12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Олег Басилашвили «Неужели это я?! Господи...»Януш Леон Вишневский "Прости…"Ольга Лихачевская «Как сохранить зрение при работе на компьютере»Игорь Прокопенко «Великая тайна денег»Александр Цыпкин «Женщины непреклонного возраста»ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ - ЖИВИТЕ ДОЛЬШЕ!

Поиск: Нобелевская премия




2016-09-14



Думаю, Вы  со мной согласитесь, дорогой мой читатель, что есть книги, которые просто приятно держать в руках, перелистывая страницы, любоваться переплётом, иллюстрациями, рассматривая красивое и оригинальное издание. А если эта книга ещё и содержит уникальный материал, то познакомиться с ней приятно вдвойне.
Всё вышеперечисленное, без сомнения относится к книге, а вернее, к альбому с названием «Иосиф Бродский. Фотолетопись. 1940-1972 г.» Этот альбом – настоящий подарок всем, кто интересуется судьбой И.А.Бродского. Альбом выпущен Музеем Анны Ахматовой в Фонтанном доме Санкт-Петербурга и представляет собой хронологическое собрание фотографий из архива музея – от первых фотографий Оси Бродского до момента эмиграции поэта из Советского Союза в 1972 году.
В основу настоящего издания положена структура фотоархива отца поэта Александра Ивановича Бродского. Надписи на конвертах с фотографиями, сделанные его рукой, стали названиями разделов фотолетописи. Разделы дополнены документами, фотографиями и рисунками поэта. На одной из фотографий вы увидите первые слова, написанные  рукой будущего нобелевского лауреата: МАМА ОСЯ. На другой – рисунок танка, сделанный 5-летним мальчиком в подарок любимой тёте.
Хочется обратить внимание череповчан на фотографии маленького Оси Бродского. Они сделаны его отцом именно в то время, когда мальчик вместе с мамой Марией Моисеевной Вольперт жил в период эвакуации в Череповце. Кстати, А.И.Бродский подкинул нам интересную загадку. Фотография, на которой запечатлён Ося, сидящий на саночках, подписана отцом Бродского: «1942 г.  Городище». Бывали ли Бродские в д.Городище под Череповцом, или Александр Иванович ошибся? Вопрос для исследователей.
Ещё одна интересная для нас фотография – фото справки о регистрации эвакуированной из Ленинграда М.М. Вольперт с сыном в Череповце. На справке стоит дата регистрации: 25 апреля 1942 г. Следует ли считать эту дату временем прибытия Марии Моисеевны с Осей в Череповец? Это опять же вопрос к исследователям.
В альбоме много уникальных фотографий Иосифа Александровича, а также его родных и близких. Большинство этих фото не публиковались ранее и не были выставлены в интернете. Вы увидите документы из семейного архива Бродских, письма и открытки, написанные как самим Иосифом Александровичем,  так и его родителями. Надписи на фотографиях представлены в факсимильном виде. Альбом сделан с огромной любовью и в оригинальном исполнении. Фотографии, напечатанные на отличной плотной бумаге, разного размера, соединённые в альбоме по принципу блокнота, создают впечатление семейного альбома и заставляют с интересом разглядывать подписи.
Но… лучше один раз увидеть, чем долго читать рецензию о книге. Поэтому советую: посмотреть, полистать, почитать и получить удовольствие от встречи с достойным изданием. Книгу вы найдёте в отделе старинной, редкой и ценной книги ЦГБ им.В.В.Верещагина. 
 
Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова.

Ярлыки: биография, искусство, краеведение, литературоведение, Нобелевская премия


2016-01-28



«Глубоко копает!»
"ДВЕНАДЦАТЬ СТУЛЬЕВ" к/ф, 2 серии, 1971 г.
 
– Ты что, глухонемой?
 –  Да!
"БРИЛЛИАНТОВАЯ РУКА" к/ф, 1969 г.
 
Было ли это наглостью – сказать такое? Было ли наглостью улыбнуться? Но может быть, именно моя наглость пробудила ваше любопытство?
(Цитата из книги)
 

Сказ о том, как простой парень читал Кутзее

 
Мы живём в эпоху эстетских альтернатив и фанатских вариаций, римейков и фанфиков. Так что и от меня получите «моё ИМХО»: был дефошный Робинзон, да весь вышел. Мистер Фо (Дефо) – вот от кого всё зависело. Что написал – то и было. Якобы. Ведь могло быть и совсем по-другому.
К примеру, жили да были два джентльмена на необитаемом острове. Чернокожий – без языка, но с подозрениями на людоедство; европеец – без памяти и без всяких подозрений. Просто погружен человек в свой внутренний мир. И редко оттуда выходит. 
А тут леди появляется. Здрасьте-пожалуйста!
– Меня зовут Сьюзен Бартон, я одинокая женщина.
А на неё – как на рыбу, выброшенную волной. И без явных признаков сочувствия её несчастию. К тому же, плотность населения на квадратный метр необитаемой земли выросла в полтора раза. Мы-то думали, что на острове был только один Робинзон, плюс-минус Пятница. А тут – целых три одиночества…
Оставлю “одинокую женщину” размышлять, почему Робинзон не убил её, почему Пятница не съел Робинзона, почему Робинзон не убил Пятницу, почему Пятница не съел её, а сам в это время раскрою «фишку» произведения Кутзее.
Женщина, конечно, много говорит, но не может отличить правду от пустой болтовни, когда говорит Робинзон, потому что он сам не всегда может отличить правду от вымысла в том, что говорит. Более того, у Сьюзен нет дара талантливой рассказчицы, а у Пятницы – дара речи. Такая беда! Но это присказка, сказка-то впереди, так как вся робинзонада оказывается и вовсе ширмой. Внимание! На сцену выходит заглавный герой – мистер Фо, писатель Дефо, которого Сьюзен огорошивает вопросом: «Думаете ли вы обо мне, мистер Фо, как о миссис Крузо или как об отчаянной авантюристке?». Дальше – больше: «Я рука судьбы, мистер Фо. Я – тот счастливый случай, которого мы все ждём». Имеется в виду, как вы поняли, история её жизни на необитаемом острове. Свою историю она и предлагает писателю, который...
Впрочем, предъявляю документ – письмо Сьюзен Бартон мистеру Фо: «Я начинаю понимать, почему вы хотели, чтобы у Крузо был мушкет и чтобы на его лагерь напали людоеды. … Я забыла, что вы писатель, который лучше знает, как много слов можно извлечь из людоедского пиршества и как мало – из фигуры женщины, съежившейся под порывами ветра. Все дело в словах и их количестве». Проще говоря, мистер Фо предпочел экшн сопливой сентиментальности.
Таким образом, слово и есть «фишка» произведения Кутзее. Слово – это речь, речь – свобода и власть. Власть может быть связана как с правдой, так и дезинформацией. Человек стремится к свободе, а немота делает его рабом. Без слова человек одинок. И так далее, и так далее. В общем, контексты, подтексты и философия. Каким одним словом всё это назвать? Шесть букв по горизонтали – Кутзее.
Конечно, представленная книга не для всех. И не для пустого развлечения. Но вот заскучать от «Мистера Фо» Кутзее – не бойтесь. Даже имея такую склонность, не успеете: книга очень небольшая по объему.

Ярлыки: зарубежная литература, интеллектуальная литература, книга-бестселлер, лауреат премий, Нобелевская премия, современная проза


2015-03-27



Что они могут сказать? Мне все это приснилось.
Маленькое Чудо
Я - никто. Просто светлый силуэт, сегодня вечером, на террасе кафе.
Улица Темных Лавок
 
Роман Патрика Модиано «Маленькое Чудо» начинается так. Девушка, которую со времен её детства, никто не называл Маленьким Чудом, оказывается на станции метро «Шатле», чтобы… встретиться со временем своего детства! Час пик в метро – и час пик её жизни. 
 
Представьте нереальную ситуацию. Час пик Вашей жизни. Вы встречаете в метро (или Вам только кажется?) некую родственницу, которая к тому времени умерла в далекой стране. Испытаете ли Вы при этом шок?
А вот девушка Маленькое Чудо встречает в метро свою умершую в Марокко мать. (По крайней мере, так она для себя решает.) И идет вслед за ней. «Люди не умирают в Марокко!» Возможно, это Фальшивая Смерть?..
Стоп! Тут самое главное. Как Вы объясняете случившееся? Что это, по-вашему? Просто клинический случай или образ и знак свыше? Устроит ли Вас такая трактовка: в какой бы странной форме это ни проявилось, оно ниспослано в качестве недостающего звена неразрывной цепи жизни, что становится поводом вспомнить свое прошлое, чтобы осознать настоящее? Если устроит, то Патрик Модиано – Ваш автор.
Все мы живём, подхваченные толпой в метро, на улице, в кафе. Настоящее и прошлое кажутся слитыми воедино. Нашу жизнь сопровождает непрерывная череда размышлений, воспоминаний и ассоциаций… Или случается беда – и мы не помним того, о чем должны были помнить. Как же найти свое прошлое, РЕАЛЬНОЕ ПРОШЛОЕ?
Время, мимолетное и неуловимое, становится главным героем романов Патрика Модиано. Главным героем и вместе с тем сюжетом его книг.
В романе «Маленькое Чудо» восемнадцатилетняя девушка, подхваченная течением времени, блуждает по парижским улицам. Она разгадывает секрет своего рождения. Она – в лабиринте туманного прошлого и в то же время в тумане новых парижских тайн.
 
В другом романе, «Улице Темных Лавок», человек, который во времена фашистской оккупации Франции потерял память, пытается восстановить ее, хотя прошло уже 10 лет. Опять тайна. Но ясно, что для героя этого романа нет будущего, пока он не вспомнит свое прошлое…
Давайте сделаем перерыв в философских размышлениях. Боюсь, Вы уже поспешили дать определение: «Романы Модиано – литература для узкого круга высоколобых эстетов». Нет! И дело здесь не только в том, что Модиано пишет просто, легким языком, как бы приглашая всех к чтению его романов. Есть еще ряд моментов, приглашающих к чтению.
Во-первых, романы Модиано можно определить как своеобразные детективы. Только детективы – метафизические, в которых ищут не кровавого маньяка-убийцу, а биографию. Следует указать на то, что герой романа «Улица Темных Лавок» обращается в частное сыскное агентство. А затем идёт по следу – «по следу своего прошлого».
Во-вторых, проза Модиано не просто проза, а проза поэтическая. Книги читаются на одном дыхании. Мы следим вроде бы только за сюжетом, но сюжет, как это часто и бывает в настоящей поэзии, имеет ценность не абсолютную, а связанную с предъявленными нам деталями. И мы наслаждаемся деталями.
Так что круг читателей романов Патрика Модиано вряд ли можно ограничить только высоколобыми эстетами.
Но автор, конечно же, предлагает задуматься и над важными вопросами.
Кто мы такие? Может быть, мы заблудились, как тот человек на обложке, что изображен на фоне Эйфелевой башни? Или мы затерялись в толпе метро, как это однажды случилось с молодой девушкой в берете, и поэтому никак не найдем свое место в жизни? 
Что такое наше прошлое? Кучка фотографий, ветер, «заснеженная» память? («Улица Темных Лавок»). Записная книжка, ежедневник, обрывок тетрадного листа, на котором выведено предсказание неизвестной гадалки? («Маленькое Чудо»). Почему это всё обретает цену? Может быть, потому что без прошлого нет настоящего и будущего?
Патрика Модиано по своей творческой манере можно соотнести со многими литературными классиками. Не входя в литературоведческие нюансы, можно назвать и Джеймса Джойса, создавшего первое произведение «потока сознания», и представителей «нового романа». Тем не менее, на первое место здесь следует поставить Пруста. Вот откуда ощущение нереальности, таинственности, двусмысленности. Ведь всё пропущено через восприятие человека.
Напоследок назову свой, так скажем, личный аргумент в пользу романов Модиано. Читая романы, я вспомнил древних мудрецов. Древними сказано: «Memento mori». Смерть – это «изнанка» быстротекущего времени и финал человеческой жизни. Поэтому этот принцип – «Помни о смерти» – помогает не забывать о бесконечной ценности жизни. Каждая секунда прошлого, настоящего и будущего значима и самоценна. Надо наслаждаться дарованной нам жизнью, но и успевать делать добро. Думаю, что романы Модиано помогают это осознать: амнезия, или «смерть прошлого», сродни физической смерти.
***
Патрик Модиано – лауреат Нобелевской премии по литературе 2014 года. В связи с этим его романы и переиздаются на русском языке. Наверное, роман «Улица Темных Лавок», переведенный с французского еще в 1987 году, известен большему числу читателей. Поэтому я и уделил ему меньше внимания, чем «Маленькому Чуду» (написан в 2001 г., переведен на русский в 2003 г.).

Ярлыки: зарубежная литература, Нобелевская премия, роман


2015-03-16



Элис Манро не просто писатель, но маг и гипнотизер, она способна заворожить нас чем угодно, что попадет под ее волшебную лупу, хоть лужицей пролитого кетчупа.
The Globe and Mail
 
В 2013 году Элис Манро присудили Нобелевскую премию с формулировкой «мастеру современного рассказа». Она стала первым канадским писателем, который удостоился этой премии. Перед нами сборник ее рассказов, скрывающих за простым, даже бесхитростным языком глубину содержания и мысли. Уместно будет вспомнить русского классика А.П.Чехова, его рассказы, в которых средствами художественного слова говорилось: человек определяет сам, каким он станет – зависимым или независимым, презренным или достойным, обывателем или гражданином и т.д. Своеобразная «ромашка жизни». Какой лепесток человек оторвет последним? Спустя век, «канадский Чехов» Элис Манро снова предлагает погадать на ромашке. И каждый её рассказ – это почти роман.
Так, рассказ, давший название сборнику, повествует о временах, которые были «давным-давно», если уточнить, то тогда, «когда еще не отменили движение поездов по множеству местных веток». А как еще, если не в ироничной и одновременно серьёзной форме, передать судьбу небогатой и незамужней женщины, о которой вокзальный клерк гадает, кто она? «В грубых башмаках, в носках вместо чулок, к тому же без шляпы и перчаток, когда уже почти вечер, она, скорей всего, кто?»
Не будем раскрывать всех секретов. Говорят, что читатели, принадлежащие к совсем другой культуре, всё равно узнают в героях Элис Манро самих себя. Поэтому сделаем предположение, что события развиваются в российской глубинке, когда еще не отменили всех пригородных электричек. Выдвинем также следующую сюжетную гипотезу. Бедная женщина является домработницей у некоего господина и его внучки, мать которой умерла, а отец живет уж в совсем глубокой глубинке, притом в нищете. Далее на сцену выходит некая особа, амплуа которой определим условно – «обманщица». Эта обманщица вместе с внучкой подделывают любовные письма, которые адресованы… ну вы догадались, конечно, домработнице, напоминающей «монахиню в штатском». Остается добавить, что мужчиной, готовым жениться, назначается нищий папа из очень глубокой глубинки.
Итак, если домработница, используя свои сбережения, уедет в очень глубокую глубинку, может ли такая история закончиться хорошо в России?
А в Канаде? 
Может быть, в этой истории найдут место все формы человеческих взаимоотношений: ненависть, дружба, ухаживание, влюблённость, брак? (Для знатоков английского языка приведу название рассказа на языке оригинала: «Hateship, Friendship, Courtship, Loveship, Marriage».)
Представленный сборник содержит всего девять историй, прочитав которые, одни будут говорить, что перед ними раскрылись удивительные сюжетные бездны, а другие – что  сюжет здесь вторичен, а главное – это передача неоднозначности жизни и того откровения, которое проливает свет и придаёт смысл жизненным событиям.
Отмечу, что рассказы, входящие в книгу, послужили основой двух кинофильмов: «Вдали от нее» (2006; реж. Сара Полли) и «От ненависти до любви» (2013; реж. Лиза Джонсон).
 
Прочитать эту книгу можно, зарегистрировавшись в ЭБС «Библиороссика».
 

Ярлыки: зарубежная литература, канадская литература, Нобелевская премия, рассказы, сборник, фильм, экранизация


2013-08-22



Нобелевская премия 2012                                                                                                  
У  СЯН
 
Голос  яшмовой флейты слышу.
Кто же это играет на ней?
Ночь. Беседка. Луна все выше,
На душе все грустней и грустней.
 
Что увидишь в призрачном свете!
Пробиваются еле лучи.
Как узнать, кто играет на флейте,
Как во мгле его различить?
 
Ночь глухая. Нигде ни звука.
Охватило меня тишиной.
С фонарем мы напротив друг друга.
Еще тень от меня со мной.
 
Догорает фитиль. Мгновенье –
И не будет больше огня.
Кто же вспомнит, когда и тени
Не останется от меня!
 
(Мелодия «Цайсанцзы»)
 
        Думаю, что на вопрос, какие значительные моменты в истории Китая вы знаете, многие ответят: Великая китайская стена, Китайская революция, Мао Цзедун, хунвейбины, ну, может еще что-нибудь. Неловко признаваться, но это все, что знаю и я, а назвать хотя бы известных китайских писателей, увы, не могу, ни одного.  Может потому, что я всегда отдавала предпочтение английской или американской литературе, а может, мне просто не попадались достойные книги.
       И вот книга Мо Яня, внушительная по объему, не разочаровала меня, а наоборот, приоткрыла завесу над жизнью китайского народа в трудные исторические моменты страны, и конечно, над китайской литературой.
           Роман – грандиозное описание китайской истории 20 века. Существует официальная история Китая, как, впрочем, и любой другой страны, а есть история, которую переживает народ. Об этом книга.
          Книга – дань памяти не только матери автора, как пишет он в посвящении, но и всем матерям Поднебесной. Сначала вас будут смущать китайские имена, так как героев в романе много. Всем им дана характеристика в начале романа в разделе «Главные действующие лица». Но, вчитываясь, вы постепенно запомните, их всех. Главная героиня романа – мать, ее восемь дочерей, один сын – рассказчик, и еще примерно 15-20 человек.     
        Шангуань Цзиньтун, от лица которого идет повествование, рожден от шведского миссионера и страдает от болезненного пристрастия к женской груди. Высокорослый и представительный, он на всю жизнь остался духовным карликом, так и не сумевшим оторваться от груди матери. Догадываюсь, что кому-то он может быть просто противен, у кого-то вызовет чувство брезгливости и жалости, а у кого-то  чувство понимания и принятия героя.
        Цзиньтун – Золотой мальчик – популярный герой многих китайских народных сказаний, спутник даосских святых. Потому и назвала его так мать, что слишком долго ждала рождения сына и возлагала на него большие надежды. Мать, которая родила, выкормила и воспитала в нечеловеческих условиях еще восьмых родных детей, внуков, подкидышей, но не смогла спасти их от гибели. История жизни Шангуань Лу и ее дочерей сливается с историей китайского народа.  На страницах романа изображены все переломные моменты страны: и борьба с оккупированной страну Японией, и гражданская война, и приход к власти коммунистической партии.
      «Умереть легко – жить трудно», - говорит Шангуань Лу и просит у Небесного Правителя: пусть все беды и немощи падут на ее голову, лишь бы ее дети обрели благодать и покой.
        Но у каждой красавицы-дочери оказалась трагическая судьба. А единственный сын, Золотой мальчик,  перенесший многое в жизни: и тюремный срок, и психбольницу, но так и оставшимся слабовольным и по сути никчемным, в конце концов, стал жертвой мошенничества, все потерял, оказался в полной нищете, пал духом, так ничего и, не добившись в жизни.
       События, рассказанные в романе, очень эмоциональные и напряженные, и есть моменты просто тяжелые для чтения. Но все-таки язык романа очень поэтичен, чувствуется влияние китайского фольклора. И поскольку в романе много женских судеб, много и страниц о любви всех героинь. Любовь бурлит и клокочет на его страницах, подобно горному потоку, который пенится, сносит все на своем пути, и который где-то замусоренный и грязный, а где-то пронзительно, до восхищения, прозрачный. 
     Понимаю, что книга понравится не всем, но мне, например, было бы интересно прочитать и другие книги этого автора.
 

Ярлыки: зарубежная литература, китайская литература, Нобелевская премия, психологический роман, современная проза


2012-04-23



Лауреаты Нобелевской премии
 
Про войну и оккупацию написано много, такого я не читала ни у кого.

Франция - страна любви, художников и богемной жизни.  Страна, котрая как и многие другие до самого последнего дня не верила в то, что начнется война. История маленькой девочки Этель. Все события, которые происходят в семье, стране, мире даны сквозь призму ее восприятия. Странный господин Солиман, который хочет построить сиреневый дом, беззаботный отец, влезающий в аферу и потерявший все деньги семьи, мать, которая терпит его измены. Подрастающая Этель находит себе подругу Ксению. Она из семьи русских эмигрантов, которые пытаются выжить в предвоенном Париже. Этель размышляет о мире, о себе, о своих родителях, делая заметки в дневнике. Записывает туда и разговоры взрослых, которые они ведут в устраиваемых отцом салонах. И... вдруг война. Оккупация. Побег из Парижа в Ниццу. Страх за свою жизнь и ГОЛОД. Голод физический и голод по свободе, по жизни, по миру. Очень объемно выписана история отношений Этель с любовницей отца, которую она встречает в Ницце. Некогда красивая, модная дама превратилась в сгорбленную старуху, одинокую, всеми покинутую, живущую с кошками в неотапливаемом помещении, совершенно непригодном для жизни. Эта история пороизводит впечатление взорвавшейся бомбы. Мы живем в суете и не задумываемся о том, что в какой-то момент нужно остановиться и задуматься. Это книга-размышление о судьбе мира, о судьбе каждого из нас. Автор призывает нас к сочувствию и сопереживанию. Действительно, никогда не знаешь, как сложится твоя жизнь... Умная, сложная книга, в ней несколько смысловых пластов. 

 

Ярлыки: зарубежная литература, интеллектуальная литература, лауреат премий, Нобелевская премия


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012