12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Вардан Багдасарян «Октябрь 1917-го. Русский проект»Джо Витале «Секрет Притяжения»Игорь Козуля, Николас Коро, Сергей Павлов «Маркетинг Дракулы»Поль Фурнель "Читалка"Милена Завойчинская "Мистер Смерть и чокнутая ведьма"Татьяна Руденко «Модные магазины и модистки Москвы первой половины XIX столетия»



2017-10-02



 
"Книгоходцы особого назначения"(ВШБ-3)
"Книгоходцы и тайна Механического Бога"(ВШБ-4)
"Хроники книгоходцев"(ВШБ-5)
 
Удача - это награда за верную стратегию.
Р. Хайнлайн
 
 
Вот и закончена "Высшая Школа Библиотекарей", один из самых приятных фэнтезийных циклов. С одной стороны, это хорошо. Далеко не каждый автор, подгоняемый фанатеющими поклонниками, суровыми редакторами и будущими гонорарами может вообще закруглить эпопею. Перечитав второй раз этот цикл уже без перерывов, я поняла, что мне жаль покидать этот уютный мир. Как, и всё???!!
Краткое содержание предыдущих серий. Восемнадцатилетняя Кира Золотова, несостоявшаяся студентка, работает в маленькой библиотеке и моет полы там же. Одним прекрасным вечером, погнавшись за книжным воришкой, как она думала, девушка провалилась в некую Межреальность. Оказалось, что у нее есть способности книгоходца, мага, который может посещать реальности и нереальности с помощью портала, создаваемого книгами. Путь домой оказался на долгое время закрыт. И наша героиня становится студенткой. А поскольку появилась она в этот мир в чём была, то пришлось ей изрядно покрутиться, чтобы заработать себе на что-то сверх самого необходимого. Лично я впечатлилась. Потому что, несмотря на бонусы и плюшки в виде всяческих сверхспособностей, свалившихся на девушку, она не сидела сложив ручки, а работала. Кира активно учится, обзаводится друзьями, обрастает полезными знакомствами. С самым близким другом Карелом она становятся напарниками, прекрасно дополняющими друг друга. Общение с волшебными существами, спасение миров и прочие замечательные приключения наполняют все пять книг. А так же веселые студенческие посиделки, незлые проделки, первые влюбленности и прочие радости юного возраста.
У Завойчинской получаются очень добрые книги. И я, кажется, догадалась почему. Главная героиня у неё совершенно нормальная, хорошая, домашняя девочка. Выросшая в нормальной, любящей семье. Никаких душевных надломов, детских травм, вытесненных в подсознание, и прочих тараканов. А ведь сотни и тысячи романов разных жанров построены на описаниях бесконечных сражений с внутренними демонами. А уж когда в бой идут целые армии "тараканов", возглавляемые ГлавГероями - держите меня семеро! А что мы имеем здесь, в данной пенталогии? Совершенно здоровый организм со здоровыми инстинктами. Девушка встречает новый для нее магический мир с потрясающей любознательностью. Никаких истерических визгов при виде нечеловеческих лиц вокруг, только восторженное любопытство. У Киры множество верных друзей. Может, потому что она сама умеет дружить? Она абсолютно равнодушна к власти, а значит, и к интригам. Несколько недоброжелательниц-старшекурсниц привели нашу героиню в искреннее изумление. И чего им надо-то? Хотя метод "низведения и курощения" в исполнении Киры оказался действенным. Титулы её не просто не впечатляют, а несколько пугают. Аристократы видятся её напыщенными болванами и присоединяться к ним Кира не намерена. А когда выясняется, что почти все её друзья отягощены титулами... Для них то как раз общение без раболепия - как глоток свежего воздуха. Образы ближнего круга главной героини Завойчинской вполне удались.
Тема любви и первой влюбленности описана автором весьма деликатно. И весьма достоверно. Никаких откровенных сцен нет. Я бы снизила возрастной ценз до 14+. А уж весьма болезненное первое расставание! Тоже полезный опыт, однако.
Очень трогательная история случилась с ГГ в третьей книге. Она усыновила маленького эльфёнка. Ну вот так получилось. Не то чтобы сама Кира жаждала еще и такой ответственности...
Даже кратко описывать события трех книг не имеет смысла. Спасение миров и отдельных сущностей, опасности и запутанные расследования, обретение новых возможностей, а с ними и новых обязанностей... Да, посетить родную, насквозь техническую Землю у Киры получилось. Повидалась с родителями, отдохнула, поприключалась... К финалу все встанет на свои места. Все обретут свое место в жизни, найдут свих вторых половинок и будут успешны в выбранных профессиях. 
А через некоторое время вам захочется перечитать эти книги. Не потому, что забыли, а потому, что хочется опять туда, где радостно на душе.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: молодежь, приключения, российская проза, серия, фэнтези, юмор


2017-09-29



«Ни страны, ни погоста не хочу выбирать.
На Васильевский остров я приду умирать.
… И душа, неустанно поспешая во тьму, 
промелькнёт над мостами в петроградском дыму…»
И. Бродский
 
Книга – сборник рассказов. Этот жанр я не очень люблю, только расчитаешься, а уже рассказ закончился. Но этот сборник читаешь как целостный роман, может, потому, что герои иногда повторяются, может, потому, что многие рассказы идут от первого лица.
Эдуард Кочергин – главный художник Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова. После первого издания книги в 2003 году об авторе заговорили как об одном из лучших мастеров современной прозы. К большому сожалению, книга как-то прошла мимо меня, да и второе издание 2011 года совершенно случайно попало в руки... и покорило совершенно!
Это замечательная книга воспоминаний - суровых и трагических, а порой смешных, сентиментальных и очень-очень искренних. Одни герои чего стоят! Люди «дна»: нищие и воры, алкоголики, бродяги, инвалиды, проститутки. И соответственно, их имена: Анюта Непорочная (прозвище получила за верность воровским законам); Гоша Ноги Колесом, прозванный так за своё безобразное уродство. Но зато как чудно он рассказывает! Гоша получил ещё одно прозвище «летописец» за кладбищенские знания. Вот Вася Петроградский - бывший матрос Краснознамённого Балтийского флота. Война обрубила ему ноги и посадила бывшего корабельного запевалу в тачку - деревянный короб на шарикоподшипниковых колёсах. За день он, со старым клееным баяном за спиною, успевал объехать все основные питейные точки Петроградской стороны. Патронировали над ним все местные дешёвки. Одним из первых Василий был устроен в особый дом инвалидов в бывшем женском Вознесенском монастыре в Горицах, что на реке Шексне. Как отмечал он день Военно-морского флота, как отправляли его в дом инвалидов – не расскажешь, нужно прочитать! И в бывшем монастыре он не потерялся. Со своей певческой страстью и способностями он из этих людей, лишённых рук и ног, называемых в народе «самоварами» создал хор – и в том обрёл свой смысл жизни. Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались московские, череповецкие и другие теплоходы, хор давал свой концерт. Пассажиры замирали от неожиданности и испуга, но не могли увидеть, откуда несётся это чудо.
И так каждый рассказ, неповторимый и потрясающий! Рассказ «Куроводец» об актёре Евгении Шамбраеве, который дрессировал… кур! Куриная школа-театр находилась в квартирной подсобке. Каждая курочка знала своё имя, и когда он её называл, делала шажок, постукивая лапками по полу, выходила из строя.
Люблю читать об антиквариате: очень интересны описания старой мебели, которые Кочергин разыскивал для декораций к спектаклям театра.
Не хотелось пересказывать содержание, надеюсь, что книга будет интересна тем, кто любит читать о Петербурге, кому интересны воспоминания очевидцев.
Эдуард Кочергин много путешествовал по Русскому Северу. Четвертая часть книги и рассказывает об этих его хождениях. Есть рассказ о вологодском городе Тотьме, со смешной и обидной для тотьмичей легендой о названии города.
То, что автор книги – художник, становится понятным сразу, как он несколькими штрихами, мастерски создает любой художественный образ. Поэтому и второе название – уточнение: «Рассказы рисовального человека». Написана книга очень простым, живым и доступным языком и, несмотря на встречаемую грубоватую лексику тех лет, изящна, как полотно художника. В издании хороший шрифт, она быстро и легко читается. Хотя все воспоминания автора о своем горьком детстве, вроде бы теплые, но как-то не очень греют, чувствуется, как и во всех рассказах, печаль, боль и сострадание. А отдельные герои вызывают восхищение.
На книги, как эта, непросто писать отзыв, лучше просто прочитайте её!
 
Галина Сержанова

Ярлыки: воспоминания, краеведение, рассказы, русская литература, сборник


2017-09-28



В фондах Всероссийского музея А.С.Пушкина хранится записка И.С.Тургенева о пушкинском перстне-талисмане: «Перстень этот был подарен Пушкину в Одессе княгиней Воронцовой. Он носил почти постоянно этот перстень и подарил его перед смертью поэту Жуковскому. От Жуковского перстень перешёл к его сыну, Павлу Васильевичу, который подарил его мне». После смерти И.С.Тургенева Полина Виардо передала пушкинский перстень музею Александровского лицея в Царском Селе. В марте 1917 года перстень был похищен из музея с другими вещами. Украденные вещи вскоре нашли. Все, кроме пушкинского перстня. В фонде музея сохранился только оттиск перстня-печатки на сургуче.
 
На портрете Пушкина, написанном художником Тропининым, на правой руке Александра Сергеевича можно хорошо рассмотреть два перстня. Один с изумрудом, а второй, золотой, витой, перевёрнутый камнем внутрь ладони, перстень-талисман. Перстень, украденный из музея и пропавший 100 лет назад. А что бы вы сказали, если бы увидели пушкинский перстень на современной фотографии, спокойно лежащий на туалетном столике в роскошной ванной комнате? Трудно поверить. Но, может быть, именно из-за этой фотографии, пересланной по интернету, убита девушка, сделавшая селфи, и её подруга, получившая эту фотографию?
Следователь Сергей Дуло расследует целую серию подобных убийств, в которых жертвами становятся молодые девушки, и сам оказывается втянут в криминальную историю. В историю, где становится подозреваемым в террористическом акте, подготовленным собственной женой Полиной. Чтобы распутать эту опасную историю Сергею и Полине приходится, прячась от друзей и от врагов, провести собственное расследование. И это расследование совершенно неожиданно для них самих будет связано с поисками кольца-печатки, когда-то принадлежавшего самому А.С.Пушкину. 
Автор книги, Анна Князева, подготовила для почитателей Пушкина совершенно фантастический и положительный финал. Остаётся только сожалеть, что перед нами не научная публикация, а всего лишь художественное произведение. 
 
 
Валерия Базлова

Ярлыки: детектив, серия, современная проза


2017-09-27



AVE, CAESAR, MORITURI TE SALUTANT
Здравствуй, Цезарь, идущие на смерть тебя приветствуют
(Обращение римских гладиаторов к императору перед боем)
 
Эта книга примирила меня с футболом. Что общего между футбольным матчем и играми гладиаторов, спросите вы?
 
...торжественно гремит
Рукоплесканьями широкая арена...
(М.Ю. Лермонтов)
 
Так вот. Никогда не мог прочувствовать в полной мере удовольствие, связанное с тем, как миллионеры бегают (а то и ходят) по полям, в которые вложены миллиарды. Однако ж, если не подерутся фанаты стенка на стенку, то большого урона и нет. Без смертоубийства, так сказать. Другое дело – гладиаторские бои. Гладиатор умирал на арене (в отличие от футболиста на поле) в буквальном, а не в фигуральном смысле. Опять М.Ю. Лермонтов:
 
А он – пронзенный в грудь – безмолвно он лежит,
Во прахе и крови скользят его колена...
 
Так что получается совсем иной гуманитарный исход массовых зрелищ... Да простят меня футбольные болельщики за кощунственные мысли, которые, кстати, навеял мне автор представленной книги. На него и позвольте перевести стрелки.
Владимир Горончаровский – доктор исторических наук, заведующий Отделом истории античной культуры Института истории материальной культуры РАН. В своей книге он пишет об обучении ремеслу гладиатора (надеюсь, вы все-таки выбрали другую профессию!) и типах гладиаторов, об эволюции гладиаторских игр, римских амфитеатрах и гладиаторских играх на берегах Северного Причерноморья, о восстаниях гладиаторов и распорядке их дня...
Меня заставил прочитать эту книгу один специфический недоуменный вопрос. Предположим, беру я меч-гладиус, иду на арену... И о чем я должен думать, если против меня будет биться тот, с кем я делил бобовую похлебку? Желать убить его? Или просто надеяться выжить самому? Или относиться к этому так, как отнесся к своей работе палач Владимира Вишневского?
 
...Но все же, черт возьми,
Работа-то на воздухе,
Работа-то с людьми.
 
Не знаю, не знаю... И даже не могу ясно сказать, нашел ли я ответ на этот вопрос. Но книга Владимира Горончаровского показалась мне очень полезной. Многие (особенно – молодые) ориентируются в своих представлениях о гладиаторах на современные фильмы. Но историю изучать по этим фильмам нельзя! Так, например, Марк Аврелий в оскароносной кинокартине «Гладиатор» (режиссер – Ридли Скотт) погибает от рук своего сына Коммода, который, в свою очередь, умирает на арене амфитеатра. А в реальной истории? А в реальной истории повинна в смерти римского императора Марка Аврелия чума, да и Коммод отдал душу богам гораздо прозаичнее (убит заговорщиками)... Впрочем, я понимаю, что чуму, назови себя хоть ретиарием, хоть бестиарием, на поединок не вызовешь.
Книга Владимира Горончаровского ценна тем, что излагает исторические факты (то, что существовало реально!) в популярной форме. Она будет интересна всем любителям античной истории. 
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия


2017-09-26



Другой!.. Нет, никому на свете
Не отдала бы сердца я!
(А.С. Пушкин. Евгений Онегин)
 
Эх! Эх! Позабавиться не грех!
Запирайте етажи,
Нынче будут грабежи
(А.А. Блок. 12)
 
Действие в книге Марии Вильчинской разворачивается в 1916 году, когда идет Первая мировая война, и уже не раз российские войска познали горечь поражений. Но война - войной, а жизнь - жизнью. Тем более, если в семье - дочери на выданье. Вот и приезжают в блистательную столицу сестры Верженские (Валентина и Александра), чтобы, танцуя на балах, найти достойную партию. Впрочем, Валентина уже определилась с выбором, а Александре еще предстоит это сделать.
"Бал обрушился на Шуру волной огней, звуков и ощущений". Громкая музыка, гул толпы, смех, шелест платьев и вееров, звон бокалов, многоцветье нарядов... Великолепно, но сквозит в этом какая-то тревожная нота. Не зря же отец Александры - Юлиан Матвеевич - говорит: "В Петрограде и Москве перебои со снабжением, солдаты дезертируют с фронта... А мы на балах танцуем".
Возвращаясь с вечера, семья Верженских подверглась нападению грабителей. Точнее - экспроприаторов, которые на тот момент просчитались: на месте экипажа Вереженских должна была находиться карета богатого банкира.
Этот эпизод очень значим в романе, потому что в дальнейшем одна из сюжетных линий произведения будет с ним связана.
Описывая обстановку Петрограда, автор говорит и о поэтических вечерах. На одном из них Александра увидела Анну Ахматову. Эта встреча оставила неизгладимое впечатление у девушки.
Одной из поклонниц поэтессы была Фанни Фельдман, впрочем, более известная как несравненная Фаина Раневская.
Среди персонажей романа - немало реальных исторических личностей, в том числе - Григорий Распутин.
Тема убийства Распутина также нашла место в произведении.
Григорий Распутин - личность, бесспорно, незаурядная. Но кем он был для России? Благо ее или зло? Мнения на этот счет разделились. Большинство все-таки связывало с этим человеком грядущую неминуемую гибель страны. И убийство Распутина многие считали спасением России, актом благородного возмездия. Потому и наказание убийц не было суровым: царь боялся народного гнева. Но некоторые экзальтированные дамы смерть Григория Распутина восприняли как личную трагедию.
Что же касается любовной линии романа, то Александра Верженская нашла свое счастье. Или несчастье? Избранником ее стал офицер Сеит Эминов. Мусульманин. А "по закону Российской империи христианка не может выйти замуж за мусульманина".
Будущее героев неясно: предреволюционный хаос, страшная война, впереди - 1917 год, разруха и голод...
Начало 20 века - сложнейший период в истории России, вызывающий жаркие споры и у профессионалов, и у дилетантов. Автор книги "Александра и Курт Сеит" представила свою точку зрения. Соглашаться с ней или нет - право каждого.
 
Светлана Титова

Ярлыки: историческая литература, любовь, роман, российская проза


2017-09-23



Всё приходит в своё время для тех, кто умеет ждать 
(Оноре де Бальзак)
 
Аньес Ледиг -  новая звёздочка на писательском небосклоне Франции. Писать она начала после смерти от лейкемии своего младшего сына. Писательский труд помог пережить ей уход её любимого мальчика. " Если я не пишу, то это как будто мне не хватает воздуха...", - так говорит о себе автор. 
Роман "Мари в вышине" был написан в 2010 году, и само название предполагает что-то возвышенное и утончённое. И это правда, Аньес Ледиг отлично владеет языком сердца, история её героев написана очень свежо, забавно и с утончённым юмором.
Живут себе два совершенно разных человека: нелюдимый и мрачный полицейский Оливье Деломбр и дерзкая и свободолюбивая, умеющая за себя постоять фермерша Мари Берже. По воле случая дороги их пересекаются и у них зарождается интерес друг к другу. Хотя они совершенно разные, но объединяет их одно: обоих не баловала судьба, у каждого в жизни своя трагедия. Мать Мари бросила её в раннем детстве, а у Оливье только ссоры родителей в памяти да тумаки и шрам на подбородке. Одним словом, характеры у каждого - круче некуда. И тем не менее, чем дальше они узнают друг друга, тем больше возникает притяжение и доверие друг к другу.
Люди не просто так встречаются, я считаю, каждая встреча предначертана свыше, вот и в романе "Мари в вышине" Оливье и Мари встретились не случайно, а для того, чтобы обрести в лице друг друга поддержку и понимание, так как каждая израненная душа ищет свою спокойную гавань, где не будет ни упреков, ни недомолвок, а только любовь и взаимопонимание.
Автору удался этот роман, он написан живым языком, с искрометным юмором, в некоторых местах он довольно забавен, на протяжении почти всего чтения улыбка не сходила с моего лица. Рекомендую для поднятия настроения, либо просто для душевного отдыха.
 
Ольга Староверова

Ярлыки: зарубежная литература, приятное чтение, французский роман


2017-09-21



Ни один человек не счастлив, пока он не считает себя счастливым.
Марк Аврелий
    
Единственно о чем я жалею: не прочла эту книгу раньше. Ну, ничего, и год спустя не поздно сделать из неё бестселлер в отдельно взятой библиотеке. 
Присоединяюсь к восторженным отзывам в Интернете. Вы проглотите этот самый веселый из любовных романов на раз, и настроение ваше будет витать на уровне облаков. Да-да, это вполне канонический любовный роман. С хэппи-эндом. 
Если кратенько: она невзрачная секретарша, а он красавец-мужчина, да и начальник к тому же. Её достали бесконечные разговоры коллег-женщин на тему как бы захомутать босса. Вот взяла и заявила, что через полтора месяца начальник сделает ей предложение, а с вас со всех кучу баксов за это. Или не сделает, и тогда я веду всех в пафосный ресторан. Такая импульсивная девушка оказалась, однако. Тихая, спокойная, слегка язвительная, но вот иногда как чёрт её дергает и выкидывает Лариса что-нибудь этакое, нестандартное.
На самом деле ГлавГероиня совершенно необычна. Повествование ведется от первого лица. И это самое лицо сразу же начинает  сыпать остротами и стишками собственного сочинения. И это просто уморительно. Остроты у Ларисы бывают иногда на грани фола. Но рука начитанного филолога чувствуется. Вы не встретите ни одного безграмотного перла. Да и с яркой и женственной внешность все оказалось в порядке. Если поменять потертые джинсы и вытянутые свитера на платьица с каблучками... Да если еще накраситься и волосы, вечно стянутые в пучок, привести в порядок, то получится вполне себе сногсшибательная барышня.
Сюжет выстроен со знанием дела и, как я уже упоминала, в соответствии с канонами жанра. С одной стороны - ничего нового. Двое встретились, помотали нервы друг другу и, наконец, признались себе и окружающим в своих чувствах. С другой стороны - этот роман отличается от многих и искрометным юмором, и яркими характерами персонажей. Герои второго плана тоже удались. Офисные дамочки - прелесть. А уж любимая бабулечка Ларисы с её лысинкой, платочком и обращением "Сладурка моя" - удивительно колоритная фигура.
Понятно, что ГлавГероиня язвит и не верит в искренние чувства ГлавГероя, вдруг появившиеся после нескольких феерических свиданий. Неудачный опыт по разбиванию своего сердца сделал девушку циничной. Ничего-ничего, у нас сейчас всё лечат, как любит повторять младший братец Ларисы. Тоже та еще язва. Кстати, писательнице можно уже сотворить продолжение с подросшим поколением в ГлавГероях. Было бы вполне в традициях жанра. Многие корифеи любовного романа, типа Кэтрин Коултер, Норы Робертс и т.п. любят по три-четыре книги объединять в своеобразные циклы. В одной - старший братец находит свою судьбу, во второй - средний, в третьей - сестрёнка приведёт достойного мужчину на ранчо в Монтане. Как-то так.
Очень забавный прием автор применяет: каждая глава начинается с цитаты из какого-нибудь слащавого любовного романа, до которых Лариса весьма охоча. И по контрасту с вышеприведенным отрывком её насмешливый голос звучит еще ярче.
А в конце книги есть еще несколько коротких рассказов. Они просто прекрасны. Смешные и грустные, волшебные и циничные, трогательные и жёсткие. Такие разные и такие сильные.
Рекомендую тем, кто хочет лёгкого, но не легковесного чтения. Возрастных ограничений не увидела. Никаких постельных сцен и насилия. И даже лексика практически нормативная. Вот только героиня курит и предпочитает виски всем напиткам.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: любовь, приятное чтение, юмор


2017-09-19



Живя в Москве, вообще ничего нельзя понять о стране. 
Без Енисея меня бы не было.
(Михаил Тарковский)
 
Геопоэтический роман от корки до корки
 
 
«Знакомая фамилия», – подумал я. Действительно, Тарковский – автор «Тойоты-Кресты» приходится внуком Тарковскому-поэту и племянником Тарковскому-режиссёру. Но не фамилия тут главное! Интересный человек Тарковский-романист! Не родством (чему тут удивляться!), а тем, что, сбежав из Москвы, Михаил Александрович поселился в селе Бахта Туруханского района (это не выдумка, это в Красноярском крае!). Звучит, конечно, для нас как “тмутаракань затридевятьземельная”. Но многое ли мы вообще знаем о жизни за Уралом, бескрайних сибирских краях и промороженных дальневосточных просторах? 
Поспорю с аннотацией к книге «Тойота-Креста». Трилогия Михаила Тарковского – в большей степени геопоэтический роман, а не геополитический. Хотя и вопросы геополитики в нем тоже затрагиваются. (Достаточно вспомнить эмоциональное предложение сибирского мужика отрубить Восток от Запада “по Камень, и муха не гуди!”. И “по поводу Кудиу (как сказал москвич-путешественник, который не выговаривал «р» и «л»), тут пдобдематично...”) Но эти геополитические проблемы упоминаются в романе в связи с взаимоотношениями главных героев.
Кто и что на первом месте?
Во-первых, Маша и Женя, от имени которого написано в стихах:
 
Я живу в пустеющей Сибири 
И люблю Марию из Москвы.
 
Кстати, Женя, как сибиряк, тоже упрекает европейскую часть России:
 
– А мне кажется... – Женя задумался.
– Что тебе кажется? – спросила Маша каким-то совсем близким голосом.
– Мне кажется, что там, где ты живёшь, забыли, что у орла две головы.
 
Во-вторых, японские праворукие машины с интересными названиями.
“Да уж лучше, чем у ваших немцев, по номерам, и ещё пол-алфавита. А тут простые жизненные слова, только английскими буквами. «Тойота-комфорт», «мицубиси-мираж», «мазда-персона»... Есть, конечно, непонятные: «ниссан авто сандал». А есть, наоборот, совсем свои – «корона», «фамилия». Есть детские: «тойота-биби». Есть деловые: «хонда-партнёр», «ниссан-эксперт». На любую тему”.
 
Наконец, любимая река. Батюшка Енисей, с которым можно посоветоваться, когда находишься на жизненном распутье.
 
Роман Михаила Тарковского являет собой журнальную прозу. О, давно многими забытое явление! Для тех, кто не в теме, – маленький ликбез: журнальная проза не потому, что журналисты насочиняли, а потому что публиковалась она в литературном журнале. Первые две части романа «Тойота-Креста» выходили в журнале «Октябрь» (2007, 2009), а третья, законченная в 2011 году, – впервые опубликована в этом издании (Москва, 2016). Скажу то, что не всем понравится: напечатанная в “толстом” журнале, авторская проза и сейчас, в век интернетовских коммуникаций, даёт фору “самиздатовской”. Думаю, любители русской словесности меня поймут. И оценят. Нет, не меня, а журнальную прозу! 
Конечно, эта книга не для всех. Она не подойдет тем, кто привык скользить по сюжету, поскольку требует погружения в текст. Слова произведения настаиваются, выдерживаются, как хорошее вино, “добирают смысла”. Читатель, как дегустатор, пробует на вкус великорусские слова и сибирские словечки. И понимает образность их значений. Геопоэтика ищет адекватного способа отражения, и автор переходит с прозаического языка на поэтический, являя нам в своем романе стихотворения. Поэзия дополняет прозаический текст, как в «Докторе Живаго» Бориса Пастернака. И в поэзии раскрываются и характеры главных героев, и суть “двуглавости” России.
 
Спите, горы, дома и собаки, 
Я к утру разгоню пелену, 
Я подам предрассветные знаки, 
Что приму, пронесу и верну,
Всё верну... и полоску тумана, 
И двуглавую долю мою. 
Понимает язык Океана 
Только тот, кто стоит на краю.
 
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: российская проза, русская литература, роман, современная проза


2017-09-15



– Почему в Англии больше не колдуют?
– Вопрос неверен. Я, к примеру, вполне сносный  практикующий волшебник.
 
Верите ли вы в волшебство, магию? Если нет, то, прочитав книгу С. Кларк, подумаете: "Может, магия есть или была когда-то, настолько достоверно это описано в романе". Итак, Англия начала XIX века, эпоха Наполеоновских войн. В городе Йорке существует общество волшебников. Его участники – волшебники-джентльмены – своим колдовством никому не приносят вреда, как и пользы. Но недалеко от Йорка есть аббатство Хартфью, где живёт настоящий волшебник мистер Норрелл, книжник, у которого все шкафы заполнены фолиантами, и все – по магии! Он уже три раза перечитал свою библиотеку в три тысячи томов. Вот он-то точно знает, как делается колдовство, и считает себя практикующим волшебником. В чём мы убедимся и сами, продолжив чтение. Но вскоре мистер Норрелл узнаёт, что в Англии появился ещё один чародей – Джонатан Стрендж. Вскоре они знакомятся.
Мистер Норрел мечтает утаить магические знания, чтобы владеть им единолично, Джонатан Стрендж готов поделиться ими с каждым встречным. И всё-таки они принимают непростое решение: мистер Норрелл берёт в ученики Стренджа, чтобы вместе постараться возродить древнее магическое искусство. Так в романе появляется тема дружбы и вражды.
Более 800 страниц повествования наполнены персонажами, неожиданными поворотами, древними пророчествами и человеческими конфликтами.
Роман по-английски сдержан, учтив и полон иронии, одновременно грустный и трагический. В нём смесь реальных событий и чудесных. Кларк вплетает волшебство в ткань подлинной истории с её реальными героями, вроде Веллингтона или Байрона. Магия у автора печальна и зловеща: она соткана из дождя, снега и зеркал и описана с абсолютным реализмом. Есть прекрасные описания природы и быта: зелёные лужайки, экипажи, кукольные домики, вересковые пустоши.
Вы спросите, а где волшебство? Его в романе достаточно: ожившие статуи, дороги через зеркало, безумные пророки, заклинания, призрачные бальные залы и зловещий джентльмен с волосами, как пух на отцветшем чертополохе.
Язык романа стилизован под манеру письма авторов английской литературы XIX  века. Великое обилие многостраничных примечаний и ссылок на несуществующие труды по магии, вставные новеллы, достоверные и не очень, старинные и только что свершившиеся, красочные описания иных миров. Действительно начинаешь верить, что перед нами исторический рассказ о возрождении магии.
Но есть одно «но»: если хотите дочитать до конца, нужно набраться терпения. У меня, например, к последним страницам, оно уже начало истощаться. 
Роман С. Кларк, по сути, – литературная сказка о  магии, о жизни, о знании, созданная великолепным рассказчиком.
 
Галина Сержанова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, волшебство, магия


2017-09-14



Разлука для любви то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает ещё сильней.
 
Брэм Стокер известен нам, прежде всего, как автор романа о вампирах "Дракула". Но у него есть и другие романы, не менее интересные и романтические, например, такой, как "Врата жизни", впервые переведённый на русский язык.  Эту книгу можно смело поставить в один ряд с любовными романами Уилки Коллинза, сестёр Бронте и Джейн Остин. Так как роман написан в духе классики английской литературы, то читать его - одно удовольствие.
Это история любви, зёрна которой были заложены ещё в детстве, когда Стивен Норманн и Гарольд Эн-Вульф были детьми. Случилось так, что Стивен и Гарольд остались без матерей на попечении своих отцов, которые давно уже знали друг друга и были хорошими друзьями. Но когда Гарольд потерял ещё и отца и остался сиротой, отец Стивен взял мальчика к себе и воспитывал его наравне со своей дочерью, как своего сына. К тому времени Гарольду шёл пятнадцатый год (Стивен было около девяти), и юноша довольно уже преуспел и в учёбе, и в спортивных занятиях. Его родной отец успел хорошо позаботиться об образовании сына и воспитал в нём все те качества, что присущи настоящему мужчине, благородному и честному. "Скромность и доброта удачно сочетались в нём с решительностью и своеобразной отвагой".
Стивен же ни в чём не знала отказа, при всём своём очаровании, она росла своевольной, с детства проявляя властную натуру. "Постепенно она научилась захватывать максимально возможное пространство и устанавливать свои правила". Именно это и подвело её в будущем.
Тем не менее Гарольд был очарован ею, тщательно оберегал её и в глубине души по-своему любил и надеялся на большее, чем просто дружба. Однако судьба распорядилась по-другому.
Автор затронул в своём произведении тему равенства полов, именно на этой почве с подачи независимой и убеждённой в своей правоте Стивен произошла глупая размолвка между ней и Гарольдом. В силу своей молодости и неопытности Стивен совершила большую глупость, её излишняя самоуверенность сыграла с ней злую шутку. Она незаслуженно обидела самого дорогого для неё человека и не имела возможности попросить прощения...
Эта трогательная история любви, искупления вины, душевных мук и терзаний точно не оставит вас равнодушными. В этой истории присутствует всё, что делает её увлекательной, заставляет трепетать наши души, настраивает на сентиментальный лад и грусть.
Очень рекомендую всем любителям "Джейн Эйр", "Грозового перевала" и т.п. Классика английской литературы всегда на почётном месте!
 
Ольга Староверова

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь


2017-09-13



Мужчина в возрасте около пятидесяти гордо катит по дорожкам парка коляску. Он молодой отец. Рядом идёт молодая жена. Она улыбается, кивает, соглашаясь с каждым словом мужа. Вторая молодость или вторая жизнь? Бывшая жена, дочь или сын-подросток. Имеют ли они право на вторую жизнь?
 
Имя писательницы Маши Трауб хорошо известно российским читателям. Она пользуется большим успехом, её книги ждут, читают и обсуждают. Так бывает, когда писатель совершенно искренен со своими читателями, и истории, им придуманные (или непридуманные) правдивы, а ситуации узнаваемы. Но, думаю, даже для тех, кто является постоянным читателем произведений Маши Трауб, её новая книга покажется необычной. Может быть, более жёсткой, чем всегда; картины из жизни более реалистичными или, скорее, натуралистичными. И события печальные, и жизнь тяжёлая, и финал – увы!... И, может быть, это один из немногих писательских опытов, когда героине как-то совсем не хочется сочувствовать. Но при всём том, что я уже написала о книге, вы, начав читать «Вторую жизнь» обязательно дочитаете её до конца – я уверена!  А читая её, всё время будете думать и сравнивать мысли, поведение и поступки героини со своими собственными. И задавать себе вопросы: «А как бы я поступила? А не так ли я себя веду в той или иной ситуации?»
Сюжет книги будет понятен любой женщине: дом, семья, брак, дети, развод… Сколько женщин переживают такие жизненные ситуации и по-разному выходят из них – кто-то с печалями и потерями, а кто-то с радостью, начиная новую жизнь. А бывает ли вторая жизнь после того, как близкие люди, прожившие вместе долгую жизнь, расстались? Есть ли силы и желание начать всё с начала? Именно об этом и размышляет вместе с нами автор. Книга начинается с того, как главная героиня Лиза рассказывает своей подруге о том, в каком болезненном состоянии она оказалась после развода с мужем. Читая это, невозможно не посочувствовать героине и не пожалеть её. Но далее идёт рассказ о жизни Лизы, начиная с детства, и сочувствие с каждой страницей как-то тает и тает… 
 
Валерия Базлова

Ярлыки: российская проза, современная проза


2017-09-12



Компрачикосы подвергали обработке детей так же, как китайцы обрабатывают дерево... Они вытравляли природные черты ребенка, как спарывают метку с украденного носового платка.
(Виктор Гюго «Человек, который смеётся»)
 
Книга имеет возрастной ценз: 18 +
 
Наверное, начать надо с пояснения. «Мизерере» – шедевр вокальной музыки, сочиненный Григорио Аллегри в первой половине XVII века. Исполняемый детскими голосами, «Мизерере» дарует ощущение небесной чистоты.
Но и эта чистота в романе Ж.-К. Гранже оказывается не без пятна. Удивительное дело, гремучая смесь из нацистских преступлений, пыток политзаключенных военной хунтой, извращений садомазохистов, бесчеловечных опытов сектантов и, конечно, серии жестоких убийств оказывается вполне читабельной. Я убедился в этом еще на стадии заполнения книжного формуляра: читателей до меня было много. И мне нет необходимости убеждать кого-либо читать этот роман. Он и так популярен.
Почему? 
Наверное, потому, что здесь не так, как обычно в триллере. Здесь не серийный маньяк-убийца и герой-следователь соревнуются друг с другом на фоне эпатирующей мерзости, которая может вызвать лишь сожаление о потерянном времени и желание помыться. Здесь под видом частных мерзопакостей нарисована цельная картина современного мира, который сошел с ума.
Полицейские могут быть такими же преступниками. Жертвы преступления – такими же, как и преступники. Демократические режимы – такими же преступными, как и фашистские. Дети – такими же, как преступные взрослые. Священники – подверженными тем же грехам, что и преступные грешники...
 
«– Самое печальное, – заключил Бокобза, – не то, что нацизм существовал, что он поразил целый народ и из-за него погибли миллионы людей. И даже не то, что эта гнусность существует и поныне по всей планете. По правде говоря, самое печальное то, что нацист живет в каждом из нас. Без исключения».
 
Итак, современный человек потерял нравственные ориентиры. И сам потерялся. Почти апокалипсическая картина. Оттого и «Мизерере» тоже запятнан преступлениями...
Наверное, следствие по этому делу никто иной и не мог бы вести, кроме как отставной с «черным» африканским прошлым и отстраненный с перманентной наркотической ломкой полицейские, не имеющие никаких полномочий для расследования. Кто-то ведь должен был получить очищение, прощение старых грехов. Потому что «Miserere» – это еще и покаянный псалом Давида. 
Miserere... Помилуй меня, Боже...
Конечно, Гранже не умалчивает о шокирующих подробностях. Иначе эта была бы сказочка о волшебном голосе Джельсомино, а не детективное повествование с элементами триллера и боевика, имеющее возрастной ценз 18+. Но подробности не смакуются, а преподносятся в динамике сюжета или как репортажная зарисовка.
Книга держит читателя в напряжении. А что еще нужно для любителей остросюжетного детектива?
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: детектив, зарубежная литература, триллер, фильм


2017-09-09



«Мы сотканы из капелек дождя,
кристально чистых облачных слезинок,
но обрастаем тоннами пылинок, 
что разбросала матушка Земля…»
С. Стрельченко
 
Не являюсь поклонницей романов о любви, поэтому книги современного американского автора Чарльза Мартина открыла для себя случайно, но его писательский талант и обаяние покорил меня, «как и женщин многих стран мира» (из аннотации). Естественно, теперь прочитала все его романы, которые есть в нашей библиотеке. 
Герой романа – Чарли Финн, осторожный и осмотрительный в привязанностях и сильных чувствах, отправляется в экзотическую Центральную Америку, чтобы разыскать сбежавшего из дома сына своего друга. А перед этим было многое: жизнь шестнадцатилетнего подростка, учеба в Гарварде, бизнес, любовь, наркотики и грязные деньги. Сюжет, как и во всех книга Мартина, интересный и увлекательный, чтение захватывает, хотя некоторые моменты легко предугадать.
Итак, волею судьбы Чарли оказывается в Никарагуа. И именно здесь происходит его очищение и второе рождение. Его покоряет простой народ этой страны, и приходит понимание, что самые большие деньги не заменят надежду и доброту. И заброшенный колодец (Чарли берется очистить его), наполненный когда-то водой со вкусом манго, имеет, наверное, и переносное значение. Это его жизнь до этой поездки, когда он сеял вокруг себя одно зло, жизнь пустая и никчемная, такая же захламленная, как мусор и камни, скопившиеся в колодце за десять лет.
И здесь Чарли встречает свою настоящую любовь – идеальную женщину, очень красивую и самоотверженную. Может - для жизненности романа - не стоило так приукрашивать героиню. Но таково авторское решение в изображении женского образа.
Покоряет описание простой жизни крестьян Никарагуа, улыбки жителей, красивые пейзажи, а уж о кофе со вкусом манго, который растет на склоне бездействующего вулкана, и говорить не приходится. Можно только вообразить, как тает во рту этот восхитительный напиток, подумать с оттенком грусти, что так и не удастся его попробовать в жизни.
«Колодец с живой водой» - все-таки любовный роман, но написан на хорошем уровне. Романтическая, грустная и захватывающая история, с немного сказочным окончанием. Хотелось бы сказать об оформлении книги. У этой, как и у других книг Чарльза Мартина, вышедших в издательстве «Э», красочная серийная обложка, есть ленточка-закладка (ляссе).
 
Галина Сержанова

Ярлыки: зарубежная литература, любовь, роман, современная проза


2017-09-07



Жизнь, как река - прихотлива и изменчива. Мы не можем предугадать ее повороты
(Олег Рой. Искупление)
 
"Записки уцелевшего" - это книга воспоминаний потомка старинного княжеского рода.
"Я принадлежу к одному из самых знатных и старинных княжеских родов, многочисленные представители которого верой и правдой служили России в течение шести веков", - пишет о себе автор.
Речь идет о Голицыных. Мать же Сергея Голицына была из рода Лопухиных.
Жанр книги - документальная семейная сага, где писатель рассказывает о жизни своей многочисленной родни. Быт дореволюционной Москвы и провинции, первых послереволюционных лет, НЭПа, тридцатых годов - все есть на страницах "Записок уцелевшего".
Действительно, уцелевшего, потому что 1917 год стал роковым для подавляющего большинства представителей дворянского сословия, перевел их в категорию "бывших". И уцелеть в СССР удалось не многим из них.
Дед автора книги в свое время был московским городским головой и оставил о себе добрую память самоотверженной службой на этом поприще. Он уговаривал, например, богатых купцов жертвовать деньги на приюты и богадельни; при нем были построены основные корпуса ряда клиник; замощено много улиц...
Честно служил и отец писателя. Но после 1917 года новыми властями эти факты во внимание не принимались. Одним словом - "бывшие"...
1918 год. Голод. "Хлеб подавался у нас маленькими кусочками, и то с мякиной", - пишет С. Голицын. И котлеты из картофельных очисток...
А в деревнях у крестьян продотряды отбирали хлеб. И карательные отряды без суда и следствия расстреливали недовольных произволом.
"Бывшие" жили в постоянном страхе. В любой момент их могли арестовать, выселить. Семья Голицыных переезжала с места на место множество раз. Но не падали духом, пытаясь выжить. Мать автора "Записок", урожденная княгиня Лопухина, освоила, например, сапожное ремесло.
Кто-то жил распродажей уцелевших антикварных вещей, кто-то преподавал иностранные языки. Князья Львовы занялись изготовлением фаянсовой посуды и успешно ее продавали. А Елена Шереметева разносила пирожки. Брат писателя - Владимир - стал художником-иллюстратором...
Очень трудно приходилось детям "бывших" получать образование: при зачислении в учебные заведения в первые годы советской власти решающим фактором стало социальное происхождение. Более того, часто проводились "чистки", и студента, несмотря на хорошую успеваемость, могли отчислить за сомнительное, с точки зрения "чистящих", происхождение. Такое произошло, например, с сестрой писателя.
А знаете ли вы, кто такие "лишенцы"? Это те, кого лишили избирательного права. "Лишенцу" невозможно было устроиться на работу, ему не полагались продовольственные карточки.
"Записки" следует читать вдумчиво, не торопясь, потому что здесь представлен огромнейший материал, разнопланово воссоздающий прошлое. Книга С. Голицына - настоящий подарок тем, кому интересна наша история.
 
Светлана Титова

Ярлыки: воспоминания, историческая литература, мемуары, семейные истории, семья


2017-09-05



Действовать без правил - самое трудное и самое утомительное занятие на этом свете.    
А.Мандзони 
 
Из названия понятно, что книга состоит из нескольких историй. Но истории эти все о драконах одной семьи. Первая, как водится, самая яркая, необычная и запоминающаяся. Итак, жил да был дракон, считавший себя слабаком и неудачником. Но традиции надо соблюдать, и посему, собрав все силёнки, он похищает принцессу прямо с торжественного мероприятия. По прилёте оказалось, что уволок он вовсе даже молочную сестру принцессы, дочку кормилицы. Простолюдинку. Вах! Какой ужас!
Но крепкая хозяйственная девушка быстро доказала дракону свою полезность. Замок вылизала до блеска, готовить вкусно начала, массаж прописала и регулярные, но короткие полёты для тренировки слабых крыльев. Хорошее питание, уход и дружеское общение, как оказалось, могут сотворить чудо без всякой магии. А надо вам сказать, что дракон-то в замке своем превращался в весьма симпатичного мужчину. Ну, вы же понимаете, куда движется сюжет. 
Повествования Киры Измайловой обычно отличает некая эмоциональная сухость. Но эта книга меня порадовала. Истории получились насыщенными не только разговорами и действиями, но и чувствами, и переживаниями.
Некоторые любопытные сюжетные ходы я не вправе раскрыть, так как они являются, мало того что ключевыми, но уникальными. Это касается страшного секрета - зачем же принцессы драконам и что они с ними делают. Ну, то есть может кто-то что-то похожее уже придумал и написал. Слишком велик сейчас объем фэнтезийного чтива, все не перелопатишь. Но мне понравилось, как герои Измайловой нарушают веками установившиеся правила и идут своим путем.
Истории о потомках первой пары наполнены уже не только любовью, но войной за право просто быть. Это немногочисленные драконы почти бессмертны, а краткоживущие люди не только активно размножаются, но и оружие совершенствуют. Приходится драконам отступить и активно маскироваться в самых заповедных местах.
Какой мир описывает автор? Наш, но с невидимыми большинству магическими существами? Или все-таки некий совсем вымышленный? Фэнтези позволяет не особо заморачиваться с объяснениями. Вот я так вижу, мой мир, что хочу - то и ворочу. Это известные отмазки графоманов от жанра. 
У данного автора получилось неплохо прописать достоверный антураж для своих историй. Буквально по несколько предложений в каждой из глав - диалоги простых людей, знающих о существовании драконов, тогда как большинство в них не верит. И передаваемые от бабок и дедок рассказы добавляют ярких красок в палитру писателя.
Так и хочется поверить в вечную любовь, доброе волшебство все еще крепкую бабушку Эдну, твердой рукой направляющую своего любимого дракона, не любившего прежде летать.
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: волшебство, любовь, фэнтези


2017-09-04



«Начинаю эти записки не для печати, 
а единственно для моего семейства, 
а потому буду писать, не стесняясь, сущую правду»
 
Н. А. Качалов – наш земляк, родился 14 апреля 1818 года в деревне Малюково Белозерского уезда Новгородской губернии в семье старинного дворянского рода. Благодаря своей природной одаренности, чувству долга и исключительной порядочности он сумел добиться вершин карьеры – от отставного капитан-лейтенанта флота до действительного статского советника, архангельского губернатора, директора Департамента таможенных сборов Министерства финансов, тайного советника.
Обо всей своей жизни и деятельности он рассказал в «Записках». Записки были обнаружены в исторической усадьбе Качаловых Хвалевское, село Борисово-Судское. В полном объеме по рукописи текст мемуаров опубликован впервые.
В начале мемуаров идет рассказ о жизни, быте и культуре дворянской провинции, об учебе в Морском кадетском корпусе. Эти страницы написаны таким живым языком, с тонким юмором описаны отдельные события, что читаешь как художественный роман классиков XIX века.
Внезапная смерть брата вынудила Николая Александровича оставить морскую службу и поселиться в деревне. Он вспоминает, что, будучи уже 27-летним, он не имел понятия об обществе, дурных его сторонах и верил людской честности, так что его легко мог бы обмануть любой проходимец. 
Следующие главы подробно рассказывают о земской службе, о службе Архангельским губернатором, управлении Таможенным ведомством. У читателя появляется возможность лучше узнать о системе государственно-политических преобразований периода великих реформ, земской деятельности, деятельности таможенного ведомства и практики преобразований в этой сфере в России в 1870-е – 1880-е годы. В мемуарах содержатся характеристики и мелкого чиновничества, и представителей высшей государственно-политической элиты, в том числе и лиц императорской фамилии.
Прочитав книгу, понимаешь, каким мудрым и честным в отношении себя и встречаемых им людей был Николай Александрович. Не каждые мемуары так честно рассказывают о прожитой жизни их автора. 
Издание снабжено фотографиями из семейного архива Качаловы, в приложении есть информация о потомках Николая Александровича.
«Записки тайного советника» были изданы праправнучкой Качалова Верой Войцеховской-Качаловой. А уникальная усадьба Хвалевское восстановлена, сейчас здесь несколько раз в год собираются потомки автора «Записок». Посмотреть эти удивительно красивые места и подробнее прочитать можно в интернете.
Хотелось бы, чтобы эту познавательную книгу прочитали и любители мемуаров, и те, кто интересуется историей нашего края.
 
Галина Сержанова
 

Ярлыки: воспоминания, историческая литература, краеведение, мемуары


2017-08-31



Чтение – это единственное, что порождает здравый смысл
(Джонатан Свифт)
 
Если чтение порождает здравый смысл, то пусть книга скажет сама за себя. А я лишь немного помогу ей в этом.
Автор книги полагает, что об образовании мужчин уже было сказано достаточно учеными мужами, в то время как женский пол ими (мужами) игнорировался, если не полностью, то весьма существенно. Что ж, по-видимому, настало время самим женщинам сказать об их образовании. И ведущий научный сотрудник Института всеобщей истории РАН, доктор исторических наук Татьяна Леонидовна Лабутина взялась в популярной форме изложить проблему женского образования и воспитания в стюартовской Англии, попутно коснувшись других времен и других стран (прежде всего России 18-го века).
Надо отметить, что вокруг женского образования велись жаркие дискуссии на протяжении веков. Вот мнение немецкого гуманиста Мартина Лютера: женщина должна "оставаться дома, вести хозяйство и рожать детей". Народная поговорка, отражающая общественное мнение большинства англичан XVII – начала XVIII века, гласила: "Остерегайся юной весталки, пророчицы и женщины, знающей латынь". (Женщина, знающая латынь, как правило, вообще много знала. А это весьма чревато ненужными последствиями для мужчин.) Наконец, приведу королевское мнение на сей счет. Король Яков I Стюарт, вступивший на престол в 1603 году, считал, что "давать женщинам образование все равно что обучать лисиц хитрости и изворотливости".
Впрочем, что должно представлять собой женское образование? Можно ли считать женщину прекрасно образованной, если она умеет читать, писать, знает счет, обучилась рукоделию, вышивает «крестиком»? Надо ли восхищаться (как восхищалась некая гордая мать-англичанка в XVII веке), если дочь умеет красиво резать бумагу или довольно мило предсказывает судьбу на картах? Будем ли мы сейчас восхищаться образованностью девочки, если она уже пользуется смартфоном и довольно мило общается в соцсетях? Или средневековые мнения не находят аналогий в постиндустриальном мире XXI века?
Предел женской образованности – это умение танцевать, пользоваться косметикой, укладывать волосы, облачаться в наряды, которые искажают действительное представление об их владелицах? И как вы думаете, что я процитировал на этот раз? Критику недостатка женского образования в 17-м веке или в веке 21-м?
А пока вы думаете, приведу еще одно мнение: "Большинство людей в наш развращенный век считают женщину достаточно образованной, если только она в состоянии отличить постель собственного мужа от постели его друзей". Чтобы вы не тяготились хронологической неопределенностью, поясню, что так написано в "Дамском собеседнике" Ханны Вуллей (XVII век). Сейчас это вряд ли будет актуальным. Или всё-таки будет? О своей позиции позвольте умолчать, а написать о другом.
Книга Татьяны Лабутиной полна занимательного материала, касающегося проектов женского образования. Есть и то, что сегодня показалось бы нам чудаковатым. Например, противопоставлять обучение семейной жизни, как это делала одна из тех, кого называют ранними феминистками. Если феминистка Мэри Эстелл видела идеал в учебных заведениях по типу монастыря, то просветитель Даниель Дефо строил в мыслях своих для обучения женщин неприступную крепость со рвом и одним-единственным входом. Почему так? Ну, это вы узнаете из книги Татьяны Лабутиной.
А я напоследок (чтобы соблюсти объективность) скажу о мелких казусах, которых книга не лишена.
Так, в книге встретилась «замечательная» фраза:
«Писатель-сатирик Джонатан Свифт не только выступал в защиту женского образования женщин (!), но единственный среди первых просветителей сам лично (!) занялся воспитанием и образованием юных леди» (с. 140).
А еще я убедился, что пересказ и исходный текст может несколько разниться.
Один и тот же совет дочери, данный маркизом Галифаксом, звучит по-разному, являя в том числе разницу в смысловых акцентах.
Вот совет в пересказе автора: «...если подругу в чем-то обвинили, НЕ СЛЕДУЕТ СПЕШИТЬ присоединяться к тем, кто это делает, как не надо и слишком активно ее защищать. Ведь если обвинения окажутся небеспочвенны, дурная слава приятельницы может бросить тень и на ее защитницу» (с. 169).
А вот тот же совет в тексте у маркиза (в переводе И.Л. Анисовой): «Ситуация очень деликатная, и ты НЕ ДОЛЖНА МЕДЛИТЬ, присоединяясь к обвинению против своей подруги, когда станет очевидной ее вина, либо защищая ее, если выяснится, что произошла досадная ошибка» (с. 213). То, что маркиз дает наставление несколько иначе, подтверждает и предыдущее предложение: «Если ты замешкаешься, то на тебя, безвинную, может пасть тень, а твое имя свяжут со скандальной историей» (там же).
Это, впрочем, не меняет положительного отношения к книге в целом.
Рекомендую книгу всем, особенно – любителям истории педагогики.
 
Примечание.
Цит. по изданию:
Лабутина, Т.Л. Мир английской леди. Воспитание, образование, семья. XVII - начало XVIII века / Татьяна Лабутина; [ил. И. Тибиловой]. - Москва : Ломоносовъ, 2016. - 256 с. : ил. - (История. География. Этнография).
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия


2017-08-29



Плохой учитель преподносит истину, хороший учит её находить.
А.Дистервег
 
Профессор Кон - виртуоз междисциплинарных исследований. Потрясающе интересная книга! Вы можете почерпнуть из этой книги, как себя ощущают современные мужчины, как их воспринимают женщины, что такое настоящий мужик по-русски, по-американски и т.п. и еще множество полезной информации. Игорь Кон доверяет только проверенным источникам и трепетно относится к научной достоверности опросов и тестов. Он честно проговаривает каждый раз, что такой-то опрос не слишком с высокой выборкой, а такая-то теория не была подтверждена. 
Сведенные вместе исследования психологов, социологов, философов, этологов, антропологов, медиков дают любопытную картину. Не все так просто и однозначно с отличиями мужчин от женщин, оказывается. Массивное тестирование, проведенное ВВС с несколькими сотнями тысяч (!) человек из разных стран показали, что математические способности, например, одинаковы у обоих полов. Это, понятно, в среднем.
Игорь Семенович изучает как раз роль воспитания, традиционных взглядов общества и прочих нюансов. И показывает нам результат столкновения того, что могло бы быть, с тем, что получилось. К сожалению, часто бывает, что "получилось как всегда".
Мне лично очень импонирует автор научно-популярного труда, который не заявляет категорически, что есть два мнения - его и неправильное. Более того! Эта книга заставила меня многократно задуматься, сделать пометки, вложить закладки, поделиться только что прочитанным с понимающими людьми. И разделить тем самым восторг от особенно удачной формулировки, например.
Вообще-то, я данный труд еще не дочитала. Но уж очень хочется поделиться с народом таким замечательным источником информации. Ведь эта книга может стать подспорьем в воспитании мальчика. Умный родитель учтет все промахи предыдущих поколений. Надеюсь, получится не "как всегда". Я уж не говорю об использовании этой работы в написании рефератов, курсовых и т.п. 
Отмечу еще одно. Удивительное сочетание научности информации с доступностью изложения. Читается как самый захватывающий роман! Но взахлеб читать такие вещи просто нельзя. Слишком много информации. Чтобы она отложилась, а не вылетела легкомысленно из головы минуя мозг, все же надо такое чтение откладывать, возвращаться к пройденному, начинать снова и получать удовольствие от интеллектуальной работы.
Авторов такого уровня немного в мире, а уж в России особенно. Качественная научно-популярная литература редка. 
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: научная литература, отраслевая литература, психология


2017-08-25



Есть Люди и Нелюди...
(П. Жеребцова. Дочь Пророка)
 
Книга Полины Жеребцовой - это сборник рассказов, страшных и пронзительных.
Автор издания родилась в 1985 году в Грозном. Ее детство - бомбежки, военная разруха. Первая чеченская война, Вторая, Летняя война 1996 года... И сборник Жеребцовой представляет рассказы о тех, кто пережил ужасы этих событий.
Тонкая серебристая нить... Красиво. Но только не тогда, когда на нее наступаешь: сразу же раздастся взрыв. "Если заметишь тонкую серебристую нить - не стоит ее задевать: это твой билет в один конец", - пишет П. Жеребцова в рассказе, давшем название книге. И как страшно звучит в контексте выше сказанного фраза: "... мой город стал серебристым коконом..."!
В таких войнах нет ни правых, ни виноватых. Есть только Люди и Нелюди.
"...труп лежал на снегу в холоде ночи рядом с русским и чеченцем. Интернационал, как пошутили военные, проходя мимо" ("Небесно-голубые фашисты"). Такой вот черный юморок. Чеченцы ненавидят русских, русские - чеченцев, осетины - ингушей... Список можно продолжить. Но... Чеченская семья спасает российского летчика, едва за это не поплатившись ("Бог благословляет спасающих"), русский мальчик - приемную мать-чеченку ("Путь в поднебесье"); старик-ингуш был убит бандитами за то, что пытался защитить семью русских соседей ("Дедушка Идрис"), осетин спас семью ингушей ("Добрый доктор")...
Значит, не является национальность определяющим критерием в подобного рода войнах? В чем же дело ? Может быть, права героиня рассказа "Нина", считающая, что "... мерзавцы-правители простой народ опять одолели. Делят нефть и алмазы". Делят, разжигая при этом национальную рознь. И "для людей, жаждущих наживы, чужая жизнь - пшик, мелочь..." ("Благородный поступок")
Политика - "дело тонкое". Ошибки могут сказаться и через много лет. Так, некоторые чеченцы уверены, что русских нужно уничтожать и гнать из их республики за депортацию 1944 года
"... ветка истории. Когда кто-то тянет ее на себя, она всегда возвращается на место и больно хлещет по лицу", - говорит одна из героинь рассказа "Путь в поднебесье". Жаль, что хлещет ни в чем не виноватых.
Платить за ошибки власть имущих приходится дорого, очень дорого - часто жизнью и кровью. При принятии важных политических решений неплохо бы помнить о "ветках истории". 
И еще. Почему же дружно живущие много лет люди разных национальностей очень быстро стали врагами? Возможно, здесь тоже просчеты в политике, которая в многонациональном государстве должна быть особенно гибкой, и ни в коем случае нельзя забывать о таких понятиях, как менталитет и религиозная терпимость.
Проза Полины Жеребцовой не по-женски жесткая, здесь кричит каждое слово, но иначе и нельзя: автор пишет о страшных фактах и событиях. Может быть, не стоит этого делать, а постараться побыстрее забыть? Но писательница считает по-другому: "Нельзя забывать безумие. Иначе оно может повториться".
 
Светлана Титова

Ярлыки: рассказы, российская проза, сборник, современная проза


2017-08-24



“В мире есть всего один человек, которого знаешь по-настоящему. Вот о нем и пиши. Конечно, можно называть его разными именами” 
 
Имя Джерома К. Джерома нам, россиянам, хорошо известно благодаря советскому двухсерийному музыкальному телефильму с Андреем Мироновым, Александром Ширвиндтом и Михаилом Державиным в главных ролях. «О! Джером! Трое в лодке!» – вот первое, что нам приходит в голову. (Хотя мне не меньше – может, даже больше! – нравится сборник «Томми и компания». Вот уж действительно компания собралась, включая вроде бы мальчика Томми, который на самом деле девочка Джейн!) Но что еще написал Джером? И как он жил? Это нам известно в меньшей степени.
 
 
О многом можно узнать, просто обратившись к творчеству этого писателя. Как-то в детстве Джером К. Джером, которого звали тогда Лютером, чтобы отличать по имени от отца, потерялся и встретил некую доброжелательную леди, пообещавшую отвести его к маме. Эта леди оказалась мудрой женщиной, которая дала мальчику, мечтавшему написать книгу о себе, совет, вынесенный мною в эпиграф. И надо сказать, что Джером К. Джером этому совету следовал. «Я расскажу миру историю персонажа по имени Джером», – решил автор и, начиная с книги «На сцене – и за сценой», писал о себе, своих близких и знакомых, а также о том, что пережил сам или что было важным и понятным для самого себя.
 
В представленной автобиографии Джером К. Джером ведет непринужденный рассказ о своей жизни, легко переходя от одного к другому и вставляя случайные воспоминания о ярких встречах, людях, событиях. Не знаю, как создавалась эта книга на самом деле, но, читая её, я не мог отделаться от впечатления, что живой рассказ записали на диктофон или застенографировали, а уж потом из этих записей и родились мемуары «Моя жизнь и время».
В этой книге можно найти массу любопытного. Есть неожиданные признания, например: «…у меня склонность к мрачности и меланхолии. Я способен разглядеть смешную сторону вещей, могу повеселиться при случае, но куда ни посмотри, в жизни мне видится больше печали, а не радости». Есть рассказ о не слишком богатой (почти бедной) жизни семьи Джерома, когда он был еще ребенком. 
Оказывается, набожные люди того поколения, к которому можно отнести и родителей Джерома, считали, что театр – это врата ада. Как должно быть испугались его сёстры, когда он, бросив работу клерка на Юстонском вокзале, поступил в гастрольную труппу!
В автобиографии упоминаются жизнь дна и журналистика, неспособность откладывать на черный день и поношения в адрес Джерома – «нового юмориста», история написания романа «Трое в лодке, не считая собаки», прототипы его главных героев и многочисленные представители английской богемы: писатели, актеры и актрисы… Удивительно, но даже такие темы, как глобальное потепление или авторские права, нашли на страницах книги свое место. Во времена Джерома Америка (кто бы подумал об этом сейчас!) практиковала пиратское книгоиздание. А вот замечание, как бы сказали сегодня, о глобальном потеплении: «Наука утверждает, что нас ждет новый ледниковый период… Однако пока что, кажется, все меняется в другую сторону».
И конечно, Джером К. Джером не мог пройти мимо велосипедной темы. Велосипеды-«пауки». Племянник Фрэнк Шорленд – первый в Лондоне, кто стал ездить на «безопасном» велосипеде. Вопрос «Позволительно ли настоящей леди кататься на велосипеде?» В общем, чувствуется, что автор написал в свое время «Трое на четырех колесах» («Трое на велосипедах») далеко не случайно…
Не могу не написать и о том, что мне в книге (точнее, в её издании) не понравилось.
Во-первых, это отсутствие достаточного количества комментариев, касающихся английских литературных и театральных кругов времен Джерома К. Джерома. Далеко не все фамилии говорят о многом современному российскому читателю. Надеяться, что он (читатель) тут же обратится к литературной энциклопедии или (хотя бы) Википедии, сомнительно. Поэтому страницы, где Джером сыплет именами, остаются малоинформативными.
И еще. Оставляет желать лучшего работа редакторов и корректоров. Но это беда издательства АСТ. И в других книгах этого издательства я видел странные переносы слов и не менее странно согласованные предложения.
Увы!
 
Дмитрий Кочетков

Ярлыки: биография, воспоминания, зарубежная литература, искусство, классика, литературоведение, мемуары


2017-08-15



«Зачем ты выбираешь роль, которая убьёт тебя?»
 
Всегда ли вы помните, что с вами происходило? Нет, не в далёком детстве и не несколько десятилетий назад, а всего лишь две недели ранее? Помните? Вы в этом уверены? А вот героиня романа Анны Даниловой Наталия Соловей неожиданно для себя понимает, что не помнит, как совершила преступление. Да ещё какое! Убийство собственного мужа, который пропал две недели назад и которого все, включая полицию и саму героиню, безуспешно ищут. Не слишком приятное для Наталии открытие, правда? И как это возможно, если не помнишь совершенно ничего и уверена, что в момент убийства находилась в другом месте и делала абсолютно другие вещи? Но улики, найденные самой Наталией, говорят о том, что убить своего мужа, известного артиста, могла только она. Что же делать в том случае, когда не веришь самой себе? Только проводить собственное расследование, чтобы докопаться до истины. Именно это наша героиня и делает. Вот только собирать улики против кого-то, подозреваемого, или против себя самой – это вещи разные. Когда в голове крутится одна и та же мысль: «Могла или не могла?» А память настойчиво напоминает: «А ведь хотела!» И мысленный сценарий убийства был уже разработан! Так всё-таки  - она?!
Анна Данилова, автор книги, как всегда, заставит читателя параллельно с героиней провести собственное расследование. Причём, первая часть книги будет ясной, понятной, с неторопливым течением сюжета. Со второй половины автор заставит читателя думать, что всё было совсем не так, как он понял. И пойдёт новое развитие событий, чтобы к концу книги читатель решил для себя: всё так ясно и понятно, что последние страницы можно прочитать «по диагонали». Наивный! Детективы Анны Даниловой надо внимательно читать до конца. До последней строчки!
 
Валерия Базлова

Ярлыки: детектив, российская проза


2017-08-12



Просто оставайтесь людьми
 
Мир Ирины Мартовой - добрый и нежный, трогательный и трепетный. Он наполнен любовью и радостью. В нем нет злобы и агрессии. И он очень похож на мой мир. Поэтому мне так нравится, как пишет Ирина.
В этой книге - рассказы, такие лиричные, задушевные. О чем? О любви, доброте, верности, надежде, о счастье. Рассказы будят в сердце теплые чувства, делают нас добрее, отзывчивее, милосерднее.
"Лапушка" - гимн любви, которая не умерла, хотя Сергей Ильич и Серафима Михайловна прожили вместе до глубокой старости. Описанные в рассказе отношения двух стариков - редкое счастье. В "Динке" любовь только зарождается. Они пока еще дети Динка и Васька. Их чувство чистое как кристалл. Наша человеческая сущность неидеальна, но в противовес ханжеству и равнодушию, осуждению и злобе всегда мы находим примеры доброты и сострадания ("Оставаться людьми"). Трудно сохранить чистоту души, когда кругом все рушится от надвинувшихся бед ("Федька", "Дуся", "Дуреха"). А каким, оказывается, удивительно отзывчивым, благодарным и любящим может быть сердце животного, которого спас человек!("Звериное сердце".)
Особенно хороши рождественские рассказы. О чистой бесконечной материнской любви, о том как она важна для ребенка. Как объединила и спасла любовь людей разной веры. В каждом рассказе частичка мудрости: "О любви не говорят. Ею живут. Она или есть или нет. Слова здесь не нужны". Или это: "Мы чередуем в нашей жизни светлое и темное, хорошее и плохое. И только попадая в столб ослепительного света, вспыхивая, взрываясь эмоциями, погружаясь на мгновение в себя, мы видим и ощущаем то самое лучшее, светлое и чистое, с чем мы пришли на землю".
Но больше всего мне понравились миниатюры. Всего несколько предложений, а столько смысла и красоты в словах, столько чувства, что трогает до слез.
Рекомендую эту книгу любителям хорошей доброй прозы.
 
Светлана Морозова

Ярлыки: приятное чтение, рассказы, российская проза, сборник


2017-08-10



«Ты слышишь смерть? Она уж рядом, помучайся ещё чуть-чуть, недолго им уже осталось навеки-вечные уснуть»
 
Андреас Гётц – мастер остросюжетной немецкой прозы – написал захватывающий необычный триллер, созвучный триллеру Патрика Зюскинда «Парфюмер». Только здесь всё происходит в мире звуков, так как именно по звукам голоса, шагов, дыхания, Линус, действующий герой произведения, определяет пол, возраст, настроение человека, а по интонации голоса - лжёт человек или говорит правду. Он слышит то, чего не могут слышать другие, и именно с ним маньяк начнёт свою жуткую игру.
Линус - молодой парень, он счастлив (несмотря на то, что его родители в разводе), так как он влюблён в прекрасную девушку Люси. Но это счастье длилось недолго, произошло нечто ужасное, его мать похитили. И вместо требования выкупа, маньяк издевается над Линусом, он шлёт ему аудиозаписи с предсмертными стонами его матери. Чего он хочет? Чего добивается? Линус включает свой обострённый слух, чтобы разоблачить преступника, потому что даже полиция не в состоянии помочь.
Накал страстей, захватывающий сюжет, необычное расследование, но это ещё только начало кошмара. Однако Линус не сдаётся, ведь на кону уже две жизни его самых близких и любимых людей. Разгадка близка…
Не скажу, что этот роман затмевает «Парфюмера», «Парфюмер» всё-таки намного "круче", но он тоже своеобразен, есть свои нюансы, свои истории прошлого... Ведь все преступления ведут, как правило, в прошлое, в чём лишний раз можно удостовериться, прочитав эту книгу. 
 
Ольга Староверова

Ярлыки: зарубежная литература, триллер


2017-08-08



Только тот способен на великое деяние, кто живет так, словно он бессмертен.
Вовенарг
 
 
Иногда лучше нового бывает хорошо забытое старое. Пик популярности Фармера в нашей стране пришелся на постперестроечные годы, когда радостные издатели начали массово переводить и издавать зарубежную фантастику, детективы, любовные романы. А все остальные радостно потребляли появившуюся вдруг гору литературы. 
Филип Фармер - яркий представитель "золотого века" американской фантастики. Он был ровесником Азимова, начал писать в зрелом возрасте и сразу приобрел скандальную репутацию. Он умел мастерски выстраивать сюжет, придумывать ярких героев, но - самое главное - создавать миры. А еще его интересовали всяческие сексуальные перверсии. 
Нынешних читателей, а особенно читательниц фэнтези постельными сценами не удивишь. Тем не менее жирный знак 18+ на книги Фармера поставить стоит. Прочтите - сами поймете.
Хочу представить вам свой любимый цикл этого автора - "Мир Реки". С удовольствием перечитала недавно. Особенно первую книгу. Любители попаданческих приключений, думаю, оценят. Представьте себе, что в другой мир попал не один человек и даже не группа товарищей. Однажды на берегу Реки проснулись все люди, когда либо жившие на Земле. А их, на минуточку, миллиардов так 30. И были они юными, здоровыми, красивыми и обнаженными. Описание первых реакций людей, помнящих о том, что они умерли вообще-то, кто от старости, кто от болезней или травм, выполнено просто блестяще. К тому же оказалось, что размещены воскресшие вовсе не семьями, что смешение рас и времен обитания дают взрывоопасную смесь. Многие вообразили, что они в раю, а другие, что в аду. Некоторые чисто бытовые моменты обустройства нового мира описаны сочно и увлекательно.
Понятно, что автору любопытно было набросать такой социальный эксперимент. Герои его между опасными приключениями ведут занимательные разговоры об устройстве общества, идеальном и не очень, о вечных конфликтах и их истоках, о меняющихся нормах морали и, конечно, о том, какая зараза сотворила с ними такое. То есть за второй шанс спасибо, да и пожрать за так дают и одели слегка, но зачем и кому это надо?
Раз Фармер "воскресил" все человечество, то он не мог не поиграть и с героями. Разумеется он набрал команду из реально живших людей. А главный у него Ричард Бартон, знаменитый в девятнадцатом веке путешественник, полиглот, гипнотизер, авантюрист и вообще неоднозначная личность. Во второй книге главным становится Сэмюэль Клеменс. Я, помнится, не сразу сообразила, кто это, но после упоминания его книг дошло - это ж Марк Твен! Мелькают там и Тутанхамон, и Геринг, и прочие одиозные личности. Раз уж ГлавГерои все сплошь авантюристы, то их больше интересуют вопросы устройства данного мира и его демиурги, а не дележ княжеств и уделов вкупе с добычей скальпов. Они строят корабли, пытаются дойти до истоков Реки, совершают попутно множество неоднозначных поступков. Чтение - не оторваться!
 
Светлана Маркевич

Ярлыки: зарубежная литература, фантастика


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012