Эдуард Успенский «25 профессий Маши Филипенко»
Петр Карцев «Тропик Водолея»
Федор Раззаков "Юрий Никулин. Смешное и трагическое"
Дарья Дезомбре «Портрет мёртвой натурщицы»
Эйлин О Коннор "О лебединых крыльях, котах и чудесах"
Александр Мокин, Елена Булатова «Череповец: кольца истории. Историко-картографический атлас»
2014-02-18

Александр Прасол «От Эдо до Токио и обратно. Культура, быт и нравы Японии эпохи Токугава»



И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.
Басё

Сказать, что понравилось – не сказать ничего! Целую неделю вечерами я сидела в обнимку с книжкой, пребывая в состоянии «не кантовать – не взбалтывать», а наутро взахлеб делилась с окружающими подробностями древней далекой жизни.

Это случилось лет двадцать назад. Теоретически я знала, что есть Япония, что живут там японцы и страна эта граничит с нашей необъятной державой и имеет с ней трения по территориальному вопросу. А потом, в фотоальбоме, посвященном Японии, я увидела заснеженную Нару и всё... Это была любовь с первого взгляда. С тех пор посещение древней столицы – моя многолетняя идея-фикс, организмом владеет нежное томление по Стране восходящего солнца, а читать о Японии стараюсь все, что попадается на глаза. Безобидный такой заскок.

Откровенно хороших книг не так уж и много, и в этом смысле данное издание стало просто подарком. Интереснейшие факты при простоте изложения – и я потеряна для мира. Благодаря этой книге стало намного понятнее «откуда растут ноги» у многих явлений и элементов японской жизни, что вызывают у нас недоумение, неприятие или восхищение.

Что такое 265 лет при тысячелетиях истории? Немного, конечно. Но за этот период военные так выдрессировали  жителей, что во многом благодаря их усердию и выковался знаменитый японский характер.

Но первое, безусловно, это природа, которая всегда была сурова к островитянам. Вулканы и море за околицей – тот опасный тандем, что диктует весьма жёсткие правила. Знаете, когда без конца и края трясёт, или накрывает чудовищной волной, то уверенность в завтрашнем дне исчезает как понятие, и снисходит на тебя то самое буддийское спокойствие и принятие собственной судьбы. А если прибавить к нерадостным природно-погодным условиям бесчисленные пожары, где гибнет все, что нажито непосильным трудом, то за материальные блага цепляться тоже не будешь. «Все свое ношу с собой» - это про японцев того времени.

Коллективизм также ясен. Когда выгорало полгорода (а то и целый), крышу над головой жители возводили за день. Все вместе. Коллектив помогал просто выжить. А то, что позволяет выжить, из генетической памяти не вышибить. Стихии и сейчас преподносят сюрпризы, но японцы (такие молодцы!) справляются с этим на зависть, с присущим им смирением и терпением.

Что касается продолжительности и качества жизни того времени, то формула «Жить будем плохо, но недолго» характеризует период очень точно. Где японцы жили, что ели-пили, как осуществляли гигиенические и разные другие потребности – информация в книге на этот счет весьма занимательна. Особенно впечатлил безотходный жизненный цикл ВСЕГО.

Например, сварила хозяйка овощи на завтрак, с оставшимся бульоном штаны мужу простирнула, а потом этим раствором огород полила. А что? Химозы никакой не было, сплошь органика, и все цвело и колосилось. Утилизация тогда достигала таких высот, до каких современный мир уже никогда не дотянется.

Простолюдины всегда жили тяжело, но потехе тоже час был положен. Развлекались, как умели. Тут вам и покажется фундамент, на котором построены ритуалы знаменитых японских любований то магнолией, то осенним листиком. Когда живешь в комнате размером с обувную коробку, да еще и без окон, без света, без телефона-интернета, хочется на воздух, цикад слушать. А если удельный князь, или другой добрый человек, фейерверк замутит, то тут и будет тебе счастье. Хоть какая-то видимость свободы.

А со свободой действительно было не ахти. Регламентировалось ВСЁ, ведь парадом жизни командовали военные. У них просто: на всё должны быть правила и уставы. На каждый случай жизни. И несоблюдение влечет за собой самые тяжелые последствия.

Но как бы руководство страны не насаждало закон, и сколь бы жестоким он не был, все равно жулики и другие криминальные таланты не переводились. Появилась потребность в профессиональных силах правопорядка. Классификация и функции «японских городовых» приводятся в книге довольно подробно, в эту главу можно заглянуть и будущим нашим законникам, необязательно, но так, любопытства ради. Ведь преступление и наказание токугавского периода имело ряд любопытных особенностей. Так, например, признание обвиняемым своей вины было вопросом принципа, без этого приговор вынести невозможно. Никак невозможно, без него все улики и доказательства насмарку. А одним из видов наказания был «выговор». Виновника стыдили, а тот переживал и каялся. Вообще всякое преступление считалось плевком во власть, подрывом ее авторитета, а военная элита свой авторитет слишком ценила.

Ну, сёгуны – это вообще отдельная статья, они, собственно, всю кашу и заварили. Нет, император, конечно, присутствовал. И, надо сказать, с момента своего появления династия была, есть и (вероятно) будет всего одна. Здесь впору удавиться от зависти европейским монархам. Но Сын Неба носил чисто декоративную, представительскую так сказать, функцию. А реальная власть была сосредоточена в руках военного диктатора.

Сегуны, как все люди, имели свои достоинства и недостатки. Кто-то из них был мудрым правителем, кто-то свирепым, кто-то никаким. Одни дотянули до старости, другие умерли молодыми. Они формировали правительства, с министрами, замминистрами и прочей администрацией. Они пытались решать проблемы страны, и решали их с разной степенью успеха.

Их жизнь также подчинялась определенным правилам, распорядку и регламенту. Что, когда и с кем – все было определено и почти узаконено.

Но сегуны во время своего правления успели и порезвиться кто во что горазд. Перегибы случались ой-ой-ой! Некоторые указы и законы очень травмировали несчастных жителей, но ослушаться было никак нельзя, ведь карательные органы всегда бодры и бестрепетны.

Отдельная глава посвящена женщинам. «Женский вопрос» затрагивался, конечно, на протяжении всей книги. И надо сказать, что японки жили худо. Не ценили их совсем, хоть «караул» кричи. «Курица – не птица, баба – не человек», считалось тогда, и девчонок давили прямо в колыбели. В стране, где безостановочно воюют и подвергаются воздействиям природных катаклизмов, с пренебрежением относится к женщине, мягко говоря, неразумно. Кто же будет заниматься воспроизводством населения? Скольких за год сможет оплодотворить мужчина, а скольких родить женщина?

Как обычно спохватились тогда, когда некому стало рожать и тех, кто воюет, и тех, кто кормит тех, кто воюет. Когда напряженка с женским полом достигла катастрофических размеров. И в то время стали нарасхват красотки «веселых кварталов», но автор не делает акцента на «клубничной» теме, зато щедро обрисовывает положение придворных дам.

О, этот закрытый мир женской половины замка Эдо! Он был тайной и будоражил воображение. А ведь все намного прозаичнее. Там, как и везде, царила дисциплина, жесткая иерархия и сложная организация жизни. Дамы делали служебную карьеру: кто в делах, кто в любви. В книге рассказано о  внутренней придворной жизни сиятельных дам: штатное расписание, распорядок дня, кадровые гаремные перестановки, контакты с внешним миром. Надо заметить, что содержание «бабьего царства» влетало казне в копеечку и госсоветники периодически пытались урезать красавицам бюджет, сократить штаты, уволить служащих. И эта борьба шла с переменным успехом.

Вот я и проскользнула по книге, дав лишь набросок того, о чем можно из нее узнать. Действительно интереснейшая эпоха. Вся страна жила по расписанию, чётким правилам, ритуалам и инструкциям. Тотальная дисциплина и тотальный контроль. Мы жили похоже, но у нас совершенно другой характер. И все-таки, японцы – удивительный народ! Поразительно, как они умудрились свести с ума весь мир своими: кухней, техникой, боевыми искусствами, аниме, Фудзиямой и цветущей сакурой. Они умеют собираться в непростой период, умеют довольствоваться малым, умеют видеть красоту в неприметном. Я не знаю, хорошо ли им в своем мире, но всей душой желаю, чтоб было хорошо.

 

Такую книгу желается домой, в безраздельное пользование, потому что точно знаешь, что захочешь еще и еще раз в нее заглянуть, что-то вспомнить, что-то уточнить. Она, конечно, пробьёт брешь в бюджете, потому что, как ни крути, а зарплата у библиотекарей забавная. Я не беру во внимание столичные города (без обид!), но по родной стране у нашей сестры «если деньги мерить кучками, то здесь – ямка». Что бы ни утверждали наши же дорогие (во всех смыслах) сёгуны. Но купить, наверно, стоит. Ведь это – не минутное удовольствие. Так что сердечное Вам аригато, уважаемый автор! За очень достойную книгу.

 

Ярлыки: историческая литература

Миюки Миябэ "Горящая колесница"Александр Мелихов "Былое и книги"Маурицио де Джованни «Кровавый приговор»Дина Крупская «МРНЫ: Приключенческая повесть о реальных котах»
Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература