12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Джо Витале «Секрет Притяжения»Александр Кабаков «Камера хранения. Мещанская книга»Дэниель Смит «Думай, как Шерлок» и «Думай, как Эйнштейн»Алан Аксельрод "Екатерина Великая. Законы лидерства"Эдвард Морган Форстер «Комната с видом на Арно»Нина Дитинич «Тайна великого живописца»

Поиск: классика




2017-05-30



Вы что, думаете, будто есть существенная разница между весной, которую переживает природа, и весной, которую переживает человек? А что мы делаем? Прославляем первую и осуждаем вторую, да еще и стыдимся признать, что одни и те же законы управляют как природой, так и нами.
(Из романа "Комната с видом на Арно")
 
Это роман о «любви, которой требует наше тело и которую наше сердце маскирует под видом душевной привязанности». Эмерсон-старший, один из героев романа, утверждает безапелляционно: «Сад Эдема еще только грядет. И мы войдем в него, когда перестанем презирать собственное тело». Пруд, в котором купается обнаженный Эмерсон-младший, словно полная чаша, дает благословение юным очам и сердцам, взывая к крови и освобожденной воле...
Но если вы подумали, что Э.М.Форстер живописует страсти, увлекая нас в мир эротики, то вы ошиблись. Всё более чем целомудренно. Первый поцелуй – на 97 странице. И только почти через 100 страниц мы узнаем о его чрезвычайной невинности, потому что это поцелуй в щеку. На 219-й странице – второй поцелуй...
Люси Ханичёрч, одаренная этими поцелуями, находится в состоянии выбора. Чувства ищут своего адресата. Читатель, конечно, раньше героини определит, кто ее заставляет просто волноваться, а кто – любить. Но какой выбор сделает героиня?
Нет, это не выбор между чувствами и долгом. Э.М.Форстер заставляет конфликтовать “истинное” и “притворное”. Он, безусловно, иронизирует, являя авторскую насмешку над героями, не способными понимать себя и друг друга, лишенными адекватной самооценки, не признающими чужих мнений, не слышащими собеседников. Но он также и сочувствует главной героине. Женщинам (и тем более девушке) нельзя не сочувствовать, даже если они заражаются процессом удушения не одобряемых обществом эмоций. 
Нравятся мне английские романы (особенно, если они хорошо переведены) за уместную тонкую иронию и за изящество раскрытия человеческих отношений.
Хотя здесь не удержусь от одного замечания. По моему (глубоко субъективному) мнению, зря в название романа ввели уточнение «на Арно». В оригинале оно звучит так: A ROOM WITH A VIEW. То есть просто «Комната с видом». Уточнение «на Арно», появившееся в русском переводе, мало что проясняет. Более того, оно сужает смысл. Ведь автор под «комнатой с видом» подразумевает не только помещение, из-за которого в пансионе Бертолини разгорелась битва двух мисс с Эмерсонами, повлиявшая на их судьбы. Речь идет об оковах условностей и зове природы. В подтверждение своего мнения даю слово Люси и ее “жениху из Средневековья” Сесилю.
 
Люси подумала мгновение, затем засмеялась:
– ... Когда я о тебе думаю, ты всегда находишься в комнате. Как забавно.
К ее удивлению, Сесиль был видимо обеспокоен.
– Где? В гостиной? Из которой не открывается вид на поля, леса и все такое?
– Нет, не открывается, как мне кажется. А он должен открываться, этот вид?
С упреком в голосе Сесиль произнес:
– Я бы предпочел, чтобы ты связывала меня с открытым воздухом, с просторами.
 
Так или иначе, а роман Э.М.Форстера рекомендую всем любителям английской литературы.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация


2017-01-10



Мне казалось совершенно неправдоподобным, чтобы мой же роман мог до такой степени вклиниться в мою жизнь.
(Из романа "Умышленная задержка")
 
 
Искусство – творческое воспроизведение действительности. Но в искусстве можно "заиграться", потеряв ту грань, что отделяет болезненный вымысел от реального положения дел. И вот мы видим режиссера, который примеряет на себя роль Пигмалиона, способного сотворить из "серой мышки" Леди Тигрицу. Готов ли он срежиссировать судебное следствие, чтобы сохранить имидж своей актрисы?
А вот сама актриса, не забывающая о черном платье, желтых розах и нужных словах в самый ответственный момент. Ей мнится кино даже после опознания тела мужа, когда она возвращается домой. Впрочем, возвращение к чтению сценария – это и есть для нее возвращение домой. Итак, готова ли она бороться до конца за свое "звездное" будущее?
Наконец, муж кинодивы – сценарист... Уж не написал ли он сценарий собственной смерти, чтобы бросить тень на свою жену?
Тяжела жизнь на публику, среди надоедливых репортеров! Но расценит ли актриса в качестве избавления от такой жизни корысть "друга семьи"? Появится ли в ее жизни настоящая свобода? Или появится только самолет на Грецию?
Роман "На публику" повествует о коварстве публичной жизни, отданной искусству. Так и жизнь становится искусственной, а не естественной.
Другой роман Мюриэл Спарк – "Умышленная задержка" – предлагает читателю решить, возможно ли воплощение в жизнь сюжета художественного произведения. Этот роман чем-то напомнил мне многослойное сновидение, когда ты спишь и видишь во сне, что ты засыпаешь, чтобы увидеть, как ты спишь. Героиня романа "Умышленная задержка" (как и сама Мюриэл Спарк) является английской писательницей, пишущей воспоминание о том, как она, Флёр Тэлбот, создавала свой роман во времена, когда так называемые "автобиографы" пытались сотворить воспоминания о себе, но у них это не очень-то получалось. Сочиняя тогда роман, она неведомым (или всё-таки – ведомым?) образом придумала биографии "автобиографам", ставшие воплощаться в жизнь. Впрочем, версии происходящего могут быть разные. Маньяк? Бред? Умышленная задержка публикации для пиара романа?
– Ты знала, что делала, – заявила жена бывшего любовника Флёр Тэлбот, согласившейся с ней: да, с её стороны имела место умышленная задержка. Однако, с другой стороны, в последних строчках воспоминаний писательницы Флёр говорится: если специально стараться изо всех сил, никогда не добиться чего-то особого, будь то даже удар по футбольному мячу. Таким образом, всё произошедшее – удивительное стечение обстоятельств?
Роман Мюриэл Спарк "Умышленная задержка" гораздо глубже внешней фабулы. Погрузившись в его атмосферу, поневоле задумаешься: понимают ли читатели то, что хотел сказать писатель? Обязательно ли при этом, чтобы писатель вообще хотел что-то сказать? Для Флёр, например, нет олицетворений, мотивов героев произведения; это "всего лишь набор слов". Может, роман писательницы Флёр – не глубокое произведение, а графоманский бред? Может, Флёр надо послать к психиатру, а обыкновенного читателя – «К чертям!» (чтобы не искал смыслов, за которыми писательница и не гонится)?
Оба произведения Мюриэл Спарк представляют собой изящные и остроумные произведения на грани сюрреализма. Но мне роман "На публику" понравился больше. Он чуть динамичнее. Да и "раскусил" его я быстрее, что, конечно, потешило моё читательское самолюбие.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: XX век, английский роман, зарубежная литература, классика


2016-11-08



Придумано не мной, что мчится день за днем,
То радость, то печаль кому-то неся,
А мир устроен так, что все возможно в нем,
Но после ничего исправить нельзя.
Леонид Дербенев 
 
Этот мир придуман не нами!
Но кто-то живет в придуманном мире…
 
Кэтрин Морланд – это всё-таки анти- или не-героиня романа Джейн Остен, потому что она никак не согласуется с классической романной героиней, имеющей огромный набор положительных качеств. 
Но оставим пока классика английской литературы в покое.
Как бы выглядела не-героиня сегодня? Увлеченная хоррором и мистикой, но отнюдь не образованием, она, вероятно, сносно бы себя чувствовала в нашем времени, едва зная выученный в детстве стишок и почти не путая дробь с корнем (о последнем мог бы свидетельствовать даже диплом колледжа или техникума). Выросла бы не-героиня, конечно, в многодетной семье с достаточным общим количеством рук, ног и голов. Вот только загвоздка – могла ли это быть семья священника, как у Джейн Остен? Как было бы увязать увлечения не-героини с необходимыми качествами набожной фамилии, я не знаю. «Отец ее был священником, не бедным и забитым, а, напротив, весьма преуспевающим…» Какой, понимаешь, деловой человек!.. Остаётся лишь надеяться, что в этом щекотливом вопросе нам помогла бы заграница, и не ставить под сомнение ничью отечественную духовность. Итак, не-героиня и вся семья её оказались бы иностранцами. Да и жили бы они, естественно, в иностранном государстве.
Затем современная не-героиня поехала бы на водный курорт, чтобы развлечься в танцевальном клубе. В самом деле, почему бы и нет? Возможно также, её долго не считали бы за свою, потому что дресс-код у нее не тот и знакомые на курорте отсутствуют. Но почему со временем не может встретиться подружка из семьи друга старшего брата? И почему нельзя влюбиться в сына генерала? Наконец, почему нельзя съездить к месту жительства генерала и побывать в помещении бывшего монастыря? Вот где раздолье для фантазий! Кровавые убийства и ужасы, претерпеваемые мучимыми жертвами, будут мниться не-героине в каждом закутке монастыря, и это, наверное, отнюдь не должно будет смущать генерала до тех пор, пока он не узнает о реальной величине доходов семьи преподобного отца и вместе с тем отца не-героини, так близко общающейся с его сыном… Тут уж ему может показаться, что девчонка-то не та, на какую он рассчитывал…
А как же любовь юной девы к генеральскому сыну? И чем может закончиться эта история? 
Нет, пусть уж лучше эту историю расскажет сама Джейн Остен, которая прекрасно спародировала литературу ужасов своего времени, набив хорошенькую головку Кэтрин Морланд своеобразными «готическими» мыслями.
 
Постскриптум. Роман Джейн Остен «Нортенгерское аббатство» экранизирован (2007 год, Великобритания; режиссёр Джон Джонс). 
Смотрите кино – читайте роман! 
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков
 

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, любовь, фильм, экранизация, юмор


2016-05-16



Любовь с рассудком редко живет в ладу
(Уильям Шекспир)


Томас Гарди – величайший английский романист, как говорится, эталон классической английской литературы. Всего Харди издал 25 книг – романов, сборников рассказов и стихотворений. Первое признание к нему пришло благодаря пятому по счёту роману «Вдали от обезумевшей толпы», где автор описывает вечную драму отношений мужчины и женщины. Описывая трагическую судьбу своих героев, Харди обнажает социальную основу психологических конфликтов и выступает против моральных норм викторианской эпохи.
Гордая и независимая красавица Батшеба, унаследовавшая ферму в глуши Северной Англии, притягивает к себе внимание разных мужчин. Крестьянин Габриель Оук, однажды уже отвергнутый ею, продолжает молча любить Батшебу и остаётся  преданным ей во всём. Фермер Болвуд, потерявший голову от своей любви к Батшебе, до последнего надеется получить её согласие на предложение руки и сердца. Однако выбор гордой красавицы падает на третьего, пришельца из городской цивилизации сержанта Троя, беспутного и безнравственного молодого человека, дерзкого и наглого, для которого есть только два способа обращения с женщинами: «либо лестью, либо руганью, другого способа не дано. Стоит подойти к ним по-хорошему – и ты пропащий человек».
Слишком поздно поняла Батшеба свою ошибку. Но так оно и бывает в жизни, что любим мы не тех, кого надо. Разум подсказывает одно, а сердце говорит другое.
Томас Харди мастерски передает атмосферу происходящего, образы героев настолько глубоко прочувствованы, что не остается сомнений в их достоверности. Приятно читать хорошую книгу, написанную правильным языком, оставляющую приятное «послевкусие» после её прочтения. Это очень обогащает нравственный мир человека. Уже на протяжении трёх столетий Харди удается затронуть струны человеческих душ.


Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, экранизация, фильм


2016-03-22



"Читали ли Вы "Домби и сын"? 
Если нет, спешите прочесть. Это чудо".
В. Белинский
 
В творчество Диккенса была влюблена еще со школы – после прочтения по обязательной программе "Дэвида Копперфильда". А потом прочитала (со временем еще и перечитала) полное собрание сочинений. Казалось бы, на этом можно уже и остановиться: содержание помнишь, знаешь, чего ждать от героев книг. А вот и нет. Увидела книгу, вышедшую в издательстве АСТ, нарядно оформленную, и не удержалась, взяла хотя бы перелистать.
Не буду рассказывать содержание романов. Это отдельная история. Но сразу оговорюсь: тому, кто не читал этих произведений, лучше эту книгу не брать. Все романы даны в усеченном, адаптированном виде. Впрочем, если книга привлекла вас своим внешним видом, тоже неплохо. Может, у вас тогда появится желание прочитать и двухтомник "Домби и сын", а еще лучше прочитать книгу вместе с детьми.  
Судьбы несчастной девочки Флоренс, виноватой лишь в том, что она родилась девочкой, ее болезненного брата Павла, очень внимательного и обаятельного, заботливого к окружающим  и медленно умирающего, их жизнь с отцом, владельцем торговой фирмы, в доме без душевного тепла, любви, участия и заботы – всё это не оставит равнодушными юных читателей. Понравятся и герои других произведений:  девочка Сесси, выросшая в цирке, где выступал ее отец, Луиза Гредгринд из семьи, где была введена строжайшая система воспитания. Ну, и Крошка Доррит – Эми – крошечное создание, просто созданное для счастья, живущая в тюрьме, где сидит за долги ее отец.
Не надо бояться, что современным детям такие книги не интересны, просто они не попадаются им в руки, и, возможно, в семье просто не принято читать книги вместе. Сентиментальная проза Диккенса, английский юмор, природу которого так и не могут объяснить критики, мир богатых и бедных, когда зачастую именно бедные – кристально честные и отважные – являются настоящими героями. А уж жизненные истории  детей иногда просто потрясают.
Книга издана с большим вкусом: с рисунками по краям листа и иллюстрациями, которые  можно рассматривать как альбом.

Ярлыки: английский роман, дети, детская литература, зарубежная литература, классика


2016-02-07



Джинн, конечно, волшебник, но куда ему до джина...

(Каламбур)

 
На что готов пойти самоотверженный английский джентльмен, чтобы изучить опытно-экспериментальным путём загадочное явление, которое не поддаётся научной интерпретации? Ответ вы найдёте, если прочитаете это сообщение до конца.
Сначала об авторе. Джером К. Джером – удивительный рассказчик, способный с добродушным юмором поведать нам о житейских ситуациях, в которые попадали люди в XIX веке. Безусловно, времена изменились. Незадачливые обыватели сменились на граждан с высокими моральными устоями. Где вы, толстые джентльмены из Сити? Вас давно сменили поджарые менеджеры. Как далёк от нас дядюшка Поджер, которому приходилось ездить в Лондон поездом 9:13! Помните, от дома дядюшки до станции было восемь минут ходьбы. Дядюшка всегда говорил: «Имея в запасе четверть часа, можно идти не торопясь». Поступал же он обычно так: выходил за пять минут до отхода поезда и бежал бегом. Как нам это не свойственно! Я каждый раз об этом думаю, когда бегу к автобусной остановке, от которой вот-вот должно отойти последнее транспортное средство, которое еще может доставить меня до места работы вовремя. Кто не понял моей иронии, тот без труда найдёт всё необходимое у Джерома К. Джерома. История дядюшки Поджера изложена и в виде отдельного рассказа, и в романе «Трое на четырех колесах».
Но вернёмся к пирушке. То есть я хотел написать: вернемся к «Пирушке с привидениями».
Это небольшое произведение, в одних сборниках называемое повестью, а в других – являющееся частью раздела «Рассказы», содержит всё, что может вызвать устойчивый интерес читателя. 
Здесь трезвый (пока еще) взгляд на природу привидений и достойная восхищения типология возможных рассказов о привидениях. 
Здесь истории достойных джентльменов о встречах с потусторонним; истории, которым позавидовали бы современные экстрасенсы, не имеющие столь замечательных сведений о мире призраков и столь бесценного опыта, приобретённого если и не самими рассказчиками, то ближайшими родственниками или знакомыми, вызывающими всестороннее доверие. 
Здесь интрига. Автор, пытаясь возродить свою прежнюю репутацию, оставляет в стороне свой непоколебимый принцип не писать о себе, вызванный желанием не противоречить истинному искусству и не подавать дурной пример подрастающему поколению. Да, он пишет о себе, противореча истинному искусству и подавая дурной пример подрастающему поколению! Конечно, это сенсация. Встреча автора с полицейским (после встречи с привидением) и сейчас бы стала бомбой в любом периодическом издании, если только заменить имя Джерома К. Джерома на... ну, на другое, возможно, уже встречавшееся вам на страницах «Тайн звёзд». 
Наконец, здесь мистика. Сверхъестественным образом пропадает середина рассказа доктора. Доктор хорошо начал, а потом что-то произошло, и вдруг – конец! Рассказ священника также мистическим образом “затуманивается”, и никто ничего не может понять. Затем оказывается, что призраки есть даже в том доме, где достойные джентльмены ведут свои беседы.
Конечно, еще одним героем «Пирушки» был пунш с джином. Но вы и сами согласитесь, что он не мог существенно повлиять на правдоподобные рассказы джентльменов и на эксперимент, проведенный автором. Получается, я так об этом эксперименте и не написал. Но напишу другое: если у вас плохое настроение, обратитесь к произведениям Джерома К. Джерома.
Истории о привидениях, рассказываемые джентльменами, связаны с Рождеством. Но я думаю, юмор Джерома К. Джерома будет уместен и в канун наступления китайского Нового года, и в любой другой день.

Ярлыки: волшебство, зарубежная литература, классика, новогоднее чтение, привидения, юмор


2016-01-30



Жизнь есть борьба (Еврипид)


Единственное счастье в жизни – это постоянное стремление вперёд
(Эмиль Золя)


Совершенно случайно наткнулась на книгу Филлипса, изданную в 1992 г., и сразу, с первой страницы, она меня заинтересовала. Решила прочесть и, как оказалось, не зря, книга очень понравилась, поэтому решила написать на неё рецензию и порекомендовать роман читателям.
А теперь по порядку.
Филлипс Дэвид Грэхем – американский писатель и публицист. Родился в семье банковского служащего в 1867 г. По окончании Принстонского университета (1887) работал журналистом. Ряд произведений Филлипса посвящён проблеме брака и положению женщины в капиталистической Америке. Его роман «Падение Сюзанны Ленокс» отмечен идейно-художественной зрелостью, автору удалось обогатить произведение глубоким проникновением во внутренний мир человека из народа.
Это история о молодой женщине, которая борется против лицемерных двойных стандартов, стараясь отыскать своё место в жизни. Жизнь Сюзанны начинается с того, что её мать умирает при родах, а саму Сюзанну буквально чудом возвращают к жизни. Сестра умершей матери принимает девочку в свою семью Верхэмов и воспитывает наравне со своей родной дочерью. По мере взросления Сюзанна расцветает необычайной красотой, и теперь все взгляды молодых людей обращены только на неё. Однако удачно выйти замуж Сюзанне не позволяет её незаконнорожденность. Жить с постоянным чувством вины за свою мать, ощущать косые взгляды на себе Сюзанна не намерена. Она решается на отчаянный шаг, бросает вызов обществу и сбегает из дому практически без денег, ей хочется отыскать своё место в жизни, где никто не будет осуждать и попрекать её.
Так начинается нелёгкий путь взлётов и падений Сюзанны Ленокс. Опускаясь до самых низов, Сюзанна становится уличной проституткой, однако она не утратила своего достоинства и чувства гордости. На её нелёгком жизненном пути встречались и хорошие люди, кто протянул ей руку помощи совершенно бескорыстно. Трудности ещё больше закалили её твёрдый характер и придали сил двигаться дальше в поисках своего места в жизни. И хочется надеяться, что ей удастся достичь всего, о чем она мечтает.
Подводя итог, можно сказать, что основная тема книги – бессилие и бесправие женщин конца 19-го - начала 20-го века, всё в ней пронизано идеями феминизма и социальной справедливости. Ещё раз повторюсь, что прочитала книгу с огромным удовольствием, она заставила призадуматься о нашей нелёгкой женской доле. Ведь в любой жизненной ситуации необходимо выстоять, не потерять своё я.

Примечание.
В 1931 году по книге Дэвида Грэхэма Филлипса был снят фильм с Гретой Гарбо в главной роли (США, Metro-Goldwyn-Mayer).


Ярлыки: зарубежная литература, классика, роман, фильм, экранизация


2015-12-04



«Лучше согрешить и покаяться,

Чем не согрешить и раскаиваться»

Джованни Боккаччо

 
Перед нами книга, которую запрещали. Она была включена в Индекс запрещенных книг. Автор, сильно страдая от осуждения этой книги, готов был её даже сжечь. Но теперь, что называется, «гриф секретности снят». И мы можем знакомиться с ней свободно. Позвольте, однако, рассказать об этой книге и её авторе чуть подробнее и серьезнее.
 
Джованни Боккаччо – итальянский писатель и поэт XIV века, представитель литературы эпохи раннего Возрождения. Его творчество оказало существенное влияние на развитие всей европейской культуры. Главное его произведение – «Декамерон», работа над которым длилась приблизительно два года, впервые было опубликовано в 1470 году.
В дословном переводе «декамерон» означает «десятидневник», в этом плане писателем открывается суть произведения, которое представлено в виде отдельных новелл, проникнутых духом свободомыслия, жизнерадостным юмором и многоцветием панорамы нравов итальянского общества.
«Свобода и любовь» – вот главные ценности произведения, это своеобразный взгляд автора на тему отношений между мужчиной и женщиной, развивающихся в различных условиях и при различных обстоятельствах, иначе говоря, «своеобразный пир во время чумы», охватившей всю Европу, в том числе и Италию.
В своём произведении Боккаччо хочет показать, несмотря на окружающий хаос и панику, что в мире всегда остаётся место для любви. Поэтому все новеллы строятся на сюжетах, связанных с любовными похождениями молодых людей, которые живут в рамках «сегодняшнего дня».
Семь дам и трое юношей удаляются из зачумлённого города на виллу в окрестностях Флоренции и приятно проводят время в прогулках, танцах и, конечно, рассказах новелл. Десять дней – десять новелл на каждый день. Все новеллы проникнуты эротизмом, откровенными и пикантными сценами. Всё это в совокупности придаёт книге особую изюминку. Несмотря на откровенные сцены, всё написано вполне благопристойным языком. Может быть, не сразу привыкнешь к цветистым, длинным, сложносочинённым предложениям, но это характерная черта изложения той эпохи. И всё же, как красиво и каким высоким слогом герои Боккаччо выражаются в самых двусмысленных ситуациях!
Вообще, эта книга – памятник эпохи на стыке Средневековья и Возрождения. Из неё можно почерпнуть много полезных сведений о быте, нравах, увлечениях, образе жизни людей того времени.
Все истории очень увлекательные, несмотря на комизм и трагизм ситуаций, так как в каждой из них воспевается настоящая любовь, которая облагораживает, придаёт нечеловеческую силу и мужество влюблённым. Не знаю, как к этой книге отнесетесь вы, а я получила истинное удовольствие от её прочтения.
 

Ярлыки: зарубежная литература, классика


2015-12-03



Чистая женщина, правдиво изображенная

Роман о любви, но не сентиментальный, скорее исторический, социальный, психологический. Томас Гарди – английский писатель. Деятельность Томаса Гарди относится ко второй половине 19 века. В это время Великобритания переживала глубокие потрясения. Общественную жизнь Англии охватил кризис, обнаживший фальшь либеральной идеологии. Томас Гарди выступил как обличитель лицемерия и цинизма морали угнетателей, жестокости буржуазной цивилизации. Он написал 14 романов, более 40 рассказов, несколько сборников стихов. Эти произведения содержат правдивые картины жизни Англии 19 века. 
В центре представленного романа – волнующая история батрачки Тэсс – светлой, обаятельной, чистой девушки, которую судьба обрекает на муки, толкает на преступление и, наконец, на казнь. Лишения и нужда гонят Тэсс из родного дома. Она становится жертвой распутства богатого бездельника Алека д 'Эрбервилля и мучительно переживает свое грехопадение. Тэсс безоружна перед невежеством и ханжеским «общественным мнением», которое угрожает ей небесными и земными карами. Постепенно в ней пробуждается любовь, нежное, светлое, возвышенное чувство к Энджелу Клэру. Короткий отрезок ее жизни мог бы стать безоблачным, если бы прошлое не отбрасывало уродливую тень на этот яркий день её жизни. Быстро блекнут краски мимолетной идиллии. Новые тяжкие испытания неумолимо обрушиваются на Тэсс. Духовно и физически измученная, снова искушаемая тем, кто обрек ее на страдания, Тэсс становится невольной причиной несчастья близких ей людей. Ради них она идет на жертву. Но не может изменить себе, тому, что делает ее чистой женщиной, и в порыве возмущения и отчаяния совершает преступление. Несмотря на страдания, пережитые Тэсс, она тянется к свету, к радости и счастью – столько в ней жизненных сил, стойкости и жажды любви. Она пленяет цельностью своего характера, прямотой чувств и бескорыстием поступков. 
Книга оставляет в душе глубокое впечатление. Она пробуждает в душе много разных чувств. Поэтому даже самый взыскательный читатель не останется равнодушным.
А в 2008 году BBC экранизирует роман Томаса Гарди, представив, таким образом, современное прочтение произведения. Роль Тэсс сыграла Джемма Артертон. В деталях экранизация, конечно, отличается от книги, но весьма точно передаёт её дух.

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, классика, фильм, экранизация


2015-11-16



"И крестьянки любить умеют…"
Н.М. Карамзин

 

Я поступил как обыватель. Посмотрел фильм «Север и Юг» – и решил прочитать этот роман. А затем я заинтересовался, что же еще из созданного Элизабет Гаскелл можно почитать. И нашёл «Мэри Бартон». В итоге получился эксперимент, целью которого было проверить читабельность произведения, столь хвалимого в советские годы. Более того, эту книгу тогда можно было найти не только в “обыкновенных” массовых библиотеках, но и на стеллажах какой-нибудь библиотеки горкома КПСС. Так и представилось: «Мать» Максима Горького и «Мэри Бартон» Элизабет Гаскелл на одной горкомовской полке, благо фамилии авторов (точнее, псевдоним и фамилия по мужу) на одну букву.
Итак, читать или не читать – вот в чем вопрос. И я попытаюсь на него ответить.
Сразу отмечу: обнаружилась любовная тема, раскрытая на страницах, написанных женой пастора, но не свойственная книге нашего пролетарского писателя.
«Жизнь тех, с кем я ежедневно сталкиваюсь на шумных улицах Манчестера, наверно, тоже отмечена глубокими чувствами и благородством», – решила Э. Гаскелл и выбрала в качестве героев не знатных людей из романтических мест, а людей из рабочей среды, живущих в промышленном городе. Если вы воспринимаете романтические импульсы только в атмосфере курортных вип-отелей и старинных родовых замков, то книгу не стоит читать однозначно.
Для остальных продолжу.
Заглавная героиня интересна своим личностным развитием.
Отправной пункт этого развития такой. «Бежим, – предлагает подружке Мэри, – к фабрике Карсона. Там пожар, а говорят, когда фабрика горит, это очень красиво. Я еще ни разу не видела». Эх, дать бы девочке смартфон да познакомить с Ютуб! Жаль, что век девятнадцатый...
Насчет поклонников тоже любопытно. Был у Мэри поклонник, который пленил ее воображение. Это молодой щеголь, которого она не любила, но в мыслях видела своим будущим мужем. (Интересное положеньице для программы «Давай поженимся».)
А что главный герой, которому всё же не повезло попасть в заглавие “манчестерской повести” Э. Гаскелл? «Джем Уилсон ничего не говорил, а просто любил ее – и чем дальше, тем сильнее...» Бедняга!
Но та же Мэри в решающий момент признаётся, что любила и любит только Джема. Так бедняга ли он? Об этом умолчу, а напишу следующее: эти мелодраматические и патетические страницы лучшие в книге. И без всякой фальши, на мой взгляд. И именно это – жизненно. (Извините, Максим Горький, даже если вы стояли с Элизабет Гаскелл на одной книжной полке в горкоме КПСС.)
Конечно, книга Э. Гаскелл не лишена социальной направленности. Страдания бедняков описаны ярко. «Нередко медяки, на которые можно было бы купить немножко овсяной муки или картофеля, шли на приобретение опиума, чтобы одурманить голодных малюток, заставить их забыться тяжелым, неспокойным сном. Это был подвиг материнского милосердия». Одна эта цитата чего стоит! Но это не минус книги. К произведению Э. Гаскелл можно относиться как к историческому документу соответствующей эпохи. Это первое.
Во-вторых, сопоставьте социальные беды нашей страны в XXI веке и неурядицы промышленной Англии XIX века. Прогресс! Можно выдохнуть с облегчением...
«Я всегда от души сочувствовала измученным людям», – отмечает Гаскелл в предисловии к «Мэри Бартон». Становится понятно, что люди из рабочей среды с глубоко скрытой непреклонной волей, которая могла быть обращена как на добро, так и на зло, волнуют писательницу, отсюда образы Джона Бартона («Мэри Бартон») и Николаса Хиггинса («Север и Юг»).
Кстати, обратившись к «Мэри Бартон», я вдруг многое осознал в уже прочитанном романе «Север и Юг». Маргарет Хейл, мечтающая примирить хозяев и рабочих, – это сама Элизабет Гаскелл, которую советские литературоведы упрекали за христианско-примирительные финалы ее произведений.
«Я ничего не смыслю в политической экономии промышленного производства», – призналась Э. Гаскелл. И слава Богу! И спасибо Вам за это, жена священника Уильяма! А иначе мы бы не читали Ваши романы, а ограничивались бы «Капиталом» Карла Маркса, да и то в кратком изложении.

Постскриптум.
Есть информация, что ВВС совсем не против того, чтобы экранизировать роман Элизабет Гаскелл «Мэри Бартон». Подождем – увидим. Так или иначе, а сам этот факт уже кое о чем говорит.


Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, историческая литература, классика, любовь


2015-11-12



Когда мы осмыслим свою роль на земле, пусть самую скромную и незаметную, тогда лишь мы будем счастливы.
Антуан де Сент-Экзюпери

Для многих Антуан де Сент-Экзюпери ассоциируется с детской литературой. Но творчество этого писателя необходимо читателю любого возраста. Оно может помочь нам познать самих себя. В «Планете людей» де Сент-Экзюпери сопоставляет полёт лётчика, ориентирующегося по звёздам, с жизнью людей, которые остаются на земле. Подобные звёздам и планетам, иногда случайные события, а иногда знакомые, необходимые и даже закономерные явления, люди и вещи становятся нашими ориентирами. Иногда с трудом исправляешь курс (всё-таки нужно находить в этом необходимость!), иногда погонишься за случайной звездой, иногда примешь бесполезную декорацию за искомую планету. Антуан де Сент-Экзюпери в красивых, не лишённых восхищения природой ночного неба словах говорит читателю, что в случае если эти огни указывают верную цель для полёта, полного сложностей и опасностей, то они отнюдь не выглядят случайными попутчиками наших действий. В жизни тоже нельзя летать вслепую. А вдруг событие / человек / вещь являются звёздами или луной, которые могут быть неплохим ориентиром? И даже если рейс (беседа / знакомство / путешествие) и любое другое действие кажутся удачными, то нельзя быть просто зрителем событий. Можно видеть туман или ясную, погожую ночь, краски земли и неба, водяные брызги, золотые гряды облаков. А можно понимать увиденное: на воду здесь не сядешь, потому что широко распластаны пальмовые ветви, зубчатые, словно заиндевелые, невидимые неопытному глазу…
Книга поможет найти ответы на важные для многих вопросы. Она поможет лучше понять бег времени, понимать важность уважения человеческого достоинства каждого, по-новому взглянуть на вес и значение своё на земле, задуматься о значении связи с родным домом, поиске смысла в своём жизненном пути. Антуан де Сент-Экзюпери размышляет и на темы красоты природы, внутренней свободы, призвания, истины и фанатизма, цели и средств (лётчик рискует не ради самолёта, потому что он для него не цель, а средство).
Если вас терзают сомнения или вы нуждаетесь в добром советчике, то следует прочесть именно эту книгу.


Ярлыки: зарубежная литература, классика, сборник


2015-10-20



Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень
Не столь различны меж собой.
(А.С. Пушкин)

С этим романом мы имели возможность познакомиться по экранизации ВВС 2004 года. Даниела Денби-Эш в роли Маргарет Хейл и Ричард Армитаж в роли Джона Торнтона.
– Узнаешь эти розы? – спрашивает Джон.
– Неужели из Хелстона? – удивляется Маргарет.
Кажется, герои смогли наконец понять друг друга. Розы аристократического Юга и хлопок промышленного Севера.
Да! Две противоположности сошлись. Очень романтично.
Элизабет Клегорн Гаскелл причисляли (вслед за Карлом Марксом) к «блестящей плеяде английских романистов, которые в ярких и красноречивых книгах раскрыли миру больше политических и социальных истин, чем все профессиональные политики, публицисты и моралисты вместе взятые», но в отличие от Чарльза Диккенса и Уильяма Теккерея в советское время переводили мало. Первый её роман под названием «Мэри Бартон», повествующий о швее Мэри и молодом механике Джеме, чья нравственность оказывается выше нравственности хозяев-предпринимателей, был назван в советское время вершиной её творчества и, по сути, на этом поставили точку. «Север и Юг» стал лишь третьим по счету романом, переведенным на русский язык (он переведен в 2011 году).
«Отчего этот роман перевели так поздно?» – спросите вы. «Акценты», – отвечу я. И смею на этот счет пофантазировать.
Во-первых, мистер Торнтон – это (как бы сказали сейчас) “человек, сделавший себя сам”. Он считает, что рабочие и хозяева ведут борьбу на равных, поэтому не нужны никакие третейские судьи, даже «если эти невежды заседают в парламенте» и пытаются регулировать деятельность предприятий при помощи экологических законов. Да, он за прогресс. Он положительный хозяин, переделывающий фабричные трубы по собственному почину. Но если человек не смог достичь высокого положения, то в этом виноват он сам и, следовательно, достоин презрения из-за слабости характера.
«...достойно презрения, что деньги являются для него единственной мерой успеха», – в свою очередь порицает Маргарет.
Во-вторых, семья Хейлов страдает (буквально!) из-за безвкусных обоев в доме, который им предстоит снять для проживания. Сам дом – в пригороде, “скромный” («там при трех гостиных всего лишь три спальни»). Передняя комната внизу должна стать кабинетом мистера Хейла и одновременно столовой. («Бедный папа!» – восклицает дочь.)
Одежда Маргарет (пишет Элизабет Гаскелл) была простой: «шляпка из лучшей соломки», темное шелковое платье, «большая индийская шаль, ниспадавшая с ее плеч длинными тяжелыми складками, словно мантия с плеч императрицы». О “превосходных” индийских шалях чуть ранее на страницах романа высказался еще один герой повествования – мистер Леннокс:
– И цены на них тоже превосходны. Дальше восходить просто некуда.
Речь здесь о той жизни, «какую ведут аристократы на юге, где дни текут медленно и беззаботно. Можно увязнуть в меду...» (слова мистера Торнтона).
И это, заметьте, не какие-то отрицательные, а положительные герои романа!
В-третьих, главной героине, «гордячке», отчасти высокомерной, с «холодноватыми манерами», сама мысль о промышленном городе внушала отвращение.
– Ну, мама, – говорила она, – я стою за прядильщиков хлопка не больше, чем за других рабочих. Только нам не придется общаться с ними.
Наконец, в романе много отсылок к Библии, пишется также о христианских чувствах в отношениях людей, в том числе работников и работодателей. Получается, много религиозного «дурмана», а классовая борьба уходит на второй план.
В общем, произведение (с точки зрения советского времени) идеологически не выдержано, даже несмотря на последующее возмущение Маргарет Хейл ужасными условиями, в которых живут рабочие. Ведь нежное чувство она испытала все-таки к владельцу фабрики. Да и не понял бы советский читатель такой “скромной” жизни, как у Хейлов.
– Эк тебя занесло-то, блогер! Роман-то – о любви! – воскликнете вы.
Не совсем так. Это в современной романтической прозе всё служит только фоном для “лав стори”. С классикой – сложнее. Социальные и нравственные проблемы, духовные искания, поиск взаимопонимания и преодоление предрассудков, авторские предпочтения гармонично вплетаются в художественную ткань произведения.
И еще должен сообщить. Взяв в руки роман Элизабет Гаскелл, я невольно испугался. Перевод произведения – новый! А это чревато неожиданностями в виде всевозможных “корявостей стиля” и прочих несообразностей. К сожалению, опечатки есть (например, «в безбрежной неподвижность ночи» (с. 67) или «слобоволие» (с. 105)). Но ничего, терпимо. Перевод не плохой, хотя, на мой взгляд, уступает классическим переводам Диккенса, Теккерея, Шарлотты Бронте.
Тем не менее, удовольствие от чтения английского классического романа победило “страх” и мелкие неприятности. Читаешь – и представляешь себя с книгой в руках сидящим в кресле у камина, а рядом, на столике, картину завершает китайская фарфоровая чашка, наполненная индийским черным чаем...
Желаю и вам получить свою порцию удовольствия от английской классики.


Ярлыки: азбука-классика, английский роман, классика, зарубежная литература, любовь


2015-09-16



Хорошая книга – это подарок, завещанный автором человеческому роду.
Д. Аддисон

 

Перечитала любимые книги детства с некоторой опаской. Боялась разочарования. Но была просто потрясена чудесным языком, яркими описаниями природы, которых, конечно же, не заметила в детстве. «Белеет парус одинокий» написан не только для детей. Любопытные фортели выкидывает память. Я помню эпизод, когда Гаврик приносит улов бычков на привоз сдавать оптом этой противной мадам Стороженко. Она еще вопит: «Это разве бычки?! Это воши, а не бычки!!!» Смерть и похороны дедушки Гаврика тоже произвели на меня тогдашнюю сильное впечатление. Наверное, поэтому, я просто уверена была, что эти сцены занимают много страниц. Оказалось – одну-две страницы каждая. А вот сочные описания проплывающих мимо пейзажей, когда семья Бачей возвращается в город с каникул, например, как-то не задержались в памяти. Жаркое лето, настоящая дружба, скрепленная испытаниями, первые влюбленности, новый учебный год… Все это рождает такое теплое ностальгическое чувство! Вторая книга пошла тоже замечательно. Но в третьей обнаружилось слишком большое количество революционеров на мой нынешний вкус. Я продолжала читать, помня о том, что больше всего мне нравилась последняя часть, про Великую Отечественную. Одесские катакомбы, оккупация, подполье – это просто завораживало когда-то. Неплохо было и сейчас. Повзрослевшие герои вполне достоверны. Язык Катаева просто превосходен! Яркий, афористичный и, в то же время, лаконичный. У него очень плотные тексты. Никаких словесных кружев и растекания мыслью по древу. Я заметила, что первые две части больше проникнуты лирикой. Пейзажи, чувства людей в двух последних едва намечены. Больше народу, больше действия, больше сходства с приключенческой литературой для подростков. Не знаю, почему так получилось. Тетралогия основана на автобиографическом материале. Катаев родился и вырос в Одессе, вот разве что в катакомбах не воевал… Вывод такой – классика классике рознь. И некоторые детские книги можно и нужно перечитывать.


Ярлыки: дети, классика, русская литература


2012-09-05



Нет ничего прекраснее хеппи-эндов...

История сестер Бронте похожа на сказку: " Жили-были три сестры, дочери приходского священника. По вечерам, когда вьюга завывала за окнами и становилось страшно, девочки поплотнее закутывались в свои шали и отправлялись в путешествие по загадочной стране Гондал, придумывая разные истории и приключения..."  "Найденыш" - первый опубликованный на русском языке отрывок из сочинений детей Бронте. Первый -из объемистого рукописного тома, который составили предания о Гондале к тому времени, как дети повзрослели, и превратились в авторов "Джен Эйр", "Грозового перевала" и "Агнес Грей". Повесть, отнюдь не обладающая выдающимися художественными достоинствами, тем не менее позволяет получить впечатление о том, как работает детская фантазия. Здесь есть и герой, жизнь которого складывается как в сказке, есть наивная вера в счастливый финал, есть и прекрасное чувство любви, которую испытывает главный герой. Но самое главное у читателя есть возможность понять, что какая бы неприятность не приключилась в жизни, из нее всегда можно найти выход.  И пусть книга немного наивна, но тот оптимизм, с которым она написана никого не оставит равнодушным.

 

Ярлыки: английский роман, женская проза, зарубежная литература, классика, любовь


2012-08-27



Читайте книгу, смотрите фильм
Прямо как у Горького: "А был ли мальчик?"
 

Вечная шекспировская тема, как только ее не интерпретировали. Хотелось бы рассказать про фильм, который посмотрела недавно, называется "Аноним". Фильм начинается очень интересно: на сцену выходит актер, который начинает рассказывать историю. Историю, которая могла бы произойти и на самом деле. И сцена плавно перетекает в английскую улочку, по которой бежит, скрываясь от погони человек, бережно прижимающий к себе сверток, я сначала подумала, что ребенка. Но нет, это оказались рукописи. И дальше рассказывается история автора этих рукописей, которого все знают как Великого драматурга Уильяма Шекспира. Если вдуматься, то все могло быть и так, как нам преподнесли авторы фильма. А может быть и нет. Захотелось перечитать знаменитых "Ромео и Джульетту", "Гамлета" и "Двенадцатую ночь". Дома есть старая книга 1939 года издания: пожелтевшие от времени страницы, черно-белые иллюстрации и прекрасный перевод. Книга перечитывалась мною раз десять, и каждый раз находились строки, которые понимались по-другому. А еще напомню о потрясающей силы и красоты сонетах, которые можно спокойно разобрать на цитаты.

Строки этого сонета словно подтверждают все то, о чем рассказал фильм:

Седины ваши зеркало покажет,
Часы - потерю золотых минут.
На белую страницу строчка ляжет -
И вашу мысль увидят и прочтут.
По черточкам морщин в стекле правдивом
Мы все ведем своим утратам счет.
А в шорохе часов неторопливом
Украдкой время к вечности течет.
Запечатлейте беглыми словами
Все, что не в силах память удержать.
Своих детей, давно забытых вами,
Когда-нибудь вы встретите опять.
Как часто эти найденные строки
Для нас таят бесценные уроки.
Перевод С.Маршака

Ярлыки: драматургия, зарубежная литература, классика, фильм, экранизация


2012-07-26



825 лет!!!
"Слово о полку Игореве"

Прошу прощения за долгое отсутствие. Отпуск, думаю, вы понимаете, что это значит.

Вспомнилось вдруг, что совсем не рассказываем о тех произведениях, которые уже давно и надежно стали классикой и не требуют представления. Только все же не мешает напомнить о шедеврах, которые так и не допоняли за школьной партой.

Написанное старинным языком, даже в переводе Заболоцкого или Жуковского это небольшое по объему произведение вводит нашего "брата" читателя- обывателя в ступор. О чем вообще говорится. что хочет сказать нам автор.

Немного истории.

"Создатель “Слова о полку Игореве” написал свое произведение в 1185 году.

В это время Великая Русь и Киев находились в трудном положении. Огромное государство, созданное великим князем Олегом, процветавшее во время правления Владимира Святославича и Ярослава Мудрого, после его смерти стало разъединяться на многие княжества и приходить в упадок. Киев сохранял древние традиции своей доблести, он славился историческими преданиями, могилами прославленных князей, начиная с Олега. Киевский князь носил звание “великого князя”. Разделение страны на мелкие княжества сопровождалось кровопролитными междоусобицами князей, желавших захватить наиболее богатые земли. В это время половцы близко подошли к южным границам Руси. В 80-х годах ХII века князь Святослав Всеволодович, собрав русских князей и их дружины, сразился с половцами. Они были отброшены в степи. Но в 1185 году князь Игорь Новгород-Северский, собравший небольшое войско, пошел в поход на половцев. Княжеская дружина была разбита, а сам князь был взят в плен. Благодаря этому событию, половцы, почувствовавшие разобщенность русских князей, стали совершать частые набеги на Русь. Своим походом Игорь открыл путь половцам на родную землю.

" И тогда становится понятным смысл "Слова..." -  объединение Руси, сплоченность против единого врага.  И не перестаешь удивляться современности этой незыблемой вещи.

И стоит задуматься нам "братие" о том, всегда ли мы объединяемся перед грядущей неприятностью, или, как Игорь, хотим в одиночку с ней справиться.

Перечитайте на досуге и поразмышляйте о "вечном".

 

Ярлыки: классика, русская литература


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012