12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Джо Витале «Секрет Притяжения»Александр Кабаков «Камера хранения. Мещанская книга»Дэниель Смит «Думай, как Шерлок» и «Думай, как Эйнштейн»Алан Аксельрод "Екатерина Великая. Законы лидерства"Эдвард Морган Форстер «Комната с видом на Арно»Нина Дитинич «Тайна великого живописца»

Поиск: историческая литература




2017-05-26



Определив для себя цель в жизни, она неотступно следовала только ей и ничему другому и была полна решимости пережить антипатию, боль, неприятие и даже большое горе ради ее достижения 
(А. Аксельрод)
 
Образ российской императрицы Екатерины Второй Великой представляет, начиная с 18 века, огромный интерес для историков и писателей. Личность ее рассматривается в различных аспектах: и как правительницы великой державы, и как незаурядной женщины.
Алан Аксельрод заостряет внимание на проблеме с точки зрения лидерства. По его мнению, «… Екатерина Вторая являлась поистине великим лидером… Она обладала унифицированными … и универсальными особенностями ума, души и характера, определившими действия наиболее успешных лидеров в истории человечества…».
Из династии Романовых, которая правила в России триста лет, только двое названы «Великими»: Петр Первый и Екатерина Вторая.
Петр Первый построил Санкт-Петербург, ставший «окном в Европу»; Екатерина Вторая основала Севастополь и Одессу, расширив южные границы страны.
Автор книги излагает материал по принципу уроков от Екатерины (их 122), которые не может игнорировать современный успешный лидер.
И самый главный наказ, которому должен следовать руководитель, - это всегда помнить о своей цели. И лидеры обязаны знать, что для достижения желаемого, «как и Екатерина, должны быть готовы получить не только вознаграждение, но и пойти на жертвы». И выбор, возможно, будет неприятным.
Российская императрица считалась сторонницей компромисса. «То, что я отчаиваюсь победить, я медленно разрушаю», - писала она в одном из писем к Дидро.
Екатерина, например, не была сторонницей крепостного права, но опасалась, что резкая отмена его вызовет восстание владельцев крепостных, и она провела ряд реформ, позволивших облегчить жизнь зависимых крестьян.
Самодержица верила в то, что существует такая форма государственного правления, когда можно добиться массового подчинения не только с помощью силы. Она считала, что в идеале нужно привести власть к согласию с тем, «что присутствует в умах и душах людей». Власть, по ее мнению, всегда должна опираться на здравомыслие.
Екатерина Вторая умела использовать продуктивно для себя слабости людей. В своих «Мемуарах», например, она пишет о том, что многие очень боялись супругов Чоглоковых. Мария Чоглокова доносила императрице Елизавете Петровне о каждом шаге невестки – Екатерины. Однако будущая императрица быстро поняла, что слабость Чоглоковых - карточная игра «Фараон». Пришлось и молодой Екатерине овладеть искусством этой игры, чтобы доставить удовольствие супружеской чете. Будущая императрица не прогадала: в конечном итоге ей даже удалось склонить Чоглоковых на свою сторону.
Екатерина, как никто другой, понимала театральную составляющую лидерства и поэтому стремилась производить на людей сильное впечатление. А это – большое искусство.
Историки по-разному оценивают личность и деяния Екатерины Второй Великой, но вряд ли кто-нибудь усомнится в том, что она оставила после себя империю, перспективную во всех отношениях, - интеллектуальном, политическом, культурном. А это значит, что стиль ее правления достоин изучения и уважения.
 
Автор отзыва на книгу - Светлана Титова.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2017-05-23



Шекснинска стерлядь золотая...
(Гаврила Державин)
 
Иногда крепко жалеешь, что машину времени не изобрели. Конечно, путешествия в будущее меня не прельщают. Ну, увидишь, находясь в далеком футуристическом туре, конец Вселенной. И что? Возвращаться в настоящее, чтобы подать иск в суд на Господа Бога за моральный ущерб? Ведь как жить, зная, что наступит конец света через 10 миллиардов лет!
Ну уж нет!
Меня интересуют путешествия в прошлое. Исчезновение цивилизаций, трясина научных гипотез их гибели... А как было на самом деле? 
В общем, окажись я в кабине агрегата, перемещающего во времени, я бы сделал ставку на историю, а не на фантастику. Тем более что затонувшие Атлантиды могут быть под боком...
 
 
Такой Атлантидой является Молого-Шекснинская пойма, ушедшая в бездну вод Рыбинского рукотворного моря. Павел Иванович Зайцев, коренной мологжанин, оставил уникальные записки о былой жизни дикой природы поймы и людей, там проживавших. «Мне не довелось закончить ни одного сколько-нибудь серьёзного учебного заведения, – признается он. – Писать по литературным правилам я не умею». И тем более удивительно, что книга Павла Ивановича была создана практически набело, без черновиков, а доработка рукописи требовалась минимальная!
Судьба общей тетради в клетку, исписанной крупной почерком, повторилась частным порядком уже относительно изданной книги. Записки не были опубликованы при жизни Павла Зайцева. Не обратили вовремя на них внимания. Чуть не прошли мимо. Но потом издали в 2011 году. Так и я почти прошел мимо этой книги. Шесть лет книга дожидалась меня. Дождалась. И порадовала меня своей встречей.
Заячьи пляски на капустном поле, вылет куропаток из-под снега у самых лыж охотника, огромная масса бабочек-метлиц, порхающих над рекой... Можно подумать, что речь идет о детской сказке, фэнтези, где добрых фей окружает идиллическая природа. Но это реальный мир поймичей, крестьянствовавших на щедрой земле – кладовой флоры и фауны, житнице и дарительнице природных богатств. С большой любовью и большой болью из-за того, что минувшего вернуть нельзя, пишет автор о ловле карасей и тетеревиных песнях, рыбьей обители и утином царстве, гуляньях молодежи и сельскохозяйственных работах...
Безусловно, можно тут же его и упрекнуть. Мол, всегда всеми говорится, что раньше было лучше. И всяк кулик... А живет-то на болоте!
Павел Иванович с этим не согласен: «...то, что видел своими глазами, я, мологжанин, могу описать до мельчайших подробностей. <...> Только увиденное, видимое могу я отразить и в рисунке, и в письме». Надо признать, что и отношения простых людей, не зараженных тусовочным постмодернизмом, были душевнее, и природа, не изгаженная хищническим хозяйствованием, была богаче. А если есть некие художественные преувеличения в тексте, то Бог простит. И мы, читатели, простим тоже.
Так давайте подарим себе в качестве приятного чтения не премиальную прозу и не очередной бестселлер, а литературный самородок – воспоминания Павла Ивановича Зайцева.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Примечание:
Портрет автора и фрагмент рисунка взяты из книги:
Зайцев, П.И. Записки пойменного жителя / П. И. Зайцев. - Рыбинск : Медиарост, 2011. - 203, [2] с. : ил.

Ярлыки: ХХ век, воспоминания, заметки, историческая литература, краеведение, этнография


2017-05-12



Лаврову мастерски удается передать колорит ушедшей эпохи: по его книгам можно изучать московский быт рубежа 19-20 веков 
(Литературная газета; 24 марта, 2000)
 
«Ненависть вождя и любовь разбойника» - это сборник рассказов, название которому дал исторический детектив.
Автор книги пишет о том, как однажды из рук Ивана Александровича Серова, бывшего руководителя КГБ, он получил тетрадь, где были отчеты о ликвидации бандитских группировок за период с 1918 по 1927 годы. Эти материалы и стали основой рассказа «Ненависть вождя и любовь разбойника».
Вождь – Владимир Ильич Ленин, а разбойник – Яшка Кошельков (он же – Кузнецов), грабитель дерзкий и смекалистый. Был он «начитан, любил стихи Гумилева, прозу Бунина и слыл страстным поклонником Федора Шаляпина…»
Однажды свела судьба Ильича с Яшкой, и вовсе не на радость первому. Стал Ленин жертвой ограбления, лишился вождь браунинга и автомобиля. А Кошельков приобрел личного врага в лице главы государства.
Был издан декрет под заголовком: «Принять срочные и беспощадные меры по борьбе с бандитизмом».
«Как полезно вождям хоть иногда оказаться в шкуре простых людей!» – пишет по этому поводу автор. И с ним нельзя не согласиться.
Но Кошельков был неуловим. Кстати, многие из простого люда сочувствовали Яшке: для них он стал кем-то вроде Робин Гуда.
Вскоре руководителем ударной группы «Б.Б.» (борьба с бандитизмом) назначили Федора Яковлевича Мартынова. Было ему в ту пору всего двадцать шесть лет и он «свято верил в идеалы партии и служил им беззаветно». (А в 1937-м Мартынова объявили врагом народа и приговорили к десяти годам концлагеря, где через пять лет он умер. Таким стало для него «светлое будущее», за которое Федор Яковлевич самоотверженно боролся.)
Мартынов оказался хитрее Яшки Кошелькова: все-таки бандита поймали, смертельно ранив при задержании. Он умер в тюремном лазарете Лефортово; последним словом разбойника было имя возлюбленной – Ольга… 
Не менее интересны и другие рассказы В.В. Лаврова, вошедшие в сборник.
Не стоит читать на голодный желудок «Не скоро ели предки наши»: автор перечисляет такие названия блюд, о которых наши современники и не слыхали. Любили на Руси покушать…
В своей книге автор рассказывает также об интересных и загадочных судьбах автографов И. Бунина, А. Куприна, В. Маяковского…
А как интересно листать страницы старой периодики! («ТАСС сообщает, но…»)
«Компас в море книжном» – об экслибрисах. Экслибрис – ярлык или штемпельный знак, обозначающий владельца книги. Считается, что первый экслибрис появился в России в 1702 году: его обладателем был Константин Платер. Ряд исследователей отдают первенство Дмитрию Голицину, киевскому губернатору (около 1707 года).
Много удивительных историй, связанных с книжным знаком, рассказывает писатель.
Неповторимый колорит минувших дней, масса интереснейших фактов – все это присутствует на страницах сборника «Ненависть вождя и любовь разбойника».
 
Автор отзыва на книгу - Светлана Титова.
 

Ярлыки: детектив, историческая литература, рассказы, сборник


2017-05-04



Спасибо деду за победу и до земли поклон ему! 
(Слова из песни)
 
Мое поколение родилось в 60-х. О войне мы знаем лишь по книгам и фильмам. Мы никогда не чувствовали голода, не вздрагивали от разрыва снарядов. Моего деда Алексея я никогда не видела, только на фотографии. Не видела и не знала его и моя мама, которая родилась осенью 1941 года. А в феврале 1942 дед погиб под Ленинградом. По воспоминаниям бабушки, был он человеком высоким, красивым, веселым, хорошим плотником. Было ему всего 35 лет. Так и не услышал он в свой адрес слово «дедушка», навсегда остался молодым.
До прочтения этой книги я никогда особо не вспоминала ни о войне, ни о своем дедушке Алексее. А тут расчувствовалась, прямо до слез.
Книга «Война и вера» основана на реальных событиях. Имена и фамилии героев подлинные. Все истории записаны по воспоминаниям людей, переживших войну. Наверное, поэтому они так поражают и трогают до глубины души.
В документальной повести «Война, любовь и верность» рассказывается о простых солдатах и их нелегких военных буднях без прикрас.  О том, как мерзли в окопах, недоедали, боролись со вшами, мирные добрые люди учились убивать. Не о героизме на войне, а о том, как по-настоящему было страшно, как вера помогала выжить солдату, которого на каждом шагу ждала смерть. Те, кто прошел всю войну, стали друг другу ближе родных братьев. В повести две сюжетные линии. Одновременно описываются события военных лет и наших современных. Молодые корреспонденты ищут материал о войне. И в их жизни тоже многое меняется. Они начинают осознавать ложность ценности под названием деньги.
Рассказы тоже очень интересные. Чаще нам представляют немцев как извергов, которые мучили, убивали, сжигали целые деревни с местными жителями. Но не все немцы были жестоки, были и такие, которые помогали нашим женщинам и детям, как в рассказах «Танина война» и «Долг совести». Об этом мало говорят. Немецкие солдаты и офицеры такие же люди, у них тоже есть дети, матери. И шли они на войну, повинуясь воинскому долгу, по приказу. В рассказе «Пленница» описывается жизнь матери с детьми в концлагере. Очень страшно, конечно. Собака спасла девочку, оказавшись человечнее людей.
Книга «Война и вера» не развлекательный романчик. Читать ее тяжело и больно. Но, конечно, о войне надо помнить, чтобы подобное не повторилось.
 
Автор отзыва на книгу - Светлана Морозова.

Ярлыки: военная тема, историческая литература, православная литература, российская проза


2017-04-25



По-настоящему образованным может считаться лишь тот, кто стоит на голову выше всех окружающих. Женщина, заслуживающая это название, должна быть хорошо обучена музыке, пению, живописи, танцам и иностранным языкам. И кроме того, она должна обладать каким-то особенным своеобразием внешности, манер, походки, интонации и языка — иначе это название все-таки будет заслуженным только наполовину.
Джейн Остен
 
Я повсюду вижу счастье, и только мне оно не досталось. Я был кроток и добр: несчастья превратили меня в злобного демона. Сделай меня счастливым и я снова буду добродетелен.
Мэри Шелли
 
И безумна та женщина, которая позволяет тайной любви разгореться в своём сердце, ибо эта любовь, неразделённая и безвестная, должна сжечь душу, вскормившую её; а если бы даже любовь была обнаружена и разделена, она, подобно блуждающему огоньку, заведёт тебя в глубокую трясину, откуда нет выхода.
Шарлотта Бронте
 
Любопытное наблюдение: судьбы женщин зачастую нас волнуют больше, чем судьбы мужчин. Это подтверждают многочисленные издания. Гораздо гармоничнее звучит название "Любовь самых эпатажных женщин", чем его аналог "Любовь самых эпатажных мужчин". И разгадка такого интереса в слове "любовь". Как-то лучше оно соотносится с женщинами.
И до сих пор находятся читатели романов XIX века, вышедших из-под пера "великих англичанок": Джейн Остен, Мэри Шелли, Шарлотты Бронте. Современная эмансипированная женщина, читая романы двухвековой давности, обретает для себя что-то важное. То ли это потому, что писали тогда о вечном, то ли потому, что современная женщина всё-таки не так эмансипирована, как ей кажется. В общем, классические романы находят отклик в её душе.
А что же сами "великие англичанки"? Думаю, их судьбы не оставят равнодушными как женщин, так и мужчин.
Представленная книга состоит из трех историй: "О женщине, которая не знала, как ведут себя мужчины, когда остаются одни", "О двух Мариях - матери и дочери" и "О трех сестрах, которые были королевами, и о трех маленьких королевах, которые выросли". Речь идет о Джейн Остен, Мэри Шелли и сёстрах Бронте. Но не только о них. В книге есть попытка заглянуть за красивый фасад XIX века и выяснить, как тогда жилось женщинам (и вообще англичанам) на самом деле.
Как известно, вся соль в мелочах, которым обычно не уделяют достаточного внимания. Но смена эпох - это и смена бытовых мелочей, которые окружают людей. Например, что люди едят? И вот раздельчик под названием "Сто лет английских застолий" рисует вековую картину питания жителей туманного Альбиона. Неплохо-неплохо. Аппетитно-познавательно...
Но вынужден признаться, что на меня книга произвела всё же неоднозначное впечатление. Подача материала показалась мне занимательной, но ряд сомнений истерзал мою читательскую душу.
Во-первых, нельзя без сомнений говорить об исторической компетентности творцов (или творца?) книги. Увы, выяснить, кто автор(ы), не представляется возможным. А анонимкам доверия меньше в принципе! Да и в названии неточность: Джейн Остен жила не в викторианскую, а георгианскую эпоху. (Кстати, и роман «Франкенштейн, или Современный Прометей» Мэри Шелли был опубликован в 1818 году, то есть задолго до вступления на престол королевы Виктории.)
Во-вторых, повторяются фрагменты текста. Зачем? Тоже ответа нет.
Оценить эту книгу можно, только следуя поговорке: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". Посмотрите - и оцените. 
А мне позвольте в качестве дополнения порекомендовать популярные книги Екатерины Коути:
Коути, Екатерина. Суеверия викторианской Англии / Екатерина Коути, Наталья Харса. - Москва : Центрполиграф ; Санкт-Петербург : Русская тройка-СПб, 2015. 
Отзыв на эту книгу ЗДЕСЬ.
Коути, Екатерина. Джейн Остен и ее современницы / Екатерина Коути, Елена Прокофьева. - Санкт-Петербург : БХВ-Петербург, 2015.
Отзыв на эту книгу ЗДЕСЬ.
 
 
 
На иллюстрации:
Кира Найтли и Мэттью Макфэдьен – исполнители главных ролей в экранизации бессмертного романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» (2005 г.).
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература


2017-04-21



И березы, березы… И могилы, могилы…
И знакомые русские все имена… 
(Б. Носик)
 
Русское кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в предместье Парижа – клочок земли, где покоятся князья и простолюдины, поэты и генералы, певицы и балерины…  Здесь – русская история 20 века, здесь, по определению автора, «…похоронено ушедшее столетие». На долю тех, кто навсегда успокоился на этом погосте, выпали все испытания, какие только могут быть: революции, войны, кровавый террор, бегство, потеря близких, разоренье, жизнь на чужбине, где их никто не ждал. Князья становились таксистами, дамы высшего света – портнихами. Но не это было самым страшным: гораздо страшнее потерять навсегда Родину и часто – самого себя. Но все же большинство похороненных на Сент-Женевьев-де-Буа с достоинством выдержали страшные испытания, посланные судьбой.
Альберт Бенуа, художник, родственник Александра Бенуа, был автором проекта церкви Успения на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Храм спроектирован в новгородском стиле XV - начала XVI века. Супруги Бенуа – Альберт Александрович и Маргарита Александровна – похоронены в крипте этого храма.
Старинная усадьба Сент-Женевьев-де-Буа, бывшая некогда имением наполеоновского маршала, впоследствии стала приютом для обездоленных русских эмигрантов – Русским домом.
Княгини Вера Мещерская и Елена Орлова в первые годы эмиграции открыли пансион для благородных девиц. Воспитанницы были скорее богатые, чем благородные. Одна из них – дочь американского миллиардера Дороти Паджет – решила отблагодарить наставниц и поинтересовалась, что бы она могла для них сделать. Вера Кирилловна попросила о помощи для престарелых соотечественников. Дороти купила для них усадьбу, где и был устроен приют – Русский дом.
Многие из эмигрантов доживали свои дни в этом доме, в том числе – и некогда блестящий офицер лейб-гвардии, насмешник и острослов Владимир Мятлев. Свой век он окончил в безумном состоянии в больничном коридоре старческого дома…
Великий князь Гавриил Константинович, правнук императора Николая Первого, - один из немногих Романовых, кому удалось уцелеть в дни Октябрьской революции. Спасла его от расправы толпы и из тюремного заточения жена – балерина Мариинского театра Антонина Нестеровская. Во Франции князь устраивал для заработка партии в бридж, а княгиня давала уроки танцев. Последним пристанищем этого представителя семейства Романовых также стало кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.
Невозможно представить Париж 20-30-х годов без русских кабаре и ресторанов, русских поваров и цыганских певцов.
Некто Рыжиков, собираясь открыть свой первый ресторан, объявил, что здесь будет работать царский повар Федор Дмитриевич Корнилов. Возможно, Корнилов и не был штатным поваром последнего русского императора, но кулинаром он был отменным. Рыжиков не ошибся, сделав ставку на Федора Дмитриевича, который позднее и сам стал владельцем ресторана. Русские повара составляли тогда славу Парижа.
Борис Андреевич Дуров – потомок знаменитой кавалерист-девицы  Надежды Дуровой – служил в годы Первой мировой войны в русском экспедиционном корпусе; эмигрировав, был директором русской гимназии, где преподавал математику.
Во время оккупации Франции немцами многие из русских стали участниками Сопротивления. Среди них – княгиня Вера Оболенская. В декабре 1943 года ее арестовали. Оболенская мужественно держалась на допросах и, единственная, отказалась просить о помиловании. Ее казнили в тюремном дворе.
О многом расскажет русский погост во Франции, и книга Б. Носика «Сент-Женевьев-де-Буа» - в первую очередь для тех, кому интересна многострадальная наша история и культура. 
 
Автор отзыва на книгу - Светлана Титова.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2017-04-13



Ох, вы деньги, деньги, деньги, рублики, 
Франки, фунты-стерлинги да тугрики, 
Ой, день-день-день-деньжата, денежки, 
Слаще пряника, милее девушки, 
Все ищут ответа, загадка жизни в чем, 
А мне плевать на это, я знаю что почем.
(Песня из фильма "Сватовство гусара")
 
 
Не всем люб Игорь Прокопенко. Но так всегда бывает и с талантами, не признающими тусовок, и с медийными лицами, примелькавшимися на телеэкранах. Кто-то недоволен тем, что Игорь Прокопенко склонен, на их взгляд, к тенденциозности и “пропагандизму”, а кто-то, наоборот, в восторге от “суровой правды” и раскрытия тайн, основанного на фактах, которые “взрывают мозг” буднично настроенным гражданам. Кому-то не нравится универсальность телеведущего, способного предъявить информацию на все темы от актуальной политики до древней истории. Хотя здесь надо учесть, что на И.С.Прокопенко работает целая команда тех, кто эту информацию готовит. Так что ничего удивительного.
У меня отношение к Игорю Прокопенко двойственное. 
С одной стороны, бывает, что и запнешься на чем-то в книге у Игоря Станиславовича. Например, материал располагается так: сначала речь идёт об индейцах на территории США и доказывается то, что они не были культурно отсталыми, а затем следует история майя, ацтеков и инков. Располагая таким образом материал, можно написать, что и чукчи не были простыми оленеводами, так как на территории России, где они проживают, построены гидро- и атомные электростанции, другие сложные инженерные сооружения. В общем, странное соположение фактов. С другой стороны, пройти мимо очередной книги Игоря Прокопенко трудно. И некоторые из этих книг читаются мной почти помимо моей же воли. Увлекает.
Так и мимо книги о деньгах я не прошел. «Что стоит за деньгами сегодня?» – задается вопросом автор. 
Действительно, что сегодня стоит за деньгами?
Ответ, конечно, будет разным в зависимости от того, кто на него отвечает, ученый или искуситель, Фауст или Мефистофель. Современные банкноты (и заменившие их банковские карты) потеряли и гарантии, связанные с товарооборотом (гарантированную обеспеченность товарами), и золотые гарантии, обеспечивавшие обмен банкнот на золото. Это вам любой экономист скажет. (Или можно прочитать самостоятельно в учебниках под названием «Финансы. Денежное обращение. Кредит».) Так что же взамен утраченных гарантий? «Капиталы богачей, природные ресурсы, военная мощь, политические интриги, жестокий криминал...» (список И.С.Прокопенко).
Вероятно, не вина денег, что люди за ними гоняются. Сами-то деньги, как говорится, не пахнут... Кстати, знаете ли вы, кто первый заметил, что они не пахнут? Римский император Веспасиан. В ответ на порицания сына, который сетовал: «Эх, папа, папа... Зачем ты ввел специальный налог на уборные?» Вообще, с деньгами могут быть связаны грязные истории.
Книга Игоря Прокопенко состоит из трех частей. Первая посвящена роли денег в современном мире (следовательно, не обойден вниманием и доллар, “несущий смерть”). Во второй части говорится о спецоперациях, связанных с деньгами (например, пишется о “черных деньгах СС” и операции «Бернхард»). Третья часть – это «Наша история», которая заканчивается (неужели и правда конец?) гримасами потребительства. Игорь Прокопенко отмечает: «Жители США и Европы, России и Украины массово сходят с ума по товарам». У А.Н.Кофанова в книге «Россия: путь к Победе. Горбачев - Ельцин - Путин - ?» я как-то встретил интересное словечко...
 
Родители! Уберите детей от монитора, потому что сейчас будет слово на 18+ !
 
...итак, кофановское словечко – “потреблятство”. По-моему, оно очень точно подходит к тому, что описано в книге Игоря Прокопенко. Магазин распродаж поставил условие: вход только обнаженными... И люди разделись ради покупки вещей!
Конечно, жить без денег нельзя. Об этом вам любой библиотекарь скажет! Но... Возможно, всё-таки книга И.С. Прокопенко заставит поискать подлинный смысл жизни.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, экономика


2017-02-20



Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит…
А.С. Пушкин
 
Спорная книга как повод "попоститься" в блоге
 
Отношение к подобным книгам у меня двоякое. С одной стороны, занимательно, а с другой… Никак не могу понять, зачем так хочется найти именно арийское происхождение. Очень соблазнительно, конечно, установить прямое родство с некими богами (инопланетянами? гуманоидами?); объявить, что все народы произошли от одного (нашего!) и доказать, что в раю Адам и Ева говорили на родном для нас языке. И всё-таки – зачем?
Особенно смущают меня в подобных исследованиях две вещи: лингвистические изыскания и политические последствия. 
«А слово корабль, заметьте, произвожу я от короба, а короб от коробить, а коробить от горбить, а горб от горы; какие-то подкидыши-этимологи производят корабль от какого-то греческого слова, которого я не знаю, да и знать не хочу, но это напраслина, это ложь, это клевета, выдуманная каким-нибудь продавцом грецких орехов…» Эти слова А.А.Бестужева-Марлинского, приведенные, кстати, и в книге Анатолия Абрашкина, становятся руководством к действию. Когда сатирик Михаил Задорнов говорит и пишет по поводу этимологии русских слов, мне иной раз приходит на ум расшифровка слов из бестолкового словаря, составленного тем же Михаилом Задорновым вместе с Евгением Петросяном и Борисом Брайниным:
 
Пеньюар – дурак из Южной Африки.
Гашиш – гектар, на котором ничего не выросло.
Барсук – столовая для собак.
 
И так далее.
В общем, ребята! Поосторожнее надо! Всё-таки профессиональные лингвисты не продавцы грецких орехов!
Так или иначе, а спорных моментов в таких изысканиях больше, чем точно установленных.
И еще. В Германии (в известную эпоху) тоже зачем-то искали арийские корни… И чем это закончилось?
Впрочем, так ли страшен черт, как его малюют? И так ли далеки от истины все эти исследования? 
Знакомство с такой литературой у меня началось с Валерия Никитича Демина. Вон какая Баба Яга! Ай да красавица! Как было устоять? 
 
 
Не обошел вниманием тезис «Баба Яга – Великая богиня» и Анатолий Александрович Абрашкин. Поэтому и я его книгу не обошел.
Если же коснуться вещей более серьезных, то можно отметить: «норманнская теория» не давала, не даёт и, наверное, не будет давать еще долго покоя историкам. Следовательно, и спорить, и доказывать ее несостоятельность будут многие и многие лета.
Согласно концепции автора, русские – это потомки ариев, следующие их духовным заветам. Арийская общность сформировалась на просторах Русской равнины, а впоследствии ряд арийских племен мигрировал в Северную Месопотамию, Индию и Иран. Но все ли арии покинули землю своей прародины? На этот и другие (с ним связанные) вопросы, собственно, и пытается ответить автор.
Книга Анатолия Абрашкина радикально пересматривает место и роль русской нации в историческом процессе, подробно рассматривает родословные русских богов и многие спорные вопросы предыстории и ранней истории Руси.
Надо сказать, что Анатолий Александрович Абрашкин – доктор физико-математических наук (2000). Окончил радиофизический факультет ГГУ (1981, специальность «радиофизика и электроника»). Его научные интересы – теоретическая гидромеханика, теория волн. Он является также автором учебного пособия “Концепции современного естествознания” (Изд-во ВШЭ НФ, 2007).
И в то же время Анатолий Абрашкин – автор книг по древнейшей русской истории: “Предки русских в Древнем мире”, “Тайны Троянской войны”, “Загадки Библии и Русь Средиземноморская”, “Скифская Русь”.
Итак, вышеупомянутый нами черт оказался нестрашным. Но в данном случае древняя история – это своеобразное хобби физика, а не лирика и (тем более) не профессионального историка. Поэтому, на мой взгляд, здесь читателю не повредит определенный критический подход и определенная доля скепсиса.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Примечание:
В сообщении приведена иллюстрация из книги:
Демин В.Н. Загадки русского Севера. М.: Вече, 2000. – 480 с. – (Великие тайны)

Ярлыки: историческая литература, мифы, отраслевая литература, этнография


2017-02-13



Русские и шведыбратья навек?
 
 
Трудно писать о книге, которую считаешь эталонной в области популярной литературы по истории. Боишься, что создашь своим отзывом недостаточно хорошую рекламу. Поэтому я решил ничего не рекламировать, а только обрисовать ситуацию: за что понравилась мне эта книга. Может быть, вы со мной не согласитесь, а может, и вам она придется по душе.
В книге Геннадия Коваленко «Русские и шведы от Рюрика до Ленина» представлено 37 исторических заметок, раскрывающих малоизвестные или полузабытые (а также противоречиво описанные в науке) русско-шведские конфликты и контакты. После заметки следует библиография по вопросу, а в конце книги – список литературы на русском и шведском языках, так сказать, по теме представленного издания в целом. Весь этот научный аспект книги нисколько не умаляет популярного: доступность языка, занимательность изложения и любопытные детали рассчитаны на обычного читателя. (Позабавило меня: названия партийных группировок в риксдаге – «ночные колпаки» и «шляпы»; при этом «шляпы», оказывается, – это звучит гордо! А всё потому, что шляпа – символ дворянина. Хотя можно было подумать, что риксдаговские партийцы что-то «прошляпили»...)
Безусловно, книга не подойдет тем, кто лишь ищет ответы для примитивных тестов, требующих выбора одного правильного варианта. Вспомним наболевшую (или даже кому-то набившую оскомину) тему происхождения князя Рюрика. Вряд ли книга Геннадия Коваленко сгодилась бы для ответов при таком тестировании:
 
Кем был Рюрик?
1) Шведом
2) Кем угодно, только не шведом!
2) Датчанином или фрисландцем
4) Славянином из Пруссии
 
Кем приходились Рюрику Синеус и Трувор?
1) Братьями
2) Сёстрами
3) "Своим домом и верной дружиной" (в переводе с древнешведского)
4) Их вообще не было
 
Зато заметка «Рюрик – легенда и символ» раскрывает суть спора норманистов и антинорманистов; дает анализ не только проблемы, откуда пришел Рюрик, но и того, какая форма правления была связана с его именем.
Персонажи книги Геннадия Коваленко – не вымыленные, а реальные исторические личности. И супруга Ярослава Мудрого – действительно шведская принцесса Ингигерд, точно так же, как ее дочери Анна и Анастасия – действительно королевы (соответственно) Франции и Венгрии. (Это, понимаешь, не голословные утверждения, что князь Ярослав Мудрый являлся также ханом Батыем, ханом Узбеком, литовским князем Гедимином, московским князем Иваном Калитой... если не считать всякую мелочь типа лихого атамана по прозвищу «Батя». Привет от меня так называемой «новой хронологии»!) 
И еще. Процитирую золотые слова: "До тех пор, пока мы достоверно не определим, где и под каким именем упокоилась Ингигерд, обе версии имеют право на существование, и каждый сам вправе определять, какой из них отдать предпочтение". Почему слова золотые? А потому, что чего не ведаем, того не знаем, следовательно, и не надо доказывать недоказуемое. (О двух версиях, упомянутых в цитате, узнаете из книги.)
Среди исторических героев, которым посвящена книга, вы найдете также Петра Первого и Екатерину Вторую, Пушкина, Ленина... и даже Упыря. (Это не шутка!)
Автор книги – ведущий научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории Российской Академии наук, доцент Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Его книга вышла в серии «История. География. Этнография» издательства «Ломоносовъ», которое, кстати, выпустило и другой научно-популярный труд Геннадия Михайловича – «Великий Новгород в иностранных сочинениях. XV – начало XX века».
 
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия


2017-02-08



Частное мнение,
навеянное библиотечной пылью стеллажей с исторической литературой
 
 
Дорогие мои читатели, вот сижу я, бедный старый библиотекарь (атрибут «старый» всё же не следует понимать буквально), и собираю посылку. Точнее, маленькую такую бандерольку с адресом «Геликон, Иппокрена, музе истории Клио». От щедрот библиотечных кладу валидол, корвалол, прочие седативные средства (как это она там без них, бедная?), а также побольше конфет... Женщины ведь любят сладкое.
Пожалеть дочку Мнемозины и Зевса, так опрометчиво связавшуюся с историками, есть все основания. 
Вот что, например, сказал Виталий Товиевич Третьяков, политолог, журналист, декан Высшей школы телевидения МГУ им. М.В. Ломоносова:
«Прежде всего, я поставил под сомнение состоятельность истории как науки. Формула, согласно которой история не имеет сослагательного наклонения, может быть, и правильна применительно к тому, что уже случилось, но уж точно не к описанию истории, то есть к собственно науке. И в этой истории определенные трактовки сначала возникают в сослагательном наклонении, которое затем может превратиться в изъявительное, а затем уже стремительно стать повелительным…»
 
И у Виталия Товиевича сказать так тоже были все основания...
Разговоры с читателями, иногда удивляющимися, что не все знакомы с единственно правильной точкой зрения, высказанной автором N, иногда завидующими библиотекарям, которые имели возможность раньше познакомиться с единственно правильной точкой зрения автора N, побудили меня написать это сообщение. Ведь советовать что-либо во время разговора – дело неблагодарное. Поэтому и решил я написать послание... тебе, Клио! Вот так и получается: сначала интернет-пост, а затем – валериана с пряником. Такой я коварный. Но кто без греха?
 
ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ "Как историки обвиняют друг друга во всех грехах"
 
Профессиональные историки сетуют, что читатели их недооценивают, а они много месяцев проводят в разных архивах и полагаются на документы, а не на голые утверждения. Историки-любители не доверяют профессиональным историкам, которые якобы боятся открыть что-то новое.
Если сконцентрировать все обвинения, то картина получится страшная.
Летописцы изначально искажали действительность. Переписчики исказили первоначальный текст. Исследователи неправильно поняли искаженный текст. Иностранные ученые переврали ранее искаженные летописи. Отечественные ученые переврали иностранцев. Политики заставили переписать то, что раньше и так переврали.
Затем, правда, историки посыпают голову пеплом и признаются во лжи. И появляется, например, такая книга:
 
Чурилов, Андреас. Гибель Помпеи. Как лгут историки / А. Чурилов. – М. : Алгоритм, 2014. – 318, [1] с. : фот. ; 21 см. – (Величайшие исторические подлоги). 
 
Но что же могло быть на самом деле?
 
ИСТОРИЯ ВТОРАЯ "Как историки утверждают, что ничего не было"
 
Давайте опять обратимся к названиям книг.
 
Алексей Кунгуров "Киевской Руси не было, или Что скрывают историки"
Владимир Егоров "Загадка Куликова поля, или Битва, которой не было"
Константин Пензев "Феномен Руси, или Народ, которого не было"
А. Саммерс, Т. Мангольд "Дело Романовых, или Расстрел, которого не было"
Лидия Грот "Призвание варягов. Норманны, которых не было"
 
Так что, дорогие мои читатели, ничего не было. Кто не верит мне, может без труда найти в Интернете серию книг «ИСТОРИЧЕСКИЕ СЕНСАЦИИ» (например на livelib.ru)
 
ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ "Как историки утверждают, что было всё"
 
Нет, хорошие мои, всё было! Только не у всех. А у одного народа, от которого все и произошли.
 
 
Например, сенсация от Мурада Аджи: 
«Оказывается, на планете есть народы, которые не знают, что их предки тюрки. И не догадываются об этом. Враги когда-то поработили их и под страхом смерти запретили говорить на родном языке. Вот люди и забыли его. А с ним – забыли предков и все, что было прежде… Они стали беспамятными народами, живут, не ведая об истинном прошлом. Придумывают себе прошлое сами.
К сожалению, в истории планеты бывало и такое.
Они, эти люди, лицами, фигурами по-прежнему похожи на забытых ими предков (по-другому и быть не могло). Именно таковыми, беспамятными, стали многие европейские народы: австрийцы и баварцы, болгары и боснийцы, венгры и литовцы, датчане и норвежцы, шведы и немцы, поляки и саксонцы, сербы и украинцы, чехи и хорваты, бургунды и каталонцы… Едва ли не все они голубоглазые, светловолосые (как древние тюрки!) и – ничего о себе не помнящие. Просто поразительно. Хотя еще до XIII века тюркская речь только и звучала в городах Европы, то был язык Церкви».
 
Цитата из книги:
Аджи, Мурад. История тюрков : такими знали нас... / Мурад Аджи. - Москва : АСТ, 2015. - 317, [2] с. : ил. ; 24 см. - (Великие империи).
 
Конечно, происхождение всех от голубоглазых и светловолосых арийцев может не устроить тюркоязычные народы. Кто такие арии? Почему арии? После Гитлера это как-то даже нехорошо, говорить об арийцах. А тут – все от голубоглазых и светловолосых тюрков. Где кальян? Погружаемся в мир грез. Прощай, собственная история! Пусть Европа обзавидуется!
Кстати, подобная тема: все произошли от праславян. Развивать эту тему не буду. Старческая болтливость утомляет. А потому лишь отмечу, что «дух сенсаций» витает у книжных стеллажей, соединяющих Чингисхана с Рюриком в одной персоне, словно бесконечные эманации некоего индийского бога.
 
 
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
(После предварительного следствия)
 
Выводы я сделал. Сам для себя. И поделюсь ими. Но прежде сошлюсь на авторитет «первого писателя-фантаста» в истории. Итак:
 
Большинство ... считает, что писать историю – дело совсем лёгкое, простое и доступное каждому, кто только может изложить всё, что ему придёт в голову… Они заботятся каждый о сегодняшнем дне и о пользе, которую надеются извлечь из истории.
(Лукиан. Как надо писать историю. 5; 13.)
 
А теперь выводы:
1. Парадоксальный вывод! Надо больше читать. Один источник может вывести на неправильный путь.
2. Надо отличать образовательную литературу, написанную признанными учеными, от литературных сенсаций. С первой можно не соглашаться, но вторую следует воспринимать критически. 
3. Нужно искать книги, где рассматривается историческая проблема, а не навязывается единственно правильное мнение относительно этой проблемы. К сожалению, таких книг меньше, чем хотелось бы. Но они есть!
Как-нибудь на следующей неделе я предъявлю и спорную книгу, и книгу-пример по третьему выводу.
А пока – антракт.
Но и в антракте вы сможете узнать много интересного о книгах. Правда, не по истории.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: авторское слово, историческая литература, книги, чтение


2016-12-20



Кто замалчивает правду о войне минувшей, тот приготовляет войну будущую.
(В. Астафьев)
Это было выживание в аду.
(Н. Савина)
 
«Цена выживания» - это еще одна страница в летопись истории Великой Отечественной войны. Книга написана в традициях Астафьева и Распутина, в духе «окопной правды», которая сводит на нет все героико-романтические представления о войне, обнажая ее ужасающе антигуманную сущность.
Брянщина…  Эта  многострадальная земля вынесла ужас оккупации, ответом на которую стало мощное партизанское движение.
«Цена выживания» - книга и о тех, кого война лишила детства, заставив прежде времени повзрослеть. «Война и голод приучили мышление каждого ребенка анализировать ситуацию на предмет опасности и утоления голода». Разве это естественное для детей состояние?!
В начале войны семья Ковалевых из Брянска переехала к родственникам в деревню Ключи. И вот однажды здесь раздался пронзительный крик: «Немцы!» Новые порядки, новая жизнь, которую нельзя назвать жизнью. Это было выживание. Но можно ли выжить в аду? Оказывается, можно.
«Великое терпение, наверное, приходит в самых сложных жизненных ситуациях ко всем, независимо от возраста, пола, моральной и эмоциональной нагрузки».
Большинство жителей оккупированных деревень помогали партизанам, рискуя жизнью. Чудом, например, удалось спастись Ковалевым после того, как главу семьи жестоко убили каратели.
Но были и те, кто пошел на службу к немцам. Автор книги пишет и об этом неприятном моменте. Такое было. Горькая правда, но правда. «Предатели образовали на оккупированной немцами территории особую Локотскую область… Оружием и боеприпасами их снабжают немцы».
И все-таки изменников было меньшинство. Большинство или ушли в партизаны, или помогали им, делясь последним куском хлеба, ежеминутно рискуя. И немцы жестоко мстили за это, отбирая все, что можно, сжигали целые деревни.
В конце концов мирным жителям пришлось, спасаясь, уйти в лес. А потом было принято решение сдаться в плен, и в первую очередь для того, чтобы попытаться спасти детей: с наступлением холодов они бы неизбежно погибли.
«Самое страшное было – не лишения, не пули, не голод, а решение идти в плен», - так сказал один из персонажей книги.
Севск – город, куда отправили пленников; здесь они работали на немцев. Лишения, унижения… Что же давало силы людям? Надежда, вера в победу и постоянная мысль о том, что нужно спасти детей.
И вот – радость освобождения. Та радость, о которой говорят, что она со слезами на глазах. «С утра уцелевшие жители принялись помогать солдатам. Первое дело – хоронить погибших».
В одном из отзывов о произведении говорится, что книгу «Цена выживания» нужно «читать всем, от мала до велика. Хотя бы для того, чтобы осознать, сколь велика сила русского народа!»
 
Автор отзыва на книгу - Светлана Титова.
 

Ярлыки: военная тема, историческая литература, российская проза, русская литература


2016-12-13



Я вам приметы расскажу,
Из бабушкиных дней.
И убедиться попрошу,
Что знаков нет верней.
(Отрывок из английской баллады)
 
Как вам такая идея: продать опостылевшую жену на рынке? Не забудьте уздечку – и выручите не меньше шиллинга. По курсу сегодняшнего дня это... Впрочем, не важно.
Милые женщины, не отчаивайтесь: у вас есть шанс отыграться на недовольном вами муже. Викторианский рецепт: «катание на шесте». Немного позора – и, может, муж исправится.
Хотя не увлекайтесь внутрисемейными разборками. Соседи в педагогических целях могут устроить под вашими окнами “кошачий концерт”, или шаривари...
В общем, весело жили англичане в эпоху королевы Виктории. А сколько было примет! Не то, что в нынешнее время. Если верить одной уличной балладе на эту тему, в Англии XIX века шагу нельзя было ступить, чтобы не наткнуться на какую-нибудь примету.
 
Колени чешутся к добру – 
Их в церкви преклонять.
Живот почешешь поутру – 
Знать, пудинг поедать!
 
Но не спешите с выводом о жизненном благополучии:
 
Чесался палец на ноге – 
Получите под зад.
 
Однако и унывать не стоит – приметы могут дать надежду на лучшее:
 
Желания исполнить чтоб – 
Смотри на звездопад!
 
Книга, которую представляют на ваш суд Екатерина Коути и Наталья Харса, повествует о повседневной жизни викторианской Англии. В ней речь идет о гаданиях, свадьбах и разводах, родах и воспитании детей, профессиональных суевериях и восприятии окружающего мира, медицине и календарных праздниках. Таким образом, быт викторианцев показан во всей красе, всесторонне и без сокрытия негативных проявлений. Многочисленные иллюстрации способствуют погружению в тему. 
Специфика книги в том, что вся жизнь подданного Британской империи показана через призму обычаев и суеверий. Любопытен, например, обычай пригласить на свадьбу трубочиста, вымазанного сажей, для того чтобы невеста поцеловала его. А снять с невесты подвязку – иногда прямо в церкви?! Некоторые традиции кажутся странными и смешными, поэтому авторы не лишают нас и знаменитого английского юмора, сопровождая им рассказ о таких нелепостях. Но нельзя сказать, что это просто забавная и легкая книга. Насилие в семье, бесправие женщины, смертность при родах, детский труд и, мягко говоря, своеобразие медицины – всё это также не оставлено авторами без внимания.
Фольклорная сторона повседневной жизни британцев, рассмотренная в книге, безусловно, способствует пониманию текстов Шекспира, Диккенса, сестёр Бронте и даже таких популярных современных писателей, как Терри Пратчетт и Нил Гейман.
Книга будет интересна не только филологам, историкам и переводчикам, но и широкому кругу читателей, которые увлекаются историей XIX века, английской литературой, фольклором, мифологией, мистикой и суевериями.
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков.
 

Ярлыки: историческая литература, мистика, отраслевая литература, этнография


2016-11-30



Какая жизнь отликовала,
Отгоревала, отошла!
И всё ж я слышу с перевала,
Как веет здесь, чем Русь жила.
(Николай Рубцов)
 
Виктор Аркадьевич Бердинских – доктор исторических наук (1995), профессор Вятского государственного гуманитарного университета (1996), член Союза писателей России, Почетный работник высшей школы, лауреат Премии Кировской области (2003).
Виктор Бердинских признаётся в любви к сельским людям. Это, по его мнению, люди цельные, душевные, “свои”. На них держалась Россия.
«Пока будет русский мужик – будет и русская армия!» – ссылается он на слова царского фаворита Александра Меншикова, а также приводит воспоминания знакомого по Нижегородскому университету, участника Великой Отечественной войны: «Сколько эти вчерашние крестьяне перекидали земли, понастроили мостов, блиндажей, укреплений, переделали всяческой другой работы на войне! Ни один горожанин даже вчетверо меньшего не смог бы выдюжить. <...> А сколько смекалки! Умения “думать руками” – и даже блоху подковать!..».
Стоит ли в этом случае подробно говорить о русских женщинах? Ведь «женщины в России все-таки и прекраснее, и мощнее мужчин – по духу (о красоте же телесной вообще промолчим – ибо не нашим скудным языком говорить о ней...)»
Каков же его вердикт русскому народу?
Снова процитирую: «Хватало в жизни, конечно, и зверства всякого... И жестоких, и злых, и мелочно-вредных людей она породила немало... Но никогда среди “простонародья” не падали в цене доброта и отзывчивость, трудолюбие и спокойный несклочный нрав».
Виктор Бердинских почти 30 лет занимался тем, что записывал воспоминания крестьян-старожилов, сохраняя таким образом память об исчезнувшем теперь укладе жизни и о «ладовости, сказовости, поэтичности строя народной речи». Его книга «Речи немых» (2011) представляет собой уникальную подборку рассказов крестьян на бытовые и исторические темы. В книге «Русская деревня: быт и нравы» (2013) он объясняет, что устная история – это и метод научного познания, и историческое исследование. И можно сказать, что не только сборник «Речи немых», но и книга «Русские у себя дома» (2016) являет собой жанр oral history: в ней Виктор Аркадьевич уже делится своими воспоминаниями и размышлениями о деревенской жизни.
Если относительная строгость изложения в книге «Русская деревня: быт и нравы» и прямая речь русских крестьян («Речи немых») вас настораживают, то можно обратиться к «Русским у себя дома» и на страницах этого издания познакомиться с интересной позицией автора.
Виктор Бердинских – тоже “русский у себя дома”; ведёт живой разговор простым и образным языком, украшая свою беседу с читателем то народной частушкой, то стихотворным словом русского поэта.
А завершу-ка я это сообщение анекдотом из детства автора представленных книг! Анекдот как нельзя лучше показывает: непредсказуем русский народ, но велик и непобедим. 
«Поспорили русский, немец и англичанин: чей спиртной напиток ядренее? Решили испытать на мышах. Дали мыши выпить наперсток шнапса: мышь покачалась-покачалась – и через час уснула. Дали наперсток виски: мышь покачалась-покачалась – и через полчаса уснула. Дали наперсток водки: мышь покачалась-покачалась – да как закричит: “Где кошка? Глаз выбью!”»
 
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Сравните с мнением Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской по ссылке: http://bibscher.cherlib.ru/?pageview=837#viewpage

Ярлыки: воспоминания, историческая литература, отраслевая литература, серия, этнография


2016-11-29



Ольга Петровна Семенова-Тян-Шанская (1863 – 1906) – этнограф, дочь знаменитого географа и путешественника.
Ольгой Петровной была составлена программа исследования. Программа включала в себя более ста пунктов, развивающих и освещающих общие темы. Если обратиться к этим пунктам, то можно увидеть, что исследователя интересует и сфера духовная (верования, воззрения крестьян), и повседневная культура (например, «малые оплевывают девок подсолнухами»). Не все пункты этой программы Ольга Петровна успела реализовать. Болезнь помешала ей закончить свой труд. Тем не менее, из книги мы можем узнать, чем владел крестьянин среднего достатка, как сватались и почему, как вынашивали, рожали и воспитывали детей, как работали и веселились… И многое-многое другое. Жизнь пореформенного «Ивана» (родившегося после отмены крепостного права) подробно описана от рождения и до свадьбы.
Стоит отметить еще одну примечательную черту исследования. «Обыкновенно перед хатками и перед избами посажены ивы (по-местному «лозины»)… – пишет Семенова-Тян-Шанская. – Благодаря этим лозинам (достигающим очень почтенных размеров) некоторые деревушки чрезвычайно живописны». Поэтично? Можно сказать, да. Но на этом поэтизация и заканчивается. Наоборот, за строчками текста чувствуется авторское неприятие темных сторон простонародной жизни. Неприятие насилия в семье и жестокого обращения к животным, суеверий и калечащей людей народной медицины, грубости и пьянства.
Из книги мы можем узнать многое такого, что поставит под сомнение точку зрения, согласно которой дореволюционный народ был чист и благодушен. Вот только большевики его испортили. Отнюдь.
Вот некоторые цитаты из книги, касающиеся бытовой стороны:
 
Нечего говорить, как мальчик лет семи-двенадцати и даже девочки того же возраста «ругаются».
Курить начинают иногда чуть ли не с восьми лет.
…за разные проказы… грозящие ушибом самому ребенку… наказывают главным образом битьем.
По поводу битья: бьют не только жену, но иногда и старого отца.
Прежде чаще встречались целомудренные малые и девушки, а теперь целомудренного малого уже не найти, да и девушек таких совсем мало.
 (Кстати, вопреки сложившемуся мнению, в дореволюционной деревне нередко сожительствовали до брака) 
Случаи убийства новорожденных незаконных младенцев очень нередки.
 
Пьянство и воровство – темы избитые. Но всё-таки не удержусь еще от одной цитаты: «Тот же староста, охраняя «барские яблони», чтобы с них не воровали яблоки ребятишки (пастушки, тоже служащие у помещика), набивает себе каждый раз во время своего обхода карманы яблоками».
 
А вот отмеченные воззрения крестьян:
 
На священников существует у крестьян взгляд, что они дармоеды: «Постоит на месте, прочитает молитву и вынимай ему полтину».
Идеал крестьянский – теплая печка и «хоть час да мой».
А неуважение к интенсивному труду? «Что он? Как жук в земле копается, с утра до ночи!» Такие слова произносятся нередко очень насмешливо.
 
Но не буду всего перечислять. Лучше автора не скажешь.
Рекомендую обратиться к книге и самим решить, что это: “очернительство” или нелицеприятная правда?
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Сравните с мнением Виктора Аркадьевича Бердинских по ссылке: http://bibscher.cherlib.ru/?pageview=838#viewpage

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия, этнография


2016-11-28



 
Словесные дуэли очень популярны на телевидении. Всевозможные ток-шоу демонстрируют умение спорить непримиримых соперников до хрипоты в горле. Увлекает? Хотя и не всех без исключения, но да.
А знаете ли вы, что книги тоже спорят между собой? Даже пожелтевшие страницы вопиют о своем несогласии с тем, что понаписали под корочками у соседа. Что же тут говорить о новых изданиях? Они и появляются-то иногда только затем, чтобы разоблачить своих предшественников.
Не призвать ли к барьеру парочку произведений печати? Пусть переплетенные листы с текстом заявят о позициях своих авторов!
Возьмем тему о русском крестьянине. Почему о нем? Так ведь это очень редкое существо, почти вымершее после “раскрестьянивания” XX века и срочно требующее занести его в Красную книгу человечества. Впрочем, это только одна причина. Есть и другая. Пропасть непонимания между горожанами и крестьянами, образованным классом и классом простых людей лежала всегда. Так, Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя» отмечал: «… народ для нас (т.е. образованной части общества – К.Д.) – все еще теория и продолжает стоять загадкой. Мы все любители народа, смотрим на него как на теорию, и, кажется, ровно никто из нас не любит его таким, каким он есть в самом деле, а лишь таким, каким мы его каждый себе представили». Прошло более ста лет, а мы до сих пор разгадываем загадки относительно русского народа, то очерняя его, то возводя в роль народа-богоносца.
Давайте сопоставим точки зрения на русского крестьянина двух исследователей: Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской и Виктора Аркадьевича Бердинских.
 
Мнение Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской представлено ЗДЕСЬ
Мнение Виктора Аркадьевича Бердинских представлено ЗДЕСЬ

Ярлыки: авторское слово, историческая литература, книги, чтение, этнография


2016-11-15



Человек, будь то джентльмен или леди, не получающий удовольствия от хорошего романа, должен быть безнадежно глуп
Джейн Остен
 
Каждой эпохе свойственен свой стиль. Помните, как у Пушкина:
 
Но эта важная забава
Достойна старых обезьян
Хваленых дедовских времян:
Ловласов обветшала слава
Со славой красных каблуков
И величавых париков.
 
Всё меняется, и мода, и вкусы, и нравы. Век девятнадцатый существенно отличается от века восемнадцатого. И те джентльмены и леди, которых представляем мы, припоминая романы Чарльза Диккенса и Шарлотты Бронте, никак не вяжутся с англичанами (и англичанками) XVIII века. Если говорить о мужчинах, то перед нами должен возникнуть не образ личности, застегнутой на все пуговицы, а портрет гуляки Джона Булля (в атмосфере «ростбифа окровавленного», алкогольных напитков и сомнительных шуточек). А если дамы?..
Впрочем, дамы, которым посчастливилось жить в период смены названных выше веков, способны были что-то взять из уходящего века, а что-то – из века наступающего. Джейн Остен это доказала, сумев сочетать внутреннюю свободу, искренность и иронию века восемнадцатого с утонченностью века девятнадцатого. А в литературе она стала своеобразным мостиком от Генри Филдинга к Диккенсу и Теккерею.
Вообще, конец XVIII и начало XIX века – это эпоха Джейн Остен, если не в мировой литературе (и истории), то уж наверняка в английской. У нас шутили, что Леонид Брежнев – малозначительная фигура в эпоху Аллы Пугачевой. Предлагаю шутку англичанам: принц Георг – малозначительная фигура в эпоху Джейн Остен.
Как хорошо поступили Екатерина Коути и Елена Прокофьева, решив не создавать отдельную биографию известной английской писательницы, а поместить ее жизнеописание в ряд других, словно портрет – в картинную галерею, символизирующую определенное время. Познакомившись с жизнью Джейн Остен, читатель тут же может узнать, кем были и как жили ее знаменитые современницы: 
Джорджиана Кавендиш (герцогиня, ставшая «эталоном стиля»); 
принцесса Каролина и простолюдинка Мария Фитцгерберт – две супруги принца Георга; 
актриса Дора Джордан, подарившая десятерых детей принцу Вильгельму (будущему королю Вильгельму IV);
Эмма Гамильтон – дочь кузнеца и любимая женщина адмирала (Нельсона, конечно)...
А Мэри Шелли? А любовница лорда Байрона Каролина Лэм? А?.. Здесь, здесь, все здесь.
Думаю, такая «совокупность биографий» даст возможность лучше понять тот мир, в котором жила и писала свои романы Джейн Остен.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, историческая литература, литературоведение, отраслевая литература


2016-10-27



Сперва явился дев прелестный рой,
Затем султана евнухи цветные;
Как на параде, замыкали строй
Их пышные кафтаны расписные…
Дж. Байрон «Дон Жуан»
 
Мое знакомство с запретными местами началось в юные годы. “Нередко удавалось ему ночевать и на мягких шелковых подушках в гареме какого-нибудь иранского вельможи...” – читал я. Да, конечно!
– Пора. – говорил герой. – Прощай, моя несравненная жемчужина, и не забывай меня.
– Уходи, если так! – сердито говорила красавица, тщетно пытаясь скрыть слезы, блестевшие на ее длинных ресницах. – Но скажи мне хоть свое имя на прощание.
Востоком меня просвещал Ходжа Насреддин – герой произведений Леонида Соловьева «Возмутитель спокойствия» и «Очарованный принц».
Прочувствовать восточный колорит помогли мне и сказки «Книги тысячи и одной ночи» в переводе М. Салье. Благодаря этой книге я понял, что сказки рассказываются не только для детей, но и для взрослых. «Женская тема» сказок в совокупности с признанием М. Салье в том, что некоторые слова были приведены по-арабски в русской транскрипции, чтобы не прибегать к площадным выражениям, пробудили в неокрепшей юношеской душе сильный интерес к арабистике. 
Но арабским словам, как я выяснил гораздо позднее, далеко до турецких. Турецкими словами пестрит и книга «Гарем до и после Хюррем». Кто такие икбал, кадын-эфенди, валиде-султан, харемагадары? Интригует!
Поспособствовал моей любви к Востоку и фильм Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни». Восток – дело тонкое. Гюльчатай, открой личико!
Впрочем, султанские наложницы, как сообщает представленная книга, мимо которой я, как вы догадались, пройти не мог, не покрывали свою голову паранджой. Почему? Обитательницы гарема проводили жизнь в четырех стенах. От кого личико прятать? Чужим и так смотреть запрещено. Кстати, забыл уточнить, что “гарем” переводится как “запретное”.
 
 
У населения к этой запретной теме пробудился интерес, я думаю, благодаря сериалу «Великолепный век». Меня этот сериал почти не коснулся, но у него немало поклонниц. 
Не оставляет без внимания сериал «Великолепный век» и составитель представленного сборника Н.Н. Непомнящий. В сериале, отмечает он, жена султана Гюльфем благополучно переживает все перипетии сюжета и остаётся в живых на протяжении более чем ста серий. А в действительности всё было иначе. Гюльфем, воспользовавшись ситуацией ротации жен и продав свою очередь другой женщине, была умерщвлена Сулейманом, посчитавшим такой поступок оскорблением для султана.
Итак, Н.Н. Непомнящий  предлагает пройтись по гарему, при этом ничем не рискуя. Заглянуть в покои дар-эс-саадет агасы. Тут, несмотря на звучащее экзотично и романтично название, никаких восточных красавиц вы не найдёте. (Мужчины могут расслабиться.) Это покои старшего евнуха. Без евнухов, как и без восточных красавиц, гарем обойтись не мог. Это факт. Впрочем, нетерпеливые могут не ждать объяснений и пройти во внутренний двор наложниц. Покои наложниц. Покои жен султанов. Покои фавориток. Бани. Иначе говоря, хаммам. Без этого тоже никуда. Но не буду утомлять вас перечислениями и подробными описаниями: ведь вы можете попутешествовать по гарему столько, сколько вам угодно, взяв в гиды книгу «Гарем до и после Хюррем».
В сборнике много цитат из различных источников, есть также рецепты, фотографии и репродукции картин. Жаль, что иллюстрации черно-белые. Более богатое оформление и более качественная бумага сделали бы эту книгу привлекательнее.
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, сборник


2016-10-25



Жить – Родине служить
 
Возможно, вы немного удивились, прочитав эпиграф. О какой службе Родине можно говорить, если речь идёт об иностранцах, покинувших свой дом и приехавших на чужбину? Но я имел в виду службу нашей Родине, а никакой другой. Жить – и нашей Родине служить. Так-то!
Однако роль иностранцев в отечественной истории оценивается по-разному. Некоторые эту роль оценивают очень негативно. А еще сейчас “в фаворе” антинорманисты разного толка, не признающие призвание варягов на Русь. Мы, так сказать, сами с усами... «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами» – это (в лучшем случае) ошибка летописца, а то и вовсе фальшивка. Во всяком случае, антинорманистами скандинавская кровь Рюрика отрицается. Славянин он. Но это ладно. Некоторые утверждают, что и Чингисхан был русоволосым мужчиной с окладистой бородой. Татаро-монгольского ига, конечно, не было, а Чинсгисхан – наш, тоже славянин. Или, наверное, представитель древнего рода Гипербореи. Спешу обрадовать: оттуда, с Севера, из Арктиды, мы и происходим, сохранив максимум возможного от предков. Остальные сохранили меньше. Какая тут может быть роль иностранцев?! Мешали только...
Вам может показаться, что я ушел в сторону от представленной книги. Нет, я просто пояснил, что основной побудительной причиной ознакомиться с книгой Валерия Ярхо явилось желание рассмотреть судьбы реальных людей в реальной русской истории. А подтолкнула меня к этому, как вы поняли, существующая популярная литература на обозначенную выше тему. Но если непредвзято изучать документы, то можно обратить внимание, что у большинства дворянских родов в самом начале родословных списков стоит (как и указывает Валерий Ярхо): «Предок их такой-то по прозвищу сякой-то, выехал на службу русскому великому князю из тех-то и тех-то земель, получив себе в вотчину земли там-то и там-то». Были те, кто, прибыв из Польши, Литвы или немецких земель, переходил в православие и принимал подданство одного из русских княжеств. Находились татары, которые также служили московским великим князьям. И иностранцами де-факто не считались. (Интересное в связи с этим наблюдение: приехавший в XIII веке во Владимир житель Рязани иностранцем считался. Феодальная раздробленность была, если помните.) В общем, перемешивались народы, никуда не деться. Трудно с чистотой гиперборейской крови...
Книга «Иноземцы на русской службе» охватывает почти три века нашей истории, со времени правления Василия Темного до реформ Петра Великого. Она рассказывает о зодчих и книжниках, врачах и актёрах, военных и авантюристах. Перед нами являются из полузабытых времён итальянцы и немцы, англичане и шотландцы, голландцы и шведы, европейцы и неевропейцы, приехавшие в Московию. Да, кто-то хорошо нажился – и поминай как звали. Но были и такие, кто верно служил своей новой родине. Их потомки уже были русскими по языку и культуре.
Автор делает вывод, с которым я согласен: «Вклад иноземцев в русскую жизнь в целом необычайно велик, и об этом хорошо бы помнить и русским, и европейцам – и в дни дружбы, и в дни противостояния России и Запада».
Книга Валерия Ярхо вышла в серии «История. География. Этнография». Ей, как и большинству книг этой серии, свойственны фактографичность и доступность изложения. Надо признать, что в книге собран богатый материал об иностранцах, прибывавших на русскую службу. Думаю, она будет интересна не только историкам, но и действительно, как бы это ни казалось кому-то просто затёртой фразой, – широкой читательской аудитории.
 
Сообщение о книге подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, размышление на тему, серия


2016-10-08



«Я не живу по правилам. Я руководствуюсь сердцем, не головой» 
Принцесса Диана
 
Икона стиля, эталон поведения, пример для подражания. Олицетворение грации, чуткости и очарования – принцесса Диана. Ее популярность не знала границ, ее фотографии не сходили со страниц ведущих информационных изданий страны, ее появление в королевской семье вызвало небывалый интерес у общества к этой могущественной династии. Каждый ее день являл собой увлекательное реалити-шоу, за развитием которого с жадностью следил весь мир. И по злому року судьбы, ее внезапная смерть тоже оказалась под прицелами безликих видеокамер. В сердцах миллионов людей она навсегда осталась милой, открытой, искренней девочкой, неравнодушной к чужому горю, и невинной жертвой суровых обстоятельств, не до конца признанной и понятой чопорной королевской семьей. Многочисленные таблоиды сделали все возможное, чтобы жестокий прагматичный мир поверил в красивые сказки о добрых принцессах. Внешне леди Диана была идеальна. Или нам это только казалось? 
Большинство книг, посвященных принцессе Уэльской, усиленно поддерживает и прославляет существующий ныне светлый и чистый образ всеобщей любимицы. Мнение же польского публициста Збигнева Войцеховского идет вразрез с общепринятой точкой зрения. Не пытаясь очернить Диану, он, тем не менее, развенчивает многие мифы, с ней связанные. При этом нужно отметить, что автор не голословен, свои разоблачительные выводы он делает, опираясь на многочисленные нелицеприятные факты, имевшие место быть. Такой взгляд сразит наповал неподготовленного читателя, но иногда горькая правда лучше, чем сладкая ложь. 
Итак, что же в леди № 1 было не так? Диана Уэльская, урожденная Спенсер, в короткое время снискала славу и всеобщее внимание. Чарующая улыбка, безукоризненные манеры. Откуда тогда пошли слухи о ее необоснованных капризах и избалованности, бессердечности и равнодушии? Поговаривали, что принцесса не интересовалась новостями, совсем не читала газет, а ее мечты не покидали страниц наивных сентиментальных романов. Выяснилось, что в детстве Диана мало интересовалась учебой, не стремилась расширять свой кругозор. Близкое окружение королевской семьи считало ее легковесной и необязательной. Прислуга неоднократно отмечала мнительность и неуравновешенность, необоснованные вспышки гнева и мстительность своей хозяйки, а родная мать и вовсе осудила поспешное решение дочери стать женой принца. Боже мой, а какая нормальная девушка долго бы думала?! Ее обвиняли в неподобающем поведении, в том, что она наслаждается своим положением, ставя на первое место дешевую глянцевую известность, а не почет и уважение двора. Но в XX веке общество устало поклоняться излишне щепетильным, скупым на слова и поступки особам. Оно ждало простоты и открытости, пусть даже и искусственной. Поэтому, если бы леди Ди и вовсе не существовало, то ее стоило выдумать, что будущая принцесса с успехом и сделала. Мастерски создала, а впоследствии изо всех сил поддерживала этот кроткий, трогательный образ всеми любимой, безупречной во всех отношениях леди, разрушила который лишь смерть.
 
Автор отзыва на книгу - Александра Разина.

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература, политика


2016-10-05



Солдатский долг исполнен ими свято,
Ценою жизни выполнен приказ.
Лишь об Отчизне думали солдаты
В свой смертный час, в последний скорбный час.
(Б.Уранов. Афганистан к нам тянется сквозь годы.
Интернет-ресурс: http://s-romantika.narod.ru/)
 
Человечество никак не может избавиться от локальных конфликтов. Полыхают войны на Ближнем Востоке и на Африканском континенте, Центральная Азия имеет постоянный (можно определить уже и так) конфликт в Афганистане.
Привычными стали сообщения о жертвах этих конфликтов, жертвах террористов.
Мы слышим что-то вроде нижеследующего:
 
Жертвами теракта в Ираке стали 35 человек…
Количество жертв теракта в Багдаде достигло 290 человек…
В результате теракта погибли 290 человек, 180 получили ранения, еще 17 человек считаются пропавшими без вести…
На северо-востоке Сирии в результате детонации взрывного устройства погибли 25 человек…
 
И так далее, и так далее.
Можно даже не ставить даты подобных сообщений. К сожалению, они стали слишком частыми.
А те, кто призван установить мир, могут в один момент прекратить сотрудничество по тем или иным причинам. Так, США прекращают двустороннее сотрудничество с Россией по Сирии. Поэтому локальные войны продолжаются и продолжаются...
Да, гражданская война в Сирии, конечно же, у всех на слуху. Но помним мы и недавнюю антитеррористическую войну на Кавказе (её еще называют «чеченской войной»).
Всё это я написал для того, чтобы подчеркнуть: книга Михаила Жирохова не потеряла своей актуальности.
Кроме того, эту книгу можно назвать также уникальной: автор собрал личные свидетельства военных летчиков, служивших в Афганистане. Это поистине драгоценный опыт, за который было заплачено кровью советских военнослужащих.
Книга меня поразила. Вроде бы материал специфический, однако он очень помогает лучше понять, как ведутся войны без правил, когда стреляют из-за укрытия, когда не всегда ясно, кто друг, а кто враг…
Как осуществлялась авиационная поддержка сухопутных войск? Как велись боевые действия ночью? Как боролись с ПВО моджахедов? Автор отвечает на эти вопросы, а также излагает тактические приемы, применявшиеся экипажами вертолетов при ведении боевых действий в Афганистане, приводит материалы о тактике действий отрядов моджахедов и анализ боевых потерь.
Книга включает в себя приложения. Называются части советских ВВС, принимавшие участие в боевых действиях в Афганистане (1979-1989). Приводятся краткие сведения о летчиках ВВС СССР в составе ограниченного контингента советских войск в Республике Афганистан, удостоенные звания Героя Советского Союза. Приводятся также тактико-технические данные советских вертолетов. Благодаря этим приложениям картина афганских событий становится более полной.
Книга Михаила Жирохова «Опасное небо Афганистана» заинтересует любителей военной истории и истории современных конфликтов.
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: военная тема, историческая литература, отраслевая литература


2016-09-01



Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой…
А.С. Пушкин
 
Не всем повезло прослушать курс лекций по древнерусской литературе. Пишу об этом без всякой иронии. Серьёзно. Я рад, что, обучаясь на филфаке, имел возможность узнать о древнерусской литературе и памятниках русской письменности 10-17 вв. Действительно, мы очень мало знаем о русской литературе этого периода и в очередной раз заблуждаемся, считая, что литературы у нас и не было до века 18-го, может быть, даже до 19-го. Конечно, мы вспомним о существовании «Слова о полку Игореве». Если не забыли полностью курс отечественной истории, назовем еще «Повесть временных лет». Может быть, кто-то припомнит «Житие протопопа Аввакума». И это всё. Недаром и книга Ольги Плотниковой вышла в серии «Неведомая Русь». Потому что не знаем. Не ведаем.
Возможно, нас больше интересовали египетские пирамиды. Но сейчас не грех вспомнить о том, что ближе к родной земле.
«Разговор о древнерусском литературном творчестве всегда интересен, – отмечает автор книги, историк О.А. Плотникова, уточняя: – и одновременно очень труден, так как прочтение древней книги невозможно без знания истории, литературы, палеографии, текстологии и ряда других дисциплин, позволяющих понять памятник в контексте эпохи и исторической ситуации». Но этот духовный труд (простите за патетику) оправдан. Древнерусская книга занимает одно из значительных мест среди культурного наследия. Она вобрала в себя всю полноту знаний, мироощущений и миропорядка русского человека и передаёт всё это нам – потомкам. 
Книга «Рождение русской словесности» состоит из двух частей. 
Первая часть излагает историю появления русской книги, прослеживает ее жанровые особенности и отражает влияние христианской риторики на русскую литературную традицию. В этой части раскрываются философия и тайный смысл древнерусской книги. В качестве примера рассматривается Толковая Палея. “Кто слушает Мои слова, тот имеет жизнь вечную...” – так в ней пишется. А в разделе «Историографический экскурс» приведен также краткий обзор основополагающих трудов по русской словесности, способных углубить и расширить представления читателя о древнерусской литературе.
Во второй части представленной книги приведены переводы древнерусских литературных памятников.
 

Ярлыки: историческая литература, литературоведение, русская литература, отраслевая литература


2016-05-09



“Дети, берегите евреев! Кончат с ними – примутся за нас”
Бородатый армянский анекдот



День Победы ушел в вечность, став еврейской памятной датой. У евреев, как известно, память длинная: помнят, что при египетских фараонах было. Поэтому и в данном случае, смею надеяться, не дадут они забыть об итогах Второй мировой.

ИТОГ:
6 миллионов евреев.
150 – 200 тысяч цыган.
80 – 200 тысяч масонов.
6 – 8 тысяч геев.

Это жертвы геноцида.
Но о Холокосте не всегда хочется вспоминать. В том числе и на политкорректном Западе. Тема о притеснении гомосексуалистов как-то популярнее. О прочих же можно и не говорить. Но о Холокосте не дают забыть сами евреи. А кто вспомнит, например, о цыганах? Наивно полагать, что сейчас мир устроен лучше и справедливее только на том основании, что в данный момент, слава Богу, геноцид не затронул нас и наших близких. Никто не знает, что будет в этом мире завтра. Причин для уничтожения тех или иных групп населения хоть отбавляй. Это, я имею в виду, с точки зрения других групп населения. Поэтому автор добавляет в книгу «Правила выживания в геноциде». Не дай Бог, чтобы пригодились!
Книга Е.Я. Сатановского «Жил-был народ» не просто и не столько исследование о Холокосте в том виде, как о нем принято писать. Здесь речь идет и о геноциде армян и о геноцидах в Азии и Африке. Эта книга Евгения Яновича живо перекликается с другими – «Шла бы ты...» и «Книгой Израиля». Первая из упомянутых, затрагивая тему национальной идеи, также поднимает вопрос о нехорошем свойстве хомо сапиенса – резать и жечь себе подобных по любой причине, вторая – без прикрас обрисовывает ситуацию, касающуюся израильского истеблишмента и “социального разнообразия” евреев, у которых интересная статистика: два еврея – три мнения. Про поступки умолчим.
В общем, тема сложная. Каждая глава книги «Жил-был народ», связанная с определенным эпизодом геноцида евреев после прихода в Германии к власти Гитлера, включает также актуальную информацию к размышлению о политической практике так называемого цивилизованного мира вообще: «жидобандеровцах» и новой Украине, парадах ветеранов СС и «новых мусульманах». Таким образом, большое количество исторических фактов и статистических выкладок соседствует на страницах книги с рассуждениями на острополитические темы.
Вывод у автора напрашивается пессимистический: «...не становится человечество ни лучше, ни порядочнее, ни умнее. Ни в какой стране не становится. Ни под каким соусом. Ни при какой религии. Ни в каком общественно-политическом строе. Включая, страшно сказать, даже и демократию западного типа...»
Но это не вина автора.


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, политика


2016-04-30



"История - это ряд выдуманных событий по поводу действительно совершившихся".
Шарль Луи Монтескье



Несколько лет назад вышел роман К.Дж. Сэнсома "Горбун лорда Кромвеля", а затем были переведены и опубликованы еще три книги в серии "Книга-загадка, книга-бестселлер" с участием основного героя. Все романы мне очень понравились, и, когда уже не ждала продолжения этой эпопеи, появилась новая книга "Камни вместо сердец".
По жанру все эти романы - исторические детективы. Действие происходит в Англии XVI века. В первой книге узнаешь, что 35-летний Мэтью Шардлейк - процветающий и преуспевающий адвокат - с трехлетнего возраста получил серьезное увечье, никакие корсеты не помогли справиться с болезнью, и уже к пяти годам он превратился в настоящего горбуна. Он не мог остаться дома в обеспеченной семье, чтобы помогать отцу вести дела, и уезжает в Лондон, где получает юридическое образование. Неожиданно у него открывается талант к судебным прениям, который помогает выигрывать самые запутанные процессы. А еще у него оказался ум, способный распутать самые сложные преступления. При этом у него нет корыстных целей, он охотно помогает и бедным, защищая их права, и влиятельным покровителям, раскрывая преступления.
В книге "Камни вместо сердца" он принимается расследовать дело, о котором его попросила сама королева. У ее бывшей служанки погиб единственный сын, и она просит выяснить причины его смерти. Дело касается детей, учителем у которых он был, а дети в связи со смертью родителей по решению Сиротского суда были отданы опекунам. Мэтью Шардлейк отправляется в родовое гнездо джентльмена, подозреваемого в злоупотреблении правами опекунства. А прибыв на место, познакомившись с женой и сыном опекуна, понимает, что кроме присвоения имущества сирот эта семья скрывает какую-то страшную тайну. Естественно, в итоге он разгадывает эту тайну людей с "камнями вместо сердец". А попутно расследует еще одно преступление, которое произошло девятнадцать лет назад и считалось несчастным случаем, когда погибли двое мужчин, а дочь одного из них сошла с ума и была помещена в Бедлам.
События всех романов происходят в эпоху правления короля Генриха VIII. В истории Англии это были непростые годы. Генрих отошел от Римской католической церкви, планомерно разрушал монастыри, вступал в войны с Шотландией и Францией, предпочитал все многообразие радостей жизни. А о его женах и фаворитках в современное время не писал только ленивый. Все расследования Мэтью происходят на фоне тех событий страны. Он расследует и отдельные преступления, и серийные убийства, каждый раз рискуя своей жизнью. У него есть и верные друзья: темнокожий лекарь Гай и помощник Джек Барак.
Роман "Камни вместо сердец" наполнен жизненными деталями и подробностями. Французская война Генриха VIII стала, возможно, самым катастрофическим политическим решением, среди всех, которые он когда-либо принимал. Автор рассказывает о гибели тысяч солдат и матросов, о гибели рвавшегося в бой корабля "Мэри-Роз", которое затонуло за считанные минуты, прихватив на дно всех, кто находится под абордажной сетью. Мэтью Шардлейк не был прямым участником этих событий, но большинство из них произошло у него на глазах. Злоупотребление Сиротским судом как источником дохода - тоже реальный факт. И даже вымышленная история героини Эммы Кортис, женщины, изображающей мужчину и сражающейся на бранном поле, тоже не нова, такие женщины в истории были.
Повествование романа очень спокойное, несмотря на драматичные моменты, здесь нет засилья ужасов и крови. И, конечно, очень положительный, умный герой, которого по-человечески жаль. Лишь дважды в его судьбе мелькали женщины, которых он мог бы полюбить, но и здесь ему не повезло. В романе "Камни вместо сердец" ему уже или еще (?) 43 года. Может, автор в продолжении эпопеи добавит какие-то светлые моменты и даст шанс герою почувствовать себя счастливым.
Известно, что шестая книга о Мэтью уже издана в Англии, но вот когда появится русский перевод, не знаю. Неужели только через пять лет, как и пятая книга? Конечно, хотелось бы пораньше. Книги написаны таким простым языком, что, по-моему, были бы они на английском, их с удовольствием читали бы изучающие английский. Но если русского перевода есть хоть какая-то возможность дождаться, то на английском языке книги Сэнсома вряд ли когда появятся в нашей библиотеке.


Ярлыки: детектив, зарубежная литература, историческая литература, серия, современная проза


2016-03-18



"Вы в огне да и в море вовеки не сыщете брода, - 
Мы не ждали его - не за легкой добычей пошли.
Провожая закат, мы живем ожиданьем восхода
И, влюбленные в море, живем ожиданьем земли".
В. Высоцкий
 
"Их окружало три элемента, но не море, небо и суша, а то, что за ними скрывалось: подводные лодки, бомбардировщики, пушки. Они находились на планете, которая вот-вот должна была взорваться".
(Из книги "Мы, утонувшие")
 
Маленький портовый городок Марсталь в Дании. Всё мужское население так или иначе связано с морем. Отсюда моряки уходят в плаванье и зачастую не возвращаются, все мальчишки с юных лет мечтают о море. Действие романа начинается в 1848 году и заканчивается Второй мировой войной. Это не семейная сага, хотя в романе представлены три поколения. Городок настолько мал, что все здесь знают всех и всё друг о друге. Я бы даже сказала, что это сага жителей города. Не случайно в романе иногда встречается описание событий от первого лица - "мы". Автор не упоминает конкретно, кто это "мы", поймешь лишь на последних страницах.
Роман так заворожил, что хотелось бы чуть ли не подробно рассказать его содержание. Но будет, несомненно, лучше, если вы прочитаете книгу сами.
Судьбы героев - детей моряков - похожи. Лаурис Мэдсен, его сын Альберт и Эрик Кнуд, еще один мальчик из городка, - основные герои. Все они рано остались без отца, все учились в жуткой школе, где учитель каждый день попросту избивал детей, и это было для всех естественно. А после окончания школы - море. Мальчиков никогда не отпускали в увольнение на берег, они не видели городов, где останавливались. Удары сыпались на них со всех сторон: шторм, волны, холод, дурная пища, отсутствие гигиены, грубость, насилие. И, конечно, как и во многих романах о море, здесь в избытке и приключения: встречи с туземцами, страшные шторма, когда корабль чуть ли не ломается от ударов волн. Есть печальные страницы, когда из-за дурости капитанов или разбушевавшейся природной стихии гибнут невинные люди.
Есть и элементы мистики, воспринимающиеся как реальность. Пятидесятилетнему Альберту, богатому и предприимчивому, в предчувствии войны снятся странные сны, когда он видит, как горят корабли, как погибают люди, которых он знает. Есть и поэтичные моменты: о матерях, рано оставшихся вдовами, с вечно красными от слез глазами из-за своих погибших мужей и из-за вечных забот о детях, - эти страницы романа - гимн всем любящим матерям. Но и матери бывают разными. Мать Эрика Кнуда - Клара - старается сделать все, чтобы подростком он не ушел в море. Она решает убить свой вечный страх за сына, изгнав его из своей жизни. Для нее он умер. Когда двадцатилетним он возвращается домой, служанка не пускает его в дом. При этом Клара построила детский дом, подарила городу библиотеку, был основан Музей мореходства. 
Началась Вторая Мировая война. Самые драматичные и пронзительные страницы романа, когда Эрик Кнуд, уже капитан корабля, идущего в конвое из сорока судов, вынужден строго соблюдать правила конвоя: не снижать скорость и не менять курс. А еще нельзя оказывать помощь потерпевшим бедствие. В конвое шли корабли сопровождения, но слишком часто они не успевали подбирать людей, и тонущих относило назад в океан. Последнее, что было видно, - это красные лампочки на спасательных жилетах. Красные огоньки какое-то время горели, а затем гасли, один за другим. Для Кнуда выносить этот ужас было все труднее, временами ему хотелось погибнуть. Даже читать эти страницы без ужаса, волнения и сострадания непросто. И лишь один раз он потерял самообладание: увидел тонущего человека с корабля, подбитого торпедами, и сам прыгнул в море. В тот момент он не думал ни о чем. И оказался в экстремальной и, на первый взгляд, невероятной ситуации. Он спас женщину, у которой начались роды до того, как корабль атаковали. В ледяном море, где человек мог выдержать всего две минуты, мать боролось не только за свою жизнь, но и за жизнь своего ребенка. Когда-то, пятнадцать лет назад, Кнуд встретил на берегу и влюбился в взбалмошную и своенравную девчонку, которая вскоре убежала из дома в неизвестность, - мисс Софию Смит. Вы можете не поверить, эта спасенная женщина и оказалась Софи. Я лично поверила. На то она и жизнь, чтобы подкидывать свои сюрпризы.
Роман заканчивается днем окончания войны. И понимаешь, что "мы" - это коллективный рассказчик романа, мальчики, живые и погибшие. Книга произвела такое сильное впечатление, что не сразу появилось желание прочитать что-нибудь другое. Где-то слышала или читала, что романы с подобным сюжетом любят больше женщины, чем мужчины. Может, в женщинах всегда есть инстинктивное стремление к надежности в мужчинах, а читать, как мальчики в суровых и совершенно немыслимых условиях воспитывали в себе мужчин, - для мужчин, может, и действительно неинтересно.
После прочтения посмотрела в Интернете: да, есть в Дании город Марсталь, где располагается большое количество верфей, судоходных и кораблестроительных компаний. Есть образовательное учреждение, которое готовит офицеров торгового флота. И зная, что "Мы, утонувшие" все-таки роман, художественный вымысел, все равно порадовалась, что есть такой город у моря и есть кому подражать будущим офицерам флота.

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, современная проза


2016-03-05



 
"Над Лондоном расцвел туман.
О не диковинная ль роза!
Вся жизнь – таинственная проза
И обычайнейший обман".
Глеб Струве
 
"В безмерности равнин так сказочно-громаден,
Что птица облететь его не может за день,
Являет пришельцу он издали хаос,
Лачуг, домов, дворцов..."
Огюст Барбье
 
По-моему, уж если книга захватывает, то пусть она будет потолще по объему, чтобы можно было читать несколько дней. В серии "The Big Book" издательства "Азбука" вышла новая книга Эдварда Резерфорда, уже знакомого читателям по роману "Париж", – Лондон". Очень понравилось посвящение: "Эта книга посвящена кураторам и персоналу Музея Лондона, где оживает история". Не припомню, чтобы книги посвящали сотрудникам музеев, библиотек и прочим работникам культуры, что вдвойне приятно. Да и сам роман увлекает с первых страниц.
"Лондон" – это не просто история города, в значительной степени это история всей Англии, начиная с 54 года до н.э. и заканчивая 1997 годом. Это и семейная сага о многих поколениях людей. И если вдруг забываешь, из какой семьи тот или иной герой, а это не так и трудно при почти тысяче страниц мелким шрифтом, на помощь придет родословное древо в начале книги. Лондинос – Лондиниум – Лондон – так постепенно меняется название города. И первый герой романа – девятилетний, смышленый и отважный паренек Сеговакс. У него необычная наружность: со лба свисает белая прядь, как будто кто-то мазнул ее краской, а еще между пальчиками руки есть тонкая кожица, напоминавшая утиную перепонку. Эти наследственные черты потом проявились во многих поколениях. И когда римляне напали на остров, мальчик сбежал из дома, чтобы отыскать отца и защитить свою землю от врагов. Он чудом остается в живых, благодаря шутке Юлия Цезаря. Тот со смехом сказал своему центуриону оставить этого храброго юного кельта.
В романе задействованы многие известные исторические личности и события: легионеры Юлия Цезаря, рыцари-крестоносцы, отправляющие отвоевывать Святую землю, Генрих VIII и его бурная личная жизнь, постройка театра "Глобус", где играли пьесы Шекспира, страшная эпидемия чумы и Великий Лондонский пожар, строительство Собора Святого Павла и другое. И на этом историческом фоне увлекательная история уже вымышленных персонажей. От мальчика Сеговакса до обаятельного доктора археологии Музея Лондона Джона Доггета, энергичного, с белой прядью в волосах и с перепончатыми пальцами. Сейчас стало очень популярным составлять свою родословную, и роман "Лондон" – родословная многих семей: Доггеты и Дукеты, Силверсливзы и Флеминги, Мередиты и Пенни. Интересно, что какие-то яркие черты характера героев, неважно, положительные или отрицательные наследуются из поколения в поколение.
Каждая глава романа рассказывает о каком-то периоде истории Англии, по сути, главы напоминают отдельные новеллы, в каждой из которых закручен такой напряженный и лихой сюжет, что невозможно оторваться, пока не дочитаешь, интрига сохраняется до конца, и большинство глав, к счастью для волновавшегося читателя, заканчиваются хорошо. Не очень подробно Резерфорд останавливается на событиях XIX и XX веков, может, это и правильно: история Лондона времен Второй мировой войны и времен других не менее значимых фактов еще не окончательно забыта.
Для любителей исторических романов эта книга, может быть, и не очень интересна, нет каких-то скрупулезных, выверенных фактов, ссылок на источники. А вот для тех, кто любит семейные саги, рассказ о не существовавших семьях в ретроспективе столетий – настоящий подарок.
Безусловно, Эдвард Резерфорд – талантливый автор, мастер высококачественной прозы. И все поклонники этого автора с нетерпением ждут его новую книгу "Нью-Йорк".

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, семья, серия, современная проза


2016-02-23



Прощайте, горы, вам видней
Кем были мы в краю далёком,
Пускай не судит однобоко
Нас кабинетный грамотей.
(Группа "КАСКАД". Песня «Мы уходим»)
 
Александр Карцев в 1985 году окончил Московское Краснознаменное пехотное училище им. Верховного Совета РСФСР и с августа 1986 по октябрь 1988 года проходил службу в Афганистане. Можно сказать, что в его книге представлен боевой опыт оконченного им училища, сложившийся благодаря выпускникам, призванным выполнять интернациональный долг. 
Наверное, автор о чем-то умалчивает, а что-то преподносит, как выражается мой знаковый, “с эффектом будничности”, когда о том, что выходит за рамки обыкновенного для большинства людей, говорит как о чем-то повседневном и обыденном. Впрочем, и военные будни, я думаю, делали привычным то, что в мирное время считалось невозможным. Так или иначе, а книгу Александра Карцева читаешь с удовольствием и неослабевающим интересом. Вообще, книга Александра Карцева – это НАСТОЯЩАЯ военная проза.
Где автор, как мне показалось, недоговаривает? Когда даёт краткие сведения о методах подготовки к службе в разведке. Конечно, это и понятно. Но и то, что написано, любопытно.
Почему получается литературный “эффект будничности”? Просто потому, что выполнение специального задания разведчика совмещено с повседневной работой командира взвода. Это вам, замечу я, не шпионский детектив читать и не фильм о Джемсе Бонде смотреть. Там-то много надуманного, чтобы всё выглядело как можно эффектнее, а здесь, в документальной прозе Александра Карцева, эффектно получается потому, что надуманного мало.
В книге Александра Карцева можно найти небезынтересные мелочи жизни. Например, правило равновесия, сформулированное Шафи, так называемым “агентурным контактом” автора: «Одну треть жизни человек должен провести на ногах, вторую – сидя, третью – лежа. Вот только лежать можно на больничной койке, а можно в постели с любимой женщиной. Выбор за тобой». 
Особую атмосферу службы в Афганистане передают черно-белые любительские фотографии – уникальные документы, которые издатели посчитали необходимым воспроизвести на страницах книги.
 
Автор – человек проницательный. Как-то он заметил по поводу одного своего эпизода афганской жизни: «Я ошибся только в одном. Не в куропатках, нет. В мине. Это была не противопехотная, а противотанковая мина». Думаю, поэтому за оперативной обстановкой и именами главарей бандформирований Александр Карцев увидел “уникальные знания, которые могут быть полезны каждому из нас”. И этими знаниями он делится с нами.
Читая книгу «Шелковый путь», мы можем сделать вывод: «Межнациональные отношения в Афганистане сложны, политические группировки разнообразны, а отношение к русским – неоднозначное».
Как в 1980-е, так, наверное, и сейчас...

Ярлыки: военная тема, историческая литература, отраслевая литература, российская проза


2016-02-19



«Не в деньгах счастье, а в покупках»

(Мэрилин Монро)

 
В век изобилия товаров и услуг походы по магазинам перестали быть утомительной рутиной. Современный торговый центр – это яркий  заманчивый  мир, заглянуть в который приглашают броские неоновые вывески, креативные баннеры и плакаты, предлагающие всевозможные скидки и акции. Божественные ароматы свежесваренного кофе и горячего шоколада, что источают уютные  кофейни, просто  не позволят вам пройти мимо. Здесь вы можете неспешно прогуляться вдоль искусно оформленных витрин, оценить убранства залов в период праздников, потолкаться в переполненных ресторанах быстрого питания, поучаствовать в конкурсах и лотереях, посетить фитнес-клуб или салон красоты, посмотреть кинофильм. Иными словами, провести время интересно и с пользой. Но мало кто знает, что подобные развлечения стали возможны благодаря одному человеку – смелому, обаятельному и творческому Гарри Селфриджу, талантливому управленцу,  сформулировавшему основное правило сферы обслуживания: «клиент всегда прав». 
Порывистый, дерзкий, элегантный, он жил по принципу «жизнь такова, какой ее сделаешь ты». И у него получилось, несмотря на недоверие и насмешки конкурентов, открыть на рубеже веков уникальный универмаг, ставший третьей по популярности достопримечательностью Лондона, после Вестминстерского аббатства и Тауэра. Магазин мечты, где ошарашенных клиентов ждали неслыханные для той поры нововведения: голливудские улыбки на лицах безупречно обученного персонала, роскошная меблировка комнат, первые рекламные акции и модные дефиле, сезонные распродажи, камеры хранения, открытые демонстрационные прилавки, отделы товаров по сниженным ценам, озелененные зоны отдыха, парикмахерская, ночная подсветка витрин. Посетить его магазин означало на целый день выбраться в свет.  
Жизнь Гарри Селфриджа, о которой повествует книга, длинная и насыщенная, проходившая в окружении очаровательных женщин и «звезд» первой величины, напоминала приключенческий роман, но в ней, как и в жизни обычного человека, было все: взлеты и падения, богатство и нищета, радость успеха и боль утрат. Удивительная наивность и череда необдуманных решений привели к тому, что человек, внесший революционный вклад в мир торговли, умер всеми забытый в нищете в крошечной квартирке на окраине Лондона. Но его детище, универмаг «Selfridge's» продолжает поддерживать свою репутацию, оставаясь самым оригинальным и изысканным магазином современности.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, фильм, экономика


2016-02-15



“Самый худший заговор против вас – это отсутствие заговора. Никому до вас нет дела. Всем совершенно до лампочки, живы вы или умерли. Ну, теперь вам легче?”

Деннис Миллер

 
Не буду скрывать свою необразованность и признаюсь честно: Деннис Миллер – это далеко не мой приятель, более того, я смутно представляю, какие еще умные мысли высказал этот человек. Однако встретившееся в Интернете его суждение показалось мне абсолютно точным. Пожалуй, история России не была бы российской историей, если бы в ней отсутствовал элемент конспирологии. Ощущение жизни среди окружающих тебя врагов – очень русское ощущение. Иногда оно подкрепляется реально существующей враждой, но никогда не исчезает, ни в тощие годы, ни в тучные. Безусловно, желание столкнуть конкурентов между собой или ослабить (уничтожить) соперника существовало всегда. Всем известно древнее правило «Разделяй и властвуй». Но чтобы решить, что почти все без исключения (независимо от выгоды и пользы) хотят изничтожить именно тебя и почти все без исключения только и полагают это главной целью своего существования… Не знаю, но здесь нужно крепко подумать. В общем, я скептически отношусь к теориям заговоров с участием злобных монстров в виде ТНК и ФРС Соединенных Штатов, теневых всемирных правительств и вездесущих zhidomasonov (политкорректный мой Шишков, прости: не знаю, как перевести). Хотя миром правят интересы. Это факт.
В книге известного документалиста и телеведущего Игоря Прокопенко представлен традиционный конспирологический набор врагов России.
Доктрина Даллеса. Ряд злобных недругов-практиков: черный араб Хаттаб, Радуев, Масхадов, Гелаев, Яндарбиев, Басаев… Збигнев Бжезинский (так!). Лучезарная дельта как главный символ масонов и сайентология, конечно же, уже со своим символом. Британия и вообще англосаксы как высшая точка нелюбви к восточному соседу. Всевозможные “бесы” для России (почти по Достоевскому). НАТО и прочие небезызвестные вызовы современного мира.
«Книга, которую вы держите в руках, призвана помочь всем читателям разобраться, стоит ли, в случае чего, хвататься за плакаты типа “Я – ШАРЛИ”. Ведь по замыслу тех, кто задавал вектор “правильного” западного пути, уже к концу XX века такого государства, как Россия, не должно было быть на карте мира», – пишет Игорь Прокопенко в предисловии. И здесь я согласен с тем, что сильная Россия нужна далеко не каждому субъекту международного права. Сильные мешают другим сильным мира сего.
Именно эту мысль на страницах книги развивают, поясняют и комментируют многие специалисты, ученые и просто всем знакомые личности современности. Так, впрочем, построены и другие книги Игоря Станиславовича, немного напоминающие цитатники умных людей, с подобранным иллюстративным материалом и связующими всё это комментариями.
Как вы уже заметили, я критически воспринял тему представленной книги. Но обратите внимание: несмотря на скепсис, в руки книгу взял и внимательно с ней ознакомился. Факты говорят сами за себя. И если ты интерпретируешь их чуть иначе, это не повод не уважать другую точку зрения. Я сторонник того, чтобы читать не только то, с чем согласен безоговорочно и что готов вывесить в рамочке в знак уважительной памяти о прочитанном, а по сути – высказанном твоём же мнении, только другими словами. Поэтому я думаю, что книга «Теории заговоров. Кто правит миром?» будет интересна широкому кругу читателей, склонных поразмышлять на историко-политические темы.

Ярлыки: TV, историческая литература, отраслевая литература, политика, публицистика, размышление на тему, телевидение


2016-02-03



Предательство – это лишь вопрос времени…
Кардинал Ришелье

Эмигранты радостно приветствуют Гитлера в Париже. Адольф Гитлер – это «новая Жанна д’Арк»...
Гитлер и Жанна д’Арк. Что за ерунда?! Но так (притом с восторгом!) заявил, выступая по радио, писатель-эмигрант Дмитрий Сергеевич Мережковский.

Дальше – больше!

Привет Творцу и Вождю Великой Германии – Адольфу Гитлеру!
Привет славной непобедимой германской армии!
Привет всем борцам за свободу Украины!

(Ну, с этим и так всё ясно, скажете вы.)

Мы, казаки, приветствуем каждую бомбу и каждую гранату, которые летят на головы московских тиранов! Слава богу, Москва горит! Хайль Гитлер! Слава казачеству!

А тут вы, возможно, возмущены. Об этом-то – зачем? Так и любой народ, отмечает автор, не хочет вспоминать неприятные эпизоды собственной истории. Потому что картина получается неприглядной.
Но что было, то было... Среди русских людей также были такие, кто напрашивался к Гитлеру в добровольные помощники. Даже сам Гитлер почитал их за слабоумных.
Но были и те, кто, даже будучи противником советской власти, не запятнал себя сотрудничеством с фашистами. Деникин-то – отказался!.. Поэтому сложнее всего понять мотивы предательства. Какие причины заставляют человека предавать? И есть ли предательству оправдание?
Эти вопросы задаёт и автор книги Леонид Млечин, всегда балансирующий между строгой фактографией и популярной публицистикой. С фактографией в данной книге проще, чем с ответами на указанные выше вопросы. Как-никак, а предателей в годы Второй мировой войны оказалось немало – от Ла-Манша до Кавказа, и в СССР, и в Европе. СС, полиции и вермахту не хватило бы живой силы, чтобы контролировать все оккупированные территории. Без предателей фашисты не справились бы. Об этом и ведёт речь Леонид Млечин, заглянув и к нашим ближайшим соседям в хату, и в чужой западноевропейский шкаф, где тоже полным-полно скелетов (читай: изменников и коллаборационистов).
А вот мотивы и причины предательства...
Понятно, что дело здесь может быть и в личных качествах предателей, и в представлениях о мироустройстве, доминирующих в обществе, и в конкретных обстоятельствах, предательство сопровождающих. Но становится страшно от той лёгкости, с которой люди способны предавать, и того количества предателей, которое может быть в тот или иной исторический момент.

Книга Леонида Млечина лишает нас благодушных иллюзий, но в то же время предупреждает, что в годы испытаний нельзя не быть твердым, последовательным и бескомпромиссным со злом, нельзя питать ничем не подкреплённых надежд на добрых дядь и тёть, которые почему-то должны помочь.


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, политика


2016-01-24



«Жизнь сама по себе – ни благо, ни зло; она вместилище и блага и зла, смотря по тому, во что мы сами превратили ее»

М. Монтень

Роман Оливера Пётча «Дочь Палача» заслуженно относится к лучшим зарубежным детективам, проглатываемым читателями на одном дыхании. Благодаря таланту писателя этот роман даже сравним с 4D-фильмами, специфические эффекты которых заставляют зрителей почти полностью погружаться в события на экране. Практически мгновенно вы попадаете в атмосферу средневекового баварского города, насыщенную непередаваемыми ароматами, настолько характерными, что их просто невозможно спутать с чем-то другим. Описания одежды, характеров и поступков персонажей настолько яркие и исторически достоверные, что возникает чувство, как будто вы перенеслись в другую эпоху. И это не случайно, ведь в основе книги лежит подлинная родословная известнейшей династии палачей Баварии, насчитывающей бессчетное количество поколений, а написан этот роман прямым потомком первого палача. То, что главные герои книги являются реальными людьми и действительно жили в данный период времени, так как упоминание о них присутствует в старой семейной Библии и других старинных документах, вызывает особый интерес. 
Нестандартный мистический сюжет, особый взгляд на личность палача, выступающего как в роли врача, так и детектива, нетривиальное развитие событий и относительно благополучное завершение романа не позволяют игнорировать эту книгу или отложить ее на потом. Эффектное начало детектива (описание казни в предисловии) продолжается обнаружением ребенка со следами пыток на теле и таинственным ведьминским знаком на лопатке. Разумеется, подозрение сразу же падает на городскую знахарку-травницу, которая в представлении людей является никем иным, как ведьмой. Толпа разорвала бы ее на части, если бы городской палач не спас ее, отведя в тюрьму. Но люди все равно хотели ее сжечь, веря, что она летает на метле, наводит порчу и убивает детей, чтобы принести их в жертву дьяволу, с которым она общается даже в тюрьме. И причем с каждым разом ужасных подробностей ее общения с дьволом становилось все больше. И хотя она находилась  в тюрьме, когда убийства детей продолжились, ее все равно считали виновной в этих смертях. Город забурлил, и палач Якоб Куизль решил самостоятельно расследовать это дело. Он узнал о настоящем внушающем ужас «дьяволе с костяной рукой», недавно появившемся в их городе в компании наемников. С помощью влюбленного в Магдалену городского врача и своей дочери Магдалены Якоб находит не только разгадку загадочных смертей детей-сирот, но и клад с непростой историей. При этом главным героям пришлось не раз рисковать жизнью, выпутываясь из опасных ситуаций, и пережить множество захватывающих и опасных приключений. 

 

Что означал мистический знак на теле детей и как он там появился, кому понадобилось убивать сирот, кто истинный виновник их гибели и чей клад нашел Якоб, вы узнаете, если прочитаете первую книгу из серии «Дочь Палача». Роман интересен не только любителям детективов и мистической литературы, но и тем, кого привлекают исторические романы, отличающиеся большой достоверностью с исторической точки зрения.

Ярлыки: детектив, зарубежная литература, историческая литература, мистика, современная проза


2016-01-20



Не валяй дурака, Америка,

Вот те валенки – мерзнешь, небось.

Что Сибирь, что Аляска – два берега,

Баня, водка, гармонь и лосось.

(Песня группы «Любэ». 

Стихи Александра Шаганова, музыка Игоря Матвиенко)

Книга ведущего отечественного специалиста по истории Русской Америки профессора Светланы Федоровой рассказывает о том, как русские открыли далекую заокеанскую землю, осваивали её, но не смогли удержать…
Можно сказать: «Русские открыли Америку!»
Но наступил 1867 год. И всё! Продано…
Впрочем, Светлана Федорова отмечает: «…несмотря на то, что сложный узел этнических проблем, складывавшихся в течение 126 лет, был “разрублен” в 1867 г. актом продажи Россией русских территорий в Америке, русское влияние оказалось столь сильным, что отголоски его наблюдаются на Аляске даже в наши дни».
Да, и в “наши дни” можно чуть-чуть погордиться тем, что русский человек, с точки зрения эскимосов, является «истинно белым» («гуссук-пиак»), в то время как американец называется только лишь «гуссуком». Да простят эскимосов толерантнейшие сторонники политкорректности и гуманнейшие борцы с расизмом! 
Хотя вряд ли на таком основании можно предъявить претензию США словами той же группы «Любэ»:
Отдавай-ка землицу Алясочку,
Отдавай-ка родимую взад!
Так можно и про другие американские земли сказать. Какой-такой штат Айдахо?! Наша Идашская губерния! И её тоже отдайте «взад».
Чувствую, как сейчас заволновались сотрудники ЦРУ и Пентагона, читая наш блог. Поэтому спешу успокоить: я пошутил. Шутка.
Но дело в том, что русские всё ж таки заселяли не только Аляску, но и Верхнюю Калифорнию. Об этом мы мало знаем и плохо представляем географически, где и чьи были тогда владения. Обобщенно картина видится так: Новая Испания (затем – Мексика) где-то на юге; США осваивают «Дикий Запад» и начинают с Великобританией делить Орегон. А где-то на северо-западе – Русская Америка. Хотите нагляднее? И я хочу. Но всем, кому хочется нагляднее, придется немного разочароваться, потому что в книге Светланы Федоровой карты отсутствуют. Схем путешествий по Аляске и близлежащим островам тоже нет. Пожалуй, это минус представленной книги.
Начав с явного минуса книги, не могу не отметить и её плюсы. К ним можно отнести множество интересных фактов, которыми она изобилует, и богатую библиографию (549 примечаний со ссылками на литературу).
Книга Светланы Федоровой вышла в серии «История. География. Этнография», которая сама по себе является весьма разнообразной. Некоторые придирчивые читатели считают, что не все книги этой научно-популярной серии равноценны. Бывает, мол, перекос в сторону популярности. Не берусь судить о серии в целом, но книга «Русская Америка» уж точно не является той, которую берешь с полки между делом, чтобы полистать ради занимательности. Она требует внимательного чтения и любви к истории.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, путешествия, серия


2016-01-16



Что рассказать вам о войне,
Что рассказать, ребята?
Она все время снится мне,
Смогу ль забыть когда-то?
(Иван Майборода)
 
«Дал же Бог хорошую память», – с удовлетворением констатирует Александр Сладков в предисловии.
Действительно, список горячих точек таков, что можно что-то и подзабыть.
Таджикистан. Начало 1990-х. Зима. Душанбе, а в нём все с оружием.
Там же, но летом. Душанбинский военный госпиталь. Грузовики с телами российских солдат... Если есть оружие, то из него стреляют...
Далее – Приднестровье. Бои на легендарном мосту в Бендерах.
Абхазия...
Распадающаяся Югославия...
Афганистан. Очередная война.
Чечня-1. Чечня-2.
...
И вот, взяв рюкзак, пора на Донбасс.
А далее – Сирия.
Как же так получается, что столько войн? И как же одному человеку всё это вынести, пусть и в качестве репортёра?
– Я ж вам говорю, я могу всё! – без ложной скромности заявляет Александр Сладков.
Александр Сладков – спецкор телеканала «Россия». Он специализируется на освещении батальных событий и кризисных ситуаций. В 2014 году Александр Сладков стал лауреатом премии «Щит и меч Отечества» за многолетнюю работу в сфере военной журналистики и создание положительного образа защитника Отечества. А 9 декабря 2015 года вместе с главным кардиохирургом страны Лео Бокерией, председателем Союза кинематографистов, кинорежиссером Никитой Михалковым и лидером КПРФ Геннадием Зюгановым Александр Сладков стал лауреатом премии «Человек года». Александр Сладков награжден за мужество и профессионализм, проявленные при подготовке материалов из горячих точек.
Да, представленная книга – о войне. Впрочем, кажется, что мы уже всё знаем об этом. Видели на экране, смотрели телекартинку. Что может нам нового сказать эта книга?
Но задумывались ли мы, как репортёры живут за кадром? Вообще, что за кадром остаётся? Какова изнанка войны, не помещающаяся в телеформат?
В представленной книге как раз можно об этом узнать. В этих репортёрских заметках нет ничего выдуманного. Только правда, которую Александр Сладков выдаёт «короткими очередями».
«Опытный пулеметчик в бою не расстреливает всю ленту разом, экономя патроны. Он бьёт короткими очередями, отсекая по две-три пули. Так и память – выдает из закромов не всю картину жизни, а лишь яркие её эпизоды», – поясняет автор. Таким образом, получаются небольшие по объему (2-3 или 5 страниц) репортерские записки, которые подкреплены визуальным рядом – фотографиями: черно-белыми, сопровождающими текст, и цветными, в специальной вклейке.
И всё без «красного словца». В этом главная ценность.

Ярлыки: TV, военная тема, заметки, историческая литература, премия, российская проза, сборник, телевидение


2015-12-23



«Слышу умолкнувший звук божественной эллинской речи, старца великого тень чую смущенной душой»

А.С. Пушкин

Самый известный роман австралийской писательницы Колин Маккалоу – это «Поющие в терновнике». Ее перу принадлежит и много других книг, в том числе и исторические романы. В основе представленной книги – реальное историческое событие.
Сказание о Трое имеет много источников. «Илиада» Гомера – всего лишь один из них. В ней повествуется о событиях 50 дней, а Троянская война продолжалась 10 лет. Вероятную дату разграбления Трои относят к 1184 г. до н.э. Долгое время события, описанные в поэмах Гомера, считались красивыми легендами. Археологические подтверждения Троянской войны начались с находок Генриха Шлимана в Турции и Артура Эванса на Крите. Война была развязана из-за господства над Дарданеллами. Владение проливом давало право на монополию в торговле. А поводом к началу войны стало похищение Елены, супруги царя Менелая, Парисом, сыном троянского царя Приама.
История рассказана участниками и героями этой войны: хитроумным Одиссеем, мудрым царем Трои Приамом, могучим Ахиллом и царем царей Агамемноном, снарядившим тысячу кораблей, чтобы вернуть Елену. В этой книге есть любовь и разочарование, мужество и честолюбие, страсть и ужас.
Колин Маккалоу представляет 10-летнюю войну с разорением  десятков городов, приведшую к гибели тысяч людей, сказанием о деяниях богоподобных героев. Это были времена, когда боги жили на Земле рядом с людьми. Богов от обычных  людей отличали божественная красота, необычайная сила и бессмертие. Каждая глава – рассказ нового персонажа об определенном эпизоде войны. Интересно было узнать о жизни, привычках, чувствах людей давно минувшего времени. Повествование захватывает с первой страницы. Персонажи встают перед нами яркие и живые. Самый яркий образ – Одиссей. Он внешне не привлекателен, но умен, хитер, смел, обаятелен и дипломатичен. Создание «троянского коня», решившего исход войны, – его идея. «Песнь о Трое» – одна из лучших интерпретаций греческих мифов. Отличительной особенностью книги является реалистичность происходящего. Я раньше ничего не знала об этой истории. Книга Маккалоу пробудила мой интерес. Эта книга из тех, которые хочется перечитать.

Ярлыки: зарубежная литература, интеллектуальная литература, историческая литература, роман, современная проза


2015-12-15



О, жизнь! Какая ты безотрадная, неприглядная, сколько мучений, страданий приходится переживать человечеству... 

(А. Михалева)

Но без надежды жить мне невозможно - /

Придет конец разлуке и войне!

(Неизвестный автор)

Юную Шуру Михалеву, окончившую 9 классов школы, – автора этой книги – угнали в Германию в 1942 году.
«В 6 часов тронулся поезд с Курского вокзала. В нем были русские молодые люди, отправляющиеся в Германию работать».
Вернуться домой – в Курск – ей посчастливилось через три года, в 1945 году. Три долгих года продолжалась фашистская неволя, и в течение всего этого времени Шура вела дневник, первые записи в котором сделала еще в 1939 году.
Каким же контрастом выглядят заметки мирного времени по сравнению с записанным в Германии!
Школьные будни, первые влюбленности, мысли о будущем… Все это было перечеркнуто одним днем – 22 июня 1941 года, – «когда Молотов объявил по радио о начинающейся войне».
15 июня 1942 Шура Михалева начала работать на немецком заводе.
«Чувствую себя разбитой. Не могу привыкнуть к трудной работе. Не высыпаюсь. Поднимают беспощадным криком прямо в самое крепкое, сладкое время сна, в 3 ночи. Тело, как пришибленное, ломит, руки болят, ноги болят, голова тяжелая, глаза слипаются, все кружится, шумит в ушах». Постоянное чувство голода и состояние зависимости…
Но человек может привыкнуть ко многому, каким-то образом адаптироваться. И угнанные в Германию девушки стремились всеми силами выжить, поэтому после основной работы им часто приходилось работать на полях, помогая бауэрам (крестьянам). За это платили продуктами.
А еще Шура Михалева поняла, что не все немцы презрительно относятся к иностранцам, не все одобряют политику Гитлера. И однажды в семье немецкого рабочего русские девушки услышали по радиоприемнику передачу на русском языке.
«Я сидела, заливаясь слезами… В этот вечер мы были самыми счастливыми людьми из всего нашего лагеря», – вспоминала Шура.
Человек, подаривший девушкам-остарбайтерам это счастье, конечно же, рисковал многим, возможно – жизнью.
1945 год. Рабочий лагерь освободили американцы.
Шура Михалева вернулась домой, не забыв взять с собой дневник – документ тех страшных лет, каждая строчка которого обличает безнравственную сущность войны.

 

 


Ярлыки: дневник, историчекая литература, публицистика, российская проза


2015-12-09



В струящейся воде осенняя луна.
На южном озере покой и тишина.
И лотос хочет мне сказать о чем-то грустном,
Чтоб грустью и моя душа была полна.
Ли  Бо  "Струящиеся  воды"
 
Китай  XIII  века. В это время происходит действие исторического романа "Читающий по телам". Главный герой Сун Цы - шестнадцатилетний подросток - мечтает  о получении хорошего образования. Благодаря отличным оценкам в школе, его берут на работу к одному из известных лиц - судье Фэну, знаменитому проницательностью в раскрытии страшных преступлений. В течение короткого времени от заполнения рутинных бумаг Цы перешел к сбору свидетельских показаний, а затем стал присутствовать на допросах подозреваемых, помогал омывать и подготавливать к осмотру трупы, которые надлежало обследовать Фэну. В конце концов юноша стал участвовать в расследовании преступлений. Он постигает тайны расследования и одновременно с этим приобретает начальные знания по анатомии.
Но благополучие героя было очень коротким, затем начинаются злоключения Цы. Он вынужден с родителями вернуться в родную деревню. По трагической случайности погибают при пожаре его родители, и с младшей, серьезно больной, сестрой он возвращается в большой город. А по сути, без средств к существованию, вынужден скрываться, так как его обвиняют еще и в краже и преследуют.
Вот теперь-то и начинаются основные события романа. Сун Цы устраивается на работу к шарлатану-прорицателю, который по основной своей деятельности могильщик. И уже во время первого захоронения юноша обнаруживает, что умерший был убит. Цы получает прозвище Толкователь трупов, а молва о его поразительной способности "читать по телам" доходит до самого императора. Сын Неба поручает ему расследование серии загадочных убийств. Это расследование небезопасно и для самого Сун Цы, так как неожиданно он узнает и факты, касающиеся его лично.
Книга, несмотря на картины описания жутких трупов, очень позитивная. Ее основной герой - честный, сострадающий к невзгодам других, воспитанный в уважении к старшим, готовый защищать истину и справедливость. Не случайно роман заканчивается его словами: "Есть множество способов умирать. Но я уверен, что жить можно только одним-единственным способом".
Автор не пошел по пути написания сложных китайских имен героев, известно, что в таком случае, запоминать их было бы непросто. Он заменил имена прозвищами, данными человеку при рождении. Очень поэтичны женские имена: Лазурный Ирис, Вишенка, Луна, Мягкое Сердце или имя евнуха - Нежный Дельфин. В романе большое количество исторических деталей. 
И только в послесловии книги узнаешь, что Сун Цы - реальная личность (род. в 1186 г.). Прослушав в университете курсы по медицине, юриспруденции и криминалистике, он всю свою жизнь посвятил изучению и анализу судебной медицины, развенчивал старые подходы, основанные на эзотерике и магии.
Думаю, что книга понравится любителям исторических романов и детективов. Она может заворожить читателя, так как читающий действительно совершит путешествие в прошлое.
Антонио Гарридо - известный испанский автор интеллектуальных исторических детективов. Жду, когда в библиотеке появится и второй его роман "Скриба".
 

Ярлыки: биография, детектив, зарубежная литература, интеллектуальная литература, историческая литература, медицина, современная проза


2015-12-01



«“А ведь правда, – подумал я. – Еда священна для обжоры; о сексе кричат те, кто в нем ненасытен... У кого что болит, тот о том и говорит. Собственность «священна» для тех, кто хочет хапнуть ее как можно больше. Грабеж при такой формуле неизбежен”». 

(Цитата из книги)

 
Наконец-то сбылась давняя мечта определенной части россиян – объявлен суд над деятелями перестройки! В качестве ответчиков выступают М.С. Горбачев, А.Н.Яковлев и Б.Н.Ельцин. Впрочем, Ельцину говорят: «Ступайте с миром, Борис Николаевич». Главный ответчик (по версии Алексея Кофанова) – бывший генсек и экс-президент СССР.
На тему эту можно многое сказать и еще больше нафантазировать. Меня в книге Алексея Кофанова привлекли занимательная форма (суд со всеми атрибутами: истец, ответчик, свидетели, адвокат и прокурор) и собранный под обложкой документальный материал (цитаты, выдержки из постановлений и указов, газетных статей и политических выступлений). Библиография и источники информации, приведенные автором, впечатляют. Но книга может захватить и совершенно аполитичных людей своей неординарностью подачи материала, неожиданными версиями происходивших событий и замечаниями, не вписывающимися в «тренд» сегодняшних ценностей. (Как вам высказывание, вынесенное в эпиграф?)
Итак, книга включает в себя девять дней слушаний, в ходе которых мы имеем возможность встретиться не только с ныне живущими политическими деятелями и экспертами, но и с уже умершими. Трибунал воистину всесилен.
 
– Ты ж помер! – не выдержал Горбачев, по залу волной прокатился шепот.
Болдин слегка улыбнулся.
– Да, земное измерение свидетель покинул в 2006 году, – подтвердил Судья. – Но для нас это не имеет значения.
 
В качестве свидетелей на суд приглашаются Рой Медведев, В.И.Болдин, Н.И.Рыжков, Валерия Новодворская и А.Д. Сахаров, Борис Олейник, С.Г. Кара-Мурза, А.Г. Дугин...
Вопросы, вынесенные на судебные слушания, являются принципиальными. От ответа на них зависит и окончательный приговор.
Был ли СССР «империей зла»? Была ли в Советском Союзе военная измена? Ссорились ли на самом деле Михаил Сергеевич с Борисом Николаевичем? Наконец, был ли СССР развален предумышленно или сам развалился, как и следует «гиганту на глиняных ногах»?
Ответы на эти вопросы и судебный приговор вы найдете в книге Алексея Кофанова «Предвечный трибунал».

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-11-20



Пятнадцать человек на сундук мертвеца,
Йо-хо-хо, и бутылка рому!
Пей, и дьявол тебя доведёт до конца.
Йо-хо-хо, и бутылка рому!
(Английская пиратская песня из романа Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ»)
 
Пираты вызывают сверхъестественный страх у моряков и естественное любопытство у читателей и кинозрителей. Еще бы! Сокровища и морская романтика, богатая добыча и ларцы с драгоценностями, дикие выходки среди тропической экзотики и развлечения с представительницами обеих Индий. (Ай-яй-яй, конечно, но ведь интригует!) Даже суеверие насчет женщины на корабле может остаться в стороне. Эпидемия морских разбоев так может захватить общество, что и представительницы слабого пола будут с гордостью предаваться опасностям пиратского промысла. Облачившись в мужское платье (это требование пиратского дресс-кода, сексуальная революция тут ни при чем), женщины набирают команду и устремляются в море… Почти не преувеличиваю. Благодаря книге Чарльза Элмса вы можете познакомиться с Альвидой, женщиной-пиратом.
Книга Чарльза Элмса состоит из биографических рассказов, собранных из различных исторических источников, начиная с середины 1700-х. В ней рассказано о датских, норманнских, испанских, вест-индских, малайских, алжирских и многих других пиратах от древности до девятнадцатого века. Это захватывающие и очень интересные рассказы о карьере, приключениях и подвигах пиратов, хотя большая часть информации, скорее всего, мифы и легенды.
Впервые книга появилась в 1837 году и с тех пор выдержала много переизданий. Остается только радоваться, что и в русском издании сохранились все оригинальные рисунки 1837 года, без которых книга Элмса была бы неполной.
Если вам интересны приключения пиратов, то книга даст вам исчерпывающую информацию о том, как жили и путешествовали морские разбойники в разных точках света. Да и вообще интересно почитать такую книгу для кругозора.
Но сильно не увлекайтесь. А то…
 
Если даже вы зароете, как капитан Кид, Библию на берегу Плимутского залива, чтобы советы этой мудрой книги не мешали непутевой жизни…
 
Если даже вы будете столь брутально-импозантны, как пират на деревянной ноге…
 
Всё равно конец может быть незавидным. 
 
Так что пираты пусть остаются на страницах книги Чарльза Элмса, чтобы развлечь честных и законопослушных граждан своими приключениями. 
 
Примечание:
В этом сообщении блога использованы иллюстрации книги Чарльза Элмса «Пираты. Рассказы о знаменитых морских разбойниках».

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, приключения


2015-11-16



"И крестьянки любить умеют…"
Н.М. Карамзин

 

Я поступил как обыватель. Посмотрел фильм «Север и Юг» – и решил прочитать этот роман. А затем я заинтересовался, что же еще из созданного Элизабет Гаскелл можно почитать. И нашёл «Мэри Бартон». В итоге получился эксперимент, целью которого было проверить читабельность произведения, столь хвалимого в советские годы. Более того, эту книгу тогда можно было найти не только в “обыкновенных” массовых библиотеках, но и на стеллажах какой-нибудь библиотеки горкома КПСС. Так и представилось: «Мать» Максима Горького и «Мэри Бартон» Элизабет Гаскелл на одной горкомовской полке, благо фамилии авторов (точнее, псевдоним и фамилия по мужу) на одну букву.
Итак, читать или не читать – вот в чем вопрос. И я попытаюсь на него ответить.
Сразу отмечу: обнаружилась любовная тема, раскрытая на страницах, написанных женой пастора, но не свойственная книге нашего пролетарского писателя.
«Жизнь тех, с кем я ежедневно сталкиваюсь на шумных улицах Манчестера, наверно, тоже отмечена глубокими чувствами и благородством», – решила Э. Гаскелл и выбрала в качестве героев не знатных людей из романтических мест, а людей из рабочей среды, живущих в промышленном городе. Если вы воспринимаете романтические импульсы только в атмосфере курортных вип-отелей и старинных родовых замков, то книгу не стоит читать однозначно.
Для остальных продолжу.
Заглавная героиня интересна своим личностным развитием.
Отправной пункт этого развития такой. «Бежим, – предлагает подружке Мэри, – к фабрике Карсона. Там пожар, а говорят, когда фабрика горит, это очень красиво. Я еще ни разу не видела». Эх, дать бы девочке смартфон да познакомить с Ютуб! Жаль, что век девятнадцатый...
Насчет поклонников тоже любопытно. Был у Мэри поклонник, который пленил ее воображение. Это молодой щеголь, которого она не любила, но в мыслях видела своим будущим мужем. (Интересное положеньице для программы «Давай поженимся».)
А что главный герой, которому всё же не повезло попасть в заглавие “манчестерской повести” Э. Гаскелл? «Джем Уилсон ничего не говорил, а просто любил ее – и чем дальше, тем сильнее...» Бедняга!
Но та же Мэри в решающий момент признаётся, что любила и любит только Джема. Так бедняга ли он? Об этом умолчу, а напишу следующее: эти мелодраматические и патетические страницы лучшие в книге. И без всякой фальши, на мой взгляд. И именно это – жизненно. (Извините, Максим Горький, даже если вы стояли с Элизабет Гаскелл на одной книжной полке в горкоме КПСС.)
Конечно, книга Э. Гаскелл не лишена социальной направленности. Страдания бедняков описаны ярко. «Нередко медяки, на которые можно было бы купить немножко овсяной муки или картофеля, шли на приобретение опиума, чтобы одурманить голодных малюток, заставить их забыться тяжелым, неспокойным сном. Это был подвиг материнского милосердия». Одна эта цитата чего стоит! Но это не минус книги. К произведению Э. Гаскелл можно относиться как к историческому документу соответствующей эпохи. Это первое.
Во-вторых, сопоставьте социальные беды нашей страны в XXI веке и неурядицы промышленной Англии XIX века. Прогресс! Можно выдохнуть с облегчением...
«Я всегда от души сочувствовала измученным людям», – отмечает Гаскелл в предисловии к «Мэри Бартон». Становится понятно, что люди из рабочей среды с глубоко скрытой непреклонной волей, которая могла быть обращена как на добро, так и на зло, волнуют писательницу, отсюда образы Джона Бартона («Мэри Бартон») и Николаса Хиггинса («Север и Юг»).
Кстати, обратившись к «Мэри Бартон», я вдруг многое осознал в уже прочитанном романе «Север и Юг». Маргарет Хейл, мечтающая примирить хозяев и рабочих, – это сама Элизабет Гаскелл, которую советские литературоведы упрекали за христианско-примирительные финалы ее произведений.
«Я ничего не смыслю в политической экономии промышленного производства», – призналась Э. Гаскелл. И слава Богу! И спасибо Вам за это, жена священника Уильяма! А иначе мы бы не читали Ваши романы, а ограничивались бы «Капиталом» Карла Маркса, да и то в кратком изложении.

Постскриптум.
Есть информация, что ВВС совсем не против того, чтобы экранизировать роман Элизабет Гаскелл «Мэри Бартон». Подождем – увидим. Так или иначе, а сам этот факт уже кое о чем говорит.


Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, историческая литература, классика, любовь


2015-11-07



"Это чувство или привычка, моя вторая натура. Зиму я охотно провожу в Петербурге, но чуть повеет весной, на меня нападает тоска по родине – меня тянет в Крым, к Черному морю"
(Фраза Александра I)
 
Крым не только конкурент Европы с ее курортами, но и конкурент Африки. Удивлены? Согласно распространенной теории, колыбелью человечества считается Африка, где предок современного homo sapiens’а подал на развод с другими приматами и пошел своим прямоходящим и бесхвостым путем, став самим собой благодаря созданным им орудиям труда – от примитивного камня и палки-копалки (в доисторическом тогда) до космической ракеты и компьютера (в нынешнем сейчас). «Не исключено, однако, – пишет Наталья Шейко, – что южные области Крыма являлись прародиной человечества». Вот так-то. Плачьте, африканцы! 
История Крыма (с большой вероятностью) началась уж точно не позднее 300-250 тысяч лет назад. Питекантропы и ранние неандертальцы. Кроманьонцы. Киммерийцы. Тавры. Скифы. Античные переселенцы из Греции. Римляне. Гунны, хазары, печенеги, половцы, монголо-татары, турки... В общем, разные народы без числа и счета. В разделе «История Крыма» представленной книги даны краткие справки обо всех. Не обойден вниманием ни один значимый факт крымской истории. Так, например, в XV веке единственным крепким противником турок на полуострове оказалось княжество со столицей... Где? Это вам (и мне тоже) не прописные истины о Крыме вспоминать! В Мангупе. Он же Дори. Он же Феодоро. (Гога и он же Жора из кинофильма «Москва слезам не верит» может не беспокоиться – в Крыму тоже есть разные исторические названия одних и тех же мест.)
Во втором разделе книги Натальи Шейко рассказывается о городах и курортах Крыма от А до Я. От Алупки до Ялты. Роскошные дворцы и развалины средневековых крепостей. Санатории и здравницы. Крымский вина. Горы. Пещеры и колодцы. Пляжи. Солнце и море.
Благодаря книге Натальи Шейко можно узнать не только о множестве исторических, но и о природных достопримечательностях Крыма. Путеводитель расскажет вам о том, что и где можно посмотреть на Крымском полуострове (если вы там никогда не были), или укажет вам, что и где вы забыли посмотреть (если вы уже отдыхали в Крыму прежде).
Переживем зиму в своих городах. В качестве интеллектуального аперитива ознакомимся с историческим путеводителем Натальи Шейко. А весной – в Крым, чтобы получать положительные эмоции, передающиеся зачастую уже не словами, а смайликами.
Вот так, например:
:-)))
И не забудьте купить сувениры. На память о поездке в Крым.

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, путешествия


2015-11-05



Остров Крым, остров Крым,
Тихо стелется дым
И уносится вдаль канонада.
Мы останемся здесь,
Мы останемся с ним,
Ждет на небе нас Божья награда.
 
(Жанна Бичевская «Остров Крым»)
 
Русско-крымские отношения… Не всегда Крым был частью России, не всегда Россия и Крым жили как добрые соседи. Николай Шефов начинает свою книгу с тех времен, когда Золотая Орда приходила в упадок. На её обломках формировались новые государства, включая Крымское ханство, союз с которым позволил Москве окончательно порвать зависимость от преемников Золотой Орды. Но то, что так хорошо начиналось, продолжение имело весьма печальное: Крым, став самым мощным кочевым объединением на землях распавшейся Золотой Орды, разошелся с Москвой в разные стороны. И не просто разошелся. Экономика-то Крыма была набеговой, а куда крымская армия «набегала» догадаться не так и сложно…
Россия. Крым. Дикое поле меж ними. Муравский шлях да Изюмский, увековеченный Гайдаем, снявшим фильм по пьесе Михаила Булгакова. Помните?
 
Милославский. А что, Фединька, войны никакой сейчас нету? 
Дьяк. Как же это нету, кормилец? Крымский хан да шведы прямо заедают! Крымский хан на Изюмском шляхе безобразничает!
Милославский. Что ты говоришь? Как же это вы так допустили, а?
 
В общем, пять веков борьбы. Без всякой иронии и юмора.
Но даже и после присоединения Крымского ханства к Российской империи этот полуостров останется стратегическим центром, за который России придется выдержать битву с ведущими мировыми державами. Я имею в виду Крымскую кампанию XIX века. А вы о чем подумали? Книга Николая Шефова заканчивается событиями позапрошлого века. Таким образом, вся история доказывает: ни одна сопоставимая по размерам территория не стоила России таких жертв и усилий, как этот полуостров.

Ярлыки: военная тема, историческая литература, отраслевая литература


2015-11-04



Это Крым, и по совести – это Россия!
Это Крым, здесь везде только русская речь.

Это Крым, здесь названия до боли родные –
Симферополь и Ялта, Севастополь и Керчь.

(Вика Цыганова «Крым»)

4 ноября – День народного единства.

 

Книга российского политолога и историка Павла Данилина, в марте 2014 года наблюдавшего за подготовкой и проведением референдума в Крыму, повествует о драматических событиях, которые поставили Россию перед непростым политическим выбором, по сути дела, выбора-то как такового и не оставив.
Конец февраля 2014 г. «...в Крыму сложилась крайне неустойчивая ситуация. И путчисты в Киеве, и силы самообороны, и митингующие, и российские власти толком не могли предугадать, что может произойти завтра».
И что же могло быть дальше? Автор утверждает: «Мясорубка. Это слово вполне подходит к описанию перспектив дальнейшего развития ситуации. В этот момент все шло к тому, что в Крыму начнется масштабная мясорубка».
Поэтому правильнее говорить не о сложном выборе, который сделала Россия, воссоединившись с Крымом, а о необходимых и решительных действиях. Такова позиция автора. И так считает, согласно опросу ВЦИОМ, подавляющее большинство россиян.
Книга Павла Данилина представляет собой летопись недавних событий. Рассказ автора сопровождают фотографии, наглядно демонстрирующие, как это было. Прочитав эту книгу, можно получить исчерпывающую картину.
Но – зачем? Вспоминается рассуждение: «Ладно. Крым – наш! Но сколько мест еще не наших. И нашими никогда не будут. Давайте успокоимся, наконец. Забудем. Надо перевернуть эту историческую страницу. Просто жить дальше».
А не получается так.
«“Крым – наш!” – это лозунг, имеющий собственно к Крыму опосредованное отношение. Он призван показать единство нации, готовность к преодолению трудностей, веру в справедливость. Воссоединение напомнило гражданам России, что они живут в великой стране, стране со славным прошлым и не менее славным будущим».



 

Примечание.
В качестве иллюстраций, призванных передать документальность представленной книги, использованы фотографии ТАСС. Эти фото опубликованы в книге Павла Данилина «Воссоединение».
Фото: Anton Pedko/ EPA/ ТАСС; Александр Рюмин/ ТАСС; Сергей Фадеичев/ ТАСС.


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-10-22



Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
(Александр Кушнер)

Том Пейн! А здесь он никто…
Где здесь? Да в США, само название которых впервые было произнесено им, «неприкаянным Томом»… Парадокс.
Такие парадоксы истории и есть «маленькие трагедии» Елены Съяновой. Маленькие – по объему в книге (2-3 страницы), но большие – в судьбах людей. В разные времена и в разных странах – одно и то же. Вот – революционный Париж, а вот – фашистская Германия.
– Дай довоевать только. Ежели не убьют, вернусь домой, покаюсь, авось и простится мне. Глуп я был, непонимающ, за то и пострадал. Меня ведь за что драли-то… за дело драли!
(А это уже царская Россия. Один из отличившихся во время вылазок партизан кается перед Денисом Давыдовым. Беглый все-таки, от своего барина, поровшего его, убежал…)
Можно заглянуть и в Древний Рим… Но стоит ли?
Автором книги является ведущая передач на радиостанции «Эхо Москвы». Передача «Маленькие трагедии великих потрясений» – это её.
«Секретный дневник Иосифа Сталина», «Внучка Гитлера», «…А свободу – на паперть!» и другие названия передач говорят сами за себя. Елену Съянову волнует гитлеризм, нацизм, тоталитаризм – всё, что подавляет, ломает «маленького человека», вся возможная несправедливость «системы» во всех её проявлениях.
«Маленькие трагедии большой истории» не первая её книга. Можно вспомнить, что в 2002 году вышла «Плачь, Маргарита!», затем – «Десятка из колоды Гитлера» (2005) и «Гитлер_директория» (2014). Круг проблем – аналогичный.
Тем не менее, читателя Елена Съянова оставляет с горькими размышлениями.
«А выводы? Как сказал бы римлянин: “Ad libitum”, что означает – как угодно, на выбор».
Пессимистично как-то. Нет никакой прочной основы, а общечеловеческие ценности всё время куда-то ускользают…
Безусловно, самой важной добродетелью для человека остаётся милосердие. Об этом и книга Елены Съяновой. Но пишет же автор: «Ну что тут скажешь?! Сколько ни усовершенствуй орудия смертной казни, а первой жертвой все равно падет невиновный!»
А людям хочется какой-то надежды на лучшее, что ли. Поэтому позвольте закончить сообщение отрывком из стихотворения Александра Кушнера, всем известные строчки из которого я привел в эпиграфе:

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; обниму
Век мой, рок мой на прощанье.
Время – это испытанье.
Не завидуй никому
.


Ярлыки: заметки, историческая литература, современная проза


2015-10-15



У меня всего лишь два недостатка.
Плохая память и ещё что-то!

(Екатерина Дашкова)

Если вы были в Петербурге, то, наверное, не обошли вниманием величественный памятник Екатерине II. Императрица окружена соратниками, которые для создателей памятника (скульптора Михаила Микешина и архитектора Матвея Чижова) были воплощением духа Екатерининской эпохи. Среди мужчин (Александра Суворова, Петра Румянцева, Григория Потемкина-Таврического… всех не буду перечислять) в окружении императрицы увековечена лишь одна-единственная дама – Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова. Вот она: и красивая, и умная, и книжку читает… Екатерина Романовна, замечу мимоходом, просилась даже в Братство вольных каменщиков (масоны были «популярны» в XVIII веке), но не была туда принята «по дамскому своему состоянию». Как заметил её современник, Екатерина Дашкова «в дополнение к своей красоте имела несчастие быть умной». В общем, редкое сочетание. А раз так, то без сплетен и взаимоисключающих характеристик никак нельзя.

Маленькая порция лести из моря того восхищения, которое могла вызвать Екатерина Дашкова:
Женщина выше своего времени!
Бескорыстная патриотка!
Верная супруга!
Рачительная хозяйка!

А теперь маленькая порция зависти и грязи:
«Бой-баба с замашками принципессы»!
Рука, готовая вонзить кинжал в сердце Петра III!
Любовница графа Панина!
«Скупяга»!

Ну и ну! Где же здесь истина? Автор биографии историк О.И. Елисеева замечает в прологе: «Комплиментов не будет. Личность Дашковой слишком масштабна, чтобы простое славословие в её адрес помогло разобраться в сложившейся ситуации». А ситуация такова: были интриги, скандалы, попытки политических убийств, перевороты и любовь одной женщины к другой. В общем, скучать не приходится!
Ольга Елисеева подбадривает читателя выйти за круг воспоминаний Дашковой о себе самой (имеются в виду её знаменитые «Записки»), так как чтение их сродни неосторожному обращению с андерсеновским зеркалом, которое, если вы помните, разбили тролли. Осколок этого зеркала попадает в глаз, а дальше вы видите совсем не то, что есть на самом деле.
«Можно остаться в лабиринте ее воспоминаний и растравлять душу жизнью, прожитой в воображении. А можно выйти.
Дело того стоит».
Поверим автору?


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, серия


2015-10-06



Без женщин жить нельзя

На свете, нет!..

("Сильва", автор слов В. Михайлов) 

О женщины, вам имя – вероломство!

(Уильям Шекспир «Гамлет»)

 
Времена матриархата, если они были когда-то, благополучно миновали, и главными творцами истории стали мужчины. Как у них получалось делать историю, можно узнать из многочисленных источников, среди которых есть и такой: «Жизнь двенадцати цезарей» Гая Светония Транквилла.
Читаем: «Злодейства и убийства свои он начал с Клавдия» и «Поистине никого из близких не пощадил он в своих преступлениях». (Это о Нероне.)
«Он с жадным любопытством присутствовал при пытках и казнях истязаемых, по ночам в накладных волосах и длинном платье бродил по кабакам и притонам, с великим удовольствием плясал и пел на сцене» (А это уже Калигула, не иначе как предвосхитивший европейские гей-парады. Всё-таки в будущее смотрел сей государственный муж!)
Калигула! Твой конь в Сенате
Не мог сиять, сияя в злате,
Сияют добрые дела...
Ладно, давайте ближе к женщинам, которых мы все любим. Уж они-то должны наполнить историю миром, любовью, добротой и милосердием. Так оно и было во времена республиканского Рима, когда на почтенных матрон, посвятивших свою жизнь домашнему очагу, иных забот и не возлагалось. Но что о них можно написать интересного? Древнеримских авторов спасали весталки, нарушавшие обет целомудрия. За свой грех их хоронили заживо! И об этом античные авторы писали, надеясь произвести сенсацию (эдакая «Большая стирка» & «Пусть говорят» в древнеримском формате). Благодаря им, о весталках-то (в отличие от почтенных матрон) мы знаем неплохо. 
А далее наступили времена императорского Рима. Женщины добились права на часть власти мужчин, не говоря уже о власти над мужчинами, обладающими властью. То есть женщины могли править мужчинами, которые правили Римом. Так-то!
Подведем итог. Почти все женщины, о которых идет речь в книге Геннадия Левицкого, были красивы. Значимое в гендерных отношениях явление! Из списка моральных качеств: хитрость, коварство, изворотливость, целомудренность, скромность, благородство – эти красавицы чаще выбирали... Догадайтесь сами, что именно.
Имена женщин Древнего Рима, которым посвящена книга Геннадия Левицкого, я называть не буду. Кроме Клеопатры, вряд ли они хорошо известны широкой публике. Да и не в этом суть. Автор книги – профессионал, специализирующийся на истории Древнего Рима, – знакомит нас с яркими персонами Античности. Его книге, как и всей серии «История. География. Этнография», свойственны легкость изложения, занимательность и в то же время документальность, опирающаяся на первоисточники (в данном случае – труды античных авторов).
Будем считать, что на страницах книги Геннадия Левицкого женщины Древнего Рима назначили нам свидание. Отказываться нельзя. Хотя осторожность соблюдать стоит...
 

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература, серия


2015-09-30



“If we see that Germany is winning we ought to help Russia and if Russia is winning we ought to help Germany…”
(Senator Harry Truman, Democrat, of Missouri. The New York Times. June 24. 1941)


«Если мы увидим, что выигрывает Германия, то нам следует помогать России, а если выигрывать будет Россия, то нам следует помогать Германии …»
(Высказывание сенатора Гарри Трумэна в “Нью-Йорк таймс” за 24 июня 1941 года)

О чем речь, господа? Сенатор (потом и президент США) Гарри Трумэн ведет речь не о спортивных состязаниях. Обратили внимание на дату? 24 июня 1941 года. Третий день, как началась война, получившая название Великой Отечественной. Соответственно, речь о военной помощи. А чтобы расставить все точки над «И», следует продолжить фразу американского сенатора: “…and that let them kill as many as possible…” (“и пусть они убивают как можно больше”). Вот так.
Роль англосаксов (американцев и англичан) в предвоенной истории и во время Второй мировой противоречива. Вообще, история первой половины ХХ века жестока. Войны, революции, кровь и грязная политика. Накопать здесь компромата на кого бы то ни было особого труда не составит.
Алексей Кофанов, гитарист, композитор, художник и неравнодушный человек, решил написать книгу о Второй мировой, чтобы понять о той войне главное: кому она была нужна? как её запустили? что происходило? почему? какова взаимосвязь событий? То, что историком стал гитарист, меня несколько смутило, несмотря на обширную библиографию в конце его книги и многочисленные цитаты и ссылки на литературу. Вспомнились новомодные «исследования», в которых пишется о тибетских частях СС, загадочной деятельности «Туле» и «Аненербе», антарктической подледной базе рейха, Рудольфе Гессе, который скрылся на подлодке, чтобы продолжить дело наци в случае поражения рейха, и его двойнике, прибывшем в Англию 10 мая 1941 года, чтобы замести следы… М-да…
Я уж не говорю о трактовках, которые имеют место в такой литературе.
Например:
1) Сталин нарушил все тайные договоренности с рейхом, и Гитлеру ничего не оставалось, как его наказать.
2) Гитлер был вынужден нанести превентивный удар, потому что СССР готов был вот-вот напасть на беззащитную Европу, чтобы нести большевизм и мировую революцию на Запад.
3) Гитлер и Сталин сговорились вместе напасть на Британию, поэтому вермахт и притек в 1941 году к нашим границам, чтобы потом сообща переправляться через Ла-Манш, но что-то вожди не поделили, отсюда и война между Германией и СССР.
4) Сталину сказали, что германские войска у границ СССР собираются в Индию, вот он, простофиля, и проспал 22 июня.
Я вас не утомил? Ведь так (или почти так) по каждому событию Второй мировой.
В книге Алексея Кофанова такой «экзотики» практически нет. Есть факты, которые не тасуются, как карты, и не высасываются из пальца. И есть теория автора. Правда, авторская теория смахивает на очередную теорию заговора (заговора банкиров, конкретно – Федеральной резервной системы США & KO). Развеивая чужие мифы, можно увлечься и сотворить новый, свой миф. Ну, что ж… По крайней мере, книга раскрывает суть политики США и Великобритании. На мой взгляд, раскрывает точно. И читается книга с интересом. Как историческая беллетристика или даже как шпионский детектив. И сложившуюся в мире к середине ХХ века ситуацию в целом книга передает верно.
Вот только автор назвал жителей Вологодской области вологодцами («Вологодцы тоже немало отличаются от москвичей», с. 220). За нас, вологжан, обидно…


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-09-24



Не брити брад и усов не постригати…
(Определение Стоглавого собора 1551 года)

 

Не совсем корректное сообщение в обрамлении цитат

 

«Итак, эти две могущественные державы ведут между собой ожесточеннейшую войну в продолжение тридцати шести лун. Поводом к войне послужили следующие обстоятельства. Всеми разделяется убеждение, что варёные яйца при употреблении их в пищу испокон веков разбивались с тупого конца; но дед нынешнего императора, будучи ребёнком, порезал себе палец за завтраком, разбивая яйцо означенным древним способом. Тогда император, отец ребёнка, обнародовал указ, предписывающий всем его подданным под страхом строгого наказания разбивать яйца с острого конца. Этот закон до такой степени озлобил население, что, по словам наших летописей, был причиной шести восстаний, во время которых один император потерял жизнь, а другой – корону.
…Насчитывают до одиннадцати тысяч фанатиков, которые в течение этого времени пошли на казнь, лишь бы не разбивать яйца с острого конца. Были напечатаны сотни огромных томов, посвящённых этой полемике, но книги Тупоконечников давно запрещены, и вся партия лишена законом права занимать государственные должности»
(Джонатан Свифт «Путешествия Гулливера»).

К книге Кирилла Кожурина можно прийти по разным причинам. И это не только религиозное чувство или поиск духовных истоков, но и естественное внимание к проблемам отечественной истории и культуры. Я уже не говорю о личном интересе, которым, например, руководствовался я. Вышеприведенной цитатой я хотел показать, что книга может увлечь не только глубоко верующего человека.
Зачем же нам что-то знать о старообрядчестве?
Раскол – очень значимое событие в истории нашей страны. Это трагедия, прошедшая по живым людям, их душам. Да и старообрядцы как таковые оказали серьезное влияние на экономическую и культурную жизнь России. На начало ХХ века, как бы сейчас сказали, бизнес старообрядцев сосредоточил в своих руках 64% всего российского капитала. Династии Морозовых и Рябушинских, Кокоревых и Гучковых… А Третьяков? Тоже выходец из старообрядческого купечества. Стоит помнить об этом, посещая Третьяковскую галерею. Если продолжить «историю в лицах», то можно назвать много известных людей, которые вышли из старообрядческой среды. Атаман М.И. Платов, поэт Н.А. Клюев, писатель И.А. Ефремов, художник К.С. Петров-Водкин, академики Б.А. Рыбаков и Д.С. Лихачев. Что там перечислять! Можно обобщить так: от великого ученого М.В. Ломоносова до советского министра обороны Д.Ф. Устинова! Вот так-то… Наконец, старообрядцы сохранили многие народные промыслы и просто важные для православных верующих вещи: восьмиконечный православный крест, вернувшийся в новообрядческую церковь, иконы древнего письма, исконное богослужебное пение.
Автор представленной книги даёт полную картину старообрядчества. От историко-политических причин раскола до особенностей старообрядческих согласий, от описания культуры русского старообрядчества, его главных духовных центров до рассказа о повседневных предметах, бытовых запретах и т.п.
Есть у книги и своя «изюминка». Автором издания является член Российского Совета Древлеправославной поморской церкви. Поэтому вряд его позицию можно назвать беспристрастной и непредвзятой. Реформы Никона, например, он может пренебрежительно обозвать «затейками». Или сформулировать свою мысль так: «…исход русских староверов из охваченной еретической чумой страны». (Курсив – мой.) Мне эта «изюминка» понравилась: я не люблю пресных книг. Кто не способен спокойно воспринимать иную точку зрения, тем, наверное, придётся сложнее.
Надо также помнить и о «тёмной» стороне старообрядчества. И дело здесь не только в бороде и проклятии «брадобритцев». Хотя автор и пытается староверов во всём оправдать, но ведь были «гари» (массовые самосожжения), «чашничество», выступления против употребления картофеля и т.д. А как вам это: «Кто пьет кофий, в том заводится злой ков»?
Или ещё факт. Староверы-«федосеевцы», избегая призыва в царскую армию, запрещенного верой, бежали за границу, в Германию. И вот парадокс. Во время Второй мировой войны многие старообрядцы (потомки тех самых!) были призваны в немецкую армию. За что воевали?!
Завершает представленную книгу Кирилл Кожурин своеобразным выводом о том, что духовный опыт староверия, став достоянием всего человечества, должен стать последним шансом спасения России и «агонизирующего» Запада. Ну, не знаю, не знаю… Приведу ещё одну цитату, правда, не о старообрядцах, а об ортодоксальных евреях. Но, как говорится, sapienti sat.

«Можно себе представить, какие глаза сделали бы левиты и коэны Первого Храма при виде лапсердаков и полосатых халатов, лисьих штраймлов и чёрных шляп с твёрдыми полями, туфель с пряжками и яловых сапог, белых чулок и панталон до колен, которые носят люди, полагающие себя – и только себя – их прямыми наследниками. Восточные евреи всех типов и литваки, хасиды, принадлежащие к веками враждующим между собой дворам Речи Посполитой или Австро-Венгрии, и все прочие носители бород разной степени косматости и замысловато закрученных пейсов, чьи ноги топчут переулки иерусалимского Меа Шеарим или улицы Бней-Брака…
Говоря откровенно, всё, что демонстрирует израильская ортодоксия, для этнографа или историка восточноевропейского костюма – клад и подарок судьбы. Но жить в качестве живого экспоната, вышедшего из музейной витрины и ходящего по свету с невидимым ярлычком, на котором написано что-нибудь вроде “местечко Любавичи, Российская империя, XIX век” или “Сату-Маре, Трансильвания, XVIII столетие”, нелегко»
(Евгений Сатановский).


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, православная литература, религия, этнография


2015-09-22



 
Мир есть любовь. Без любви нет жизни. (А. Борисова)
Восстановление памяти поколения – одна из высших
задач писателя. (Л. Улицкая) 
 

«Мало ли написано в мире книг о великой и жертвенной любви?» – риторически спрашивает писательница Людмила Улицкая.
Роман Ариадны Борисовой  –  об этом чувстве, и  автор «нашла особые краски, и особые характеры, и особые обстоятельства».
История взаимоотношений Хаима Готлиба, выходца из богатого еврейского дома, и русской дворянки-сироты Марии Митрохиной, воспитанной в приюте при православной церкви, начинается в  Литве тогда, когда политиками готовится  Вторая мировая война.
Поженившись, несмотря на конфликт с близкими, молодая пара выдерживает нечеловеческие испытания времени.
Сначала – оголтелая националистическая  пропаганда, затем – очередная перетасовка политической карты мира, и Литва стала советской. А молодая семья Готлибов попала в категорию спецпереселенцев. И вскоре застучали колеса эшелона, где ехали в далекую Сибирь ни в чем не виноватые люди, ставшие щепками в очередном круговороте истории. Чем же, например, провинился пятимесячный ребенок, умерший в этом составе, где «через день скончалась от сердечного удара его бабушка»?
А дальше – адские условия на якутской земле, промысловый участок, где жизнь переселенцев целиком зависела от воли начальника, который видел в несчастных людях лишь рабов и относился к ним соответственно,  Змеев столб – лобное место, где он чинил единолично суд и расправу. 
Добрые якуты помогли несчастным построить жилье, и это спасло многих, но, увы, далеко не всех. И «живые люди, сплошь покрытые язвами, лежали порой рядом с неживыми…».
А Хаим Готлиб за несколько таблеток красного стрептоцида был готов заплатить своей жизнью, чтобы спасти жизнь жены… Потому что «любовь этого мужчины балансировала где-то на грани фанатизма, и все-таки она была просто любовь, редкая среди людей, как редко встречаемый в лесу родник, из которого вымыло наносный мусор, оставив не зависящую от внешних потоков цельность и чистоту… Кто сказал, что такая любовь странна? Может, странна не она, а ее окружение, утерявшее способность любить, как должно человеку?..».
Продолжение истории о семье Готлибов читайте  в книге Ариадны Борисовой «Бел-горюч камень», которая, так же, как и роман «Змеев столб», является по сути отражением недавней истории нашего народа, написанной в лучших литературных традициях.   

Ярлыки: историческая литература, любовь, роман, русская литература


2015-09-17



«Он уже понял, что не обманывает только самое простое: тепло, вода, кров над головой, хлеб, тишина и доверие к собственному телу...»
(Эрих Мария Ремарк «Время жить и время умирать»)

 

«Мои записки не предназначались для публикации», – написал Николай Никулин в предисловии. Мне сразу же вспомнилась другая книга о войне. Книга Ремарка, посвященная будням Первой мировой, где герой произведения на последней странице романа «был убит в октябре 1918 года, в один из тех дней, когда на всем фронте было так тихо и спокойно, что военные сводки состояли из одной только фразы: “На Западном фронте без перемен”». Этот роман, который Ремарк сочинял не для публикации, буквально ворвался в большую литературу в конце 1920-х и к 1932 году был уже переведен на двадцать девять языков. Надуманные произведения первых лет (Ремарк писал и до романа «На Западном фронте без перемен») остались в прошлом. Читателей подкупила именно правда жизни. Правда солдата.
Да, бывает разная правда о войне. Правда ученого историка, доказывающая свою теорию. Правда политика, озабоченного имиджем (дай Бог, чтобы имиджем государства, а не своим). Правда генерала, мыслящего масштабно, оперирующего такими понятиями, как единица военной техники и живая сила противника. И правда солдата. Нелицеприятная. Окопная. Человеческая.
Николай Никулин, прошедший войну простым солдатом, раскрывает бытовую сторону войны, рассказывает об её абсурде и жестокости. У войны свои законы и своя природа. Вот цитата:


«...те безобразничали по плану: сеть гетто, сеть лагерей. Учет и составление списков награбленного. Реестр наказаний, плановые расстрелы и т.д. У нас все пошло стихийно, по-славянски. Бей, ребята, жги, глуши! Порти ихних баб!..
Теперь прошло много времени, и почти все забылось, никто не узнает правды... Впрочем, каждая война приводит к аналогичным результатам – это ее природа. Но это страшней опасностей и смерти».

Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, где Н.Н.Никулин (1923 – 2009) работал ведущим научным сотрудником, справедливо заметил: «Он написал книгу о Войне. Книгу суровую и страшную. Читать ее больно. Больно потому, что в ней очень неприятная правда...»
Тем не менее, такая правда, правда фронтовика, отнюдь не умаляет цены нашей Победы. А если кому-то покажутся сцены и выражения этой книги рискованными, то, наверное, стоит вспомнить, что правда всегда глаза колет. И лучше колючая правда, чем пушистая ложь.


Ярлыки: воспоминания, историческая литература, мемуары, отраслевая литература,


2015-09-11



Мир – добродетель цивилизации, война – ее преступление. 

(В. Гюго)

Автор книги – Наталия Никитина – в главе «Запоздалое предисловие» рассказывает о том, что однажды ее отец получил в подарок кортик венгерского летчика с надписью «Лейтенанту Имре Шанта». Этот кортик и вдохновил писательницу на создание романа «Далекое имя твое…», главным героем которого стал летчик Имре Шанта.
Ведущая тема произведения – обличение бесчеловечной, абсурдной для большинства сущности войны: она уносит миллионы жизней, уродует и физически, и морально как побежденных, так и победителей.
Перед читателем – предвоенная Венгрия, влюбленная молодежь и жизнь, которая кажется им удивительно прекрасной.
Но в это время «политики на куски рвали Польшу…», а вскоре «известие о нападении Гитлера на Россию всколыхнуло весь мир. Будто ледяным ветром обдало каждого человека. Но от холода можно спрятаться, а от событий никакой стеной не отгородишься».
Да, не отгородишься, и поэтому венгерский летчик Имре Шанта вынужден был воевать против России (Венгрия, как известно, в годы Второй мировой войны была союзницей Германии). И такая ситуация непонятна Имре, потому что «у Венгрии своя родная земля, свой народ-труженик. Свои песни и праздники. Ей не надо чужого, ей нужна только свобода. Но разве русские отнимают ее?..».
Первый боевой вылет Имре. Он видит ужасные картины разрушения, гибель ребенка, и это заставляет его по-иному взглянуть на многое. «Мясорубка. Вот она – настоящая война…».
Имре Шанта попадает в плен, бежит, убивает человека. И понимает, что стал убийцей: «…пришел на чужую землю и лишил жизни такого же человека, как я сам…».
Таким образом, роман «Далекое имя твое…» поднимает проблему противоречия большой политики и судьбы отдельно взятого человека, который в любой момент может оказаться заложником амбиций власть имущих, пешкой в их руках, а не хозяином своей жизни.
Книга Наталии Никитиной – и о бескорыстии, и о любви.
Жизнь при трагических обстоятельствах сводит Имре Шанту и русскую девушку Ольгу, в конце концов они будут вместе. И так хочется за них порадоваться, но… Снова большая политика: 1956 год, советские танки на улицах Будапешта. И снова маленький человек – заложник глобальных событий. Будет ли когда-нибудь по-другому? Будем надеяться, как надеется на это главный герой книги Наталии Никитиной «Далекое имя твое…» Имре Шанта.

 


Ярлыки: историческая литература, современная проза


2015-09-01



Мальчишки и девчонки!

А также их родители!

Правдивые истории

Услышать, не хотите ли?

 
Что общего между Чингисханом и польской королевой Ядвигой? Для одного нет прекраснее зрелища, чем видеть, как корчится в муках враг; синонимом другой стали редкая самоотверженность и истинное благородство. Другими словами, общего ничего, если не считать, что обе фигуры – исторические. Времена (с их героями, святыми и злодеями) не выбирают… Ну, и еще одна прописная истина:  мы, люди, такие, какими и хотим быть. Если кому-то греет душу геростратова слава, то горят храмы. А также дома, их жители и вообще всё, что только можно сжечь во имя чего-то. Великие мира сего способны были оставить не просто след в истории, а след кровавый… Увы! 
Наталия Басовская рассказывает в своей книге о личностях весьма разных: тут фараон-вероотступник Эхнатон и герой-любовник адмирал Нельсон, бабушка средневековой Европы Алиенора Аквитанская и «золотое сердце» Фридрих Энгельс. Я уже не говорю о вынесенных в название книги Клеопатре и Карле Марксе, им тоже посвящены отдельные главы.
Книга Наталии Басовской имеет подзаголовок «Самые захватывающие истории поражений и побед великих людей». И это не рекламная уловка. Истории – захватывающие. Книга очень легко читается. Тут же приходят на ум исторические параллели. (Орды того же Чингисхана и ИГИЛ, например.) Информация легко усваивается, а текст дает немало поводов задавать исторические вопросы и задачки на размышление друзьям, знакомым и соседям. Кого в Европе именовали Великолепным, а на родине, в Турции, Законодателем? (Конечно, вспомнили сразу: турецкого правителя Сулеймана Великолепного.)
Но не надо думать, что популярная книга в угоду публике наполнилась «пустотой бессодержательной занимательности». Простота в изложении не предполагает примитивности содержания. Уровень книги высокий. Она не для высоколобых, а просто – для умных.
Итак, перед нами сборник самых неожиданных рассказов о знаменитых героях и антигероях мировой истории. Книга анонсируется так: «Если вы хотите полюбить историю – эта книга для вас, если уже любите – тем более!» Согласен! Рекомендую!
 

Ярлыки: сборник, историческая литература, рассказы, отраслевая литература


2015-08-21



«Он въехал в Париж вместе с Анной Австрийской, а вслед за ними – кардинал Мазарини, окруженный стражей. Война кончилась; последствия ее были ужасны! Вождей Фронды постигла горькая участь: Гастон Орлеанский, родной брат покойного короля, был сослан в Блуа на всю жизнь; его дочь, принцесса Монпансье, защитница Бастилии, выдана замуж за гвардейского капитана. Фанатичного коадъютора Гезского, Гонди, засадили навеки в Венсенский замок, а великий Конде, герой Рокруа, Дюнкирхена, Ланса и Бленуа, бежал в Нидерланды и поступил на испанскую службу против Франции. Знатнейшие фамилии края подверглись строжайшей ответственности. Все трепетало под ударами королевского мщения. Людовика охранял железный Тюренн со своим громадным войском и миллионами, собранными Мазарини.
Таковы были события лета тысяча шестьсот пятьдесят четвертого года, когда начинается наш рассказ…»
 
Книга об одном из ярких периодов французской истории написана немецким писателем, жившем в девятнадцатом веке. События, представленные в книге, как будто продолжают известную книгу Александра Дюма «Три мушкетера», только без главных героев. Эпоха Людовика XIV более блистательная, чем эпоха Людовика XIII. Это становление абсолютной монархии во Франции, борьба за усиление королевской власти и объединение страны под властью короля. Показана и международная политика Франции. Брахфогель, страстный любитель театра, не мог оставить без внимания судьбу и творчество Мольера, современника данных событий. Интересно наблюдать за тем, что явилось предметом, причиной для написания той или иной пьесы Мольера.

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература


2015-08-19



«Мадемуазель, Вы будете красой и гордостью 

нашего балета…»    (Александр  III)

Матильда Кшесинская –  человек, которого невозможно охарактеризовать однозначно.
Её образ волнует литераторов и историков, пытающихся понять эту женщину-загадку.
Выдающаяся танцовщица и выбирающая любые средства для достижения цели карьеристка, весьма смелая в плане личной жизни особа и великая труженица…
Матильда Кшесинская выросла в довольно зажиточной семье профессиональных танцоров, окончила Императорское театральное училище.
Обстоятельства сложились таким образом, что она стала любовницей императора Николая II  (и, по версии Геннадия Седова, любила его искренне); затем – двух великих князей. От одного родила ребенка, а жила на деньги другого…
Молодость героини книги приходится на тот период, «когда Россия исполняла бешеное фуэте». Революции, гражданская война…
И потому «10 марта 1920 года с палубы забитого беженцами 5000-тонного парохода «Семирамида»… она увидела … купола венецианских церквей». Началась эмигрантская жизнь.
Г. Седов описывает Париж начала ХХ века. Русский Париж. Вертинский, Федор Шаляпин, Дягилев  …  И распри между эмигрантами. И «русские швейцары, лифтеры, официанты, окномои, телефонисты, таксисты … Русские дворянки, торгующие цветами на выходах из метро, жены гвардейских офицеров, служащие в модных ателье манекенщицами и швеями…».
А Матильда Кшесинская открыла хореографическую  студию   и стала кормилицей семьи – сына и супруга.
Да, с отцом своего ребенка – великим князем Андреем Владимировичем – она обвенчалась, приняв православие, в возрасте 48 лет. Это произошло в 1921 году; Кшесинская стала Марией Федоровной Красинской.
Она прожила долгую жизнь (99 лет), в течение которой всегда была человеком удивительной работоспособности, достигнув высшей точки на шкале успеха и как балерина, и как педагог. Это в отношении Кшесинской бесспорно.
А что касается остального… Читайте книгу, размышляйте.
И следует подчеркнуть, что «Матильда Кшесинская» Геннадия Седова – это не только рассказ о  выдающей  танцовщице, но и широкомасштабное повествование о становлении русского балета, исторических событиях, культурной среде и многом другом.

Ярлыки: биография, историческая литература, публицистика


2015-07-21



Великие возможности приходят ко всем, но многие даже не подозревают, что встречались с ними.

Даннинг.

"Ничто не бывает хорошим или дурным - 
таковым его делает мысль,
 и только мысль способна на это". 

Сэмюэль Батлер 

 
Мощная вещь. К счастью, в хорошем переводе, иначе она была бы безнадежно испорчена. Сложная вещь. Перенасыщена ссылками на труды философов, биологов, астрономов, физиков, историков, богословов. Стремление к саморазрушению, любовь, самопожертвование, страсть к познанию мира, использование науки в корыстных целях – всё это сплетается в тугой клубок романа. Повествование ведётся от первого лица. Молодая аспирантка Эриел пишет статьи для научных журналов самого разного профиля. Интересы ее весьма разнообразны: от теории Большого Взрыва до литературы. Прослушав доклад маститого ученого о творчестве Люмаса, малоизвестного писателя девятнадцатого века, она так впечатлилась, что набилась в ученики к профессору. Но научный руководитель таинственным образом исчезает. А девушка покупает в букинистическом магазине «Наваждение» Люмаса, книгу, в существование которой никто не верил.  И вот мы уже вместе с героиней читаем этот готический роман в романе о том, как скучающий джентльмен забредает на ярмарку и в шатре фокусника совершает путешествие в воображаемый мир. А потом кладет всё свое состояние, здоровье и саму жизнь на то, чтобы разыскать загадочного волшебника и выведать у него рецепт микстуры, выносящей мозг столь радикально. Упс! А страница-то с рецептом вырвана! И наша героиня отправляется на её поиски. Находит. Изготовляет микстурку и, разумеется, пробует её. Ну и попадает в тропосферу, как назвал её Люмас. Тропосфера это вам не просто развлечение, из неё можно попадать в сознание  людей и влиять на них. Да и за рецептиком охотятся нехорошие люди. Начинается экшн. Про финал ничего говорить не буду. Прочтёте сами. Размышления и обсуждения устройства миров реальных и воображаемых просто завораживают. Учения Бодийяра, Кьеркегора и т.п. излагаются автором столь внятно, что необходимость в прочтении оригиналов не так уж и остра. Всё равно ничего не поняла, хотя и пыталась. Пусть госпожа Томас очень занимательно пишет, но иногда я застывала над книгой, тупо глядя вдаль и понимая, что вот этот кусочек надо будет ещё раз перечитать, а то как-то я выпала из реальности. И вообще, что реально, а что нет?
Почему я назвала этот роман вещью? Потому что это – ВЕЩЬ! Цельное произведение, которое можно взять в руки и вертеть в свое удовольствие, как хорошую головоломку. Так повернёшь – и будет тебе повесть о жизни девушки, которая никого не любила, в том числе и себя. А когда полюбила, оказалось, что поздно… а может и нет. Сяк повернешь – и будет тебе безумный роман о погоне за истиной. Почему безумный? Да потому что истина как горизонт. Ты бежишь к нему, а он, зараза, всё там же… С третьей стороны – это замечательно умное интеллектуальное чтение. А с четвертой стороны – вполне себе закрученный детектив с мордобитием и даже стрельбой. Подготовленный читатель найдет еще много граней. Я ж говорю – вещь!

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, историческая литература, мистика, психологический роман


2015-07-16



Из нашего окна Иордания видна, а из вашего окошка – только Сирия немножко…

 
Бен-Гурион. Ариэль Шарон. Шимон Перес. Биньямин Нетаньяху. Ребе Менахем-Мендл Шнеерсон.
Какая у вас реакция на эти имена? «Ба! Знакомые всё лица» или «А кто это?..»?
Если второе, то поясню. Это евреи. И автор, упоминающий эти имена на страницах своей книги, – тоже российский еврей. Как шутил по подобному поводу Борис Львович (еврей, конечно): «Ну, половину аудитории, слава Богу, потеряли. Остальным ещё раз: “Здравствуйте!” – и пошли дальше».
Говоря уже серьёзно, следует отметить, что Евгений Сатановский – не только бывший президент Российского еврейского конгресса, знающий поведение элиты еврейского народа изнутри, но и один из самых востребованных и признанных экспертов по Ближнему Востоку. (Если вы включите программу Владимира Соловьева на российском телевидении, то обязательно увидите и услышите Евгения Яновича.)
Евгений Сатановский не связан моральными, политическими или финансовыми «обязательствами» с израильской элитой, не ангажирован левыми, правыми или ортодоксами. В то же время он много путешествует по миру, бывает, конечно же, в Израиле, где в десяти километрах от ливанской границы живет его мама, и имеет все возможности объективно исследовать социально-политическое положение этой ближневосточной страны.
Пишет он без излишней политкорректности, с юмором. Называет вещи своими именами, даёт такие оценки, которые считает нужными. По поводу своей позиции Евгений Сатановский высказался (хотя и в другой книге – «Шла бы ты...: заметки о национальной идее») предельно ясно: «Осенью автор милостыни интеллектуально страждущим любого направления и толка не подаёт. Политкорректностью не страдает. Как, впрочем, и в другие времена года. И вообще полагает её опасной формой разжижения мозгов, проистекающей от безделья, тщательно маскируемой ксенофобии и скрытого расизма».
Поэтому израильских ортодоксов и политиков, их «двоюродных братьев» арабов и их соседей «братьев-исламистов» автор награждает меткими, порой даже нелицеприятными, характеристиками. Ирония, сарказм и сардонический смех прилагаются. А повод к этому есть: и израильское общество как «компот народов», и израильско-палестинский «мирный процесс», и ооновские горе-чиновники вкупе с самоубийцами от политики в самом Израиле.
Книга Евгения Сатановского будет полезна тем, кого интересуют политические процессы на Ближнем Востоке. Если же вас политика не интересует или, по крайней мере, она для вас не на первом месте, то советую обратиться к другой книге об Израиле, написанной Еленой Коротаевой и выпущенной в серии «Где русскому жить хорошо?» (Коротаева, Елена. Израиль. Земля обетованная / Елена Коротаева. –  М.: Эксмо, 2013.) 

Ярлыки: историческая литература, политика, путешествия


2015-07-10



Обманывать – подлость, обманываться – глупость
(Турецкая пословица)

Турция – рай для российского туриста. Ведь наши туристы для Хургады с Антальей – главный источник дохода…
Впрочем, начать всё-таки позвольте с турецкого анекдота.


Пришел как-то один человек в суд, чтобы поменять свое имя.
Судья спрашивает:
– Как тебя зовут?
– Хасан Болван, эфенди…
Судья:
– Ну, вообще-то ты прав, сынок, что хочешь имя поменять. Хорошо, а какое же имя ты хочешь?
– Казым Болван…

А теперь поясню. От многих отрицательных явлений, которые могут броситься в глаза постороннему человеку, не так-то просто избавиться. У каждого народа, населяющего определенную страну, могут оказаться тщательно скрываемые комплексы, предрассудки и не очень красивые привычки. Как говорил один известный герой детской литературы: «Дело-то житейское…»
Вы уже догадались, что речь о Турции идёт не в связи с туризмом.
Вот и автор книги написал, что «существует два Стамбула», подразумевая существование двух Турций – туристической и настоящей.
Первая Турция, как и «первый Стамбул», принадлежит туристам, пятизвездочным отелям и любителям развлечений.
Но есть другой Стамбул, другая Турция. Чтобы это увидеть, нужно «свернуть с туристического маршрута в боковые улочки и внимательно смотреть по сторонам».
Что же мы увидим благодаря такому осмотру на месте?
Женщину, приговоренную собственной семьей к смерти из-за ложного обвинения в измене мужу…
Нелегальных мигрантов, мечтающих о Европе и готовых на всё…
Врача-сексолога, ратующего за сексуальное образование в Турции…
Бывших турецких проституток, которые были проданы в публичные дома собственными мужьями…
Наконец, мы увидим премьер-министра Эрдогана, укрепившего позиции турецких исламистов.
Можно согласиться с журналом «Час культуры» (Польша), что Турция в представленной книге Витольда Шабловского кардинально отличается от страны из популярных путеводителей. Путешествие в компании польского журналиста может показаться страшным, но автор умеет рассказывать о неудобных вещах легко и остроумно.
И последнее, чем хочу завершить это сообщение в блоге, – это вопросы. Всегда ли взгляд иностранца – беспристрастный и истинный? Правильно ли иностранец понимает то, что творится в чужой для него стране?
Составьте свое мнение, прочитав книгу Витольда Шабловского «Убийца из города абрикосов».


Ярлыки: заметки, историческая литература, публицистика, путешествия, этнография


2015-07-09



«Дыбенко пошел на Крыленко, а Крыленко на Дыбенко, они друг друга арестовывают, и Коллонтайка, отставная Дыбенкина жена, тоже здесь путается…»
(Из дневника Зинаиды Гиппиус)

В чем только не обвиняли Александру Коллонтай! В мещанстве, буржуазности, порнографии, бульварщине… Еще бы! Феминистка! Отсюда могли быть шуточки и анекдотцы чисто мужские. С некоторым пренебрежением. Взгляд – сверху вниз.
Например, Питирим Сорокин высказался о Коллонтай так: «Что касается этой женщины, то, очевидно, ее революционный энтузиазм – не что иное, как опосредованное удовлетворение ее нимфомании».
Дневниковая запись Зинаиды Гиппиус – из той же оперы ария, хотя и пропетая женским голосом.
Но феминистка феминистке рознь, скажу я вам. Интересны требования современных феминисток: заменить у пешеходных светофоров мужской силуэт на женский (а то! пора бороться с мужским деспотизмом!); поставить вопрос, почему у женщин в гардеробе есть мужские вещи, а у мужчин женских – нет (найти бы предлагаемый перечень женских вещиц, рекомендованных для носки мужчинам!).
А что считала важным феминистка Коллонтай? Равную для женщин и мужчин зарплату, минимальные нормы охраны труда, в том числе восьмичасовой рабочий день, неиспользование женщин на производстве, вредном для женского организма, обустройство мастерских, где должны быть раздевалки, умывальники, теплые туалеты с сиденьями. Совсем другое дело! Проблемы-то – насущные!
Впрочем, противоречивых моментов в жизни Александры Михайловны можно найти уйму.
Возьмем “женский вопрос”. Коллонтай полагала, что буржуазная идеология “воспитала в людях привычку смешивать чувство любви с чувством собственности над другим человеком” и что эта привычка должна отмереть, но сама болезненно переживала разрыв с любимым мужчиной.
Она считала, что детей рожают во имя интересов общества. Так сказать, вскормила материнским молоком – и свободна! Но своего сына, к которому относилась очень трогательно, она вовсе не воспринимала только лишь как “члена трудовой республики”.
А политика? Лев Троцкий вспоминал: «Коллонтай встала в ультралевую оппозицию не только ко мне, но и к Ленину. Она очень много воевала против “режима Ленина – Троцкого”, чтобы затем трогательно склониться перед режимом Сталина».
Итак, в юности – бунтарь, в зрелые годы – консерватор. Иссякла любовная страсть, и вот уже Коллонтай – расчетливая эгоистка, легко расстающаяся с идеалами юности…
Так чем же интересна её биография в качестве “читабельного жизнеописания”? Любителям отечественной истории, конечно, не будет безынтересным узнать, кто и как устанавливал советскую власть. Я уж не говорю о перипетиях советской дипломатии, которые безусловно интересны. (Кстати, заслуги А.М.Коллонтай на дипломатическом поприще были оценены очень высоко). Но это далеко не всё.
«Жизнь Александры Михайловны Коллонтай могла бы стать сюжетом для телевизионного сериала – увлекательного, авантюрного, со множеством интереснейших, в том числе любовных, линий», – написал Леонид Млечин. Действительно, Павел Дыбенко, балтийский матрос и второй муж Александры Михайловны, завел роман на стороне, а затем (после объяснения с женой) выстрелил из револьвера себе в грудь. Мелодрама, да и только! Надо сказать, это не единственный мелодраматический момент жизни Александры Коллонтай. Как известно, первым стрелялся сын генерала Драгомирова Иван; будучи безнадежно влюбленным в очаровательную Шурочку, он пустил себе пулю в лоб.
Леонид Млечин – автор большого числа историко-публицистических книг, часть которых переведена на иностранные языки. Пишет он легко, балансируя между строгой фактографией и популярной публицистикой. Подтверждает объективность изложения цитатами и мнениями многих авторитетных людей. Не исключение и эта книга, выпущенная издательством «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей».
В общем, “жэзээлки” держат марку! И это радует.


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-07-03



«Мне кажется, что позже ни мне самой, ни кому-нибудь другому 
не будут интересны признания тринадцатилетней школьницы…» 
(Из дневника Анны Франк)
 
Практически каждая девочка, будучи школьницей, вела дневник. Делилась с верным  молчаливым слушателем самым сокровенным.  Сколько заветных желаний и секретов хранят надежно укрытые от посторонних глаз пухлые тетради в  оригинальных  переплетах! Сколько невысказанных  мыслей, тщательно скрываемых чувств и эмоций таят пожелтевшие от времени страницы!  Несмотря на то, что дневник – вещь сугубо личная, «пролистать» чужую жизнь – сокровенная мечта каждого.  
Письменные свидетельства очевидцев Второй мировой войны часто становились достоянием общественности. Детские записи шокировали больше остальных. Вспомните трагическую историю нашей соотечественницы Тани Савичевой – заложницы блокадного Ленинграда. Её дневник, ужаснувший весь мир – констатация  сухих фактов.  Девять страниц в записной книжке старшей сестры. Девять страшных фраз, написанных неокрепшей детской рукой, дают точное определение войны: голод, разрушение, смерть. В каждой строчке обречение и безысходность.  «…Савичевы умерли. Умерли все. Осталась одна Таня». 
А в Нидерландах еврейская девочка Анна Франк на протяжении двух лет скрывалась с семьей от нацистского террора в тщательно замаскированной квартире одного из домов в центре Амстердама. Всё это время Анна вела  дневник, сначала просто для себя, но впоследствии загорелась желанием издать книгу после войны. Из писем Анны к вымышленной подруге, мир узнает о повседневной жизни прячущихся. Маленькие радости, забавные случаи и неожиданные происшествия словно расширяют границы замкнутого пространства, скрашивая серые будни затворников. Взросление Анны – одна из главных тем дневника. Первая влюбленность и связанные с ней переживания, непонимание со стороны взрослых. Даже находясь в условиях  вынужденной изоляции, девочка не теряла оптимизма и веры в лучшее. Как и все дети той тяжелой поры, Анна научилась радоваться мелочам и не терять самообладания в любых, казалось бы, безвыходных ситуациях. 25 месяцев в неволе, казалось, еще немного и… Кто-то донёс о том, что в здании скрывается группа евреев.  Все были арестованы и отправлены в концентрационные лагеря. Анну с сестрой определили в «Берген-Бельзен», где в марте 1945 года они умерли от тифа. 15 апреля 1945 года лагерь был освобожден 11-й дивизией Британских вооруженных сил…
Отец Анны – Отто Франк, единственный выживший из всей семьи, после войны исполнил  волю покойной дочери, издав её мемуары в виде книги. С тех пор миллионы людей берут пример с этой храброй, непосредственной, искренней и доброй девочки.  С девочки, в сердце которой, несмотря на весь ужас происходящего, не нашлось места для ненависти. Анна Франк вела свой дневник всего два года, но его будут продолжать читать столетия.
 

Ярлыки: дневник, историческая литература


2015-06-24



Ибо, в конечном счете, нас всех объединяет то, что мы все живем на этой маленькой планете, мы все дышим одним воздухом, мы все дорожим будущим наших детей, и все мы смертны.
Джон Кеннеди

Каждый момент жизни отличается от другого. Хорошее, плохое, трудное, радостное, трагичное, любовь и счастье – все связано в единое, неописуемое целое, которое называется жизнь. Нельзя разделить хорошее и плохое. И, возможно, даже нет необходимости делать это.
Жаклин Кеннеди

 

Историю нельзя изменить.
12 сентября 1953 года состоялась свадьба Джона Кеннеди и Жаклин Бувье.
8 ноября 1960 года Джон Кеннеди избран президентом США.
22 ноября 1963 президент Джон Кеннеди убит в городе Даллас.
6 июня 1968 года кандидат в президенты Роберт Кеннеди убит в Лос-Анджелесе.
19 июля 1969 года Эдвард Кеннеди попал в автомобильную аварию.
Это – неизменные факты.
Так же, как и то, что был Карибский кризис, а Жаклин Кеннеди вошла в историю XX века как законодательница моды и одна из самых стильных первых леди. (Хотя она говорила: «Только не называйте меня первой леди – это как кличка скаковой лошади», но слово не воробей…) В общем, отношения с Соединенными Штатами у нас, россиян, могут ухудшаться или улучшаться, но отменить историю США мы не в силах. А согласно американской истории, близкие родственники редко образовывают политические группировки. Но у многих явлений бывают и исключения. Именно такое исключение из правил произошло с Джозефом Кеннеди (финансистом и политиком с крайне противоречивой, в основном негативной, репутацией) и его сыновьями: Джоном, Робертом и Эдвардом. (Правда, был еще один сын – Джозеф-младший, но он жил недолго и погиб в 1944 году, выполняя воинский долг.)
Таким образом, авторы книги представляют нам семейство Кеннеди со всеми его внутренними связями, разветвлениями и особенностями поведения; семейство, которое, надо признать, явилось уникальным феноменом американской истории XX века.
Лариса Дубова и Георгий Чернявский серьезно поработали в Архиве Библиотеки Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, насчитывающем 20198 единиц хранения, используя по максимуму свои знания, умения и интуицию. Поэтому в их семисотстраничном исследовании нет натянутостей и перетекания из пустого в порожнее. Наоборот, авторам приходилось сдерживать себя, отсекая от «монблана информации» всё лишнее и апеллируя (когда это возможно) к уже известным сведениям.
Читая этот капитальный труд, я с особенным удовольствием отмечал возможности теплых советско-американских отношений. В конце концов, мы все живем на маленькой планете, а в жизни каждый момент отличается от другого.

Хрущев заявил: «Вы знаете, что мы голосовали за вас?»
…Кеннеди засмеялся и ответил любезно: «В самом деле, малый перевес мог стать решающим. Поэтому я признаю, что вы также участвовали в выборах и голосовали в мою пользу».
Хрущев прокомментировал: «Я не пожалел о занятой нами позиции. После того как Кеннеди стал президентом, надежд на улучшение наших отношений прибавилось».


Вот только жаль, что возможности не всегда воплощаются в жизнь…


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-06-15



«Каждый человек — это мир, который с ним рождается и с ним умирает; под всякой могильной плитой лежит всемирная история»

Генрих Гейне, немецкий поэт

Кладбище. Как много зловещего в этом простом слове. Время неумолимо несется вперед, стирая с полотна жизни множество судеб, опуская вниз, в темноту, тех, кто еще совсем недавно ходил по земле. А с другой стороны, кладбище – всего лишь чье-то пристанище. Ведь умершие – наши безмолвные соседи. Мы ходим по их останкам, занимаем принадлежащие им дома, разгуливаем под сенью посаженных ими деревьев. Люди, которые жили до нас, никуда не делись. Они остались там же, просто мы с ними существуем в разных временных измерениях. Почему же тогда нам так страшно?
Разве может существовать старинное кладбище без нечистой силы и злодейства? Тысячи заросших травой могил, где даже днем царит противоестественная тишина, а очертания надгробий тонут в полумраке. Только представьте, что ждет заплутавших путников ночью! За каждым кустом, за каждой каменной плитой... Помните, чем обернулась для Тома Сойера и Гекльберри Финна вполне безобидная попытка свести бородавку с помощью дохлой кошки?
Жутко увлекательно, не правда ли? Отважитесь ли вы шагнуть в неизвестность? Заглянуть глубоко-глубоко в недра земли и повидаться со своими предшественниками? Если душевное состояние позволяет вам понять и почувствовать дух прошлого, приглашаю вас прогуляться по старому Донскому кладбищу Москвы, провести полдня в Париже на Пер-Лашез, заглянуть на старое японское кладбище, где покоятся те, кто преждевременно покинул наш грешный мир, посмотреть на древние захоронения в Иерусалиме. Ведь для того, чтобы совершить это странное путешествие в царство вечного сна, вам понадобится лишь опытный проводник. Тот, кто знает, что бояться нужно не мертвых, а живых… Можете считать, что вам крупно повезло, два мастера жанра, реальный и вымышленный, Григорий Чхартишвили и Борис Акунин с радостью проведут вас по темным лабиринтам прошлого, меж безмолвных домов из бетона и гранита, дабы вы узнали тайны истории. Ничего не бойтесь, возьмитесь крепче за руки – и вперед! Шесть знаменитых некроплей, шесть увлекательных эссе, шесть детективных историй ждут вас на страницах этой необычной книги, где жизнь и смерть шагают в ногу.


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2015-05-14



«Людей неинтересных в мире нет,
 Их жизни, как истории планет…»
Евгений Евтушенко
 
Ангелина Казьмина-Бьеркбакка родилась в Советском Союзе и провела здесь годы детства, юности и молодости, а с 1962 года живет в Финляндии.
Почему же Ангелина Бьеркбакка решила издать книгу? В прологе она подчеркивает, что делает это в надежде, «что… искренний и простодушный рассказ о жизни обычной русской семьи … добавит свой скромный штрих к портрету той, минувшей уже эпохи».    А эпоха была удивительной, неповторимой, прекрасной и трагической . Это время становления молодого государства: бурная созидательная деятельность и – одновременно – коллективизация сельского хозяйства, расправы с «врагами народа», годы Великой Отечественной войны и послевоенных испытаний…
Семья Ангелины Казьминой прошла через многое, в том числе – через самую разрушительную бомбежку Второй мировой войны, которая была 23 августа 1942 года. 1200 немецких самолетов сделали 1600 вылетов и сбросили 1000 тонн бомб.
«Десятки тысяч бомб летели на нас с ужасающим воем, они со страшным, оглушающим громом взрывались, сотрясая траншею и нас. Казалось, что выдержать силу этих взрывов и воздушных волн невозможно – разорвется сердце и внутренности, и все мы погибнем от этих взрывов».
Чудом выжили, чудом не попали в немецкий концлагерь…
Свою книгу автор посвятила родителям, которые с энтузиазмом строили новое общество, «были увлечены революционными идеями и готовы были отдавать свои силы для их осуществления».
Судьба  каждой семьи и судьба страны неразрывно связаны. «Русское счастье» –  об этом. 
 

Ярлыки: историческая литература, семья, современная проза


2015-05-12



«Еврей – не рубль и не доллар, и любить его никто, кроме собственной мамы, не обязан»
Евгений Сатановский,
президент Института Ближнего Востока

Не буду врать. Книга привлекла меня второстепенными вещами. Списком реальных людей, нашедших своё место на страницах романа Марека Хальтера, и многостраничной синхронической таблицей исторических и культурных событий в СССР, США и Европе с 1922 г. по 1961 г. Это спервоначалу, конечно.
А далее открылась удивительная история. Невероятная история. В которую веришь. И которая захватывает. Впрочем, судьба самого автора тоже кажется невероятной. Варшава – Коканд – Москва – Коканд – Варшава. Конечная станция – Париж. Нет, это не путешествие на поезде. Это судьба польского мальчишки во время Второй мировой войны и после неё. Теперь Марек Хальтер – французский гражданин, правозащитник, знаменитый писатель. Вполне понятно, что тема, которая его волнует и которая раскрывается на страницах романа «Ночь с вождем, или Роль длиною в жизнь», не может его не волновать. В силу прожитой им жизни.
В центре повествования – суд над актрисой, бежавшей из СССР.

– Кто вы?
– С каких пор занимаетесь шпионажем?
– Я не шпионка!
– Лжете!
– Кто еще работает на вашу резидентуру?
– Да никто! Я не…
– Лжете!
– Нет!


Думаете, её вернули на границе и это один из процессов сталинской эпохи? Что-то наподобие «Дела врачей»? Нет. Совсем другая страна. Очень демократическая. Называется США.
Да, во времена маккартизма хорошо вычистили Голливуд и выжили из самой демократической страны множество достойнейших людей. Как говорится, жить можно везде: и в Советском Союзе, и в Соединенных Штатах. Можно, но сложно. Понятно, что за кем надо могут следить, а кого надо – прослушивать. (Привет Сноудену!) И еще исторический факт. Как известно, Владимир Ульянов-Ленин в своё время жил в Швейцарии. (О причинах, касающихся его отношений с властями, умолчим.) Но Чарли Чаплин жил в Швейцарии по тем же причинам, о которых мы умолчали. Жил вопреки эталонной демократии США.
Итак, суд над актрисой продолжается. Актриса пытается оправдаться и рассказывает о своей жизни в предвоенном СССР.
Кремлевское закулисье – подмостки ведущих советских театров – Биробиджан (административный центр Еврейской автономной области) – бараки ГУЛАГа…

Мне казалось, что это закончилось, что нацисты достигли предела падения и мы никогда не услышим о таком ужасе.
Но Сталин хитрее Гитлера.


…И вот – знаменитый еврейский театр Мориса Шварца на Ирвинг-плейс.
 Стоп! Такие последствия имела история, начавшаяся с ночи, проведенной в Кремле с вождём народа. Но поверят ли в такую историю участники суда, заражённые вирусом «охоты на коммунистических ведьм»? Надо еще пережить этот американский суд!
Роман Марека Хальтера называют проникновенной историей любви, шпионским детективом, авантюрной исторической прозой и романом-эпопеей. Да, элементы всех этих жанров присутствуют, притом гармонично. Но вот что еще показалось мне важным. Свобода личности, демократические идеалы, равенство людей вне зависимости от их национальности, религии и гражданства – это такие затасканные на сегодня слова, что кажется: они потеряли всякий смысл и служат декорацией для обычных общечеловеческих мерзостей. Но у Марека Хальтера эти слова вновь обретают подлинное значение. И слава Богу!


Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература


2015-05-07



КОРОТКО ОБ АКТУАЛЬНОМ

История – наука противоречивая. Во-первых, она, хотя и поучает, но так никого ничему не научила. «Она (история) питает нравственное чувство и праведным судом своим располагает душу к справедливости», – написал Н.М. Карамзин. В конце цитаты хочется поставить знак вопроса. УВЫ! Во-вторых, история может стать частью существующей политики. И совсем не важно, что было на самом деле. Были бы нужные краски – белая, черная или розовая. И враги найдутся, и мифы создадутся. УВЫ ЕЩЁ РАЗ!
Как же бороться с историческими мифами?
Владимир Мединский – нынешний министр культуры, профессор МГИМО, доктор политических наук, член Союза писателей России. Его книги «Мифы о России» стали бестселлерами в историко-публицистическом жанре последних лет. И вот новая книга Владимир Мединского. О войне. У нас, в библиотеке, 2-е издание, первое вышло в 2010-м. Как ни печально, тема мифотворчества исторического и политического не становится менее актуальной, наоборот, делается все острее и даже доходит до абсурда. Книга Владимира Мединского затрагивает как отдельные исторические события, так и некоторые моменты биографий значимых исторических личностей. Большой интерес вызовет она у широкого круга читателей, в том числе и у тех, кто отслеживает новинки по истории нашей страны. В книге представлены фотографии, ксерокопии документов, плакаты тех лет: как советские, так и немецкие. О большом интересе к книге говорит и значительный тираж – 182 тысячи экземпляров.
Так будем надеяться, что не потеряет актуальности другое изречение Николая Михайловича Карамзина: «История в некотором смысле есть священная книга народов: главная, необходимая; зерцало их бытия и деятельности; скрижаль откровений и правил; завет предков к потомству; дополнение, изъяснение настоящего и пример будущего».


Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2015-04-23



… у пограничного наряда была и есть

одна священная обязанность – охранять

рубежи Отечества.

 
В романе «Уссурийская метель» Александр Миронов рассказывает о событиях, которые происходили реально.
… Конец шестидесятых годов прошлого столетия, одна из пограничных застав Дальнего Востока, река Уссури. И очень непростые отношения с теми, кто на другом берегу – с китайцами.
Кажется, всё ясно. Один из героев книги рассуждает: «Нарушитель (или нарушители) – он потому нарушителем и называется, что нарушает святая святых, границу. Кордон! В любые времена это был: ворог, враг, агрессор. И у пограничной заставы, у пограничного наряда была и есть одна священная обязанность – охранять рубежи Отечества. Вязать, брать в плен, а если не сдается – уничтожать! На то ты сюда и призван».
А вот в «Уссурийской метели» рассказывается о ситуации, когда пограничники, против их воли, оказались бессильны. Им категорически запретили применять оружие; только слова увещевания и отмашки, не очень-то действовавшие на китайских граждан, которые вели себя, мягко говоря, не вполне дипломатично.
Командиры получили приказ действовать так, «чтобы только избежать военного конфликта, политического скандала. Не ввергнуть страну в губительное противостояние, при котором еще больше может быть жертв».
И тоже, кажется, все правильно. Но! Как же сдержаться молодым пограничникам, если открыто оскорбляют, плюют в лицо? Если на твоих глазах издеваются над человеком? И иногда бывают такие ситуации, когда терпению приходит конец, как получилось однажды у лейтенанта Трошина – одного из героев книги. Именно после этого случая Трошин и стал младшим лейтенантом – его разжаловали. Разжаловали за то, что он защищал свою честь и честь соотечественников. Перед  ним был выбор: или остаться майором, но всю последующую жизнь не уважать себя, или сохранить человеческое достоинство, но – в  лучшем случае – быть разжалованным. Он выбрал второе, и тем самым одержал нравственную победу, остался Человеком.
Пограничникам пришлось простоять на льду несколько суток, терпеть хамство, не реагируя  на провокации.
Благодаря смекалке, был найден выход из положения. Но сколько еще подобных (и более трагичных) конфликтов пришлось вынести тем, кто охранял границу на Дальнем Востоке!
Александр Миронов возвращает читателя к событиям недавней  нашей истории, показывая, как в экстремальной ситуации проявляются личностные качества человека.
 
 

Ярлыки: историческая литература, роман, российская проза, современная проза


2015-04-17



«Если вы хотите, чтобы что-то было сказано, попросите об этом мужчину;
если же вы хотите, чтобы что-то было сделано, доверьте это женщине!»

Маргарет Тэтчер, 71-й премьер-министр Великобритании

История успеха Маргарет Тэтчер не дает покоя как историкам, так и исследователям ее жизни. Как из простого парламентария, не имеющего ни нужных связей, ни поддержки со стороны финансовых кругов, ей удалось возглавить консервативную партию, а затем стать первой женщиной премьер-министром в истории Великобритании? В чем состоял секрет небывалой популярности этой удивительной женщины? Как ей удавалось удерживать власть одиннадцать лет подряд?
По рассказам самой Маргарет, она воспитывалась в семье строгих нравов, ставящей во главе угла труд, долг и религию. Пустая трата времени считалась грехом. Каждая свободная минута шла на самообразование. «Многие работают для того, чтобы жить. Я же живу для того, чтобы работать!» – призналась Маргарет в одном из интервью. За весь период премьерства у нее так и не было полноценного отпуска, но она всегда умела сочетать парламентские чтения с семейным бытом. Находясь у власти, Маргарет в равной степени вызывала обожание и ненависть. Ведь она всегда откровенно говорила то, о чем думает, и бесстрашно боролась за то, во что верит. Настоящая «железная леди». За границей ее любили больше, чем дома. Она смогла установить теплые отношения с президентом США Рональдом Рейганом и произвести впечатление Михаила Горбачева, как, впрочем, и на весь Советский Союз. Искренняя любовь к публике и общественным мероприятиям, блестящий интеллект и вероломные аппаратные ходы (Маргарет шла к цели буквально по головам), помогли ей прорваться на самый верх властной вертикали.
О взлетах и падениях, предательстве ближайших соратников и личных переживаниях Маргарет Тэтчер остроумно и честно рассказывает в автобиографии, написанной на закате политической карьеры. Это не просто книга, это – видение жизни, ставшее примером для целого поколения.


Ярлыки: биография, историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература, политика


2015-04-04



«… дедушка, а ты динозавров застал?»

 

«… дедушка, а ты динозавров застал?» Эта фраза из выше названной книги говорит о том, насколько стремительно идет сейчас процесс разрыва поколений. А жаль: если не будет преемственности мыслей и чувств, то, в конце концов, произойдет отторжение поколений. Книги, подобные той, о которой сейчас идет речь, как раз и призваны сократить этот разрыв, сблизить духовно представителей разных возрастных категорий.
«Детство 45 – 53» – это портрет и документ эпохи, потому что книга собрана из воспоминаний разных людей, чье детство пришлось на послевоенную пору.
Для того, чтобы читатель более многогранно понял минувшую эпоху, содержание книги разбито по тематическому принципу, например: «День Победы», «Ели…», «Пили…», «Мылись…», «Одевались…», «Играли…» и т.д. Говоря иначе, сборник «Детство 45 – 53» – это энциклопедия народного быта и духа послевоенных лет.
Очень тяжело читать некоторые главы, особенно ту, которая называется «Инвалиды».
Известно, что в 1946 году в стране было 12,5 миллионов искалеченных людей. Цена одной буханки хлеба у спекулянтов превосходила их ежемесячную пенсию. «Целая армия инвалидов вышла на улицу за подаянием». И это солдаты, выигравшие войну…
Послевоенное детство – полуголодное, почти без игрушек, без красивой одежды. А люди, прошедшие через это, говорят, что они все равно были счастливы. «Разве плохо мы жили? Город хоть свой любили, улицу … вы ж сейчас и выйти боитесь. …К собакам, как к людям, а от людей, как от собак … да жалко мне вас, а вы нас жалеете».
Если вы интересуетесь историей страны, если хотите лучше понять своих близких, то сборник «Детство 45 – 53» – ваше чтение.


Ярлыки: биография, историческая литература, мемуары, сборник


2015-02-19



Ты не трогай меня – не накличешь беду,
Чужестранка заморского берега,
Я – колючее дерево в красном цвету,
На ветру ароматное дерево!
(Стихи Уго Чавеса)
 
С этими стихотворением, называющимся «Колючее дерево», Уго Чавес неоднократно обращался к своим недругам, в том числе к Кондолизе Райс. Недруги у него действительно были, что тут говорить! Ведь Чавес – личность неоднозначная, которую одни идеализируют, а другие демонизируют. На Западе и в наших либеральных СМИ создали своего виртуального Чавеса-демона, считая его диктатором-популистом, венесуэльским Гитлером, латиноамериканским Муссолини. Нам, строящим капитализм, казалась странной его идея «Социализма XXI века». Повторялось утверждение, появившееся на Западе, что Венесуэлой правит сумасшедший. (Вообще, удивительно, что мы начали тогда сотрудничать с Венесуэлой. Всё-таки экономика победила политику. Недаром генеральным спонсором книги Константина Сапожникова является «Роснефть».)
А Латинская Америка, совершив раньше нас неолиберальный вираж, вдруг сделала в начале 2000-х «левый поворот». Случилось это после победы Чавеса на президентских выборах 1998 года. В чем тут дело? Образно говоря, латиноамериканцы «накушались» неолиберализма и разочаровались в нем тогда, когда мы, как нам казалось, были твердо намерены следовать этому курсу. Во всяком случае, в Латинской Америке лидер Венесуэлы у многих нашел понимание и поддержку. У многих, но, конечно, не у всех. И Венесуэлу в годы правления Чавеса «штормило» (в политическом смысле этого слова).
Самым ярким моментом в политической деятельности Чавеса является его выступление на 61-й Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2006 года. Помните? Оно наделало много шума. Об этом выступлении знают все, даже домохозяйки, вовсе не интересующиеся международными отношениями. Президент Венесуэлы помахал перед собой рукой, словно отгоняя что-то зловонное, и сказал:
«Вчера здесь стоял дьявол, на этом самом месте. Эта трибуна, за которой я нахожусь, до сих пор пахнет серой! Вчера с этой трибуны господин президент Соединенных Штатов, которого я называю дьяволом, говорил так, словно он является хозяином мира. Психиатр был бы очень кстати…» Выступление Чавеса пролило бальзам на душу не только антиамериканистов из стран так называемой «оси зла». Американский поэт Френсис Грэйбоу написал: «…он [Уго Чавес] сказал об этом, и миллионы нас на всей планете (но особенно мы, американские гринго) почувствовали Огромное Облегчение… Уф! Наконец кто-то озвучил наши чувства!»
Книга журналиста-международника, специализирующегося на проблемах Латинской Америки, Константина Сапожникова написана честно и с симпатией к главному герою.  Судьба Уго Чавеса – это судьба революционера, яркого политика и – увы! – человека с не очень удачной личной жизнью. Такая биография не может не заинтересовать. Другое дело, можно возразить, что Венесуэла – это очень далеко. Что нам Уго Чавес? Экзотика. Как  асьенда, льянерос, парамилитарес и прочие латиноамерикаканизмы.
Но не тут-то было. Год назад, 20 февраля 2014 г., было совершено хладнокровное убийство нескольких десятков манифестантов на киевском Майдане. Эти убийства привели к свержению Виктора Януковича, которого и обвинили во всех грехах.
А теперь перенесемся в апрель 2002 года, когда в Венесуэле произошел античавистский путч:
«Примерно в 15 часов демонстранты стали выходить на дальние подступы к дворцу Мирафлорес. Именно в это время манифестацию незаметно покинули ведущие члены ДКЦ [Демократического координационного центра]. Они, конечно, знали, какие события должны были произойти дальше. Знали, что на крышах высотных зданий и на балконах затаились снайперы, которые уже выбирали «подходящие цели», особенно среди журналистов, которых можно было определить по телекамерам и фотоаппаратам. Первым от прицельного выстрела рухнул на землю фоторепортёр Хорхе Тортоса. Несколько человек бросились к нему на помощь. Они стали следующими жертвами».

Не тот ли самый здесь сценарий? Ищите ответы в книге Константина Сапожникова «Уго Чавес».

 


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-02-03



«Когда я придумывал свою программу, я хотел сочинить не просто телевикторину, а в форме вопросов и ответов надеялся познакомить Вас с различными областями гуманитарного знания: историей, литературой, культурой в самом широком смысле этого слова»
(Юрий Вяземский)
 
Юрий Павлович Вяземский – российский писатель, философ, телеведущий. Кто хоть раз видел телепередачи «Умники и Умницы», тот его хорошо знает.
«У меня не викторина, – настаивает он, отвечая на вопрос интервью, опубликованного в журнале «Знание – сила» (2015. – № 1). – У меня специфическая передача, мною придуманная, ни на что не похожая в том смысле, что в форме вопросов, которые я задаю старшим школьникам, и их ответов я рассказываю широкому телезрителю – а у меня аудитория от пяти до девяноста лет – о разных областях культуры, истории, и литературы».
Действительно, некоторые вопросы Юрия Павловича заставляют глубоко задуматься, а то и ставят в тупик.
Например: «Весной семнадцатого года Нестор Иванович Махно носил темные очки. По деревням прошел слух, что Махно об этом попросили односельчане: дескать, взгляд у него такой пронзительный, что его невозможно выдержать. А на самом деле, почему батька гулял в очках по Гуляйполю?» М-да…
А еще Ю.П. Вяземский взялся за публикацию многотрудной и многотомной серии, чтобы у нас, умных телезрителей и читателей, появились книги, с помощью которых мы могли бы проверять и свои знания, и знания своих детей и внуков. Уже вышло пять книг. В предисловии к первой из них Юрий Павлович называет семь оснований, семь поводов и причин обратиться к его книгам. (Одна из причин касается школьников: книги Юрия Вяземского могут оказаться весьма полезными для подготовки к ЕГЭ.)
Читайте хорошие книги! Помните, что самообразование – это основа основ всяческого обучения!
 

Ярлыки: TV, викторины, занимательно, историческая литература, литературоведение, отраслевая литература, телевидение


2015-01-27



Удивительная вещь, такая простая и такая лёгкая, она буквально разрывает душу.
The Irish Times
 

Аннотация к этой книге довольно необычная. Начинается она так: «Не так-то просто рассказать в двух словах об этой удивительной книге. Обычно аннотация дает читателю понять, о чем пойдет речь, но в данном случае мы опасаемся, что любые предварительные выводы или подсказки только помешают ему. Нам представляется очень важным, чтобы вы начали читать, не ведая, что вас ждет…»

Самое поразительное, что я согласен с этой аннотацией. Другими словами, я решил несколько нарушить традицию блога и оставить книгу инкогнито, то есть без развернутой характеристики. Хотя должен признаться, что сам пришел к книге, зная сюжет. Я уже видел фильм (режиссер Марк Херман, 2008 год), поэтому не только «ведал», что меня ждет, но и представлял с визуальной детализацией. Талант автора и удачный перевод всё равно сделали встречу с этой книгой незабываемой. Впрочем, если вы еще не знакомы с произошедшей во время Второй мировой войны историей девятилетнего мальчика Бруно, сына коменданта концентрационного лагеря, то пересказывать я её не буду. Иначе эффект от книги для кого-то может оказаться неполным.
Сошлюсь на всеобъемлющий Интернет, который буквально пестрит отзывами как на фильм, так и на книгу. Говоря о книге Джона Бойна, как я отметил, читатели часто употребляют такие словосочетания и выражения, как «впечатляющий сюжет», «легкий язык», «книга читается на одном дыхании», «грустная книга», «легкая по написанию, но тяжелая по содержанию», «с неожиданным финалом», «книга для взрослых, но об этом должны знать и дети», «такие вещи надо читать вместе с детьми».
Какие мысли пришли мне на ум во время чтения?
  • Дети не ведают тех искусственных различий, которые создают взрослые.
  • Грехи отцов иногда падают на их детей.
  • И еще из Библии. В Новом Завете говорится, что нужно быть как дети, «ибо таковых есть Царствие Небесное», но, с другой стороны, чрезмерная «детская наивность» опасна.
Теперь – последнее замечание, касающееся очень начитанной публики, которой свойственно обращать внимание на мелкие несоответствия. Книга Джона Бойна постигается эмоционально. И это главное. Конечно, может раздражать, если вдруг на мундире, что называется, пуговицы не той эпохи, но в данном случае, я думаю, что это мелочи. Досадные мелочи, но это не так важно.

Читайте книгу и смотрите кино! 

 


Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, современная проза, фильм, Холокост, экранизация


2015-01-21



«Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… Необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России».
(Отто фон Бисмарк, германский канцлер)

Игорь Прокопенко – известный российский документалист и телеведущий. Мы знаем его как автора и ведущего программ «Военная тайна» и «Территория заблуждений» на канале РЕН ТВ. Издательство «Эксмо» выпустило серию книг «Военная тайна», автором которых является Игорь Прокопенко. Представленная книга входит в эту серию.

Надо сказать, что, не являясь большим поклонником Игоря Станиславовича и смотря его телепрограммы только от случая к случаю, я и книгу взял в руки случайно. Но она меня заинтересовала. И мой интерес основывался не на поиске того, что может подлить масла в отношения России и Украины, без того сложные и взрывоопасные. Книга заинтересовала меня по другим причинам. Но об этом позже.
Книга Игоря Прокопенко содержит хронику и первый анализ событий, которые происходят на Украине сегодня. В ней содержатся факты, которые пытаются объяснить возникновение российско-украинских противоречий, происхождение украинского национализма и нынешнюю позицию западного мира. Рассматриваются слова и дела исторических украинских деятелей Симона Петлюры, Степана Бандеры и Романа Шухевича, а также деятелей современных: Дмитрия Яроша, Александра Музычко, Арсения Яценюка, Виталия Кличко, Юлии Тимошенко, Петра Порошенко и т.д.
Но вот какие размышления навеяла книга на меня. (И вот, кстати, почему книга Игоря Прокопенко «напросилась» на чтение от корки до корки.)
Как известно, есть сходные «центристские» точки зрения, согласно которым русские и украинцы – это ветви одного народа или народы родственные, братские. И есть крайние точки зрения, согласно которым соседний народ – это непонятно кто или совсем не то, что мы, хорошие и правильные. Вторая точка зрения рисует образ врага в лице «неправильного» народа и государства. Откуда же берутся эти крайности и кому это выгодно? Выгодно ли это простому рабочему, инженеру, учителю? Выгодно ли это политикам?
И еще – вопросы, вопросы, вопросы…
Почему идеи, разобщающие людей и раскалывающие общество, так легко приживаются и так быстро входят в силу? Почему люди не могут без использования благих идей во вред ближним? (Чтобы не было никому обидно, поясню на разных примерах. Инквизиция сжигала так называемых еретиков во имя самого милосердного Бога. Экстремисты убивают во имя Аллаха всемилостивого. Светлые символы солнца превращаются в знаки фашизма и национализма. И люди убивают и убивают людей. Почему?)
Почему говорят о необходимости следования правде и тут же переписывают историю, подтасовывают факты, меняют знаки «+» и «-» местами на праздниках, датах, символах, исторических персонах? Пишу об этом не только применительно к ситуации на Украине. Вся человеческая история движется от одной идеологической «переделки сознания» к другой, от одного противопоставления (этнического, расового, религиозного и т.п.) к другому. Будто принцип «разделяй и властвуй» вошел в плоть и кровь человека, начиная со времен Римской империи, если не с эпохи Каменного века.
Эти горькие размышления оставляют лишь надежду на лучшее. Да, остаётся надеяться. И мне, и автору, который пишет в послесловии:
«Я завершаю работу над этой книгой с тяжелым сердцем. Сегодня, когда пишутся эти строки, света в конце тоннеля нет. Война продолжается. <…> И все-таки властители и политические режимы приходят и уходят, а народ остаётся. Я убежден, что великий украинский народ сможет выбраться из этой ямы. Что его ждет мир и благополучие. И что русский и украинский народы всегда будут братьями».
 

Ярлыки: TV, историческая литература, отраслевая литература, политика, публицистика, размышление на тему, телевидение


2014-12-18



"Люди не хотят жить вечно. 
Люди просто не хотят умирать"
Станислав Лем
 

Начну с цитаты из представленной книги: «… глубоко символический эпизод: царь стоит над могилой Мазепы, вдруг из-под земли появляется рука гетмана и хватает Петра за горло. Да, иногда они возвращаются! Воистину мертвые хватают живых!» А бывает еще так: долго-долго не любят даже вспоминать о человеке, а потом – вот ведь неожиданность! – делают его великим героем, прославляемым в одах, панегириках и кинокошмарах (кому, так скажем, что подойдет)… Наверное, люди просто жаждут чудес. Идея воскресения (перерождения, нового воплощения) не перестает волновать человечество. Ум никак не хочет согласиться с истиной, что жизнь нам, смертным существам, дается только раз. Пессимистично. Но факт.
 
Однако выход всегда находится, если даже ситуация кажется безвыходной. Люди – авторы и герои – продолжают жить в произведениях искусства. Банально? Но зачем тогда авторы (каждый в меру своего таланта) так упорно пишут художественные произведения? Не только чтобы подарить частичку своего Я другим людям, но и чтобы подарить этой частичке новую – литературную – жизнь. А почему так старательно исследователи (профессионалы и любители) ищут прототипов книжных героев, даже если этих прототипов вроде бы нет? Оставлю вопрос без ответа. Вы и так догадались.
Не миновала эта «исследовательская чаша» и Сергея Макеева, автора занимательной книги «Дело о Синей Бороде, или История людей, ставших знаменитыми персонажами». В его книге нам подаёт весточку из Южной Африки капитан Сорви-голова, вызывает споры о себе любимом герой-предатель Мазепа и, уважаемые дамы и господа, обратите внимание: назначает свидание Синяя Борода. Не бойтесь! Автор всё расставляет по полочкам. Книжным. Но в то же время заставляет нас окунуться в мир реальных вещей. Автор не без оснований полагает, что читатели, вступив с ним на путь изучения известных литературных героев, узнают любопытную предысторию некоторых увлекательных сюжетов и проникнут в тайны, скрытые между строк любимых книг. Прототипы окончили свой жизненный путь, а их литературные двойники продолжают жить и поныне. Очень поучительная ситуация. А чего мы, читатели, хотим? Как и все люди: не жить вечно, а просто не умирать!

Приятного чтения! 

 


Ярлыки: занимательно, историческая литература, книги, литературоведение, отраслевая литература


2014-12-11



Беллона – в римской мифологии богиня войны. Изображалась с мечом или бичом, часто в центре битвы, на колеснице.

(Из статьи энциклопедического словаря) 
 

«Беллона» – это два романа под одной обложкой. Они взаимосвязаны колоритом описываемых событий (период Крымской войны 1853 – 1856 гг) и образами некоторых литературных героев, а также зловещим персонажем – богиней войны Беллоной.
 
Первое произведение, входящее в книгу, – «Фрегат «Беллона». Его основные события – Синопский бой, затопление кораблей под Севастополем… Повествование ведется от лица подростка Герасима, который случайно оказывается на фрегате в качестве юнги. Он сталкивается с разными людьми – плохими и хорошими,- но встреча с капитаном корабля Платоном Платоновичем Иноземцевым становится ключевым событием в жизни мальчишки: она определяет его дальнейшую судьбу.
«Черная» – второй роман «Беллоны». Здесь рассказывается о том, как английский шпион Александр Денисович Бланк выполняет задание по ослаблению русских позиций под Малаховым курганом; описывается поражение наших войск… И еще один очень важный момент. Шпион выполняет задание… и приходит к совершенно неожиданной для себя мысли: «Я думал, что делаю великое дело. Я  воображал себя героем. А я просто убил сколько-то тысяч людей…. Этому не может быть оправдания…»
Впечатляет образ офицера-татарина Аслан-Гирея. Сильный, мужественный, нравственно красивый человек… А для автора этот герой – возможность поразмышлять о нетерпимости и национальной дискриминации.

В «Беллоне» чувствуется «дыхание» классики: на страницах книги как бы незримо присутствуют «Севастопольские рассказы» Л. Толстого, вдохновляя и поддерживая автора – А. Брусникина. 

 


Ярлыки: историческая литература, российская проза, современная проза


2014-12-02



«Икра красная, икра чёрная… 

Да! Заморская икра… баклажанная!»

(Из кинофильма
«Иван Васильевич меняет профессию»)
 
Не обижайтесь на детей! Если даже они капризны, любопытны и, как говорится, «подвержены порокам».
Жан-Мари – дитя XVIII века. Перед нами история его жизни, написанная в форме воспоминаний, первое из которых датируется 1723 годом, а последнее – 1790-м. Воспоминания относятся к эпохе двух королей Людовиков, 15-го и 16-го по счету, правивших между «солнцем» Франции (Людовиком Четырнадцатым) и её «грозою» – Великой революцией.
Я открыл книгу Джонатана Гримвуда наугад.
«Взять по две тушки гадюки, ужа и медяницы: выпотрошить, снять кожу, порезать на порционные куски и замочить в солёной воде…»
«Костюмированный мистический триллер», – опрометчиво решил я. Потом, при прочтении романа, всё встало на свои места, даже такая фраза, случайно замеченная при пролистывании, как «Я съел её мать, она съест меня».
Если вывести формулу человека XVIII века, взяв его, так сказать, в концентрированном виде, то получится сумма язвительного вольнодумства Вольтера, энциклопедизма Дидро и чувственной изощренности де Сада; сумма, которую тут же надо возвести в ту степень инфантилизма, которая свойственна конкретному представителю «галантного века».
– Ты прямо ходячая энциклопедия Дидро, – говорят главному герою романа, обстоятельно рассказавшему о том, что он знает о Корсике.
– Я сам писал эту статью, – отвечает он.
Но стремление к изучению нового находит свое выражение и в немедленном желании научиться ремеслу изготовления кондомов из овечьих кишок…
Ах, любознательность так легко трансформируется в банальное любопытство и прихоть!
XVIII век – фривольная эпоха, воспевшая чувственные удовольствия ветреным языком веера… Тут мы подошли к щекотливому вопросу. Был ли Жан-Мари маньяком?
Главного героя романа «Последний пир» сравнивают с Гренуем из «Парфюмера» и называют «этаким французским Гэтсби». Очень оригинальные сравнения. Жан-Мари может предстать для кого-то и как Гэтсби, и как Гренуй; он может быть бездомным мальчишкой, солдатом, дипломатом, шпионом, но главное – он гурман. Гурман, ищущий идеальный вкус. Но гурманство – это и есть основная интрига романа, поэтому я о ней умолчу. А скажу так: книга Джонатана Гримвуда противопоказана защитникам прав животных, диетологам и пуританам.
 

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, книга-бестселлер, современная проза


2014-10-17



Возрастной ценз книги: 16+ 

Пожалуй, мы, россияне, касаясь вопроса своего местожительства, впадаем в слишком мрачное настроение. Недаром у нас говорится: «Хорошо там, где нас нет». А если взять да и поехать туда, где нас нет? За дело взялось издательство «Эксмо», которое пытается ответить на вопрос «Где русскому жить хорошо?», выпуская книги соответствующей серии. Книга «Испания. Фиеста, сиеста и манифесто!» вышла именно в этой серии.
Итак, Испания… Паззлы на карте. Перипетии в истории. Готические храмы и арабские дворцы. Страна контрастов.
Профессиональный журналист Анастасия Казенкова, влюбленная в Испанию и неожиданно для себя переехавшая в эту любимую страну, подвела все факты под общий знаменатель, сформулировав «три кита испанской жизни»: «сиеста», «фиеста» и «манифесто». Но разве можно этим ограничиться? Анастасия Казенкова рассказывает об их нравах со всеми подробностями. Не надо забывать, что Испания еще и страна серьезных, открытых и человечных людей! Поэтому ничто человеческое, как вы понимаете, испанцу не чуждо. Бокал вина на завтрак, помимо обязательного кофе, – это очень по-испански. Каково? А ведь еще идти на работу! Впрочем, вино полагается и на обед, и на ужин.
Думаю, в Испании подход к жизни тот же, что и у итальянцев. Ведь большинство итальянцев рассматривает продуктивность труда и карьерный рост только как средства для того, чтобы утром можно было спокойно, с чувством выпить чашку кофе, а на работе иметь возможность поболтать с сослуживцами.
Наверное, Испания (не говоря уж об Италии) не догонит Великобританию в экономической гонке. Так ведь и любим мы эти страны не за рост экономических показателей! Может быть, подход романских народов правильнее, чем у англосаксов? В конце концов, один раз живем!
А еще у испанцев есть слово-заклинание – «маньяна». Буквально это слово переводится как «завтра», а фактически означает «когда-нибудь потом» или «никогда». Наверное, решив прочитать книгу Анастасии Казенковой, вы не станете вслед за испанцами употреблять слово «маньяна». Книга ждет вас уже сегодня!
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, путешествия


2014-10-17



«Домашний быт человека есть среда, в которой лежат зародыши и зачатки всех так называемых великих событий истории»
(Русский историк XIX века И.Е. Забелин)
 
Возрастной ценз книги: 16+
 
Почему людям нравится узнавать о жизни других людей? Трудно ответить на этот вопрос, но факт остается фактом: частная жизнь (как бы её ни прятали от посторонних) остается темой для разговоров и пищей для размышлений. Как некий А. провел отпуск? Из-за чего Б. развелся с В.? И чем С. занимается по вечерам? Знакомые животрепещущие вопросы, не правда ли? А если к тому же эти вопросы касаются знаменитостей?..
Радует, что частная жизнь может породить не только сплетни, но и стать материалом для исследования. Радует также и то, что жизнь известного человека может подтолкнуть к серьезным обобщениям и выводам, послужить для того, чтобы пересмотреть свои поступки, жизненные ценности и устремления. Таким образом, частная жизнь – это далеко не только сплетни, а изучение повседневного жизненного уклада – целое направление в современной исторической науке.
Книга «Добрый дедушка Сталин» представляет собой расследование ведущего журналиста «Комсомольской правды» и «Совершенно секретно» Алексея Богомолова о личной жизни, быте и привычках Сталина, его симпатиях и антипатиях. Алексей Богомолов со всей ответственностью подошел к теме и, как он сам отмечает в предисловии, «проделал серьезную работу по отделению зерен от плевел». Ведь такая фигура, как Иосиф Виссарионович Сталин, вызывает слишком сильные эмоции, что может сказываться на изложении материала. Автор старается не хвалить и не порицать Сталина, а просто рассказывать о том, как жил этот человек, с кем общался, какую музыку слушал, на каких машинах ездил, как ел, пил и лечился.
Но без перегибов, как говаривал и сам товарищ Сталин, тут всё же не обошлось. Так, рассказывая о домашней аптечке «вождя народов», автор постоянно делает намеки, что многие лекарства могли быть наркотиками либо использоваться для приготовления наркотических средств в домашних условиях. Сейчас некоторые из этих лекарств запрещены. И лишь потом он отмечает, что «почти все медикаменты, находившиеся у него (Сталина) в аптечке, были в то время в свободной продаже», а наркоманов тогда (в современном понимании) и вовсе не было. Такие вот журналистские приемы с целью увлечь читателя!
И еще любопытный факт. Фотографий самого автора в книге больше, чем фотографий И.В. Сталина. Есть повод задуматься о феномене культа личности. Впрочем, шучу. Сам же автор пишет: «И прошу меня простить, если отдельные сюжеты покажутся вам, уважаемые читатели, написанными с пристрастием…» Что тут поделаешь? Все мы люди.
А книгу, которую можно назвать одной из самых интересных и человеческих книг о Сталине, – все-таки рекомендую к прочтению.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-04-29



«В девках – приторно, замужем – натужно, а во вдовьей чреде, что по горло в воде».
(Народная мудрость)
Возрастной ценз книги: 16+
 
«У вас товар – у нас купец».
«У вас серая уточка – у нас ясный сокол».
Книга как повод пожениться? А почему бы и нет!
Анна Гаврилова поставила перед своей книгой задачу – рассмотреть все основные элементы восточнославянского свадебного обряда, их значение и сакральный смысл, а также попытаться реконструировать свадебный обычай дохристианской эпохи.
Как поощрялся брак у славян? Как взаимосвязаны воля девичья, красота и коса? Что значат слёзы невесты? Зачем нужно ходить в баню перед свадьбой? Кто такие поезжане в свадебном обряде и кому могло быть адресовано величание «винной ягодкой» и «наливным сладким яблочком»? Наконец, какая роль могла отводиться в свадебном обряде Перуну и другим языческим богам? Вот далеко не полный перечень вопросов, которых касается книга Анны Гавриловой.
Вообще, стоит отметить, что автор поставил перед собой сложную задачу. Что мы можем знать о «преданьях старины глубокой»? Только «времён минувших небылицы»? Нет, не только! Являясь одним из важнейших обрядов в жизни человека, свадебный обряд менялся очень неохотно. Изменения в традиционной культуре происходят медленно. Новый менталитет русского народа, хотя и заявлял о себе, не был господствующим даже в 1920-е гг. В XVIII – начале XX в. предметный мир русского крестьянина был в основном таким же, как и в XII – XIII вв. Поэтому (вслед за автором) можно с уверенностью утверждать, что даже в самой современной интерпретации свадебного обряда присутствуют черты древнейшей языческой мистерии. В общем, книга Анны Гавриловой не какое-нибудь околонаучное «мистическо-этническое фэнтези», а действительно научно-популярное издание, но от этого не менее интересное.
В этой книге и я нашел для себя нечто новое. Из книги Анны Гавриловой можно узнать, что открытое сватовство к жениху было также возможно. Это происходило в тех случаях, когда жених должен был уйти в семью к невесте. В этом случае к жениху могли применяться те же термины, которые обычно применимы к невесте, только с переложением на мужской род. Вот тебе и строгое распределение гендерных ролей в традиционном обществе!
Так что, лебеди белые, если вы еще не вышли замуж, равно как и соколы ясные, если вы еще не женились, засылайте сватов без стыда и стеснения. Только не забудьте прежде прочитать книгу Анны Гавриловой. Чтобы свадьба была – по всем правилам.
Совет вам да любовь.
 
 

Ярлыки: историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2014-04-03



 «У Гитлера должны были быть именно такие усики, какие были. Но смотрите! У следующего могут быть кудри и бакенбарды!»
Станислав Ежи Лец
 
 «Фашизм – это ложь, изрекаемая бандитами».
Эрнест Хемингуэй
Возрастной ценз книги: 16+
 
Как и почему фашисты приходят к власти? Чем приход к власти фашистов может закончиться для государства и его народа?
Известный американский историк и журналист Уильям Ширер рассказывает кровавую историю германского фашизма. Делает он это, основываясь на обширных материалах: мемуарах и дневниках дипломатов, политиков, генералов, лиц из окружения Гитлера. Основой для книги послужили также и личные воспоминания, поскольку с 1926 года по декабрь 1941-го он находился в Германии, представляя газету «Чикаго трибюн», а затем «Коламбиа бродкастинг сервис». С осени 1945-го Уильям Ширер вновь работал в Германии и присутствовал на Нюрнбергском процессе. 
Труд Уильяма Ширера представляет собой историю германского фашизма, начиная с возникновения нацистской партии и кончая разгромом гитлеровского рейха во Второй мировой войне. Автор широко использует секретные документы государственных учреждений и различных ведомств Германии. Лишь в нескольких местах, по словам У.Ширера, он прибегает к догадкам. Но такие случаи автор старается оговаривать. Таким образом, перед нами уникальный труд. Недаром есть мнение, что «Взлет и падение Третьего Рейха» – лучшее из написанного на эту тему.
Зачем эта книга нам? И стоит ли утешать себя тем, что фашизация якобы была возможна только в Германии?
Не будем кивать на соседей. Увы, в России национал-социализм также пустил свои корни. Присмотритесь внимательнее к граффити, время от время появляющимся на стенах домов. Надеюсь, что книга Уильяма Ширера станет своеобразной прививкой от «коричневой чумы». Наверное, время для такой прививки еще не упущено.
Впервые книга «Взлет и падение Третьего Рейха» была опубликована на русском языке Военным издательством в 1991 году под редакцией профессора О.А.Ржешевского. Сейчас текст можно отыскать и в Интернете. Однако рекомендую обратиться к новому, удобному для читателя изданию, собравшему все шесть книг этого капитального труда в одном томе.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-03-21



«Единственное, что мне нужно, это думать, что хочу, говорить, что хочу, и делать, что хочу. Но с тех пор как у нас появились мессии справа и слева, это считается большим преступлением, чем любое убийство».
(Эрих Мария Ремарк. Время жить и время умирать)
 
Возрастной ценз книги: 16+
 
Всё в мире относительно. Хотя история и не терпит сослагательного наклонения, но если бы Русь не сбросила монголо-татарского ига, то, наверное, столицей нашего государства была Казань, государственным языком был татарский, а благоверный князь Димитрий Донской преподносился бы как мелкий бунтовщик против законной власти хана. К чему это я, спросите вы? Дело в том, что очень многое в оценках тех или иных исторических личностей зависит от политической ситуации. В условиях тоталитарного государства и культа личности достоинства диктатора возвеличиваются до небес. Но стоит только тоталитарной системе рухнуть, как говорить о достоинствах правителя, олицетворяющего эту систему, становится неприличным.
Приведу цитаты из известных произведений, разоблачающих недавнее советское прошлое.
«Просчеты, которые Сталин допустил накануне войны, дилетантское руководство вооруженной борьбой на ее первом этапе, что повлекло за собой невообразимые материальные, людские, технические, территориальные утраты, не простил бы своему руководителю ни один народ» (Дмитрий Волкогонов. «Триумф и трагедия. Политический портрет И.В. Сталина»). «Гитлер тоже не сидел без дела, устраняя тех генералов, которые мешали ему взять власть над вермахтом в свои руки. Только в отличие от Сталина – он поступал гораздо изощреннее» (Валентин Пикуль. «Барбаросса»).
Но стоит ли иронизировать по этому поводу?..
В общем, я думаю, что только на первый взгляд название книги профессионального военного историка Валентина Рунова может показаться провокационным. Да, гением назван Иосиф Виссарионович Сталин. Что же в этом такого? Автор желает взглянуть на события беспристрастно, с той степенью объективности, какая ему видится в самих событиях Второй мировой войны. Действительно, под властью одного вождя появился Третий рейх от Пиренейских гор до Волги, а вместе с ним и миф о непобедимости вермахта; власть другого вождя сокрушила этот непобедимый вермахт. Впрочем, гений войны может быть одновременно и «злым гением»…
Валентин Рунов пишет, что его «мало интересует политическая деятельность указанных вождей». Его книга, конечно, никак не связана с пропагандой тоталитаризма или фашизма. Автор сосредоточился на военной составляющей той многоплановой работы, которая была проделана лидерами СССР и Германии. Тем не менее, он делится также и своими личными впечатлениями от того, что довелось ему узнать по указанной теме «в процессе жизни и службы». Поэтому позволил себе и я выразить свое отношение к политической деятельности двух «военных гениев», поместив в эпиграф цитату из романа Ремарка.
А книгу Валентина Рунова рекомендую к прочтению.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-03-11



«Золотой век – мечта самая невероятная из всех, какие были, но за которую люди отдавали всю жизнь свою и все свои силы, для которой умирали и убивались пророки, без которой народы не хотят жить и не могут даже и умереть».
Ф.М.Достоевский
 
Ничто не ново под луной. Люди испокон веков мечтают об идеальном общественном состоянии и противопоставляют это состояние существующей действительности. Для одних золотой век уже в прошлом, для других – в будущем. Первые говорят: «Нравы испортились. Раньше было лучше». Вторые говорят: «Будем жить райской жизнью, но надо подождать». Что такое предание о потерянном Рае, как не поиск золотого века в прошлом? И что такое строительство коммунизма, как не ожидание золотого века в будущем? Главное, чтобы золотой век был отделен временем от дня, в котором мы живём. Желательно даже, чтобы золотой век не приближался, а удалялся. Ведь только благодаря недосягаемой дали нельзя заметить, что под облупившейся золотой краской имеет место быть ржавчина века «железного». Так устроены люди.
И люди устроены так, что не могут не мечтать о недостижимом идеале. Книга доктора исторических наук, профессора Юрия Чернышова посвящена прекрасной человеческой мечте. Эта книга о том, как прекрасная человеческая мечта жила и развивалась в Древнем Риме, о том, как эту мечту пытались использовать древнеримские политики. Автор исследовал массу источников: мифы, произведения античных авторов, концепции грядущего Царствия Божия у ранних христиан. Его книга охватывает всё время существования Древнего Рима – от полулегендарного периода выборной монархии до гибели Империи. Автор рассмотрел религиозно-мифологические, литературные и политические утопии и адресовал свой труд обычным читателям, интересующимся Античностью, мифологией, религиозными пророчествами, политической историей или историей идей.
Слово «утопия» можно расшифровать как «хорошее место, которого нет». Так давайте лучше ознакомимся с тем, чего у нас нет, чтобы по мере возможностей сделать так, чтобы что-нибудь да было…
 
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, размышление на тему


2014-03-04



Если в рай после смерти
Меня поведут без тебя, –
Я закрою глаза,
Чтобы светлого рая не видеть.
(Саади)

Наталья Павлищева поставила вопрос ребром. Почему получается так, что любая женщина у власти обязательно «была облита грязью»? Особенно это касается тех случаев, когда речь идёт о любовной страсти. Вспомним хотя бы роковую красавицу Клеопатру, требовавшую за ночь с собой расплачиваться жизнью. А сотни любовников-гвардейцев Екатерины Великой? А любвеобильность королевы Елизаветы I, тайно рожавшей младенцев и подбрасывавшей их подданным? Женщина у власти – это «ведьма на троне»!

Такая странная закономерность проявилась и в интерпретации образа Роксоланы. Её преподносят как злобную фурию, околдовавшую сердце Сулеймана Великолепного. Впрочем, если считать любовь бедой, сумасшествием или «порчей», то впору пожалеть султана – мученика и страдальца от любви. Ведь Сулейман не только возвел возлюбленную Роксолану на престол, не только сохранил ей верность после её смерти, но ещё и написал стихи, перекликающиеся по смыслу со стихами Саади: «А если и в раю тебя не будет – не надо рая!»
Поставив этот «женский вопрос», автор книги погружает читателя в «великолепный век» – время, в котором жили славянская пленница Роксолана, ставшая всесильной Хуррем, и султан Османской империи Сулейман Великолепный. Здесь и сокровенные тайны гарема, и интриги Стамбульского двора, и любовные стихи, и история появления рахат-лукума…
Читая эту книгу, воспринимаешь описываемое время почти как сказку, а происходившие события кажутся авантюрой. Действительно, что это было за время? Соперничество христианского Запада и мусульманского Востока. Освоение Нового Света. Реформация. Костры инквизиции. Интриги… И любовь! Что тут добавить? И турецкие султаны влюбляются.
Книга не только порадует поклонниц сериала «Великолепный век», но и будет небезынтересна всем любителям популярных исторических изданий.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, размышление на тему


2014-02-25



В море трупы, трупы в воде,
В горах трупы, трупы в полях.
Я умру за императора,
Я никогда не обернусь назад.
(Японская военная песня)
 
Вначале Гитлер отреагировал весьма раздраженно на акцию союзнической Японии у Перл-Харбора. Но успехи японских войск в Азии были очень внушительны, а потери англичан и американцев очень велики. В итоге германское военное руководство сочло их достаточной компенсацией за отказ Японии напасть на основного противника Германии – Советский Союз.
Но кто бы мог тогда подумать, что в течение считанных месяцев в 1941 – 1942 гг. рухнет целый мир – утверждавшаяся веками система колониальных владений. Европейцам больше так и не удастся вернуться в Юго-Восточную Азию в качестве «всемогущего белого господина». И это одна из причин относительно малой освещенности в западной историографии военных событий на Тихом океане.
У нас тоже утвердилось мнение, что военные события в Юго-Восточной Азии носили второстепенный характер. Главное – это противостояние СССР и Германии на Восточном фронте. Тем не менее, военные события на других фронтах могут оцениваться совсем по-разному. Если для нас знаковым словом является Сталинград, то для англичан – Эль-Аламейн. Они поставят на первое место события в Северной Африке, когда был побежден Эрвин Роммель по прозвищу «Лиса пустыни». Можно ли англичан переубедить, настояв на нашей правоте? Вряд ли. Кстати говоря, китайский историк, приняв во внимание масштабы и жестокость войны с Японией и подсчитав число жертв, понесенных Китаем за восемь лет сражений, назовёт Китайский фронт – первостепенным во Второй мировой войне. Но не будем спорить по этому поводу.
Книга Игоря Можейко наконец-то дает всесторонний анализ военных событий в Юго-Восточной Азии. Это второе, дополненное издание.
Свою позицию автор поясняет во «Введении»: «Я с первых строк старался писать так, чтобы эту книгу мог прочесть любой человек, который интересуется военной историей и историей Востока. Если читателю покажется скучно, то в том нет моей вины – я полагал, что сам материал книги настолько драматичен и экспрессивен, что лучше не вмешиваться в ход событий, а фиксировать его, читатель сам разберется».
Книга «Западный ветер - ясная погода» для тех, кто любит объективные исторические исследования.
 
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-02-18



И осенью хочется жить
Этой бабочке: пьет торопливо
С хризантемы росу.
Басё

Сказать, что понравилось – не сказать ничего! Целую неделю вечерами я сидела в обнимку с книжкой, пребывая в состоянии «не кантовать – не взбалтывать», а наутро взахлеб делилась с окружающими подробностями древней далекой жизни.

Это случилось лет двадцать назад. Теоретически я знала, что есть Япония, что живут там японцы и страна эта граничит с нашей необъятной державой и имеет с ней трения по территориальному вопросу. А потом, в фотоальбоме, посвященном Японии, я увидела заснеженную Нару и всё... Это была любовь с первого взгляда. С тех пор посещение древней столицы – моя многолетняя идея-фикс, организмом владеет нежное томление по Стране восходящего солнца, а читать о Японии стараюсь все, что попадается на глаза. Безобидный такой заскок.

Откровенно хороших книг не так уж и много, и в этом смысле данное издание стало просто подарком. Интереснейшие факты при простоте изложения – и я потеряна для мира. Благодаря этой книге стало намного понятнее «откуда растут ноги» у многих явлений и элементов японской жизни, что вызывают у нас недоумение, неприятие или восхищение.

Что такое 265 лет при тысячелетиях истории? Немного, конечно. Но за этот период военные так выдрессировали  жителей, что во многом благодаря их усердию и выковался знаменитый японский характер.

Но первое, безусловно, это природа, которая всегда была сурова к островитянам. Вулканы и море за околицей – тот опасный тандем, что диктует весьма жёсткие правила. Знаете, когда без конца и края трясёт, или накрывает чудовищной волной, то уверенность в завтрашнем дне исчезает как понятие, и снисходит на тебя то самое буддийское спокойствие и принятие собственной судьбы. А если прибавить к нерадостным природно-погодным условиям бесчисленные пожары, где гибнет все, что нажито непосильным трудом, то за материальные блага цепляться тоже не будешь. «Все свое ношу с собой» - это про японцев того времени.

Коллективизм также ясен. Когда выгорало полгорода (а то и целый), крышу над головой жители возводили за день. Все вместе. Коллектив помогал просто выжить. А то, что позволяет выжить, из генетической памяти не вышибить. Стихии и сейчас преподносят сюрпризы, но японцы (такие молодцы!) справляются с этим на зависть, с присущим им смирением и терпением.

Что касается продолжительности и качества жизни того времени, то формула «Жить будем плохо, но недолго» характеризует период очень точно. Где японцы жили, что ели-пили, как осуществляли гигиенические и разные другие потребности – информация в книге на этот счет весьма занимательна. Особенно впечатлил безотходный жизненный цикл ВСЕГО.

Например, сварила хозяйка овощи на завтрак, с оставшимся бульоном штаны мужу простирнула, а потом этим раствором огород полила. А что? Химозы никакой не было, сплошь органика, и все цвело и колосилось. Утилизация тогда достигала таких высот, до каких современный мир уже никогда не дотянется.

Простолюдины всегда жили тяжело, но потехе тоже час был положен. Развлекались, как умели. Тут вам и покажется фундамент, на котором построены ритуалы знаменитых японских любований то магнолией, то осенним листиком. Когда живешь в комнате размером с обувную коробку, да еще и без окон, без света, без телефона-интернета, хочется на воздух, цикад слушать. А если удельный князь, или другой добрый человек, фейерверк замутит, то тут и будет тебе счастье. Хоть какая-то видимость свободы.

А со свободой действительно было не ахти. Регламентировалось ВСЁ, ведь парадом жизни командовали военные. У них просто: на всё должны быть правила и уставы. На каждый случай жизни. И несоблюдение влечет за собой самые тяжелые последствия.

Но как бы руководство страны не насаждало закон, и сколь бы жестоким он не был, все равно жулики и другие криминальные таланты не переводились. Появилась потребность в профессиональных силах правопорядка. Классификация и функции «японских городовых» приводятся в книге довольно подробно, в эту главу можно заглянуть и будущим нашим законникам, необязательно, но так, любопытства ради. Ведь преступление и наказание токугавского периода имело ряд любопытных особенностей. Так, например, признание обвиняемым своей вины было вопросом принципа, без этого приговор вынести невозможно. Никак невозможно, без него все улики и доказательства насмарку. А одним из видов наказания был «выговор». Виновника стыдили, а тот переживал и каялся. Вообще всякое преступление считалось плевком во власть, подрывом ее авторитета, а военная элита свой авторитет слишком ценила.

Ну, сёгуны – это вообще отдельная статья, они, собственно, всю кашу и заварили. Нет, император, конечно, присутствовал. И, надо сказать, с момента своего появления династия была, есть и (вероятно) будет всего одна. Здесь впору удавиться от зависти европейским монархам. Но Сын Неба носил чисто декоративную, представительскую так сказать, функцию. А реальная власть была сосредоточена в руках военного диктатора.

Сегуны, как все люди, имели свои достоинства и недостатки. Кто-то из них был мудрым правителем, кто-то свирепым, кто-то никаким. Одни дотянули до старости, другие умерли молодыми. Они формировали правительства, с министрами, замминистрами и прочей администрацией. Они пытались решать проблемы страны, и решали их с разной степенью успеха.

Их жизнь также подчинялась определенным правилам, распорядку и регламенту. Что, когда и с кем – все было определено и почти узаконено.

Но сегуны во время своего правления успели и порезвиться кто во что горазд. Перегибы случались ой-ой-ой! Некоторые указы и законы очень травмировали несчастных жителей, но ослушаться было никак нельзя, ведь карательные органы всегда бодры и бестрепетны.

Отдельная глава посвящена женщинам. «Женский вопрос» затрагивался, конечно, на протяжении всей книги. И надо сказать, что японки жили худо. Не ценили их совсем, хоть «караул» кричи. «Курица – не птица, баба – не человек», считалось тогда, и девчонок давили прямо в колыбели. В стране, где безостановочно воюют и подвергаются воздействиям природных катаклизмов, с пренебрежением относится к женщине, мягко говоря, неразумно. Кто же будет заниматься воспроизводством населения? Скольких за год сможет оплодотворить мужчина, а скольких родить женщина?

Как обычно спохватились тогда, когда некому стало рожать и тех, кто воюет, и тех, кто кормит тех, кто воюет. Когда напряженка с женским полом достигла катастрофических размеров. И в то время стали нарасхват красотки «веселых кварталов», но автор не делает акцента на «клубничной» теме, зато щедро обрисовывает положение придворных дам.

О, этот закрытый мир женской половины замка Эдо! Он был тайной и будоражил воображение. А ведь все намного прозаичнее. Там, как и везде, царила дисциплина, жесткая иерархия и сложная организация жизни. Дамы делали служебную карьеру: кто в делах, кто в любви. В книге рассказано о  внутренней придворной жизни сиятельных дам: штатное расписание, распорядок дня, кадровые гаремные перестановки, контакты с внешним миром. Надо заметить, что содержание «бабьего царства» влетало казне в копеечку и госсоветники периодически пытались урезать красавицам бюджет, сократить штаты, уволить служащих. И эта борьба шла с переменным успехом.

Вот я и проскользнула по книге, дав лишь набросок того, о чем можно из нее узнать. Действительно интереснейшая эпоха. Вся страна жила по расписанию, чётким правилам, ритуалам и инструкциям. Тотальная дисциплина и тотальный контроль. Мы жили похоже, но у нас совершенно другой характер. И все-таки, японцы – удивительный народ! Поразительно, как они умудрились свести с ума весь мир своими: кухней, техникой, боевыми искусствами, аниме, Фудзиямой и цветущей сакурой. Они умеют собираться в непростой период, умеют довольствоваться малым, умеют видеть красоту в неприметном. Я не знаю, хорошо ли им в своем мире, но всей душой желаю, чтоб было хорошо.

 

Такую книгу желается домой, в безраздельное пользование, потому что точно знаешь, что захочешь еще и еще раз в нее заглянуть, что-то вспомнить, что-то уточнить. Она, конечно, пробьёт брешь в бюджете, потому что, как ни крути, а зарплата у библиотекарей забавная. Я не беру во внимание столичные города (без обид!), но по родной стране у нашей сестры «если деньги мерить кучками, то здесь – ямка». Что бы ни утверждали наши же дорогие (во всех смыслах) сёгуны. Но купить, наверно, стоит. Ведь это – не минутное удовольствие. Так что сердечное Вам аригато, уважаемый автор! За очень достойную книгу.

 

Ярлыки: историческая литература


2014-02-13



[Дикой Борису:] «Я с тобой и говорить-то не хочу, с езуитом. Вот навязался!»
(А.Н. Островский. Гроза)
                                                                   
Я неслучайно вынес в качестве эпиграфа реплику из пьесы, на первый взгляд, не относящуюся к содержанию представляемой книги. Но для нас слово «иезуит» стало ругательным. Это так. А каковы были иезуиты на самом деле?
На этот вопрос даёт ответ Генрих Бёмер (1869 – 1927) – профессор Боннского, Марбургского и Лейпцигского университетов.
Приведу два факта, которые меня поразили. Первый – государство иезуитов в Парагвае. Коммунистические общины, управляемые двумя-тремя отцами-иезуитами. Всё, в чем нуждается индеец, он находит в изобилии в магазинах. Воскресенье и многочисленные праздники – дни безусловного отдыха. И богослужение, и работу всегда сопровождает музыка. Смертная казнь неизвестна в этой стране… Не подобные ли мечты обуревали строителей коммунизма в СССР? Не построили ли рай на земле иезуиты? Или это был чисто внешний массовый успех? Ведь индеец остался дикарем в культурном плане, воспринимался не как воспитанный человек, а как выдрессированное животное. «Тешатся масштабами. Веруют в размеры. / Разуются милостям, долдонят в барабан… / Это – нянчит отпрысков великая химера, / Это – их баюкает стальной Левиафан» (Даниил Андреев. Русские боги).
Второй факт. Мораль иезуитов. Игра в слова. Есть заповедь «Не убий». Но, с точки зрения иезуита, не всякий, кто убивает человека, преступает эту заповедь. Есть заповедь «Не прелюбодействуй». Но иезуитская мораль может составить целое руководство для неверных жен. Ложь и лицемерие в квадрате. Перед другим человеком и перед Богом.
Как же всё это сочетается? Ложь и просвещение. Человеколюбие и насилие. Торговля и бескорыстие. Как сложить все эти разрозненные пазлы, чтобы явилась цельная картина? Может быть, всё дело в основателе Общества Иисуса – испанском рыцаре, не всегда склонном к благочестию, но вдруг предавшемся аскезе?.. Если вы раскроете книгу Генриха Бёмера, то на первых же её страницах сможете познакомиться с Игнатием Лайолой во всей красе.
Книга Генриха Бёмера не оставит равнодушными всех, кто интересуется историей христианской церкви.
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-02-10



«Честный человек, получивший урок, станет великим мудрецом. И никто из тех, кто любит учиться, не пойдет наперекор должному».
Конфуций
                                                                      
Взяв в руки эту книгу, я вспомнил иллюстрацию из старого (сохранившегося с тех времен, когда мой отец был школьником) учебника истории, изданного в 1964 году. На этой иллюстрации был изображен советский рабочий у токарного станка, окруженный плотной группой китайцев. Советский токарь знакомил китайских товарищей с передовыми методами труда. Как говорилось тогда, китайский народ завершил вековую борьбу с иностранными капиталистами и добился национального освобождения, покончил с длительным господством феодализма и, выполняя директиву Мао Дзэдуна, стал учиться у СССР…
Прошло пятьдесят лет. Китай добился очевидных успехов, равных которым в истекшее пятидесятилетие не добивалась ни одна страна в мире. Эти успехи стали особенно заметными на фоне мирового экономического и финансового кризиса последних лет. Еще до вступления Китая в ВТО китайские товары начали проникать не только на рынки развивающихся стран и России, но и на рынки развитых стран Запада. Сегодня все хорошо знают положение дел на рынке детских игрушек. Игрушки, как правило, китайские. Но Китай становится лидером как в текстильной, так и обувной промышленности. Одерживает победы в конкурентной борьбе на рынке бытовой техники. Можно говорить об успехах китайской ИТ-индустрии. Вообще, Китай может стать главным локомотивом мировой экономики и мировой торговли.
Не пора ли теперь нам поучиться у китайцев? Может быть, рыночный социализм всё же лучше свободного рынка?
На эти и другие вопросы отвечает в своей книге историк и публицист Рой Александрович Медведев. Р.А.Медведев известен как автор многочисленных трудов и статей, посвященных истории КПСС, ключевым фигурам в истории нашей страны. Автор признается, что начал свою творческую жизнь книгой о Китае. И вот сейчас в предлагаемой читателям книге он хотел бы «подвести итог своим размышлениям о судьбах Китая, успехи которого радуют всех людей, разделяющих ценности социальной справедливости и интернационализма».
 

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература


2014-02-04



Дамы и господа! Столы сервированы.

ЧИТАТЬ ПОДАНО!!!         

Мы живём в эпоху кулинарных изысков и кулинарных соблазнов. Многочисленные телешоу, рецепты в Интернете, кулинарные книги, оформленные богато и красочно, как драгоценные камни. Готовим со «звёздами»! Лицезрим битвы поваров! При желании мы можем попробовать блюдо любой кухни мира. Антипасто, ризотто, карпаччо, смузи и суши, андуйет и круассан…  Для нас эти слова давно скинули таинственные покровы и предстали перед нами в кафе или даже на наших кухнях. В универмагах и супермаркетах мы совсем не удивляемся экзотическим фруктам. А еще недавно, в советское время, из всех экзотических фруктов нас баловали своим наличием только зелёные бананы. Не знаю, как жители столицы, но я, школьник из провинции, узнал о существовании манго лишь благодаря фантастическим произведениям Кира Булычева. Юннаты конца XXI века получили мангодыню, скрестив два фрукта. «Следовательно, кроме дыни, существует и манго», – заключил я, будучи очень логичным мальчиком.
Итак, времена меняются. Меняются и продукты питания на нашем столе. А если заглянуть в историю других стран, притом в более древние времена? Захватит дух от удивления. Гарантирую.
Пишущие под псевдонимом «Олег Ивик» Ольга Колобова и Валерий Иванов предприняли гастрономическое путешествие в глубь веков. Месопотамия, Египет, степи Европы, Древняя Греция и Древний Рим. Естественно, всё начинается с самой значимой в истории человечества трапезы, которую вкусили Адам и Ева. Но какой плод на самом деле могли съесть наши библейские предки? Могло ли быть этим плодом яблоко?
А какую пиар-кампанию провели древние египтяне! Если жители древней Месопотамии изображали ячменные лепешки и пиво, то рисунки у египтян – это столы, заваленные жареными гусями, корзины с разнообразными фруктами, мед, рыба… Но ели ли они лучше или просто лучше рисовали? Так или иначе, но (как бы сейчас сказали) улучшение имиджа страны по сравнению с соседями налицо.
В книге «Еда Древнего мира» можно найти ответы и на другие любопытные вопросы. Как жарил мясо Ахиллес? Что подавали на пирах императора Гелиогабала? Как сказывался рацион скифов на их внешнем виде?
Наконец, эксклюзив для читателей книги! Рецепт печенья от знаменитого Катона Старшего! (Интересно, вкушая это печенье, говорил ли он свою всем известную фразу: «А кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен»?)
Завершая рассказ о книге, не могу не отметить, что она (как и другие работы Олега Ивика) гармонично сочетает строгую научную информацию с занимательностью изложения.
В общем, приятного аппетита!
 

Ярлыки: диета, историческая литература, отраслевая литература, этнография


2013-09-24



«Дорогой товарищ Тито!
Ты не виноват». –
Так сказал Хрущев Никита,
Прилетев в Белград.
(Советский  фольклор 1950-х гг.) 
 
«Если вы сделали при жизни что-то полезное, это вас переживёт…
Люди никогда не забывают хороших дел государственных деятелей».
(Иосип Броз Тито)
 
Жители Югославии (естественно, во времена существования социалистической Югославии) говорили, что у них в стране найдётся всего в изобилии. Горы, моря, леса и поля? Пожалуйста! Разные республики, языки и народы? Да одних народностей со своими языками больше двадцати! Если и этого мало, то прибавьте ещё три религии и два алфавита. Вот только партия – одна, и Тито – один.
Это рассуждение считалось очень язвительным, но теперь оно окрашивается в ностальгические краски. Ведь нет «одного Тито» – и нет Югославии как государства. А партия? Так и Бог с ней, с партией-то…
Кем же был Тито? Прочитав книгу Евгения Матонина, понимаешь: ответ на этот простой вопрос вовсе не так прост. Тито – коммунист и… аристократ в одном лице!  Русофил и англофил, а заодно и австрофил. Партизанский командир и неофициальный монарх. По своей первой специальности он был слесарем и до конца жизни считал себя пролетарием. Но жил как царь. Он был большим любителем красивой жизни и красивых женщин и… И вот он одинокий в старости человек, которого окружали верные – увы! – не друзья, а собаки.
Итак, перед нами первая полная биография на русском языке Иосипа Броз Тито – основателя и многолетнего руководителя социалистической Югославии. Книга Евгения Матонина особенно ценна тем, что она, основанная на документальных материалах и свидетельствах близких соратников Тито, восстанавливает не выдуманную, не идеологизированную и не легендарную, а подлинную биографию этого противоречивого политика и человека. Несмотря на все противоречия, это была значительная фигура в истории, стремившаяся «к положительным делам». Уже после развала Югославии на стенах бывших югославских городов не раз появлялись надписи: «Слесарь был лучше!»
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-05-21



«И как же отличить историку факт выдающийся от заурядного? Он решает это произвольно, в соответствии со своим характером или пристрастиями, по собственному вкусу и воображению – словом, как художник…»
(Анатоль Франс. Сады Эпикура)
 
Что означает у ацтеков связывание тильмантли?
Американский этнолог Виктор фон Хаген утверждает, что человек остается человеком и редко отступает от основ своего мировосприятия, несмотря на огромные достижения в развитии техники. Действительно, в начале ХХ века Уильям Филдинг Огборн ввел понятие культурного запаздывания. Оно наблюдается, когда перемены в материальной жизни общества опережают трансформацию нематериальной культуры: обычаев, убеждений, философских систем, законов и форм правления. Если это перевести на простой язык, то получится: то, что кажется новшеством, на деле оказывается старым как мир. Любовь является осью, на которой этот мир держится. Наверное, поэтому археолог всегда остается в душе романтиком. Да, он вынужден заниматься нудной работой: тяжелыми раскопками или малоприятным складыванием черепков кухонного горшка. Но зато всегда остается ощущение, что даже за этим горшком стоят человеческие представления о мире и о другом человеке. Предметом книги Виктора фон Хагена является не археология, а история человека, рассказанная с помощью археологии.
Европейцы… Если говорить словами Шиллера, то европейская история – это коварство и любовь. Хотя мир можно видеть только сквозь призму любви (как Жорж Санд) или сквозь призму голода, алчности и скупости (как Оноре де Бальзак).
Ацтеки… Какие же чувства движут ими?
Чинампа – «плавучие сады». Камоти – сладкий картофель. Каменный метатль, на котором размалывают зерно. Ежедневное (два раза в день) приготовление кукурузных лепешек. Ношение плаща, называемого тильмантли…
И что же объединят кукурузные лепешки и плащ тильмантли?
Да, второй движущей силой (после любви) является голод. Ацтекский мужчина женился, чтобы женщина готовила ему кукурузные лепешки, тратя на это в день не менее 4-х часов. А связывание тильмантли – это красивый свадебный обряд. Впрочем, всё в мире закономерно. И место для романтики всё равно всегда найдется!
Надо сказать, что автор охватил все стороны практической и духовной жизни народов солнечных царств ацтеков, майя и инков. Ученый увлекательно рассказывает о том, как они вели хозяйство, занимались ремеслами, воспитывали детей. Не обошел вниманием он и вопросы войны, налогообложения, преступлений и наказаний.
Если Вы интересуетесь этнографией или историей доколумбовой Америки, если Вы любопытны и Вас не оставляют равнодушным занимательные факты из истории быта, то книга Виктора фон Хагена написана специально для Вас.
 
 

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2013-05-16



«Орудья мрака
говорят нам правду»
У. Шекспир «Макбет»
       
Лето 1780 года. Англия, графство Суссекс.  В небольшом городке Хартсвуде уже год как поселился новый обитатель Гэбриел Клаудер. Он ведет затворнический образ жизни, пренебрегает соседями и не принимает участия в различных увеселениях провинциального общества. В среде образованных людей он прослыл ученым мужем с ужасными манерами, а малограмотные сочли соседа дьявольским доктором, который вырезает души из живых тел непослушных детишек.
      А на самом деле он изучал анатомию, хотел узнать, как действует организм, что могут рассказать телесные останки о жизни человека, в его распоряжении были время и средства для исследования.
     Размеренная, спокойная жизнь вполне устраивает его, пока однажды утром горничная не передает ему записку, начертанную изящной женской рукой. «Я обнаружила мертвеца на своих угодьях. У него перерезана глотка».
    И вот Харриет Уэстерман, написавшая записку, и Краудер направляются в рощу, чтобы осмотреть убитого. В кармане его камзола они находят кольцо с отпечатанным гербом замка Торнли, владения которого граничат с поместьем Харриет.
    Харриет убеждена, что коронер и присяжные решат, что неизвестный был убит другими неизвестными по неизвестному поводу, и проводить расследование никто не будет. А она уверена, что его убил кто-то из домочадцев замка Торнли, потому что там, по ее мнению, есть что-то нечистое и гнилое, а сам замок напоминает огромного черного ворона. И Харриет принимает решение  с помощью Краудера, узнать, по какой причине погиб этот человек и от чьей руки.
      «Орудья мрака» - это исторический роман, где описана Георгианская эпоха и мятеж лорда Гордона, где есть персонажи, существовавшие на самом деле, но в тоже время это увлекательный детектив, где будут и другие преступления и, конечно, не обошлось и без страшных семейных тайн. Но в итоге Харриет и Клаудер все-таки найдут виновных.
   
 
 

Ярлыки: детектив, зарубежная литература, историческая литература, медицина


2013-04-16



Книги из серии «Величайшие династии».
 
1603 г. Но вклад этой династии в мировую историю невозможно переоценить.
Династия Тюдоров превратила Англию во «Владычицу морей» и лидера Европы. Эти монархи провели свою державу через самые опасные рифы и мели, превратив ее в «непотопляемый» флагман европейской цивилизации, оставив после себя первый в мире Парламент, национальную Церковь и великую литературу, подарив миру целое созвездие гениев – от Томаса Мора до Френсиса Бэкона и Уильяма Шекспира.
Да и сама история Тюдоров читается как потрясающая трагедия шекспировских масштабов. Какие судьбы! Какие страсти! Какие характеры! Какие сюжеты! Генрих VIII и его шесть жен! Мария Кровавая! Разгром великой Армады! «Золотой век» Королевы – Девственницы! Недаром им посвящены столько знаменитых фильмов («Елизавета», «Еще одна из рода Болейн», «Генрих VIII», «Аноним») и один из самых популярных телесериалов («Тюдоры»).
Ну, и напоследок, хочется поделиться личным впечатлением от прочитанной книги. Она изложена весьма забавно, с изрядной долей юмора и читается, право же, на одном дыхании! Метания короля Генриха VIII в выборе супруги – будущей королевы, затем отчаянные попытки с ней же развестись! И тут же попутные изменения в действующую Английскую Церковь, вносящие разлад и сумятицу, кажется,  в незыблемый политический строй! Да, непростая судьба у королевской знати! 
 
 
 
 
 
В Вобщем, все с ног на голову! Почти, как у нас…
 
 

Ярлыки: историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература, серия


2013-04-10



К 80-летию серии ЖЗЛ
 
«От умышления же зельныя ярости на своя рабы царь Иван возненавиде грады земля своея и во гневе всю землю державы своея, яко секирою, наполы некако разсече»
(Дьяк Иван Тимофеев. Временник)
 
Любимцем «крутого норовом» царя Ивана Грозного был Малюта Скуратов, в документах именуемый Григорием Лукьяновичем Скуратовым-Бельским. Изувер, душегуб, мучитель – такое представление этого человека будет наиболее точным. Кажется, едва ли найдется в русской средневековой истории фигура более отталкивающая и менее подходящая для книжной серии «Жизнь замечательных людей», нежели Малюта Скуратов. И возникает вопрос: «Зачем же он здесь?»
Очень часто в российской истории прощается жестокость и самодурство, а злодеяния оправдываются «моментом времени» или «исторической необходимостью». Кто-то даже гордится «крепким кулаком», называет Сталина «эффективным менеджером». Да, с человеком не считались, но зато порядок был! Суровые меры рождают величие страны!
Величие страны – это, конечно, хорошо. Но если стране, как богатырю на распутье, нужно выбрать между величием и благополучием, потому что одно из другого никак не вытекает? Что же выбрать? Кроме того, вдруг величие страны и вовсе не родится от суровых мер…
В биографии Малюты Скуратова – немалый урок для нас. Явившийся на переломном этапе нашей истории, он представляет собой крайнюю степень зла, которое несет в себе государственный террор в открытой, явной форме. В известной степени он – образчик, воплощение зла, которое, увы, еще не раз повторялось в истории страны.
Книга Дмитрия Володихина ценна тем, что, рисуя образ Малюты Скуратова, она представляет собой коллективный портрет «худородных опричников» у трона жестокого царя и заставляет задуматься о мотивах поведения рьяных душегубов и палачей, участвующих в массовых репрессиях.
Думаю, что книгу стоит почитать, хотя бы для того, чтобы ответить на такой вопрос: «Действительно ли есть у русского народа извечная тяга к барской милости, кнуту и дыбе?»

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-04-08



/ К 80-летию серии ЖЗЛ/
 
Екатерина Медичи, "Черная королева" (1519–1589), – одна из главных фигур на шахматной доске политической истории Франции второй половины XVI века. Ее зловещий образ знаком нам главным образом благодаря историческим романам и кинофильмам, в которых она обычно выступает как беспринципная интриганка, отравительница, способная ради власти на все. Молва переиначила даже ее прозвище – ведь "Черной королевой" ее именовали лишь из-за черного цвета одежд – траура, который она носила по своему безвременно погибшему мужу, королю Генриху II. Но справедлив ли приговор, вынесенный ей легендой и тиражированный писателями-романистами? Ставшая королевой Франции, она в течение трех десятилетий управляла ею вместо своих малолетних или не­дееспособных сыновей – сначала Франциска II, затем Карла IX и наконец Генриха III – и, надо сказать, делала это весьма умело, сохраняя единство страны  и династию от разрушительного воздействия, однако «благодарные» потомки предпочитают не помнить этого. Она обладала живым умом и любознательностью, любила общество ученых, художников, писателей. Знала латынь, разбиралась в искусстве, коллекционировала картины, книги, манускрипты. Она подала идею зарождения оперы и драматического жанра – трагикомедии и сама пыталась сочинять некое произведение по примеру «Декамерона»...
Она, знавшая взлеты и падения, закончила свою жизнь в бедности и безвестности на чужбине... Когда Екатерина Медичи умерла, ее современник, историк и государственный деятель Жак Огюст де Ту написал: «Умерла не женщина, а само королевское достоинство».
         Чтобы хоть как-то понять «Черную королеву», пройдем вместе с героиней книги весь ее жизненный путь, с момента появления на свет до расставания с этим миром.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-03-07



… И вновь нас удивляет Акунин. Его очередное произведение  - «Аристономия» - абсолютно ни на что, написанное ранее, не похоже. Это совершенно не развлекате6льная книга, которая, как говорится в одном из отзывов, «… не относится к разряду телевизионно-сериальных продуктов» …
     Я бы отнесла «Аристономию» к философско-историческому жанру. (Под аристономией автор понимает «закон всего лучшего, что накапливается в душе отдельного человека или в коллективном сознании общества вследствие эволюции»).
    Когда читаешь книгу, то создается впечатление, что автор пишет для себя самого, пытаясь разобраться  в извечном вопросе: что есть человек? Кажется, что  он просто  дает увидеть свои размышления. И все-таки  динамичный сюжет при этом в романе есть.
     Главный герой – Антон Клобуков, которому пришлось пройти  и «огонь, и воду, и медные трубы», но так и не дано было найти ни душевного покоя, ни смысла своей жизни, ни принципов, которым он хотел бы следовать. Только полное смятение…
     В «Аристономии» рассказывается о революционерах, о гражданской войне. О белогвардейцах и красноармейцах, о конной армии Буденного (невольно порой вспоминаются рассказы Бабеля).
     Увы, любители хороших концовок будут разочарованы, потому что последние страницы романа читаются порой с ужасом, отличаются  излишней  неприглядной физиологичностью. Поэтому, если хотите отдохнуть  и отвлечься от  проблем, «Аристономию» не читайте. А если, наоборот, настроены в данный момент на философский лад, - смело берите в руки эту книгу.

Ярлыки: историческая литература, психологический роман, роман, российская проза, русская литература, современная проза


2013-03-04



«Видишь только то, что замечаешь, а замечаешь только то,
к чему мысленно готов» 
Альфонс Бертильон – французский криминалист
 
В отличие от всемирно известных иллюзионистов Гарри Гудини и Дэвида Коперфильда, имя Джона Малхолланда не вошло в повседневный лексикон домохозяек.  Но   в профессиональной среде на него равнялись и считали, что именно таким и должен быть настоящий фокусник – изысканным, искусным, изобретательным. 
В 2007 году авторы  данной книги нашли подлежащую уничтожению, но чудом уцелевшую папку с грифом высшей категории секретности.  В ней они обнаружили необычные подробности сотрудничества, связывающего разведывательное ведомство и мир сценической магии. Так увидело свет рассекреченное практическое пособие для тайных агентов, написанное легендарным иллюзионистом Джоном Малхолландом по заказу ЦРУ. Его  сотрудники на протяжении многих десятилетий пользовались уроками профессионального чародея, скрываясь от слежки, добывая тайную информацию, подбрасывая отравляющие вещества и т. п.  И теперь все желающие  могут познакомиться с принципами исполнения трюков и искусством введения в заблуждение, которые при всех новейших технологиях и средствах, по сути, остаются неизменными.
Для образованных, порядочных и честных людей.
 

Ярлыки: зарубежная литература, историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2013-02-28



По лесной стране гуляет
Славный парень, Робин Гуд.
(Владимир Высоцкий)
 
Далеки ли нам, россиянам XXI века, идеалы английского средневековья? Или мы так же, как и англичане средних веков, завидуем тем, кто может жить свободно и весело, не очень любим богачей и чуть-чуть недолюбливаем власть с её налогами? Не имея возможности познакомиться лично с «благородным разбойником» Робин Гудом, мы знакомимся с ним через фильмы и романы, а есть и такие, кто читает первоисточник – английские баллады, повествующие о его подвигах.
Итак, перед нами знаменитый предводитель «вольных стрелков» Робин Гуд.
 
И стрелков не сыщешь лучших.
Что же завтра, где их ждут? -
Скажет лучший в мире лучник,
Славный парень, Робин Гуд.
 
Вот только когда и где это было? Предания и исторические труды размещают время жизни Робин Гуда в широком диапазоне от XII века до века XIV. Не всё ясно и с точным местом действия, хотя вроде бы все знают, что разбойник жил в Шервудском лесу. Большинство ученых уверены, что Робин Гуд – фольклорный герой, никогда не существовавший в действительности. А если такое утверждение слишком категорично? Не нужно ли попробовать подробнее коснуться некоторых вопросов? Был ли, например, Робин Гуд женат? Детали могут раскрыть многое.
И ещё. Откуда берутся «благородные разбойники»? Нет, не так. Откуда берётся представление о «благородных разбойниках»? Почему разбойник окутывается романтическим ореолом? Может быть, виноваты писатели с их романтизацией неординарных личностей? Плащи, шпаги, маски и тайны несметных сокровищ делают своё дело. А если вместо шпаги разбойник избирает другое орудие труда (лук, например), то это мало меняет ситуацию. Впрочем, такая романтизация свойственна не только писателям, но и простым людям. Именно они и сочиняют, например, баллады о Робин Гуде или песни о Стеньке Разине, притом с немалым сочувствием к ним. Так, может быть, разбойнику действительно присущи внутреннее благородство, отвага, готовность рисковать во имя красивой цели? Стоит поразмышлять на эти темы, обратившись к книге историка Вадима Эрлихмана, вышедшей в серии «ЖЗЛ». Эта книга будет интересна широкому кругу читателей.

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-02-26



Пройди много дорог, вернись к своему дому,
и взгляни на все как будто в первый раз.
Томас Элиот
 
           Главная героиня романа Вилли Аптон – молодая девушка, приехавшая в свой родной город к матери с кучей накопившихся проблем, слегка, как ей кажется, беременной, хочет спрятаться от всех на время, чтобы разобраться в своей жизни и решить, что делать дальше.
          Сам городок очень маленький, окружен лесами, а главной его достопримечательностью является озеро Глиммерглас, в котором обитает древнее чудовище. Оно доброе, никого не обижает, и все очень огорчены, когда чудище умирает, а город наполняют репортеры и любопытные.
          Вилли, воспитанная одной матерью, пытается узнать, кто же все-таки ее отец. Но мать задает ей загадку. Не говоря напрямую, кто он, она упоминает, что предки у них общие. А предком Вилли является знаменитый основатель городка Мармадьюк Темпл. В городке все очень хорошо знают друг друга, и Вилли, которая училась на археолога, начинает свое расследование, изучает архивы местной библиотеки и уже по-другому смотрит на  окружающих. 
         Книга написана  своеобразно. Это одновременно и исторический роман, и семейная сага. Реальность переплетается с фантастическим вымыслом, причем вымысел почему-то тоже кажется реальностью. Главы в ней чередуются отрывками из прошлого, страницами из дневника, историей самой Вилли.
      Роман завораживает своей прелестью и оптимизмом, ведь не случайно книга сразу же попала в шорт-лист Премии Оранж для начинающих авторов. И многие поклонники Лорен Грофф теперь уже ждут ее нового романа «Аркадия».   
 

Ярлыки: дневник, женская проза, зарубежная литература, историческая литература, семья, современная проза


2013-01-30



Автор книги — доктор исторических наук, профессор, глава Российской ассоциации исследователей женской истории.
            Галантный XVIII век в корне изменил представления о русской женщине, ее правах, роли, значимости и месте в обществе.    То, что поначалу казалось лишь игрой аристократии в европейскую жизнь — указами Петра I дамам было велено носить «образцовые немецкие» платья с корсетом и юбками до щиколоток, головы вместо венцов и кик украшать высоченными прическами, а прежнюю одежду «резать и драть» и, кроме того, участвовать в празднествах, ассамблеях и ночных балах, — с годами стало нормой и ориентиром для купеческого и мещанского сословий.
            Что уж говорить об укладе купечества, мещан и, тем более, огромной массы крепостных, где одной из проблем семейной жизни была проблема возрастных несоответствий в крестьянских браках. Недаром английский мемуарист Кокс описывал снохачество, бывшее следствием неравных браков, в том числе в его «обратном» варианте сожительства тестя со снохой: «Во многих семьях отец женит своего 8- или 9-летнего сына на девушке гораздо старше его с целью иметь лишнюю работницу; между тем сам сожительствует со своей снохой и нередко имеет от нея детей…».              
Изменилась система  отношений в семье и обществе. Пушкарева рассказывает, как выходили замуж, как воспитывали детей, как любили в браке и как изменяли мужьям, как проводили досуг и как проходила процедура развода. Добиться его оказывалось возможным далеко не всегда. Так, например, Татьяна Мусина-Пушкина в 1746 году обратилась в Сенат с жалобой на мужа, который «посягал» на её недвижимость, да к тому же и бил её, и просила о разводе. Сенат, однако, хоть и приказал мужу вернуть жене деревни или компенсировать растрату, но супругов не развел.            
Автор, иногда через косвенные свидетельства, чаще – по мемуарам, письмам и литературным произведениям, восстанавливает для читателя мир русской женщины «осьмнадцатого» века. Мир, переданный голосом негромким, услышать который – чтобы понять историю России, - нужно обязательно.
 

Ярлыки: историческая литература, научная литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2012-10-16



"Ищите и обрящете..."

Эта книга- продолжение так называемой семейной саги о роде Сабуровых. Опять говорю о том, что это совсем не семейная сага, а абсолютно авантюрный роман. Роман с достаточно сложным языком, сквозь который продираешься, как сквозь бурелом, сквозь язык в смысле, да и сквозь сам роман тоже. На этот раз Нелли Сабурова, повзрослевшая, едет во Францию времен Французской революции. Едет, чтобы спасти от похитителей своего восьмилетнего брата Романа. Уезжает она в самый трагический момент своей жизни, думая, что муж ее отравлен, а она даже не успевает его похоронить. Судьба снова сводит вместе 3 подруг: Нелли , Прасковью и Катерину, чтобы испытать их на прочность. Но все нипочем этим русским: и в воде не тонут, и в огне не горят. Всех спасут, всем раздадут по шапкам, и ничего им за это не будет. Франция охвачена ужасом. Нет места, куда бы не докатилась волна народного безумства, которое подогревается санкюлотами. Казни, убийства - обычное дело. Никто не будет разбираться прав ты или виноват - на гильотину и все тут.  И это "удовольствие" переживают подруги, но благо есть добрые люди, которые помогают выбраться из неприятностей. Нелли встречает во Франции своего свекра, узнает историю мощей Святого Людовика, историю его правления. И из уст людей и способом мистическим, через свой дар видеть сквозь время.

Финал книги из рода хеппи-эндов: брат спасен, ибо умный не по годам и сбежал от похитителей, муж остался жив, отрава не сильная попалась, имение на месте, подруга Прасковья вышла замуж за француза и осталась во Франции. Я долго не могла понять, почему книга так странно названа, и что за лилея такая. Только потом до меня дошло, что это лилия - цветок  - символ французской монархии. Книга - для любителей исторического авантюрного романа.

 

Ярлыки: авантюрный роман, женская проза, историческая литература, путешествия, русская литература, семья


2012-09-18



"Ничто не бывает хорошим или дурным - 
таковым его делает мысль,
 и только мысль способна на это." 
Сэмюэль Батлер
Я сплю и вижу сны о том, что я сплю и вижу сны. Я просыпаюсь и понимаю, что я сплю... Именно так построена книга. Я никак не могла разобраться где явь, а где иллюзия этой яви.
Сюжет прост. Молоденькая аспирантка, пишет диссертацию о писателе Томасе Люмасе, который оставил после себя странную книгу, где описал путешествие человека в мир, который назвал тропосферой, в мир другой реальности. Роман этот - библиографическая редкость, и над ним, по слухам, тяготеет проклятие. Эриель, так зовут девушку, случайно, а может совсем и не случайно находит этот роман в букинистической лавке. И попадает под проклятие, которое оказывается правдой.
Эта книга еще и роман в романе, поскольку Эриель читает книгу Люмаса. К сожалению книга обрывается на самом интересном месте: когда главный герой получает рецепт снадобья, которое помогает попасть в другой мир. Страница случайным образом находится в книгах преподавателя Эриель, который тоже занимался творчеством Томаса Люмаса и в один прекрасный день просто пропал. Никто его не видел, никому неизвестно его местоположение. Но Эриель, когда нашла вырванную страницу начинает понимать, что профессор не просто так пропал, что книги, которые она купила, принадлежали именно ему.
 Ей страшно и страшно любопытно. Решившись пройти этот путь до конца, она приступает к поискам ингредиентов, которые написаны в рецепте. Это оказывается делом не простым, но девушка с ним справляется.
....И дальше история приобретает совсем уж мистический оттенок. За ней следят, ее пытаются убить. Ибо то, чем она владеет может стать идеальным способом управления другими людьми.
Девушка попадает в ловушку собственного любопытства....
Книга читается нелегко, в ней много терминов как из психологии, так и из философии. Но чтение захватывает и не отпускает до самой последней страницы. 
 

Ярлыки: английский роман, зарубежная литература, историческая литература, мистика, психологический роман


2012-06-25



В минуты воспоминаний...

 
Нина Берберова - поэт, прозаик; автор нашумевших воспоминаний "Курсив мой", таинственной книги - жизнеописания "Железная женщина", биографий "Чайковский" и "Бородин". В 1922 году она вместе с мужем Владиславом Ходасевичем уехала в эмиграцию, где должна была найти новую родину, как и сотни ее соотечественников.
 "Биянкурские праздники" - цикл рассказов, сколь пронзительных, столь же и документально интересных, "о людях без языка, выкинутых в Европу после военного поражения, о трудовом классе русской эмиграции..."
 "Последние и первые" - фактически первый роман, посвященный жизни простых русских во Франции. В литературе о русской эмиграции послереволюционного периода чаще всего описывалась жизнь за границей людей, имевших до революции высокий социальный статус: дворян, высоких армейских чинов, творческой интеллигенции.
Нина Берберова в своей книге повествует о жизни в эмиграции простого народа: низших чинов, солдат «белой» армии, так называемой «белогвардейской сволочи», и штатских, которые на волне событий оказались заброшенными в заштатный городок близ Парижа Биянкуре, где нет работы нигде, кроме завода «Рено».
Ее герои – это люди, вырванные из привычной среды и не сумевшие найти себя на новом месте и не имеющие никаких иллюзий в отношении своего будущего.
 "Зоя Андреевна" и "Барыни" - рассказы конца 1920-х годов; публикуются в России впервые!
 

Ярлыки: биография, интеллектуальная литература, историческая литература, русская литература, современная проза


2012-06-15



Туман скрывает многое...
 
С этой книги началось мое знакомство с новой серией "Книга на все времена". Знакомство многообещающее и требующее продолжения.
Автор для меня тоже совсем незнакомый. Австралийская писательница Кейт Мортон. Вообще из той части света знаю только Колин Маккалоу, которую люблю и рекомендую всем, кто еще не успел влюбиться в "Поющих в терновнике".
Так о чем это я? Да, о тумане, который должен рассеяться. Само название очень говорящее. Очертания сюжета и главная интрига словно выплывают из густого тумана - плавно и неспешно.
Англия или, если угодно, Великобритания. Современная, где снимают фильм о трагическом самоубийстве многообещающего поэта Роберта С. Хантера. И Англия того времени, когда эти трагические события произошли, то есть начала ХХ века.
Бывшая горничная Грейс, служившая в поместье Риверстон, вспоминает события тех далеких лет. Эти воспоминания болезненны и даются ей с большим трудом. Поэтому старая женщина решает записать их на кассеьы и отдать своему внуку, чтобы он, известный писатель, сочиняющий детективы, быстрее оправился после смерти жены.
Четыре кассеты, на которых запечатлена жизнь семейства Хартворт, нескольких его поколений. Это одновременно история английских нравов, чопорных и консервативных, и история семейных отношений.
До самой последней страницы так и непонятно, почему застрелился поэт. И только последние главы раскрывают нам истинную причину его гибели, а она нелепа и случайна.
До последней строчки не отпускает чувство сопереживания героям.
Рекомендую любителям семейных историй. Книгу стоит почитать. Получите истинное удовольствие и от сюжета, и от неторопливого повествования, и от хорошо и ярко выписанных героев. 

Ярлыки: женская проза, искусство, историческая литература, любовь, семейный роман


2012-06-04



 

Ум не гарантирует сохранности головы

Фильм "Еще одна из рода Болейн"

Фильм, как и книга держит в напряжении до последней минуты.

 

История предстает в совершенно другой плоскости. Мария и Анна Болейн - две сестры, но абсолютно разные. Мария - тихая и скромная,а Анна - задиристая, амбициозная. Именно Анна идет на все, чтобы стать королевой: на предательство, ложь, интриги. Это история именно о том, что может случится, если надо всем возобладает жажда власти и желание быть первой. А это приводит к одному - смерти на плахе, особенно если ты живешь в Англии, где за пуританством и правилами скрывается целая смесь разных интриг и заговоров. Хороший фильм, красиво снятый, с хорошей игрой актеров.  Последние сцены, особенно сцена казни Анны заставили содрогнуться

.

Генрих

  Анна Мария

 

Ярлыки: историческая литература, фильм, экранизация


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012