в 1185 году князь Игорь Новгород-Северский, собравший небольшое войско, пошел в поход на половцев. Княжеская дружина была разбита, а сам князь был взят в плен. Благодаря этому событию, половцы, почувствовавшие разобщенность русских князей, стали совершать частые набеги на Русь. Своим походом Игорь открыл путь половцам на родную землю.

" И тогда становится понятным смысл "Слова..." -  объединение Руси, сплоченность против единого врага.  И не перестаешь удивляться современности этой незыблемой вещи.

И стоит задуматься нам "братие" о том, всегда ли мы объединяемся перед грядущей неприятностью, или, как Игорь, хотим в одиночку с ней справиться.

Перечитайте на досуге и поразмышляйте о "вечном".

 

Ярлыки: классика, русская литература


Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература