Гузель Яхина "Дети мои"
Анна Малышева «Пассажир без багажа»
Юрий Поляков «Весёлая жизнь, или Секс в СССР»
"Мама тебя любит, а ты ее бесишь!"
Татьяна Георгиева «Русская повседневная культура XVIII века»
Елена Коровина "Знаем ли мы свои любимые сказки?"
2022-01-15 12:00

Иван Веневцев «Урал - быстра река»



«А ведь подумать только: чик – и жизни нет. Или хвороба какая вязы человеку свернёт, или люди помогут, вот и собирайся долго жить, да ещё – хорошо жить. В общем, надо беречь жизнь другого, её защищать от смерти, это легче, чем уберечь свою, за неё не удержишься, когда люди захотят этого. А вот делается как-то наоборот: каждый старается уничтожить другого и гибнет сам»
(Рассуждение Михаила Веренцова, главного героя романа)
 
Казачья эпопея. Роман-свидетельство. Роман-реквием. По-разному можно назвать произведение, которое имеет уникальную судьбу, сравнимую по незаурядности только с судьбой самого автора – потомственного казака, писателя-самородка Ивана Степановича Веневцева (1896-1974), создавшего «самодеятельный» роман в Карагандинском исправительно-трудовом лагере в 1945-1947 годах. Писался роман на листах крафт-бумаги, которые вырезались из мешков для цемента. Хранился сыном писателя, а затем – его внуком. Ждал читателя около семидесяти лет.
Старший урядник белой Оренбургской армии И.С. Веневцев – непосредственный участник Гражданской войны, видевший или хорошо знавший всё то, что потом и выплеснулось на страницы этой во многом автобиографической книги.
Конечно, И.С. Веневцев вынужден был после написания переделывать роман и, наверное, не раз, убирая при этом острые места. Но все умолчания легко восстанавливаются. С другой стороны, в итоге получилось, что автор, не ища соринку в чужом глазу, сумел показать всю дикость братоубийственной бойни на нелицеприятных примерах поведения самих казаков. Он раскрыл те проблемы, которые сопутствовали Белому движению. Его роман – суровый документ истории сопротивления и разгрома казачьей Оренбургской армии.
Произведение, написанное простым человеком из народа, безусловно, имеет свои сильные и слабые стороны. К последним можно отнести произвольность композиции романа, сухость авторских размышлений и характеристик. Но колоритный язык персонажей-казаков и объективное свидетельство о событиях гражданского противостояния искупают все литературные огрехи. А сцены мирной жизни, описанной в первой части романа, наполняют читательскую душу ощущением подлинности человеческого бытия.
Начинается автобиографический роман кануном Первой мировой войны, а заканчивается 1921-м годом. В этом году, отсидев после разгрома белой армии двухлетний срок в тюрьме, И.С. Веневцев смог вернуться в родную станицу. Правда, в жизни автора это оказалось не последним испытанием и даже не последним лишением свободы. Но дальнейшие события, следующие за 1921-м годом, в романе остаются за скобками. 
В своем произведении автор устами главного героя Михаила Веренцова выразил недоумение, зачем вообще одни русские воевали против других русских. («А раздуматься: ну зачем мы воюем друг против друга?») Михаил Веренцов, так и не растерявший человечности в кровавом абсурде Гражданской войны, готов даже оказать помощь, граничащую с изменой казачеству, если дело коснулось жизни и смерти (это не в бою, естественно, а «на гражданке», во время арестов большевиков в Самаре). Но в целом роман пронизан горечью из-за кровожадной борьбы, ожесточенной, ненавидящей, наполненной воровством, грабежом, насилием, реквизициями, пожарами и смертью. И этой горечи и боли в романе не меньше, чем любви к отчему краю. (Вступление «Край мой казачий» – своеобразный гимн малой родине.)
В последних строках произведения нас провожает сын главного героя Васятка, чьи взъерошенные с ночи волосёнки вспыхивают на солнце белым огнём. Точно таким был много лет назад и его отец Михаил Веренцов, тогда мальчик Мишка, с белой, как ковыль-цветун, головой. Закольцевав таким образом роман, автор утверждает, что жизнь продолжается. И должно же когда-нибудь наступить время для мира и труда. Чтобы растить хлеб и детей. Чтобы петь в радости и любви русские и украинские песни, как певали их прежде оренбургские казаки. Как говорится, дай Бог!
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: XX век, историческая литература, роман, российская проза

Джеми Доран, Пирс Бизони "Гагарин. Человек и легенда"Фаина Раневская «Записки социальной психопатки»Анна Малышева «Клетка для сверчка»Джейми Кэт Каллан «Бонжур, счастье!», «Француженки не спят в одиночестве», «Французские секреты великолепной внешности»
Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература