12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Олег Басилашвили «Неужели это я?! Господи...»Януш Леон Вишневский "Прости…"Ольга Лихачевская «Как сохранить зрение при работе на компьютере»Игорь Прокопенко «Великая тайна денег»Александр Цыпкин «Женщины непреклонного возраста»ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ - ЖИВИТЕ ДОЛЬШЕ!

Поиск: ЖЗЛ




2015-10-15



У меня всего лишь два недостатка.
Плохая память и ещё что-то!

(Екатерина Дашкова)

Если вы были в Петербурге, то, наверное, не обошли вниманием величественный памятник Екатерине II. Императрица окружена соратниками, которые для создателей памятника (скульптора Михаила Микешина и архитектора Матвея Чижова) были воплощением духа Екатерининской эпохи. Среди мужчин (Александра Суворова, Петра Румянцева, Григория Потемкина-Таврического… всех не буду перечислять) в окружении императрицы увековечена лишь одна-единственная дама – Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова. Вот она: и красивая, и умная, и книжку читает… Екатерина Романовна, замечу мимоходом, просилась даже в Братство вольных каменщиков (масоны были «популярны» в XVIII веке), но не была туда принята «по дамскому своему состоянию». Как заметил её современник, Екатерина Дашкова «в дополнение к своей красоте имела несчастие быть умной». В общем, редкое сочетание. А раз так, то без сплетен и взаимоисключающих характеристик никак нельзя.

Маленькая порция лести из моря того восхищения, которое могла вызвать Екатерина Дашкова:
Женщина выше своего времени!
Бескорыстная патриотка!
Верная супруга!
Рачительная хозяйка!

А теперь маленькая порция зависти и грязи:
«Бой-баба с замашками принципессы»!
Рука, готовая вонзить кинжал в сердце Петра III!
Любовница графа Панина!
«Скупяга»!

Ну и ну! Где же здесь истина? Автор биографии историк О.И. Елисеева замечает в прологе: «Комплиментов не будет. Личность Дашковой слишком масштабна, чтобы простое славословие в её адрес помогло разобраться в сложившейся ситуации». А ситуация такова: были интриги, скандалы, попытки политических убийств, перевороты и любовь одной женщины к другой. В общем, скучать не приходится!
Ольга Елисеева подбадривает читателя выйти за круг воспоминаний Дашковой о себе самой (имеются в виду её знаменитые «Записки»), так как чтение их сродни неосторожному обращению с андерсеновским зеркалом, которое, если вы помните, разбили тролли. Осколок этого зеркала попадает в глаз, а дальше вы видите совсем не то, что есть на самом деле.
«Можно остаться в лабиринте ее воспоминаний и растравлять душу жизнью, прожитой в воображении. А можно выйти.
Дело того стоит».
Поверим автору?


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, серия


2015-07-09



«Дыбенко пошел на Крыленко, а Крыленко на Дыбенко, они друг друга арестовывают, и Коллонтайка, отставная Дыбенкина жена, тоже здесь путается…»
(Из дневника Зинаиды Гиппиус)

В чем только не обвиняли Александру Коллонтай! В мещанстве, буржуазности, порнографии, бульварщине… Еще бы! Феминистка! Отсюда могли быть шуточки и анекдотцы чисто мужские. С некоторым пренебрежением. Взгляд – сверху вниз.
Например, Питирим Сорокин высказался о Коллонтай так: «Что касается этой женщины, то, очевидно, ее революционный энтузиазм – не что иное, как опосредованное удовлетворение ее нимфомании».
Дневниковая запись Зинаиды Гиппиус – из той же оперы ария, хотя и пропетая женским голосом.
Но феминистка феминистке рознь, скажу я вам. Интересны требования современных феминисток: заменить у пешеходных светофоров мужской силуэт на женский (а то! пора бороться с мужским деспотизмом!); поставить вопрос, почему у женщин в гардеробе есть мужские вещи, а у мужчин женских – нет (найти бы предлагаемый перечень женских вещиц, рекомендованных для носки мужчинам!).
А что считала важным феминистка Коллонтай? Равную для женщин и мужчин зарплату, минимальные нормы охраны труда, в том числе восьмичасовой рабочий день, неиспользование женщин на производстве, вредном для женского организма, обустройство мастерских, где должны быть раздевалки, умывальники, теплые туалеты с сиденьями. Совсем другое дело! Проблемы-то – насущные!
Впрочем, противоречивых моментов в жизни Александры Михайловны можно найти уйму.
Возьмем “женский вопрос”. Коллонтай полагала, что буржуазная идеология “воспитала в людях привычку смешивать чувство любви с чувством собственности над другим человеком” и что эта привычка должна отмереть, но сама болезненно переживала разрыв с любимым мужчиной.
Она считала, что детей рожают во имя интересов общества. Так сказать, вскормила материнским молоком – и свободна! Но своего сына, к которому относилась очень трогательно, она вовсе не воспринимала только лишь как “члена трудовой республики”.
А политика? Лев Троцкий вспоминал: «Коллонтай встала в ультралевую оппозицию не только ко мне, но и к Ленину. Она очень много воевала против “режима Ленина – Троцкого”, чтобы затем трогательно склониться перед режимом Сталина».
Итак, в юности – бунтарь, в зрелые годы – консерватор. Иссякла любовная страсть, и вот уже Коллонтай – расчетливая эгоистка, легко расстающаяся с идеалами юности…
Так чем же интересна её биография в качестве “читабельного жизнеописания”? Любителям отечественной истории, конечно, не будет безынтересным узнать, кто и как устанавливал советскую власть. Я уж не говорю о перипетиях советской дипломатии, которые безусловно интересны. (Кстати, заслуги А.М.Коллонтай на дипломатическом поприще были оценены очень высоко). Но это далеко не всё.
«Жизнь Александры Михайловны Коллонтай могла бы стать сюжетом для телевизионного сериала – увлекательного, авантюрного, со множеством интереснейших, в том числе любовных, линий», – написал Леонид Млечин. Действительно, Павел Дыбенко, балтийский матрос и второй муж Александры Михайловны, завел роман на стороне, а затем (после объяснения с женой) выстрелил из револьвера себе в грудь. Мелодрама, да и только! Надо сказать, это не единственный мелодраматический момент жизни Александры Коллонтай. Как известно, первым стрелялся сын генерала Драгомирова Иван; будучи безнадежно влюбленным в очаровательную Шурочку, он пустил себе пулю в лоб.
Леонид Млечин – автор большого числа историко-публицистических книг, часть которых переведена на иностранные языки. Пишет он легко, балансируя между строгой фактографией и популярной публицистикой. Подтверждает объективность изложения цитатами и мнениями многих авторитетных людей. Не исключение и эта книга, выпущенная издательством «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей».
В общем, “жэзээлки” держат марку! И это радует.


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-06-24



Ибо, в конечном счете, нас всех объединяет то, что мы все живем на этой маленькой планете, мы все дышим одним воздухом, мы все дорожим будущим наших детей, и все мы смертны.
Джон Кеннеди

Каждый момент жизни отличается от другого. Хорошее, плохое, трудное, радостное, трагичное, любовь и счастье – все связано в единое, неописуемое целое, которое называется жизнь. Нельзя разделить хорошее и плохое. И, возможно, даже нет необходимости делать это.
Жаклин Кеннеди

 

Историю нельзя изменить.
12 сентября 1953 года состоялась свадьба Джона Кеннеди и Жаклин Бувье.
8 ноября 1960 года Джон Кеннеди избран президентом США.
22 ноября 1963 президент Джон Кеннеди убит в городе Даллас.
6 июня 1968 года кандидат в президенты Роберт Кеннеди убит в Лос-Анджелесе.
19 июля 1969 года Эдвард Кеннеди попал в автомобильную аварию.
Это – неизменные факты.
Так же, как и то, что был Карибский кризис, а Жаклин Кеннеди вошла в историю XX века как законодательница моды и одна из самых стильных первых леди. (Хотя она говорила: «Только не называйте меня первой леди – это как кличка скаковой лошади», но слово не воробей…) В общем, отношения с Соединенными Штатами у нас, россиян, могут ухудшаться или улучшаться, но отменить историю США мы не в силах. А согласно американской истории, близкие родственники редко образовывают политические группировки. Но у многих явлений бывают и исключения. Именно такое исключение из правил произошло с Джозефом Кеннеди (финансистом и политиком с крайне противоречивой, в основном негативной, репутацией) и его сыновьями: Джоном, Робертом и Эдвардом. (Правда, был еще один сын – Джозеф-младший, но он жил недолго и погиб в 1944 году, выполняя воинский долг.)
Таким образом, авторы книги представляют нам семейство Кеннеди со всеми его внутренними связями, разветвлениями и особенностями поведения; семейство, которое, надо признать, явилось уникальным феноменом американской истории XX века.
Лариса Дубова и Георгий Чернявский серьезно поработали в Архиве Библиотеки Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, насчитывающем 20198 единиц хранения, используя по максимуму свои знания, умения и интуицию. Поэтому в их семисотстраничном исследовании нет натянутостей и перетекания из пустого в порожнее. Наоборот, авторам приходилось сдерживать себя, отсекая от «монблана информации» всё лишнее и апеллируя (когда это возможно) к уже известным сведениям.
Читая этот капитальный труд, я с особенным удовольствием отмечал возможности теплых советско-американских отношений. В конце концов, мы все живем на маленькой планете, а в жизни каждый момент отличается от другого.

Хрущев заявил: «Вы знаете, что мы голосовали за вас?»
…Кеннеди засмеялся и ответил любезно: «В самом деле, малый перевес мог стать решающим. Поэтому я признаю, что вы также участвовали в выборах и голосовали в мою пользу».
Хрущев прокомментировал: «Я не пожалел о занятой нами позиции. После того как Кеннеди стал президентом, надежд на улучшение наших отношений прибавилось».


Вот только жаль, что возможности не всегда воплощаются в жизнь…


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-02-19



Ты не трогай меня – не накличешь беду,
Чужестранка заморского берега,
Я – колючее дерево в красном цвету,
На ветру ароматное дерево!
(Стихи Уго Чавеса)
 
С этими стихотворением, называющимся «Колючее дерево», Уго Чавес неоднократно обращался к своим недругам, в том числе к Кондолизе Райс. Недруги у него действительно были, что тут говорить! Ведь Чавес – личность неоднозначная, которую одни идеализируют, а другие демонизируют. На Западе и в наших либеральных СМИ создали своего виртуального Чавеса-демона, считая его диктатором-популистом, венесуэльским Гитлером, латиноамериканским Муссолини. Нам, строящим капитализм, казалась странной его идея «Социализма XXI века». Повторялось утверждение, появившееся на Западе, что Венесуэлой правит сумасшедший. (Вообще, удивительно, что мы начали тогда сотрудничать с Венесуэлой. Всё-таки экономика победила политику. Недаром генеральным спонсором книги Константина Сапожникова является «Роснефть».)
А Латинская Америка, совершив раньше нас неолиберальный вираж, вдруг сделала в начале 2000-х «левый поворот». Случилось это после победы Чавеса на президентских выборах 1998 года. В чем тут дело? Образно говоря, латиноамериканцы «накушались» неолиберализма и разочаровались в нем тогда, когда мы, как нам казалось, были твердо намерены следовать этому курсу. Во всяком случае, в Латинской Америке лидер Венесуэлы у многих нашел понимание и поддержку. У многих, но, конечно, не у всех. И Венесуэлу в годы правления Чавеса «штормило» (в политическом смысле этого слова).
Самым ярким моментом в политической деятельности Чавеса является его выступление на 61-й Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2006 года. Помните? Оно наделало много шума. Об этом выступлении знают все, даже домохозяйки, вовсе не интересующиеся международными отношениями. Президент Венесуэлы помахал перед собой рукой, словно отгоняя что-то зловонное, и сказал:
«Вчера здесь стоял дьявол, на этом самом месте. Эта трибуна, за которой я нахожусь, до сих пор пахнет серой! Вчера с этой трибуны господин президент Соединенных Штатов, которого я называю дьяволом, говорил так, словно он является хозяином мира. Психиатр был бы очень кстати…» Выступление Чавеса пролило бальзам на душу не только антиамериканистов из стран так называемой «оси зла». Американский поэт Френсис Грэйбоу написал: «…он [Уго Чавес] сказал об этом, и миллионы нас на всей планете (но особенно мы, американские гринго) почувствовали Огромное Облегчение… Уф! Наконец кто-то озвучил наши чувства!»
Книга журналиста-международника, специализирующегося на проблемах Латинской Америки, Константина Сапожникова написана честно и с симпатией к главному герою.  Судьба Уго Чавеса – это судьба революционера, яркого политика и – увы! – человека с не очень удачной личной жизнью. Такая биография не может не заинтересовать. Другое дело, можно возразить, что Венесуэла – это очень далеко. Что нам Уго Чавес? Экзотика. Как  асьенда, льянерос, парамилитарес и прочие латиноамерикаканизмы.
Но не тут-то было. Год назад, 20 февраля 2014 г., было совершено хладнокровное убийство нескольких десятков манифестантов на киевском Майдане. Эти убийства привели к свержению Виктора Януковича, которого и обвинили во всех грехах.
А теперь перенесемся в апрель 2002 года, когда в Венесуэле произошел античавистский путч:
«Примерно в 15 часов демонстранты стали выходить на дальние подступы к дворцу Мирафлорес. Именно в это время манифестацию незаметно покинули ведущие члены ДКЦ [Демократического координационного центра]. Они, конечно, знали, какие события должны были произойти дальше. Знали, что на крышах высотных зданий и на балконах затаились снайперы, которые уже выбирали «подходящие цели», особенно среди журналистов, которых можно было определить по телекамерам и фотоаппаратам. Первым от прицельного выстрела рухнул на землю фоторепортёр Хорхе Тортоса. Несколько человек бросились к нему на помощь. Они стали следующими жертвами».

Не тот ли самый здесь сценарий? Ищите ответы в книге Константина Сапожникова «Уго Чавес».

 


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2013-09-24



«Дорогой товарищ Тито!
Ты не виноват». –
Так сказал Хрущев Никита,
Прилетев в Белград.
(Советский  фольклор 1950-х гг.) 
 
«Если вы сделали при жизни что-то полезное, это вас переживёт…
Люди никогда не забывают хороших дел государственных деятелей».
(Иосип Броз Тито)
 
Жители Югославии (естественно, во времена существования социалистической Югославии) говорили, что у них в стране найдётся всего в изобилии. Горы, моря, леса и поля? Пожалуйста! Разные республики, языки и народы? Да одних народностей со своими языками больше двадцати! Если и этого мало, то прибавьте ещё три религии и два алфавита. Вот только партия – одна, и Тито – один.
Это рассуждение считалось очень язвительным, но теперь оно окрашивается в ностальгические краски. Ведь нет «одного Тито» – и нет Югославии как государства. А партия? Так и Бог с ней, с партией-то…
Кем же был Тито? Прочитав книгу Евгения Матонина, понимаешь: ответ на этот простой вопрос вовсе не так прост. Тито – коммунист и… аристократ в одном лице!  Русофил и англофил, а заодно и австрофил. Партизанский командир и неофициальный монарх. По своей первой специальности он был слесарем и до конца жизни считал себя пролетарием. Но жил как царь. Он был большим любителем красивой жизни и красивых женщин и… И вот он одинокий в старости человек, которого окружали верные – увы! – не друзья, а собаки.
Итак, перед нами первая полная биография на русском языке Иосипа Броз Тито – основателя и многолетнего руководителя социалистической Югославии. Книга Евгения Матонина особенно ценна тем, что она, основанная на документальных материалах и свидетельствах близких соратников Тито, восстанавливает не выдуманную, не идеологизированную и не легендарную, а подлинную биографию этого противоречивого политика и человека. Несмотря на все противоречия, это была значительная фигура в истории, стремившаяся «к положительным делам». Уже после развала Югославии на стенах бывших югославских городов не раз появлялись надписи: «Слесарь был лучше!»
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-05-23



«На трибунах алеют знамена,
Облака в поднебесье плывут,
На зелёном ковре стадиона
Разноцветные майки цветут».
(Давид Самойлов. Марш футболистов)
 
В футбол, как и в хоккей, играют настоящие мужчины. Ведь братья Старостины проявили себя не только на футбольном поле. Судьбу их нельзя назвать лёгкой.
Братья Старостины олицетворяли собой успехи и необычайную популярность «Спартака», которые столь болезненно воспринимались почетным председателем «Динамо». А кто был почетным председателем «Динамо»? Им был Лаврентий Павлович Берия. А поскольку Лаврентий Павлович не любил, когда кто-нибудь своим существованием на свободе напоминал ему о футбольных неудачах опекаемого общества, то…
В 1942 году Николай, Александр, Андрей и Петр Старостины были арестованы.
Таким образом, судьба братьев Старостиных, которым пришлось пройти через тюрьмы и сталинские лагеря, – это судьба страны, со всеми ее трагическими поворотами.
Но вернемся к спорту. Братья с юности тяготели к разным видам спорта. Николай, например, в 18-19 лет был неплохим боксером. Кроме того, Старостины умели плавать, но это был не их вид спорта. Когда Николай, Александр и Андрей сдавали нормы ГТО в открытом бассейне на Москве-реке, их прыжки со стартовых вышек у профессиональных пловчих вызывали смешки. А вот в футболе они достигли значительных успехов.
Великолепная игра на поле, вызывающая восхищение болельщиков. Умелое руководство командой Николая Петровича Старостина…
Впрочем, не буду перечислять заслуги этих людей. Поклонникам футбола, я думаю, они известны. Отмечу другое – уникальность самой книги. Впервые в серии «ЖЗЛ» выходит биография сразу четырех героев! Сбылась мечта мэтра отечественной спортивной журналистики Льва Ивановича Филатова, писавшего в далеком 1993 году: «Уже несколько лет я нахожусь во власти упорно меня преследующей фантазии: воображаю книгу, которая так и просится быть написанной, напечатанной, разошедшейся по заповедным личным библиотекам всех, кому дорог футбол. …вижу ее место в известной серии «ЖЗЛ» и даже угадываю название – “Дом Старостиных”».
Итак, книга о братьях Старостиных появилась.
Смотрите футбол! Читайте книги о футболе!
P.S. Уважаемый любитель футбола, если на Вашей «заповедной» полке пока еще нет этой книги, то Вы без труда сможете её найти в Центральной городской библиотеке.
 
 
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, отраслевая литература, спорт


2013-04-10



К 80-летию серии ЖЗЛ
 
«От умышления же зельныя ярости на своя рабы царь Иван возненавиде грады земля своея и во гневе всю землю державы своея, яко секирою, наполы некако разсече»
(Дьяк Иван Тимофеев. Временник)
 
Любимцем «крутого норовом» царя Ивана Грозного был Малюта Скуратов, в документах именуемый Григорием Лукьяновичем Скуратовым-Бельским. Изувер, душегуб, мучитель – такое представление этого человека будет наиболее точным. Кажется, едва ли найдется в русской средневековой истории фигура более отталкивающая и менее подходящая для книжной серии «Жизнь замечательных людей», нежели Малюта Скуратов. И возникает вопрос: «Зачем же он здесь?»
Очень часто в российской истории прощается жестокость и самодурство, а злодеяния оправдываются «моментом времени» или «исторической необходимостью». Кто-то даже гордится «крепким кулаком», называет Сталина «эффективным менеджером». Да, с человеком не считались, но зато порядок был! Суровые меры рождают величие страны!
Величие страны – это, конечно, хорошо. Но если стране, как богатырю на распутье, нужно выбрать между величием и благополучием, потому что одно из другого никак не вытекает? Что же выбрать? Кроме того, вдруг величие страны и вовсе не родится от суровых мер…
В биографии Малюты Скуратова – немалый урок для нас. Явившийся на переломном этапе нашей истории, он представляет собой крайнюю степень зла, которое несет в себе государственный террор в открытой, явной форме. В известной степени он – образчик, воплощение зла, которое, увы, еще не раз повторялось в истории страны.
Книга Дмитрия Володихина ценна тем, что, рисуя образ Малюты Скуратова, она представляет собой коллективный портрет «худородных опричников» у трона жестокого царя и заставляет задуматься о мотивах поведения рьяных душегубов и палачей, участвующих в массовых репрессиях.
Думаю, что книгу стоит почитать, хотя бы для того, чтобы ответить на такой вопрос: «Действительно ли есть у русского народа извечная тяга к барской милости, кнуту и дыбе?»

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-04-08



/ К 80-летию серии ЖЗЛ/
 
Екатерина Медичи, "Черная королева" (1519–1589), – одна из главных фигур на шахматной доске политической истории Франции второй половины XVI века. Ее зловещий образ знаком нам главным образом благодаря историческим романам и кинофильмам, в которых она обычно выступает как беспринципная интриганка, отравительница, способная ради власти на все. Молва переиначила даже ее прозвище – ведь "Черной королевой" ее именовали лишь из-за черного цвета одежд – траура, который она носила по своему безвременно погибшему мужу, королю Генриху II. Но справедлив ли приговор, вынесенный ей легендой и тиражированный писателями-романистами? Ставшая королевой Франции, она в течение трех десятилетий управляла ею вместо своих малолетних или не­дееспособных сыновей – сначала Франциска II, затем Карла IX и наконец Генриха III – и, надо сказать, делала это весьма умело, сохраняя единство страны  и династию от разрушительного воздействия, однако «благодарные» потомки предпочитают не помнить этого. Она обладала живым умом и любознательностью, любила общество ученых, художников, писателей. Знала латынь, разбиралась в искусстве, коллекционировала картины, книги, манускрипты. Она подала идею зарождения оперы и драматического жанра – трагикомедии и сама пыталась сочинять некое произведение по примеру «Декамерона»...
Она, знавшая взлеты и падения, закончила свою жизнь в бедности и безвестности на чужбине... Когда Екатерина Медичи умерла, ее современник, историк и государственный деятель Жак Огюст де Ту написал: «Умерла не женщина, а само королевское достоинство».
         Чтобы хоть как-то понять «Черную королеву», пройдем вместе с героиней книги весь ее жизненный путь, с момента появления на свет до расставания с этим миром.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-02-28



По лесной стране гуляет
Славный парень, Робин Гуд.
(Владимир Высоцкий)
 
Далеки ли нам, россиянам XXI века, идеалы английского средневековья? Или мы так же, как и англичане средних веков, завидуем тем, кто может жить свободно и весело, не очень любим богачей и чуть-чуть недолюбливаем власть с её налогами? Не имея возможности познакомиться лично с «благородным разбойником» Робин Гудом, мы знакомимся с ним через фильмы и романы, а есть и такие, кто читает первоисточник – английские баллады, повествующие о его подвигах.
Итак, перед нами знаменитый предводитель «вольных стрелков» Робин Гуд.
 
И стрелков не сыщешь лучших.
Что же завтра, где их ждут? -
Скажет лучший в мире лучник,
Славный парень, Робин Гуд.
 
Вот только когда и где это было? Предания и исторические труды размещают время жизни Робин Гуда в широком диапазоне от XII века до века XIV. Не всё ясно и с точным местом действия, хотя вроде бы все знают, что разбойник жил в Шервудском лесу. Большинство ученых уверены, что Робин Гуд – фольклорный герой, никогда не существовавший в действительности. А если такое утверждение слишком категорично? Не нужно ли попробовать подробнее коснуться некоторых вопросов? Был ли, например, Робин Гуд женат? Детали могут раскрыть многое.
И ещё. Откуда берутся «благородные разбойники»? Нет, не так. Откуда берётся представление о «благородных разбойниках»? Почему разбойник окутывается романтическим ореолом? Может быть, виноваты писатели с их романтизацией неординарных личностей? Плащи, шпаги, маски и тайны несметных сокровищ делают своё дело. А если вместо шпаги разбойник избирает другое орудие труда (лук, например), то это мало меняет ситуацию. Впрочем, такая романтизация свойственна не только писателям, но и простым людям. Именно они и сочиняют, например, баллады о Робин Гуде или песни о Стеньке Разине, притом с немалым сочувствием к ним. Так, может быть, разбойнику действительно присущи внутреннее благородство, отвага, готовность рисковать во имя красивой цели? Стоит поразмышлять на эти темы, обратившись к книге историка Вадима Эрлихмана, вышедшей в серии «ЖЗЛ». Эта книга будет интересна широкому кругу читателей.

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2012-11-27



Всё сбылось по Достоевскому…
 

 «Достоевский таков, какова Россия, со всей ее тьмой и светом. И он – самый большой вклад России в духовную жизнь всего мира». Это слова Николая Бердяева. «Достоевский живет в нас», – утверждает Василий Ро­занов, чьи слова вынесены в эпиграф книги. А сама Людмила Сараскина, известный историк литературы, автор пятнадцати книг, посвященных Достоевскому и его современникам, озаглавила предисловие так: «Всё сбылось по Достоевскому». Изучали ли вы Россию и менталитет русского народа по Достоевскому? Автор книги предлагает вам это сделать.

Людмила Сараскина – не первый автор, написавший биографию Достоевского для серии ЖЗЛ. До неё были и Леонид Гроссман, и Юрий Селезнёв. Впрочем, сколько о Достоевском во всем мире написано работ – сотни тысяч или даже миллион, – представить точно нельзя. Чем же так примечательна биография этого великого классика русской литературы? Хотя это неправильная постановка вопроса. Если мы говорим о Достоевском, то тут можно подивиться другому: как при такой бурной биографии вообще оставалось место писательству?
Но всё-таки дело здесь в другом. В каждое время – свой Достоевский! Вспомним: «Никак нельзя нам учиться у Достоевского. Нельзя сочувствовать его переживаниям, нельзя подражать его манере…», – писал Анатолий Васильевич Луначарский в 1931 году. Не то время было…
И у каждого – свой Достоевский! Достоевский – мракобес. Достоевский – фурьерист и революционер. Достоевский – христианский писатель. Ведь каждый биограф по-своему трактует события и делает свои акценты. Каков же Достоевский у Людмилы Сараскиной? Читатель может сделать свой вывод.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, интеллектуальная литература, литературоведение, русская литература


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012