12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Олег Басилашвили «Неужели это я?! Господи...»Януш Леон Вишневский "Прости…"Ольга Лихачевская «Как сохранить зрение при работе на компьютере»Игорь Прокопенко «Великая тайна денег»Александр Цыпкин «Женщины непреклонного возраста»ЧИТАЙТЕ БОЛЬШЕ - ЖИВИТЕ ДОЛЬШЕ!

Поиск: биография




2017-04-25



По-настоящему образованным может считаться лишь тот, кто стоит на голову выше всех окружающих. Женщина, заслуживающая это название, должна быть хорошо обучена музыке, пению, живописи, танцам и иностранным языкам. И кроме того, она должна обладать каким-то особенным своеобразием внешности, манер, походки, интонации и языка — иначе это название все-таки будет заслуженным только наполовину.
Джейн Остен
 
Я повсюду вижу счастье, и только мне оно не досталось. Я был кроток и добр: несчастья превратили меня в злобного демона. Сделай меня счастливым и я снова буду добродетелен.
Мэри Шелли
 
И безумна та женщина, которая позволяет тайной любви разгореться в своём сердце, ибо эта любовь, неразделённая и безвестная, должна сжечь душу, вскормившую её; а если бы даже любовь была обнаружена и разделена, она, подобно блуждающему огоньку, заведёт тебя в глубокую трясину, откуда нет выхода.
Шарлотта Бронте
 
Любопытное наблюдение: судьбы женщин зачастую нас волнуют больше, чем судьбы мужчин. Это подтверждают многочисленные издания. Гораздо гармоничнее звучит название "Любовь самых эпатажных женщин", чем его аналог "Любовь самых эпатажных мужчин". И разгадка такого интереса в слове "любовь". Как-то лучше оно соотносится с женщинами.
И до сих пор находятся читатели романов XIX века, вышедших из-под пера "великих англичанок": Джейн Остен, Мэри Шелли, Шарлотты Бронте. Современная эмансипированная женщина, читая романы двухвековой давности, обретает для себя что-то важное. То ли это потому, что писали тогда о вечном, то ли потому, что современная женщина всё-таки не так эмансипирована, как ей кажется. В общем, классические романы находят отклик в её душе.
А что же сами "великие англичанки"? Думаю, их судьбы не оставят равнодушными как женщин, так и мужчин.
Представленная книга состоит из трех историй: "О женщине, которая не знала, как ведут себя мужчины, когда остаются одни", "О двух Мариях - матери и дочери" и "О трех сестрах, которые были королевами, и о трех маленьких королевах, которые выросли". Речь идет о Джейн Остен, Мэри Шелли и сёстрах Бронте. Но не только о них. В книге есть попытка заглянуть за красивый фасад XIX века и выяснить, как тогда жилось женщинам (и вообще англичанам) на самом деле.
Как известно, вся соль в мелочах, которым обычно не уделяют достаточного внимания. Но смена эпох - это и смена бытовых мелочей, которые окружают людей. Например, что люди едят? И вот раздельчик под названием "Сто лет английских застолий" рисует вековую картину питания жителей туманного Альбиона. Неплохо-неплохо. Аппетитно-познавательно...
Но вынужден признаться, что на меня книга произвела всё же неоднозначное впечатление. Подача материала показалась мне занимательной, но ряд сомнений истерзал мою читательскую душу.
Во-первых, нельзя без сомнений говорить об исторической компетентности творцов (или творца?) книги. Увы, выяснить, кто автор(ы), не представляется возможным. А анонимкам доверия меньше в принципе! Да и в названии неточность: Джейн Остен жила не в викторианскую, а георгианскую эпоху. (Кстати, и роман «Франкенштейн, или Современный Прометей» Мэри Шелли был опубликован в 1818 году, то есть задолго до вступления на престол королевы Виктории.)
Во-вторых, повторяются фрагменты текста. Зачем? Тоже ответа нет.
Оценить эту книгу можно, только следуя поговорке: "Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать". Посмотрите - и оцените. 
А мне позвольте в качестве дополнения порекомендовать популярные книги Екатерины Коути:
Коути, Екатерина. Суеверия викторианской Англии / Екатерина Коути, Наталья Харса. - Москва : Центрполиграф ; Санкт-Петербург : Русская тройка-СПб, 2015. 
Отзыв на эту книгу ЗДЕСЬ.
Коути, Екатерина. Джейн Остен и ее современницы / Екатерина Коути, Елена Прокофьева. - Санкт-Петербург : БХВ-Петербург, 2015.
Отзыв на эту книгу ЗДЕСЬ.
 
 
 
На иллюстрации:
Кира Найтли и Мэттью Макфэдьен – исполнители главных ролей в экранизации бессмертного романа Джейн Остин «Гордость и предубеждение» (2005 г.).
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература


2017-03-11



Гул затих. Я вышел на подмостки. 
Прислонясь к дверному косяку, 
Я ловлю в далёком отголоске, 
Что случится на моём веку...
 
 
 
...Жизнь прожить – не поле перейти.
БОРИС ПАСТЕРНАК «ГАМЛЕТ»
 
 
Эта книга – далеко не случайный выбор. Хотел её прочесть. Ждал. Совсем мало знающий о театральной деятельности Олега Басилашвили, но искренне любящий рязановские фильмы с его участием, я не был разочарован своим выбором.
О кино, правда, всего одна главка. Но как неожиданно написано о театре: о творческих неудачах чуть ли не больше, чем о ролях, принесших славу и признание! Сколько метаний, сомнений, поиска... А каким оказывается нужным наращивание психологической брони, чтобы обрести правильное творческое самочувствие!.. Наверное, об этом стоит почитать молодым актерам. Тем более что Олег Валерианович передает атмосферу и Школы-студии МХАТ, и БДТ.
У всех великих артистов есть неудовлетворенность тем, что сделано, и тем, за что полюбили зрители. Зрители ведь очень часто любят не за то (с точки зрения актера, естественно). Раневская терпеть не могла это: "Муля, не нервируй меня!" – главную ассоциацию широких общественных масс, связанную с Фаиной Георгиевной. Папанов не считал прекрасной ролью так полюбившегося народу Лёлика из гайдаевской комедии. Но здесь всё же актера помнят как актера, пусть и не по той роли, какой хотелось бы. А если народная любовь вдруг изливается в вопросе: "Это ведь вы выступали в рекламе пива студенческого?" Как реагировать? С иронией и юмором? Или посетовать? Басилашвили: "«Калифорнийская», «Копенгаген»!! Ты еще «Дядю Ваню» и Хлестакова вспомни!! Эх ты, старый тщеславный маразматик! «Копенгаген» тебе!" Действительно, реклама пива есть реклама пива...
Еще цитата из книги:
"И не утешить себя мыслями: дескать, не в возрасте дело, – люди следят за перевоплощением моим, за мастерством! Не обольщайся! Вон молодые с мобильниками – получше твоего скажут. И в Голливуде снимаются. А виллы!! Виллы! На Канарах, во Флориде, в Испании. И всего-то каких-то два-три миллиона долларов! <...> ...носятся с мобильниками по сериалам, органичненько барабанят свой текст, быстренько сляпают какой-нибудь спектаклик, лучше, чтоб посмешней и про секс (когда-то был ФЭКС – фабрика эксцентрического актера, теперь секс...), чтоб посмешнее... а где не смешно – подкладывают фонограмму гогочущей толпы – дескать, это смешно, смейтесь, как мы, смейтесь вместе с нами, смейтесь лучше нас! И смеются..."
 
Нет, это не критика старого брюзги. Олег Басилашвили знает, как надо (иногда через мучения) искать и находить образ и как трудно (всё равно трудно!) воплощать его на сцене.
И всё-таки Олег Басилашвили пишет с юмором, иронично. Правильный выбор. Думаю, не только я, а и любой читатель это одобрит.
Вообще, жизнь – сложная штука. Пришлось неоднократно Олегу Валериановичу убедиться в правоте сей незамысловатой истины. Так же, как и той, что провозглашает: государство и Родина – понятия не всегда совпадающие. Например, воспоминание из военного детства:
"Хачмас.
Никогда не забуду название этой станции. Здесь правительство Грузии выбрасывало нас, русских, едущих в Грузию, спасающихся от немцев, смерти, голода, – выбрасывало в неизвестность.
Думаю, эти высокостоящие решили, что немцы уже победили или очень скоро победят, и пытались таким образом заранее заработать себе политический капитал перед будущими хозяевами. Ведь беженцы ехали по вызову на работу в Грузию, с билетами, командировочными бумагами, с детьми, стариками...
Вышвырнули вон.
...
Когда же, когда же мы поедем!!! И вот: трам-брам, трам-бам-бам! Один толчок, другой, поезд дергается, со скрипом начинает ползти, быстрее, быстрее...
Все!
В вагоне – курды, грузины в ярких одеждах, спертый воздух.
Не правительство Грузии, а эти простые люди, с натруженными руками и суровыми лицами, видят, что перед ними – несчастные беженцы из Москвы: маленькая старушка, молодая женщина с исхудалым нервным лицом и грязный, заплаканный мальчик. Нам протягивают яблоки, лепешки, стелют на полку какие-то ковры пестрые, что-то гортанно успокаивающе говорят, бабушка гладит меня, что-то ласковое шепчет, мама, напряженная, рядом... Хорошо..." 
 
Понравилось мне также, что Олег Басилашвили не меняет своих политических пристрастий. Как меняют их хамелеоны, которые постоянно хвалят нынешнюю власть и ругают предшествующую. "Всегда тепло вспоминаю моих товарищей по демократическому крылу Съезда народных депутатов России. Как не вспомнить Ельцина, Гайдара?" – пишет он. И это достойно уважения.
Бывает, что мемуары интересны только тем, что их автором является некий Актер, Режиссер и так далее. В данном случае воспоминания Олега Басилашвили интересны сами по себе. И написаны они хорошим литературным языком.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.
 

Ярлыки: биография, воспоминания, искусство, мемуары


2017-03-04



Я – выкидыш Станиславского.
Ф.Г. Раневская
 
Завидую я таланту Фаины Раневской. Нет, не актерскому таланту (тут я от театральных и кинопоползновений избавлен полностью, поэтому и завидовать бессмысленно), а таланту риторическому. Однажды Фаина Георгиевна сказала: «Я не умею выражать сильных чувств, зато умею сильно выражаться». Бог ты мой! Ну как мне, не умеющему не только выражать чувств, но и – самое обидное! – не умеющему сильно выражаться, не признаться в любви к этой женщине! (Кстати, не слишком ли много «не» в предыдущем предложении? Это тоже от неумения выражаться...) Вот могла же Фаина Георгиевна и навести критику в адрес режиссера (непосредственного начальника!), и отшить кого следует, чтобы не лезли куда не следует! Режиссера Завадского, например, она нарекла «нашей Гертрудой» (Завадскому присвоили звание Героя Социалистического Труда) и заявила, что если ему суждено умереть, то он умрет от расширения фантазии. Согласитесь, как иногда хочется поругать начальника... за все грехи, присущие тебе лично! А уж как хочется скомандовать некоторым надоедам, словно неподражаемая Раневская – приставучим детям: «Пионеры! Стройтесь попарно и идите в...»! (Не напишу куда, прочитаете в представленной книге.) Однако нет у меня такого таланта... Нету!..
Естественно, читать книгу «Записки социальной психопатки» я начал не с биографии, а с афоризмов и актерских баек, где главной героиней является Раневская. Тут есть всё! И даже больше, чем всё, поскольку, с одной стороны, Раневской как символу советской эпохи приписываются известные анекдоты; с другой стороны, случаи из жизни Фаины Георгиевны сами становятся анекдотами. Принести анализы в термосе, чтобы не остыли, Раневская могла... да, могла себе позволить!..
Но грустное идет рядом со смешным. Шутит-то Фаина Георгиевна на темы печальные: одиночество, неудачи быстротечной жизни, болезни, непонимание людей... В некоторых высказываниях Фаины Раневской я нашел очень серьезные и глубокие мысли, созвучные мне, поэтому не могу ими не поделиться.
 
Нас приучили к одноклеточным словам, куцым мыслям, играй после этого Островского!
 
Если женщина говорит мужчине, что он самый умный, то она предполагает, что второго такого дурака она не найдет.
 
...дают награды не по способностям, а по потребностям.
 
Талант – это неуверенность в себе и мучительное недовольство собой и своими недостатками, чего я никогда не встречала у посредственности.
 
Только один недочет я заметил в этом разделе книги. Как разбиты афоризмы по темам, не очень-то понятно. Много повторов!
К сожалению, Фаина Георгиевна не оставила полноценных мемуаров. О других не пожелала писать, считая, что воспоминания друзей – это еще одно, посмертное, испытание для ушедшего человека. О себе не стала писать, потому что правду не напишешь, а врать... Зачем врать? И всё же сохранились дневниковые записи, письма, крылатые выражения... Хотя ее нельзя назвать автором представленной книги в общепринятом смысле этого слова (биографический раздел подготовили другие люди, а не сама Фаина Георгиевна), всё-таки это книга Фаины Раневской. Те, кто подбирал материал для книги, как бы самоустранились, чтобы Раневская вышла на первый план, не загораживаемая их фигурами.
После прочтения этой книги я не удержался и пересмотрел старые киноленты с участием Раневской. Это «Подкидыш», «Золушка» и даже тот фильм, который Фаина Георгиевна охарактеризовала как “редкое г...” (великая артистка была весьма способной на bon mot!). Последний – «Осторожно, бабушка!» – нельзя назвать шедевром, но вполне “смотрибелен”.
Если бы я был женщиной, большего подарка на 8-е Марта, чем прочитать эту книгу, я бы и не желал. Но я мужчина. Да и познакомиться с этой книгой можно не только восьмого числа третьего месяца...
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, искусство, юмор


2016-12-08



«Не любой рай будет раем лично для вас, постарайтесь, чтобы ворота в него остались открытыми, ведь даже из рая должен быть выход»
(Цитата из книги «Год в гареме Дубая»)
 
В книге представлена необыкновенная история нашей соотечественницы о жизни в современном гареме. Девушка Анна, прожившая в гареме целый год, пройдя путь от простой наложницы до законной жены, рассказывает всю правду о «сказочной» жизни в гареме, где в борьбе за любовь и власть не брезгуют ничем: ни интригами, ни клеветой, ни отравой. Когда читаешь исторические книги про султанов, шейхов и принцев, кажется, что попал в сказку, но на самом деле обратная сторона этой сказки довольно жестокая и плачевная. Даже если всё золото мира у твоих ног, это не принесет счастья, если ты не свободен и не имеешь практически никаких прав.
Анна не по своей воле попала в гарем арабского принца, её похитили и продали туда. Не имея никакой возможности сбежать (пока, во всяком случае), Анна (по-арабски получившая имя Амаль) учится жить среди пустыни, в окружении других, не особо приветливых наложниц. Самое интересное, что Анна-Амаль влюбляется в арабского принца Сауда, и после бурной ночи любви соглашается стать его третьей женой. Для этого она должна принять ислам.
Не буду раскрывать все карты, скажу только, что после всех страданий и унижений со стороны других жён и родственников Сауда (Анну никогда не примут в семью принца, так как она попросту чужая и абсолютно не вписывается в арабские нормы и каноны семейной династии) Анна принимает мудрое решение – бежать.
Но как это сделать, если у неё на руках ребёнок от Сауда, а по арабским законам дети в большинстве случаев остаются с отцами. В арабских Эмиратах «Мужчина – Бог, дети - неуправляемые божки, женщина – богиня с множеством ограничений».
Для мусульманина всегда на первом месте будет стоять его семья (родители и все родственники), и он поступит так, как семья решит, так как перед чужим, кем бы тот ни был, не стыдно, а вот перед семьей стыдно. Таков менталитет мусульманина.
В общем, сюжет очень закрученный, «проглатывается» моментально, прочитать книгу можно в один присест. А вкупе с этим на протяжении всего повествования небольшой экскурс в удивительную жизнь жителей Дубая, плюс рисунки самого автора. Очень, кстати, впечатляет! Например, вы узнаете, кто такие локалы, а кто – эмираты, что такое урфи, а что обозначает абая и никаб. И ещё много чего интересного, о чём вы, наверняка, даже и не подозревали, можно узнать из книги "Год в Гареме Дубая". Всё повествование основано на личном опыте и наблюдениях самого автора, она сама – главная героиня этой истории. Книга предназначена, как указывает сама автор, для женской аудитории. Может быть, опыт автора поможет девушкам в будущем избежать роковых ошибок, либо просто задуматься на тему «прелестей брака с заморским принцем».
 
Автор отзыва на книгу - Ольга Староверова.

Ярлыки: биография, женская проза, современная проза


2016-11-15



Человек, будь то джентльмен или леди, не получающий удовольствия от хорошего романа, должен быть безнадежно глуп
Джейн Остен
 
Каждой эпохе свойственен свой стиль. Помните, как у Пушкина:
 
Но эта важная забава
Достойна старых обезьян
Хваленых дедовских времян:
Ловласов обветшала слава
Со славой красных каблуков
И величавых париков.
 
Всё меняется, и мода, и вкусы, и нравы. Век девятнадцатый существенно отличается от века восемнадцатого. И те джентльмены и леди, которых представляем мы, припоминая романы Чарльза Диккенса и Шарлотты Бронте, никак не вяжутся с англичанами (и англичанками) XVIII века. Если говорить о мужчинах, то перед нами должен возникнуть не образ личности, застегнутой на все пуговицы, а портрет гуляки Джона Булля (в атмосфере «ростбифа окровавленного», алкогольных напитков и сомнительных шуточек). А если дамы?..
Впрочем, дамы, которым посчастливилось жить в период смены названных выше веков, способны были что-то взять из уходящего века, а что-то – из века наступающего. Джейн Остен это доказала, сумев сочетать внутреннюю свободу, искренность и иронию века восемнадцатого с утонченностью века девятнадцатого. А в литературе она стала своеобразным мостиком от Генри Филдинга к Диккенсу и Теккерею.
Вообще, конец XVIII и начало XIX века – это эпоха Джейн Остен, если не в мировой литературе (и истории), то уж наверняка в английской. У нас шутили, что Леонид Брежнев – малозначительная фигура в эпоху Аллы Пугачевой. Предлагаю шутку англичанам: принц Георг – малозначительная фигура в эпоху Джейн Остен.
Как хорошо поступили Екатерина Коути и Елена Прокофьева, решив не создавать отдельную биографию известной английской писательницы, а поместить ее жизнеописание в ряд других, словно портрет – в картинную галерею, символизирующую определенное время. Познакомившись с жизнью Джейн Остен, читатель тут же может узнать, кем были и как жили ее знаменитые современницы: 
Джорджиана Кавендиш (герцогиня, ставшая «эталоном стиля»); 
принцесса Каролина и простолюдинка Мария Фитцгерберт – две супруги принца Георга; 
актриса Дора Джордан, подарившая десятерых детей принцу Вильгельму (будущему королю Вильгельму IV);
Эмма Гамильтон – дочь кузнеца и любимая женщина адмирала (Нельсона, конечно)...
А Мэри Шелли? А любовница лорда Байрона Каролина Лэм? А?.. Здесь, здесь, все здесь.
Думаю, такая «совокупность биографий» даст возможность лучше понять тот мир, в котором жила и писала свои романы Джейн Остен.
 
Автор отзыва на книгу – Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: биография, историческая литература, литературоведение, отраслевая литература


2016-10-08



«Я не живу по правилам. Я руководствуюсь сердцем, не головой» 
Принцесса Диана
 
Икона стиля, эталон поведения, пример для подражания. Олицетворение грации, чуткости и очарования – принцесса Диана. Ее популярность не знала границ, ее фотографии не сходили со страниц ведущих информационных изданий страны, ее появление в королевской семье вызвало небывалый интерес у общества к этой могущественной династии. Каждый ее день являл собой увлекательное реалити-шоу, за развитием которого с жадностью следил весь мир. И по злому року судьбы, ее внезапная смерть тоже оказалась под прицелами безликих видеокамер. В сердцах миллионов людей она навсегда осталась милой, открытой, искренней девочкой, неравнодушной к чужому горю, и невинной жертвой суровых обстоятельств, не до конца признанной и понятой чопорной королевской семьей. Многочисленные таблоиды сделали все возможное, чтобы жестокий прагматичный мир поверил в красивые сказки о добрых принцессах. Внешне леди Диана была идеальна. Или нам это только казалось? 
Большинство книг, посвященных принцессе Уэльской, усиленно поддерживает и прославляет существующий ныне светлый и чистый образ всеобщей любимицы. Мнение же польского публициста Збигнева Войцеховского идет вразрез с общепринятой точкой зрения. Не пытаясь очернить Диану, он, тем не менее, развенчивает многие мифы, с ней связанные. При этом нужно отметить, что автор не голословен, свои разоблачительные выводы он делает, опираясь на многочисленные нелицеприятные факты, имевшие место быть. Такой взгляд сразит наповал неподготовленного читателя, но иногда горькая правда лучше, чем сладкая ложь. 
Итак, что же в леди № 1 было не так? Диана Уэльская, урожденная Спенсер, в короткое время снискала славу и всеобщее внимание. Чарующая улыбка, безукоризненные манеры. Откуда тогда пошли слухи о ее необоснованных капризах и избалованности, бессердечности и равнодушии? Поговаривали, что принцесса не интересовалась новостями, совсем не читала газет, а ее мечты не покидали страниц наивных сентиментальных романов. Выяснилось, что в детстве Диана мало интересовалась учебой, не стремилась расширять свой кругозор. Близкое окружение королевской семьи считало ее легковесной и необязательной. Прислуга неоднократно отмечала мнительность и неуравновешенность, необоснованные вспышки гнева и мстительность своей хозяйки, а родная мать и вовсе осудила поспешное решение дочери стать женой принца. Боже мой, а какая нормальная девушка долго бы думала?! Ее обвиняли в неподобающем поведении, в том, что она наслаждается своим положением, ставя на первое место дешевую глянцевую известность, а не почет и уважение двора. Но в XX веке общество устало поклоняться излишне щепетильным, скупым на слова и поступки особам. Оно ждало простоты и открытости, пусть даже и искусственной. Поэтому, если бы леди Ди и вовсе не существовало, то ее стоило выдумать, что будущая принцесса с успехом и сделала. Мастерски создала, а впоследствии изо всех сил поддерживала этот кроткий, трогательный образ всеми любимой, безупречной во всех отношениях леди, разрушила который лишь смерть.
 
Автор отзыва на книгу - Александра Разина.

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература, политика


2016-09-26



Всегда нас, ярких политиков, шельмуют.
В.В. Жириновский
 
Слава Богу, итоги выборов подведены и даже обсуждены во всех возможных ток-шоу. Но если вычесть количество проголосовавших за ту или иную партию в 2016 году от количества проголосовавших в 2011 году, то получатся интересные цифры. Партия "Единая Россия" потеряла около 3,9 млн. избирателей (32,4 млн. - 28,5 млн.); КПРФ и "Справедливая Россия" потеряли примерно по 5,5 млн. избирателей (коммунисты чуть больше, справедливороссы чуть меньше). А ЛДПР потеряла меньше 750 тыс. избирателей. Совсем ничего. Правда, и голосуют люди не столько за ЛДПР, сколько за ВВЖ (Владимира Вольфовича Жириновского).
Так или иначе, но сегодня можно написать о книге, посвященном любому политику, без опасения, что тебя обвинят в незаконной предвыборной агитации. А Владимир Вольфович интересен мне как неординарная личность. И я нашел на стеллаже книгу о нем. 
Вообще, люблю читать биографии. И как пройти мимо биографии политика, который столь оригинально сформулировал свою мысль о привлечении людей к чтению с детского возраста!
 
 
Но если говорить честно, то книга меня заинтересовала не потому, что представляет собой политическую биографию лидера ЛДПР, не потому, что информации о В.В. Жириновском мало (скорее, наоборот!), а потому, что любопытство взяло, что же еще о нем можно написать.
Да, личность во многом противоречивая. Даже в мелочах. Сначала прочитайте название представленной книги: «Неистовый…» А теперь обратите внимание на еще одно высказывание этого политика:
 
 
Я не могу себе представить «неистового» ВВЖ в роли убаюкивающей няни. А вот сам Владимир Вольфович смог.
Что же касается представленной книги, то абсолютно новых сведений о В.В.Жириновском она не содержит. Хотя раскрывает любопытный момент такого свойства. Как-то все повторяли фразу о том, что мама Владимира Вольфовича – русская, а папа – юрист. В книге «Неистовый Жириновский» даются краткие сведения о жизни отца В.В.Жириновского – Вольфе Эйдельштейне. 
И всё-таки составить свое мнение о политике (если такого мнения у вас не было) книга «Неистовый Жириновский» поможет. В приложениях к биографии раскрывается позиция Жириновского относительно коммунистической идеологии, русской идеи, а также значения культуры и искусства России.
Бесспорно одно: Владимир Вольфович гораздо серьезнее, чем это может показаться сразу. В подтверждение написанному приведу слова выдающегося ученого и замечательного телеведущего программы «Очевидное – невероятное» Сергея Петровича Капицы, который вспоминал следующее:
«Потом издательство “Мир” рухнуло, директор его Карцев уехал в Америку, денег не стало. Забавная деталь: юрисконсультом этого издательства был Жириновский, и когда нужно было избирать нового директора, он предложил свою кандидатуру, но его дружно завалили, считали, что он несерьезный человек. Оказалось – серьезный!»
 
Цитата приведена по книге:
Капица, Сергей Петрович. Мои воспоминания / Сергей Капица. - Москва : АСТ, 2016. - (Гордость человечества).
Об этой книге вы можете прочитать рецензию ЗДЕСЬ.
 
Примечания:
 
1. Данные о количестве проголосовавших в 2016 году взяты с официального сайта ЦИК РФ; данные о количестве проголосовавших в 2011 году можно найти в «Российской газете» (№ 5654 за 10 декабря 2011 г.).
 
2. В сообщении использованы иллюстрации из книги:
Жириновский, Владимир Вольфович. 
Так говорил Жириновский : [77 лучших высказываний Владимира Вольфовича Жириновского : о себе, о других, о стране, об экономике, о политике, о Госдуме] / Владимир Жириновский ; ил.: Г. Мурышкина, А. Гавриловой. - М. : Эксмо, 2011.
 
Сообщение подготовлено Дмитрием Кочетковым.

Ярлыки: биография, отраслевая литература, политика, публицистика


2016-09-14



Думаю, Вы  со мной согласитесь, дорогой мой читатель, что есть книги, которые просто приятно держать в руках, перелистывая страницы, любоваться переплётом, иллюстрациями, рассматривая красивое и оригинальное издание. А если эта книга ещё и содержит уникальный материал, то познакомиться с ней приятно вдвойне.
Всё вышеперечисленное, без сомнения относится к книге, а вернее, к альбому с названием «Иосиф Бродский. Фотолетопись. 1940-1972 г.» Этот альбом – настоящий подарок всем, кто интересуется судьбой И.А.Бродского. Альбом выпущен Музеем Анны Ахматовой в Фонтанном доме Санкт-Петербурга и представляет собой хронологическое собрание фотографий из архива музея – от первых фотографий Оси Бродского до момента эмиграции поэта из Советского Союза в 1972 году.
В основу настоящего издания положена структура фотоархива отца поэта Александра Ивановича Бродского. Надписи на конвертах с фотографиями, сделанные его рукой, стали названиями разделов фотолетописи. Разделы дополнены документами, фотографиями и рисунками поэта. На одной из фотографий вы увидите первые слова, написанные  рукой будущего нобелевского лауреата: МАМА ОСЯ. На другой – рисунок танка, сделанный 5-летним мальчиком в подарок любимой тёте.
Хочется обратить внимание череповчан на фотографии маленького Оси Бродского. Они сделаны его отцом именно в то время, когда мальчик вместе с мамой Марией Моисеевной Вольперт жил в период эвакуации в Череповце. Кстати, А.И.Бродский подкинул нам интересную загадку. Фотография, на которой запечатлён Ося, сидящий на саночках, подписана отцом Бродского: «1942 г.  Городище». Бывали ли Бродские в д.Городище под Череповцом, или Александр Иванович ошибся? Вопрос для исследователей.
Ещё одна интересная для нас фотография – фото справки о регистрации эвакуированной из Ленинграда М.М. Вольперт с сыном в Череповце. На справке стоит дата регистрации: 25 апреля 1942 г. Следует ли считать эту дату временем прибытия Марии Моисеевны с Осей в Череповец? Это опять же вопрос к исследователям.
В альбоме много уникальных фотографий Иосифа Александровича, а также его родных и близких. Большинство этих фото не публиковались ранее и не были выставлены в интернете. Вы увидите документы из семейного архива Бродских, письма и открытки, написанные как самим Иосифом Александровичем,  так и его родителями. Надписи на фотографиях представлены в факсимильном виде. Альбом сделан с огромной любовью и в оригинальном исполнении. Фотографии, напечатанные на отличной плотной бумаге, разного размера, соединённые в альбоме по принципу блокнота, создают впечатление семейного альбома и заставляют с интересом разглядывать подписи.
Но… лучше один раз увидеть, чем долго читать рецензию о книге. Поэтому советую: посмотреть, полистать, почитать и получить удовольствие от встречи с достойным изданием. Книгу вы найдёте в отделе старинной, редкой и ценной книги ЦГБ им.В.В.Верещагина. 
 
Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова.

Ярлыки: биография, искусство, краеведение, литературоведение, Нобелевская премия


2016-08-13



“Живите так, чтобы другим стало скучно, когда вы умрете”
(Слова сатирика Дона Аминадо)
 
Я счастлив, что успех высок,
Что в ваш гербарий я воткнулся,
Что в «Современник» не утек
И вместе с ним не сиранулся*
(А.Ширвиндт – А.Эфросу)
 
 
Эта книга в рекламе не нуждается. Мне, как в старые добрые времена, пришлось немного постоять в общей очереди, чтобы получить книгу для индивидуального прочтения. Удивительный факт: библиотекари, у которых под рукой целые стеллажи литературы, заказывают личный экземпляр этой книги для себя через интернет-магазины. Это правда! И можно ли придумать для книги лучшую рекламу?
«Зачем мне писать о ней?» – спрашивал себя я. Лучшим отзывом на эту книгу было бы что-то наподобие сочинения Ганжи из небезызвестного фильма «Большая перемена». Пустая эсэмэска, как бы сказали сейчас, для привлечения внимания. Ау, кто не знает! Есть такая книга! Читайте и наслаждайтесь! Ведь что-что, а лучше Ширвиндта всё равно не напишешь.
Но – нет! Сам Александр Ширвиндт заметил в заключении: «Всяческие мемуары и воспоминания, как бы они ни были самоироничны, попахивают меркантильностью. Как ни крути, но воспоминатель подсознательно хочет заполучить дивиденды с биографии». Вот и мне тоже захотелось сорвать куш и погреться в лучах славы Александра Анатольевича. Я читал эту книгу! Я пишу о ней сообщение для блога!
Почему так популярна эта книга? Наверное, людям нравится, когда о себе рассказывают с долей юмора, иронии и мягкого цинизма. Ха! Ну и шут этот Ширвиндт!
Еще в большей степени, я думаю, играет роль то, что рассказывается о том, с чем мы и сами часто встречаемся. Только рассказать так не умеем. 
По поводу ненормативной лексики (самый скользкий момент для некоторых читателей) А. Ширвиндт написал так: «“Чего ты материшься?” – ужасаются некоторые. Да не матерюсь я, а разговариваю на родном языке. Просто надо в совершенстве им владеть. <...> Конечно, в незнакомых, ханжеских компаниях надо быть осторожным. Сначала проверить степень отторжения слушателя через невинное слово “сука”. Если проскочило, то уже идешь дальше». Сразу отмечу, что нас, читателей, Александр Ширвиндт ханжами не считает. Но вот что поразительно: я... (Опять Ширвиндт и я! Как пиарюсь! Самому противно!) Тем не менее, я (в бытность свою преподавателем) аналогичным приёмом со словом “сука” проверял ханжество студентов. Сука и кобель, доказывал я, употреблять по отношению к собачьему роду можно и нужно. Если у кого-то собака – “мальчик”, а муж – “кобель”, то это свидетельствует о ложно понимаемой культуре речи, лицемерии и ханжестве. И как бы невзначай я говорил: «Вот сука у меня дома некормленая...» Каким взглядом, полным невинного удивления, меня одаривали студентки, только что матерившиеся у туалета!.. 
Книга Александра Ширвиндта состоит из двух частей. Первая часть «Лоскутное одеяло мыслишек» представляет собой заметки и наблюдения, расположенные в обратном хронологическом порядке. Биография Ширвиндта от 80 до 0 проходит перед глазами читателей, словно “удивительная жизнь Бенджамина Баттона”.
Во второй части А. Ширвиндт пишет о своих знакомых: Михаиле Козакове, Михаиле Державине, Андрее Миронове, Марке Захарове... (не буду всех перечислять).
 
Книга Александра Ширвиндта имеет возрастной ценз: 18 +.
Именно с восемнадцати лет можно начинать пить, курить и читать Ширвиндта. Но мы, библиотекари, рекомендуем только третье.
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков.
 
* Речь идет о спектакле «Сирано де Бержерак».
 

Ярлыки: биография, воспоминания, искусство, мемуары, юмор


2016-07-20



О сколько нам открытий чудных
Готовят просвещенья дух
И опыт, сын ошибок трудных,
И гений, парадоксов друг,
И случай, бог изобретатель...
 
А.С. Пушкин
 
В очередной раз убедился, что ученый (настоящий ученый!) и зануда далеко не синонимы. Давным-давно я ознакомился со сборником «Физики шутят», а чуть более года назад прочитал книгу Елены Павловой «Укротители лимфоцитов и другие неофициальные лица» (рецензию на книгу Елены Павловой можно прочитать ЗДЕСЬ). Воспоминания выдающегося ученого и замечательного телеведущего программы «Очевидное – невероятное» Сергея Петровича Капицы оставили у меня самое благоприятное впечатление.
Поэтому мне бы хотелось, чтобы и многие другие прочитали эту книгу.
Чем бы мне заманить тех, кто ищет в первую очередь занимательности?
А знаете ли вы, чего боялся Сергей Петрович в детстве? Что с его точки зрения предпочтительней – «Лего» или «Мекано»? Какая книга с детских лет стоит у него на полке? Когда он увлекся аквалангами? И почему в стихах ему написали всё-таки про лыжи? Играл ли он, будучи советским гражданином, в рулетку? Как Сергей Капица пугал пожилую немку перочинным ножиком? Кому могло достаться от Сергея Петровича, когда он бросался с криком «Бей наркомчиков!»? Сколько баранов, по сведениям С.П.Капицы, стоит собака? И сколько – невеста? В чем, по мнению ученого, превосходство лошадиного интеллекта над человеческим? И питался ли легендарный телеведущий в столовой на уровне позднего палеолита, где варили на открытом огне баранину? 
Для остальных потенциальных читателей сообщаю, что книга Сергея Капицы «Мои воспоминания» не обходит стороной ряд серьезных проблем, а также рассказывает о “небезоблачных” временах, когда отец Сергея Петровича (между прочим, будущий лауреат Нобелевской премии) был изгнан со всех постов из-за конфликта с Берией. Сам Сергей Капица тоже в роскоши не купался. Находясь в экспедиции, он как-то написал в одном из писем родителям: «А так мы живем неплохо, если не считать плохое питание и жилищные условия: в комнате 5х5 метров 7 человек + много клопов». 
Из книги можно узнать, за что была присуждена Сергею Капице премия Калинги и что послужило причиной доноса на него со стороны главы представительства СССР при ЮНЕСКО. Как появился на свет журнал «В мире науки»? С какими знаменитыми людьми встречался Сергей Петрович? Каково его отношение к Пагуошскому движению и Римскому клубу? Чем запомнилась телепрограмма «Очевидное – невероятное» самому ведущему?
Сергей Петрович говорит на страницах книги об ответственности человека перед обществом и ответственном отношении к делу, научном интересе к окружающему миру и творческом развитии человека. 
В общем, рекомендую всем.
 
Послесловие.
Прочитать о качестве работы корректора этого издания вы можете в нашей БАСНЕ "ТЕКСТ И КОРРЕКТОР".

Ярлыки: биография, воспоминания, мемуары, научная литература, отраслевая литература


2016-05-01



Иосиф Бродский был самым лучшим из людей и самым худшим...



Несколько лет назад, стоя перед стеллажами книжного магазина в Санкт-Петербурге и решая, какую книгу об И.А. Бродском мне купить, я безошибочно выбрала книгу Людмилы Штерн «Поэт без пьедестала», интуитивно понимая, что женщина мне расскажет об Иосифе Александровиче гораздо больше, чем его друзья-мужчины. Или, вернее, не больше, а более детально, обращая внимание не только на события и поступки, но и на их мотивацию, психологические особенности персонажей или героев рассказа. Мои надежды оправдались полностью, за что я глубоко благодарна автору. И поэтому, встретив новую книгу о Бродском, написанную женщиной, я с удовольствием погрузилась в чтение. Рекомендую вам: Эллендея Проффер Тисли «Бродский среди нас».
Эллендея Проффер – вдова Карла Проффера, слависта, основателя издательства «Ардис». Человека, которые невероятно много сделал для Бродского. Их связывали почти 30 лет дружеских, но непростых отношений. Именно К.Проффер встречал изгнанного из СССР Бродского в Австрии. Помог ему получить визу в США, нашёл работу в университете. С 1977 года все русские поэтические книги Бродского публиковались а издательстве «Ардис». Но самое главное, Эллендея и Карл, проявляя искреннее дружеское участие, помогли Бродскому  адаптироваться в новой для него среде в Америке. «Несколько лет, - говорил Иосиф Александрович, - Профферы заботились обо мне, как будто я был их четвёртым ребёнком. И все эти годы я был спокоен, как ребёнок, хотя он был всего на пару лет старше меня. В любое время дня и ночи – я знаю это по личному опыту – он был готов за тебя заступиться: ворча, ругаясь, но без оговорок».
Перед смертью К.Проффер работал над воспоминаниями, которые его вдова хотела опубликовать, но по воле Бродского они не увидели свет. В мемуары самой Эллендеи, посвящённые Бродскому, вошли и фрагменты заметок её мужа.
Книга подкупает своей искренностью, неприкрашенностью событий и характеров. Со страниц воспоминаний перед  нами встаёт и молодой, ещё «ленинградский» Иосиф, и Бродский – американец, лауреат Нобелевской премии. Автор рассказывает нам и о литературных предпочтениях поэта, и о его мировоззрении, и об отношениях с разными людьми. Читаешь – и видишь живого Бродского, человека сложного и противоречивого. Впрочем, как и все гениальные люди.
«Иосиф Бродский, - пишет Эллендея, - был самым лучшим из людей и самым худшим. Он не был образцом справедливости и терпимости. Он мог быть таким милым, что через день начинаешь о нём скучать; мог быть таким высокомерным и противным, что хотелось, чтобы под ним разверзлась клоака и унесла его. Он был личностью».

Автор отзыва на книгу - Валерия Базлова.


Ярлыки: биография, отраслевая литература, литературоведение


2016-04-28



Риск – дело благородное?



Беар Гриллс – бывший спецназовец британской армии, а ныне известный телеведущий и путешественник, совершивший восхождение на Эверест и пересекший Северную Атлантику на надувной лодке. Он известен нам и как герой программ канала Disсovery «Выжить любой ценой», и как автор бестселлера «Грязь, пот и слёзы». Впрочем, не буду пересказывать то, с чем любой человек может ознакомиться, обратившись к книжной аннотации.
Напишу о другом. Ведь для прочитанной книги у меня, как и у любого доморощенного критика, всегда под рукой есть ёмкость с мёдом и предмет для зачёрпывания дёгтя. Дёгтя я уже зачерпнул, так что извольте.
Помнится, во время съёмок телепрограммы друзья по проекту дали Гриллсу совет втянуть в рот дождевого червяка и съесть его заживо. Мол, это понравится зрителю. (Об этом он сам написал в книге «Грязь, пот и слёзы», о которой, кстати, сообщал наш блог.)
Так вот. Я сделал вывод, что Гриллсу свойственен «пищевой экстремизм». Любит он эпатировать публику, поэтому первый же рассказ его книги «Истинное мужество» посвящен ситуации, когда оставшиеся в живых после аварии ели не только человеческое мясо, но и органы: почки, печень, сердце, лёгкие. Жуть! «Услышав историю о Нандо Паррадо и его товарищах, – пишет автор, – многие воспринимают её лишь как рассказ о случае каннибализма. Некоторые даже критикуют этих людей за принятое тогда решение. Разумеется, они не правы». Но прав ли автор, утверждая, что другие не правы? Не знаю. Выживание в экстремальных условиях остро ставит морально-этические вопросы. И отвечают на них по-разному. В подзаголовке представленной книги пишется, что в ней рассказываются «реальные истории о героизме и мастерстве выживания». Может быть, в случае людоедства мастерство выживания и есть, но есть ли героизм? Сам Нандо Паррадо по поводу изложенной выше ситуации сказал, что это был «не героизм или приключение. Это был ад». В общем, Беар Гриллс предпочёл начать свою книгу с «адской» истории. Наверное, именно этого и можно было ожидать от парня со столь суровым лицом на обложке. Да, и нужно помнить о совете с червяком. Хотя о вкусах не спорят.
Ладно. Как говорил Черчилль, «проходя через ад, не останавливайтесь». Поэтому пойдём дальше.
Книга Гриллса представляет собой сборник биографий тех людей, которых автор считает своими героями, своеобразными источниками физических и моральных сил, подталкивающих к подвигам. Среди названных автором героев есть и те, кто хорошо знаком широкой публике: Тур Хейердал, капитан Скотт, Руаль Амундсен... Но все истории подобраны автором так, чтобы передать боль и лишения чрезвычайных ситуаций и чтобы рассказать «о еще больших тяготах – мучительных, душераздирающих, но воодушевляющих в равной мере». Беар Гриллс, как Данте, ведёт читателя по кругам ада: «от ада антарктического до пустынного, от проявлений беспрецедентной храбрости до столкновений с невообразимым ужасом и осознания необходимости лишиться руки, чтобы выжить».
У меня, обывателя-домоседа, возник вопрос. А зачем идти на такой риск? Впрочем, книга Гриллса адресована домоседам другого типа. Они, как правило, не задают подобных вопросов, а просто читают об экстремальных ситуациях, не выходя из дома. Чтение такое на любителя, но весьма любопытное. Можно пощекотать себе нервы в уютной обстановке комфортных квартир.
Но если вдруг истории из книги Гриллса вас начнут подталкивать к подвигам, то здесь нужно вспомнить, что, кроме историй, есть еще руководства по выживанию в экстремальных условиях и что без этих руководств лучше не бросаться в омут приключений. Кстати, сам Беар Гриллс написал инструкцию по выживанию в виде книги под названием «Жизнь в дикой природе». Там как раз речь идёт о бивуачных мешках, естественных и искусственных укрытиях, а также полезных навыках типа того, как развести огонь.


Ярлыки: биография, отраслевая литература, путешествия, сборник, спорт


2016-02-11



От политики бегу, а она за мной… на пятки наступает, никак не уйти… (Петр Лещенко)

 

Петр Лещенко – легендарный эстрадный певец, которому однажды аплодировал сам Шаляпин, определив талант Лещенко как «необыкновенный».
В 1925 году Лещенко объездил с выступлениями Будапешт, Прагу, Варшаву, Париж… В 1937 записал на диски три десятка песен в венском филиале английской фирмы звукозаписи «Коламбия», а в 1940 году на лондонской студии – восемьдесят. От чудного голоса Петра Лещенко сходили с ума экзальтированные барышни и дамы. Он вырос в бедности, но благодаря своему таланту стал очень обеспеченным человеком, а умер Петр Константинович Лещенко… в тюремной больнице в 1954 году.
Так произошло потому, что он, как и многие, стал заложником большой политики, хотя сам всегда старался держаться от нее в стороне. Но не получилось.
Петр Лещенко родился в 1898 году. «Халупа-мазанка, где жил Петя с матерью, отчимом Михайлой и малолетними сестренкой и братом, стояла на окраине Кишинева».  Артистический  дебют Лещенко состоялся в кишиневском ресторане «Каса маре»; трио, в составе которого он выступал, очень быстро завоевало симпатии публики.
А затем – служба в 7-й Донской казачьей дивизии, школа прапорщиков, Первая мировая война, гражданская война, служба в Белой армии, ранения…
Петр Лещенко как уроженец Кишинева стал подданным Румынии: Бессарабия после гражданской войны отошла к этому государству. Именно здесь он сделал головокружительную артистическую карьеру.
Но от политики, даже если своим голосом ты покорил полмира, не спрячешься. Тем более с таким характером, как у Лещенко.
Услышав, например, в венской пивной разговор о том, «что все пространство, где живут русские, должно принадлежать Германии и Австрии», артист, конечно же, сдержаться не смог и высказал свое мнение по этому поводу, и был жестоко избит.
Вторая мировая война. Румыния – союзник фашистской Германии. Для Лещенко это – личная трагедия.
Во время гастрольной поездки в Советский Союз на оккупированные территории он слышит в свой адрес: «Фашистский лакей!» А Лещенко, между прочим, помог партизанам и был под подозрением у немцев; потерял друга-импресарио, что стало незаживающей душевной раной артиста.
Советские войска в Румынии. Лещенко продолжает петь и делает это с радостью. Но кто-то посчитал его прислужником фашистов, и Лещенко оказался за тюремной решеткой. Так удивительный талант стал очередной жертвой политических амбиций…
 
Примечание.
По сценарию Эдуарда Володарского был снят восьмисерийный телесериал о жизни и творчестве Петра Лещенко. Режиссер – Владимир Котт, в главной роли – Константин Хабенский.

Ярлыки: TV, биография, искусство, музыка, российская проза, телевидение, фильм, экранизация


2016-01-14



"... самое главное я понял в тот миг, когда меня, прикованного цепями к стене, избивали. Мой разум кричал, однако и сквозь этот крик я сознавал, что даже в этом распятом, беспомощном состоянии я свободен – я могу ненавидеть своих мучителей или простить их".

Г. Д. Робертс.  Шантарам

 

"Ты, мой ночной мотылек, летаешь, летаешь, летаешь,

Что ждал тебя мой огонек, не знаешь, не знаешь, не знаешь..."

(Популярная песня)

 
Всегда интересуюсь новинками книг серии "The Big Book", выходящих в издательстве "Азбука". И, как правило, книги меня не разочаровывают. Вот и книга "Мотылек" не обманула моих ожиданий. Оформление обложки Ильи Кучмы – такое же, как у романов "Шантарам", "Путешественник" и "Ацтек". По сходству сюжета их можно отнести к одной серии: побег из тюрьмы строгого режима, приключения, путешествия.
Книгу прочитала уже давно, но впечатления такие позитивные, что хочется поделиться. Герой романа Папийон (по-французски – мотылек) обвиняется в убийстве сводника, осведомителя полиции, и приговаривается к пожизненным каторжным работам. В камере-одиночке он вынашивает план будущей мести после побега, как будто побег уже удался. С самой первой минуты заключения он не смиряется с обстоятельствами, не скатывается "вниз по сточной канаве" и не позволяет издеваться над собой. Уже через неделю после перевода в тюрьму надзиратель-экзекутор жестоко избивает его и еще одного заключенного. Казалось бы, безвыходная ситуация, но он, нагишом, избитый, умудряется заметить через коридор, что в кабинете врача греется большая кастрюля, одним махом хватает ее и выливает воду в лицо садиста… До отъезда на каторгу во Французскую Гвиану происходит еще несколько эпизодов, показывающих его несломленный характер. 
На сорок третий день пребывания на каторге вместе с двумя товарищами он совершает первый побег. Они плывут в разваливавшейся на ходу лодке, попадают на остров прокаженных, а те были добры  и щедры к беглецам, великодушно им помогли. Много дней они провели в океане, прежде чем их перехватывает колумбийская береговая охрана и отправляет в местную тюрьму… И вновь побег!
Три попытки бежать из тюрем заканчиваются неудачей. Мотылька выдают французским властям, вновь возвращают в Гвиану, где он сидит два года в одиночной камере. После одиночки он опять готовится к побегу, но его выдает каторжанин. Снова камера-одиночка. Приговор – восемь лет. А затем опять из тюрьмы в тюрьму и ... побеги, побеги, побеги. 
Я перечисляю только факты, но каждый побег – отдельная история, где есть тюрьмы с их жестокими, нечеловеческими нравами, гибель людей и есть природная стихия, сообразительность и неукротимое стремление к свободе героя. (Вспомнить хотя бы его побег на двух связанных мешках, набитых высушенными кокосовыми орехами.) Себя Папийон нередко сравнивает с героем известного романа Дюма. И только через тринадцать лет он оказался на свободе в Венесуэле.
Роман был впервые издан в 1969 году, но читается легко, так, как будто был написан вчера. Сила духа героя, его нетерпимость к беззаконию и несправедливости придают книге о тюрьмах и побегах (тема та еще!) бодрость, жизнерадостность и оптимизм. 
К тому же выясняется, что "Мотылек" – это автобиографический роман. Автор этого повествования в двадцать пять лет был обвинен в убийстве и приговорен к пожизненному заключению. Через тринадцать лет уже в Венесуэле Анри Шарьер женился, построил дом. Но тут новое несчастье – землетрясение, и он потерял все. Вот тогда ему и пришла мысль написать книгу о пережитом. В послесловии к роману говорится, что в Париж Шарьер все-таки приехал, но только когда стал знаменитым и состоятельным. И мстить уже никому не хотел.
Думаю, что книга понравится тем, кто любит яркие приключения. У нее есть и достойный уважения герой, благодаря которому она наполнена неиссякаемым оптимизмом. Возможно, книга кого-то просто научит радоваться.

Ярлыки: биография, приключения, французский роман


2015-12-09



В струящейся воде осенняя луна.
На южном озере покой и тишина.
И лотос хочет мне сказать о чем-то грустном,
Чтоб грустью и моя душа была полна.
Ли  Бо  "Струящиеся  воды"
 
Китай  XIII  века. В это время происходит действие исторического романа "Читающий по телам". Главный герой Сун Цы - шестнадцатилетний подросток - мечтает  о получении хорошего образования. Благодаря отличным оценкам в школе, его берут на работу к одному из известных лиц - судье Фэну, знаменитому проницательностью в раскрытии страшных преступлений. В течение короткого времени от заполнения рутинных бумаг Цы перешел к сбору свидетельских показаний, а затем стал присутствовать на допросах подозреваемых, помогал омывать и подготавливать к осмотру трупы, которые надлежало обследовать Фэну. В конце концов юноша стал участвовать в расследовании преступлений. Он постигает тайны расследования и одновременно с этим приобретает начальные знания по анатомии.
Но благополучие героя было очень коротким, затем начинаются злоключения Цы. Он вынужден с родителями вернуться в родную деревню. По трагической случайности погибают при пожаре его родители, и с младшей, серьезно больной, сестрой он возвращается в большой город. А по сути, без средств к существованию, вынужден скрываться, так как его обвиняют еще и в краже и преследуют.
Вот теперь-то и начинаются основные события романа. Сун Цы устраивается на работу к шарлатану-прорицателю, который по основной своей деятельности могильщик. И уже во время первого захоронения юноша обнаруживает, что умерший был убит. Цы получает прозвище Толкователь трупов, а молва о его поразительной способности "читать по телам" доходит до самого императора. Сын Неба поручает ему расследование серии загадочных убийств. Это расследование небезопасно и для самого Сун Цы, так как неожиданно он узнает и факты, касающиеся его лично.
Книга, несмотря на картины описания жутких трупов, очень позитивная. Ее основной герой - честный, сострадающий к невзгодам других, воспитанный в уважении к старшим, готовый защищать истину и справедливость. Не случайно роман заканчивается его словами: "Есть множество способов умирать. Но я уверен, что жить можно только одним-единственным способом".
Автор не пошел по пути написания сложных китайских имен героев, известно, что в таком случае, запоминать их было бы непросто. Он заменил имена прозвищами, данными человеку при рождении. Очень поэтичны женские имена: Лазурный Ирис, Вишенка, Луна, Мягкое Сердце или имя евнуха - Нежный Дельфин. В романе большое количество исторических деталей. 
И только в послесловии книги узнаешь, что Сун Цы - реальная личность (род. в 1186 г.). Прослушав в университете курсы по медицине, юриспруденции и криминалистике, он всю свою жизнь посвятил изучению и анализу судебной медицины, развенчивал старые подходы, основанные на эзотерике и магии.
Думаю, что книга понравится любителям исторических романов и детективов. Она может заворожить читателя, так как читающий действительно совершит путешествие в прошлое.
Антонио Гарридо - известный испанский автор интеллектуальных исторических детективов. Жду, когда в библиотеке появится и второй его роман "Скриба".
 

Ярлыки: биография, детектив, зарубежная литература, интеллектуальная литература, историческая литература, медицина, современная проза


2015-10-15



У меня всего лишь два недостатка.
Плохая память и ещё что-то!

(Екатерина Дашкова)

Если вы были в Петербурге, то, наверное, не обошли вниманием величественный памятник Екатерине II. Императрица окружена соратниками, которые для создателей памятника (скульптора Михаила Микешина и архитектора Матвея Чижова) были воплощением духа Екатерининской эпохи. Среди мужчин (Александра Суворова, Петра Румянцева, Григория Потемкина-Таврического… всех не буду перечислять) в окружении императрицы увековечена лишь одна-единственная дама – Екатерина Романовна Воронцова-Дашкова. Вот она: и красивая, и умная, и книжку читает… Екатерина Романовна, замечу мимоходом, просилась даже в Братство вольных каменщиков (масоны были «популярны» в XVIII веке), но не была туда принята «по дамскому своему состоянию». Как заметил её современник, Екатерина Дашкова «в дополнение к своей красоте имела несчастие быть умной». В общем, редкое сочетание. А раз так, то без сплетен и взаимоисключающих характеристик никак нельзя.

Маленькая порция лести из моря того восхищения, которое могла вызвать Екатерина Дашкова:
Женщина выше своего времени!
Бескорыстная патриотка!
Верная супруга!
Рачительная хозяйка!

А теперь маленькая порция зависти и грязи:
«Бой-баба с замашками принципессы»!
Рука, готовая вонзить кинжал в сердце Петра III!
Любовница графа Панина!
«Скупяга»!

Ну и ну! Где же здесь истина? Автор биографии историк О.И. Елисеева замечает в прологе: «Комплиментов не будет. Личность Дашковой слишком масштабна, чтобы простое славословие в её адрес помогло разобраться в сложившейся ситуации». А ситуация такова: были интриги, скандалы, попытки политических убийств, перевороты и любовь одной женщины к другой. В общем, скучать не приходится!
Ольга Елисеева подбадривает читателя выйти за круг воспоминаний Дашковой о себе самой (имеются в виду её знаменитые «Записки»), так как чтение их сродни неосторожному обращению с андерсеновским зеркалом, которое, если вы помните, разбили тролли. Осколок этого зеркала попадает в глаз, а дальше вы видите совсем не то, что есть на самом деле.
«Можно остаться в лабиринте ее воспоминаний и растравлять душу жизнью, прожитой в воображении. А можно выйти.
Дело того стоит».
Поверим автору?


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, серия


2015-10-06



Без женщин жить нельзя

На свете, нет!..

("Сильва", автор слов В. Михайлов) 

О женщины, вам имя – вероломство!

(Уильям Шекспир «Гамлет»)

 
Времена матриархата, если они были когда-то, благополучно миновали, и главными творцами истории стали мужчины. Как у них получалось делать историю, можно узнать из многочисленных источников, среди которых есть и такой: «Жизнь двенадцати цезарей» Гая Светония Транквилла.
Читаем: «Злодейства и убийства свои он начал с Клавдия» и «Поистине никого из близких не пощадил он в своих преступлениях». (Это о Нероне.)
«Он с жадным любопытством присутствовал при пытках и казнях истязаемых, по ночам в накладных волосах и длинном платье бродил по кабакам и притонам, с великим удовольствием плясал и пел на сцене» (А это уже Калигула, не иначе как предвосхитивший европейские гей-парады. Всё-таки в будущее смотрел сей государственный муж!)
Калигула! Твой конь в Сенате
Не мог сиять, сияя в злате,
Сияют добрые дела...
Ладно, давайте ближе к женщинам, которых мы все любим. Уж они-то должны наполнить историю миром, любовью, добротой и милосердием. Так оно и было во времена республиканского Рима, когда на почтенных матрон, посвятивших свою жизнь домашнему очагу, иных забот и не возлагалось. Но что о них можно написать интересного? Древнеримских авторов спасали весталки, нарушавшие обет целомудрия. За свой грех их хоронили заживо! И об этом античные авторы писали, надеясь произвести сенсацию (эдакая «Большая стирка» & «Пусть говорят» в древнеримском формате). Благодаря им, о весталках-то (в отличие от почтенных матрон) мы знаем неплохо. 
А далее наступили времена императорского Рима. Женщины добились права на часть власти мужчин, не говоря уже о власти над мужчинами, обладающими властью. То есть женщины могли править мужчинами, которые правили Римом. Так-то!
Подведем итог. Почти все женщины, о которых идет речь в книге Геннадия Левицкого, были красивы. Значимое в гендерных отношениях явление! Из списка моральных качеств: хитрость, коварство, изворотливость, целомудренность, скромность, благородство – эти красавицы чаще выбирали... Догадайтесь сами, что именно.
Имена женщин Древнего Рима, которым посвящена книга Геннадия Левицкого, я называть не буду. Кроме Клеопатры, вряд ли они хорошо известны широкой публике. Да и не в этом суть. Автор книги – профессионал, специализирующийся на истории Древнего Рима, – знакомит нас с яркими персонами Античности. Его книге, как и всей серии «История. География. Этнография», свойственны легкость изложения, занимательность и в то же время документальность, опирающаяся на первоисточники (в данном случае – труды античных авторов).
Будем считать, что на страницах книги Геннадия Левицкого женщины Древнего Рима назначили нам свидание. Отказываться нельзя. Хотя осторожность соблюдать стоит...
 

Ярлыки: биография, историческая литература, отраслевая литература, серия


2015-08-19



«Мадемуазель, Вы будете красой и гордостью 

нашего балета…»    (Александр  III)

Матильда Кшесинская –  человек, которого невозможно охарактеризовать однозначно.
Её образ волнует литераторов и историков, пытающихся понять эту женщину-загадку.
Выдающаяся танцовщица и выбирающая любые средства для достижения цели карьеристка, весьма смелая в плане личной жизни особа и великая труженица…
Матильда Кшесинская выросла в довольно зажиточной семье профессиональных танцоров, окончила Императорское театральное училище.
Обстоятельства сложились таким образом, что она стала любовницей императора Николая II  (и, по версии Геннадия Седова, любила его искренне); затем – двух великих князей. От одного родила ребенка, а жила на деньги другого…
Молодость героини книги приходится на тот период, «когда Россия исполняла бешеное фуэте». Революции, гражданская война…
И потому «10 марта 1920 года с палубы забитого беженцами 5000-тонного парохода «Семирамида»… она увидела … купола венецианских церквей». Началась эмигрантская жизнь.
Г. Седов описывает Париж начала ХХ века. Русский Париж. Вертинский, Федор Шаляпин, Дягилев  …  И распри между эмигрантами. И «русские швейцары, лифтеры, официанты, окномои, телефонисты, таксисты … Русские дворянки, торгующие цветами на выходах из метро, жены гвардейских офицеров, служащие в модных ателье манекенщицами и швеями…».
А Матильда Кшесинская открыла хореографическую  студию   и стала кормилицей семьи – сына и супруга.
Да, с отцом своего ребенка – великим князем Андреем Владимировичем – она обвенчалась, приняв православие, в возрасте 48 лет. Это произошло в 1921 году; Кшесинская стала Марией Федоровной Красинской.
Она прожила долгую жизнь (99 лет), в течение которой всегда была человеком удивительной работоспособности, достигнув высшей точки на шкале успеха и как балерина, и как педагог. Это в отношении Кшесинской бесспорно.
А что касается остального… Читайте книгу, размышляйте.
И следует подчеркнуть, что «Матильда Кшесинская» Геннадия Седова – это не только рассказ о  выдающей  танцовщице, но и широкомасштабное повествование о становлении русского балета, исторических событиях, культурной среде и многом другом.

Ярлыки: биография, историческая литература, публицистика


2015-08-12



Ах, чего только не было с нами … (Михаил Танич)

Татьяна Вирта – дочь знаменитого советского писателя Николая Вирты; переводчица, автор книги «Родом из Переделкино».
История страны лучше всего воспринимается через призму судеб отдельных людей.
Вирта рассказывает в своей книге о том историческом периоде нашей страны, который называют советским.
Один из этапов этого периода, например, – « …эпоха всеобщего увлечения научными открытиями и всеобщего восхищения подвигами ученых, совершенных во имя познания всего, нас окружающего».
Рассказывая о физиках и лириках, автор книги пишет, в частности, о Якове  Смородинском – гениальном ученом. Этот человек был аспирантом Л.Д.Ландау, работал в Институте физических проблем, Институте атомной энергии, а также являлся  заместителем  главного редактора журналов «Ядерная физика» и «Наука и жизнь».
А  лирики… О  них сказал Давид Самойлов, что  эти люди «в сорок первом шли в солдаты/ И в гуманисты в сорок пятом …».
Сестра мужа Татьяны Вирта – Елена Ржевская, военная переводчица, писательница, человек удивительной судьбы.
Ей пришлось участвовать в обнаружении и идентификации трупа Гитлера, и получилось так, что на некоторое время она стала «хранительницей главного вещественного доказательства смерти Гитлера» – челюсти фюрера, упакованной в бордовую бархатную коробочку…
В своей книге Татьяна Вирта рассказывает также удивительную историю любви свекрови Рахили Соломоновны и ее второго супруга Бориса Наумовича. На долю этих людей  выпало столько испытаний, что, кажется, так просто не может быть.
Сталинские лагеря…  Об этом сейчас много пишут. Через них прошел и Борис Наумович. И однажды Рахиль Соломоновна приехала к нему на свидание. «Самое поразительное заключается в том, что это свидание состоялось».
Герои книги выстрадали свое счастье и потому умели его ценить…
Автор подробно рассказывает о своем отце – писателе Николае Вирте, судьба которого – продукт и отражение эпохи. По мнению дочери, трагедия отца состояла в том, что «слишком долго гнула его власть…, и что-то главное в нем надломилось, перегорело».
Книга, о которой шла речь выше, будет в первую очередь интересна тем, кто хочет глубже понять непростую историю нашей страны.

Ярлыки: биография, воспоминания, мемуары, публицистика


2015-07-09



«Дыбенко пошел на Крыленко, а Крыленко на Дыбенко, они друг друга арестовывают, и Коллонтайка, отставная Дыбенкина жена, тоже здесь путается…»
(Из дневника Зинаиды Гиппиус)

В чем только не обвиняли Александру Коллонтай! В мещанстве, буржуазности, порнографии, бульварщине… Еще бы! Феминистка! Отсюда могли быть шуточки и анекдотцы чисто мужские. С некоторым пренебрежением. Взгляд – сверху вниз.
Например, Питирим Сорокин высказался о Коллонтай так: «Что касается этой женщины, то, очевидно, ее революционный энтузиазм – не что иное, как опосредованное удовлетворение ее нимфомании».
Дневниковая запись Зинаиды Гиппиус – из той же оперы ария, хотя и пропетая женским голосом.
Но феминистка феминистке рознь, скажу я вам. Интересны требования современных феминисток: заменить у пешеходных светофоров мужской силуэт на женский (а то! пора бороться с мужским деспотизмом!); поставить вопрос, почему у женщин в гардеробе есть мужские вещи, а у мужчин женских – нет (найти бы предлагаемый перечень женских вещиц, рекомендованных для носки мужчинам!).
А что считала важным феминистка Коллонтай? Равную для женщин и мужчин зарплату, минимальные нормы охраны труда, в том числе восьмичасовой рабочий день, неиспользование женщин на производстве, вредном для женского организма, обустройство мастерских, где должны быть раздевалки, умывальники, теплые туалеты с сиденьями. Совсем другое дело! Проблемы-то – насущные!
Впрочем, противоречивых моментов в жизни Александры Михайловны можно найти уйму.
Возьмем “женский вопрос”. Коллонтай полагала, что буржуазная идеология “воспитала в людях привычку смешивать чувство любви с чувством собственности над другим человеком” и что эта привычка должна отмереть, но сама болезненно переживала разрыв с любимым мужчиной.
Она считала, что детей рожают во имя интересов общества. Так сказать, вскормила материнским молоком – и свободна! Но своего сына, к которому относилась очень трогательно, она вовсе не воспринимала только лишь как “члена трудовой республики”.
А политика? Лев Троцкий вспоминал: «Коллонтай встала в ультралевую оппозицию не только ко мне, но и к Ленину. Она очень много воевала против “режима Ленина – Троцкого”, чтобы затем трогательно склониться перед режимом Сталина».
Итак, в юности – бунтарь, в зрелые годы – консерватор. Иссякла любовная страсть, и вот уже Коллонтай – расчетливая эгоистка, легко расстающаяся с идеалами юности…
Так чем же интересна её биография в качестве “читабельного жизнеописания”? Любителям отечественной истории, конечно, не будет безынтересным узнать, кто и как устанавливал советскую власть. Я уж не говорю о перипетиях советской дипломатии, которые безусловно интересны. (Кстати, заслуги А.М.Коллонтай на дипломатическом поприще были оценены очень высоко). Но это далеко не всё.
«Жизнь Александры Михайловны Коллонтай могла бы стать сюжетом для телевизионного сериала – увлекательного, авантюрного, со множеством интереснейших, в том числе любовных, линий», – написал Леонид Млечин. Действительно, Павел Дыбенко, балтийский матрос и второй муж Александры Михайловны, завел роман на стороне, а затем (после объяснения с женой) выстрелил из револьвера себе в грудь. Мелодрама, да и только! Надо сказать, это не единственный мелодраматический момент жизни Александры Коллонтай. Как известно, первым стрелялся сын генерала Драгомирова Иван; будучи безнадежно влюбленным в очаровательную Шурочку, он пустил себе пулю в лоб.
Леонид Млечин – автор большого числа историко-публицистических книг, часть которых переведена на иностранные языки. Пишет он легко, балансируя между строгой фактографией и популярной публицистикой. Подтверждает объективность изложения цитатами и мнениями многих авторитетных людей. Не исключение и эта книга, выпущенная издательством «Молодая гвардия» в серии «Жизнь замечательных людей».
В общем, “жэзээлки” держат марку! И это радует.


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-06-25



Кто может понять сложный сердечный механизм
женщины Серебряного века?
(Б. Носик)

Борис Михайлович Носик – русский писатель и литературовед, с 1982 года живший во Франции. В сфере его интересов был и феномен Серебряного века русской литературы.
Женщины Серебряного века… Поэтессы и дерзкие авантюристки, музы и подвижницы.
Автор относится к персонажам своей книги неоднозначно, порой иронизирует, иногда недоумевает и даже негодует.
Но есть на страницах его книги такие образы, которыми он восхищается.
Светлейшая княгиня Софья Алексеевна Волконская… Ее добрачная фамилия – Бобринская.
Софи окончила Женский медицинский институт, стала хирургом, а также получила диплом… пилота, сдав экзамены в Гатчинской летной школе.
Началась Первая мировая война, и врач – княгиня Долгорукая (такой стала ее фамилия в первом браке) – отправилась на фронт, где едва ли не с первых дней войны оказалась «среди крови, криков боли, страданий – в госпиталях Красного Креста, на передовой».
Софья Алексеевна Волконская (фамилия во втором браке) часто в своей жизни балансировала на краю пропасти: и когда была на фронте, и когда тайно пробиралась в Россию, чтобы спасти мужа, и когда в Париже села за баранку ночного такси, чтобы кормить семью…
В 1934 году вышла ее книга «Горе побежденным», которую Б. М. Носик назвал одной «из удивительных книг мемуарной русской прозы».
Мать Мария… Это последнее имя героини, которая родилась в семье директора Никитского сада в Крыму Юрия Пиленко. Ее назвали Лизой.
Пройдет совсем немного времени, и она начнет писать стихи, увлечется революционной борьбой – примкнет к фракции эсеров.
Множество испытаний выпало на долю Елизаветы, и однажды она решила принять монашеский сан и взять имя Мария.
Живя в оккупированном немцами Париже, «мать Мария бросилась в опасную борьбу за жизнь против человекоубийства». Вместе с помощниками она прятала евреев, изготовляла для них фальшивые документы.
Была арестована, а затем – сожжена в печи нацистского лагерного крематория…
Прекрасные судьбы, и, знаете, на их фоне меркнут искания творческой (чаще – околотворческой) богемы. И, по-моему, также считает автор книги.


Ярлыки: биография, русская литература


2015-06-24



Ибо, в конечном счете, нас всех объединяет то, что мы все живем на этой маленькой планете, мы все дышим одним воздухом, мы все дорожим будущим наших детей, и все мы смертны.
Джон Кеннеди

Каждый момент жизни отличается от другого. Хорошее, плохое, трудное, радостное, трагичное, любовь и счастье – все связано в единое, неописуемое целое, которое называется жизнь. Нельзя разделить хорошее и плохое. И, возможно, даже нет необходимости делать это.
Жаклин Кеннеди

 

Историю нельзя изменить.
12 сентября 1953 года состоялась свадьба Джона Кеннеди и Жаклин Бувье.
8 ноября 1960 года Джон Кеннеди избран президентом США.
22 ноября 1963 президент Джон Кеннеди убит в городе Даллас.
6 июня 1968 года кандидат в президенты Роберт Кеннеди убит в Лос-Анджелесе.
19 июля 1969 года Эдвард Кеннеди попал в автомобильную аварию.
Это – неизменные факты.
Так же, как и то, что был Карибский кризис, а Жаклин Кеннеди вошла в историю XX века как законодательница моды и одна из самых стильных первых леди. (Хотя она говорила: «Только не называйте меня первой леди – это как кличка скаковой лошади», но слово не воробей…) В общем, отношения с Соединенными Штатами у нас, россиян, могут ухудшаться или улучшаться, но отменить историю США мы не в силах. А согласно американской истории, близкие родственники редко образовывают политические группировки. Но у многих явлений бывают и исключения. Именно такое исключение из правил произошло с Джозефом Кеннеди (финансистом и политиком с крайне противоречивой, в основном негативной, репутацией) и его сыновьями: Джоном, Робертом и Эдвардом. (Правда, был еще один сын – Джозеф-младший, но он жил недолго и погиб в 1944 году, выполняя воинский долг.)
Таким образом, авторы книги представляют нам семейство Кеннеди со всеми его внутренними связями, разветвлениями и особенностями поведения; семейство, которое, надо признать, явилось уникальным феноменом американской истории XX века.
Лариса Дубова и Георгий Чернявский серьезно поработали в Архиве Библиотеки Джона Ф. Кеннеди в Бостоне, насчитывающем 20198 единиц хранения, используя по максимуму свои знания, умения и интуицию. Поэтому в их семисотстраничном исследовании нет натянутостей и перетекания из пустого в порожнее. Наоборот, авторам приходилось сдерживать себя, отсекая от «монблана информации» всё лишнее и апеллируя (когда это возможно) к уже известным сведениям.
Читая этот капитальный труд, я с особенным удовольствием отмечал возможности теплых советско-американских отношений. В конце концов, мы все живем на маленькой планете, а в жизни каждый момент отличается от другого.

Хрущев заявил: «Вы знаете, что мы голосовали за вас?»
…Кеннеди засмеялся и ответил любезно: «В самом деле, малый перевес мог стать решающим. Поэтому я признаю, что вы также участвовали в выборах и голосовали в мою пользу».
Хрущев прокомментировал: «Я не пожалел о занятой нами позиции. После того как Кеннеди стал президентом, надежд на улучшение наших отношений прибавилось».


Вот только жаль, что возможности не всегда воплощаются в жизнь…


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-04-17



«Если вы хотите, чтобы что-то было сказано, попросите об этом мужчину;
если же вы хотите, чтобы что-то было сделано, доверьте это женщине!»

Маргарет Тэтчер, 71-й премьер-министр Великобритании

История успеха Маргарет Тэтчер не дает покоя как историкам, так и исследователям ее жизни. Как из простого парламентария, не имеющего ни нужных связей, ни поддержки со стороны финансовых кругов, ей удалось возглавить консервативную партию, а затем стать первой женщиной премьер-министром в истории Великобритании? В чем состоял секрет небывалой популярности этой удивительной женщины? Как ей удавалось удерживать власть одиннадцать лет подряд?
По рассказам самой Маргарет, она воспитывалась в семье строгих нравов, ставящей во главе угла труд, долг и религию. Пустая трата времени считалась грехом. Каждая свободная минута шла на самообразование. «Многие работают для того, чтобы жить. Я же живу для того, чтобы работать!» – призналась Маргарет в одном из интервью. За весь период премьерства у нее так и не было полноценного отпуска, но она всегда умела сочетать парламентские чтения с семейным бытом. Находясь у власти, Маргарет в равной степени вызывала обожание и ненависть. Ведь она всегда откровенно говорила то, о чем думает, и бесстрашно боролась за то, во что верит. Настоящая «железная леди». За границей ее любили больше, чем дома. Она смогла установить теплые отношения с президентом США Рональдом Рейганом и произвести впечатление Михаила Горбачева, как, впрочем, и на весь Советский Союз. Искренняя любовь к публике и общественным мероприятиям, блестящий интеллект и вероломные аппаратные ходы (Маргарет шла к цели буквально по головам), помогли ей прорваться на самый верх властной вертикали.
О взлетах и падениях, предательстве ближайших соратников и личных переживаниях Маргарет Тэтчер остроумно и честно рассказывает в автобиографии, написанной на закате политической карьеры. Это не просто книга, это – видение жизни, ставшее примером для целого поколения.


Ярлыки: биография, историческая литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература, политика


2015-04-04



«… дедушка, а ты динозавров застал?»

 

«… дедушка, а ты динозавров застал?» Эта фраза из выше названной книги говорит о том, насколько стремительно идет сейчас процесс разрыва поколений. А жаль: если не будет преемственности мыслей и чувств, то, в конце концов, произойдет отторжение поколений. Книги, подобные той, о которой сейчас идет речь, как раз и призваны сократить этот разрыв, сблизить духовно представителей разных возрастных категорий.
«Детство 45 – 53» – это портрет и документ эпохи, потому что книга собрана из воспоминаний разных людей, чье детство пришлось на послевоенную пору.
Для того, чтобы читатель более многогранно понял минувшую эпоху, содержание книги разбито по тематическому принципу, например: «День Победы», «Ели…», «Пили…», «Мылись…», «Одевались…», «Играли…» и т.д. Говоря иначе, сборник «Детство 45 – 53» – это энциклопедия народного быта и духа послевоенных лет.
Очень тяжело читать некоторые главы, особенно ту, которая называется «Инвалиды».
Известно, что в 1946 году в стране было 12,5 миллионов искалеченных людей. Цена одной буханки хлеба у спекулянтов превосходила их ежемесячную пенсию. «Целая армия инвалидов вышла на улицу за подаянием». И это солдаты, выигравшие войну…
Послевоенное детство – полуголодное, почти без игрушек, без красивой одежды. А люди, прошедшие через это, говорят, что они все равно были счастливы. «Разве плохо мы жили? Город хоть свой любили, улицу … вы ж сейчас и выйти боитесь. …К собакам, как к людям, а от людей, как от собак … да жалко мне вас, а вы нас жалеете».
Если вы интересуетесь историей страны, если хотите лучше понять своих близких, то сборник «Детство 45 – 53» – ваше чтение.


Ярлыки: биография, историческая литература, мемуары, сборник


2015-02-19



Ты не трогай меня – не накличешь беду,
Чужестранка заморского берега,
Я – колючее дерево в красном цвету,
На ветру ароматное дерево!
(Стихи Уго Чавеса)
 
С этими стихотворением, называющимся «Колючее дерево», Уго Чавес неоднократно обращался к своим недругам, в том числе к Кондолизе Райс. Недруги у него действительно были, что тут говорить! Ведь Чавес – личность неоднозначная, которую одни идеализируют, а другие демонизируют. На Западе и в наших либеральных СМИ создали своего виртуального Чавеса-демона, считая его диктатором-популистом, венесуэльским Гитлером, латиноамериканским Муссолини. Нам, строящим капитализм, казалась странной его идея «Социализма XXI века». Повторялось утверждение, появившееся на Западе, что Венесуэлой правит сумасшедший. (Вообще, удивительно, что мы начали тогда сотрудничать с Венесуэлой. Всё-таки экономика победила политику. Недаром генеральным спонсором книги Константина Сапожникова является «Роснефть».)
А Латинская Америка, совершив раньше нас неолиберальный вираж, вдруг сделала в начале 2000-х «левый поворот». Случилось это после победы Чавеса на президентских выборах 1998 года. В чем тут дело? Образно говоря, латиноамериканцы «накушались» неолиберализма и разочаровались в нем тогда, когда мы, как нам казалось, были твердо намерены следовать этому курсу. Во всяком случае, в Латинской Америке лидер Венесуэлы у многих нашел понимание и поддержку. У многих, но, конечно, не у всех. И Венесуэлу в годы правления Чавеса «штормило» (в политическом смысле этого слова).
Самым ярким моментом в политической деятельности Чавеса является его выступление на 61-й Генеральной Ассамблее ООН в сентябре 2006 года. Помните? Оно наделало много шума. Об этом выступлении знают все, даже домохозяйки, вовсе не интересующиеся международными отношениями. Президент Венесуэлы помахал перед собой рукой, словно отгоняя что-то зловонное, и сказал:
«Вчера здесь стоял дьявол, на этом самом месте. Эта трибуна, за которой я нахожусь, до сих пор пахнет серой! Вчера с этой трибуны господин президент Соединенных Штатов, которого я называю дьяволом, говорил так, словно он является хозяином мира. Психиатр был бы очень кстати…» Выступление Чавеса пролило бальзам на душу не только антиамериканистов из стран так называемой «оси зла». Американский поэт Френсис Грэйбоу написал: «…он [Уго Чавес] сказал об этом, и миллионы нас на всей планете (но особенно мы, американские гринго) почувствовали Огромное Облегчение… Уф! Наконец кто-то озвучил наши чувства!»
Книга журналиста-международника, специализирующегося на проблемах Латинской Америки, Константина Сапожникова написана честно и с симпатией к главному герою.  Судьба Уго Чавеса – это судьба революционера, яркого политика и – увы! – человека с не очень удачной личной жизнью. Такая биография не может не заинтересовать. Другое дело, можно возразить, что Венесуэла – это очень далеко. Что нам Уго Чавес? Экзотика. Как  асьенда, льянерос, парамилитарес и прочие латиноамерикаканизмы.
Но не тут-то было. Год назад, 20 февраля 2014 г., было совершено хладнокровное убийство нескольких десятков манифестантов на киевском Майдане. Эти убийства привели к свержению Виктора Януковича, которого и обвинили во всех грехах.
А теперь перенесемся в апрель 2002 года, когда в Венесуэле произошел античавистский путч:
«Примерно в 15 часов демонстранты стали выходить на дальние подступы к дворцу Мирафлорес. Именно в это время манифестацию незаметно покинули ведущие члены ДКЦ [Демократического координационного центра]. Они, конечно, знали, какие события должны были произойти дальше. Знали, что на крышах высотных зданий и на балконах затаились снайперы, которые уже выбирали «подходящие цели», особенно среди журналистов, которых можно было определить по телекамерам и фотоаппаратам. Первым от прицельного выстрела рухнул на землю фоторепортёр Хорхе Тортоса. Несколько человек бросились к нему на помощь. Они стали следующими жертвами».

Не тот ли самый здесь сценарий? Ищите ответы в книге Константина Сапожникова «Уго Чавес».

 


Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература, политика


2015-02-16



Жизнь – это не выбор, жизнь – это шанс
 

«Кандидат на выбраковку» – это автобиографичная книга, воспоминания автора о его трудном детстве, прошедшем в Советском Союзе; это история мальчика, страдающего с 5 месяцев жизни редким заболеванием – хрустальной болезнью (кости хрупкие, как хрящи, постоянно ломаются, человек не может самостоятельно передвигаться).

Жизнь главного героя – Антона Борисова – проходит в семье. У него есть родственники (дедушка, мать, отец, брат), но они стесняются его, считая позором своей семьи, и потому предпочитают, чтобы большую часть времени Антон проводил в больницах, или прячут его от окружающих. Несмотря на такое отношение близких и родных людей, даже когда мать желает ему смерти, мальчик пытается оправдать их.
Это человек с железной волей, огромным желанием жить. Невзирая на боль и страдания, пренебрежительное отношение других людей, он и в такой жизни находит радость для себя.
На сегодняшний день Антон Борисов получил высшее образование, пишет книги, освоил информационные технологии, но по-прежнему чувствует себя «кандидатом на выбраковку».
Такие истории читать нелегко, но необходимо. Книга Антона Борисова «Кандидат на выбраковку» вряд ли кого-то способна оставить равнодушным, она заставляет задуматься о проблемах людей с ограниченными возможностями, иначе посмотреть на свою собственную жизнь.
 
Прочитать эту книгу Вы можете, записавшись в библиотеку ЛитРес.
 

Ярлыки: биография, Литрес, российская проза, современная проза


2014-12-09



Меня называют парнем, которого спасло чудо.
Беар Гриллс
 

Британские спецназовцы тоже плачут… Что может вызвать слёзы у мужественного человека? Это вопрос, на который отвечает книга Б. Гриллса. Сам же автор порою вынужден отвечать на другие вопросы, полные драматизма и боли. Всё правильно. Перед нами человек, всегда готовый рисковать своей жизнью и идти ва-банк. Если кто-то не знает, поясню: Беар Гриллс – бывший боец САС (спецназа британской армии), а ныне путешественник, совершивший восхождение на Эверест и пересекший Северную Атлантику на надувной лодке. Еще он известен тем, что снимался в программе «Выжить любой ценой» на канале Disсovery. Чтобы передать атмосферу программы, упомяну два совета, данных Б. Гриллсу друзьями по проекту.
 
Первый совет:
– Беар, ты ничего не играй, просто работай и все время объясняй мне, что и почему ты делаешь. Это выглядит потрясающе. Только ты не забывай говорить.
Второй совет:
– Втяни в рот дождевого червяка и съешь его заживо. Это понравится зрителю, Беар. Можешь мне поверить!
Естественно, у Б. Гриллса огромное количество поклонников и даже самых настоящих фанатов в самых экзотических местах. Я не удивлен, что даже ребятишки, бегающие босиком в глухой деревушке, затерянной в джунглях Борнео, прекрасно знают, кто такой Беар Гриллс. Поэтому не подумайте, что я иронизирую или ёрничаю над кумиром миллионов. Но я действительно не понимаю, почему образ жизни Б.Гриллса – это (как утверждается в аннотации) воплощение тайной мечты мужчины. Всякий ли мужчина готов к ежедневным самоистязаниям? Все ли мужчины готовы платить такую цену за успех – грязь, пот и слёзы? Порадует ли кого-то ситуация, когда приходится задавать вопрос врачам: «Я смогу снова ходить?» Не знаю, не знаю… Боюсь, что невероятные приключения Б.Гриллса захватывают в основном тех, кого называют «путешественниками на диване». Что, кстати говоря, не так и плохо! По крайней мере, судьба Роберта Скотта или Руала Амундсена не всем и подходит.

И последнее. Книга сама по себе очень увлекательна. Читается легко, словно это приключенческий роман Жюля Верна или Майн Рида. Вряд ли книга Б. Гриллса оставит читателя равнодушным. 

 


Ярлыки: биография, отраслевая литература, путешествия, телевидение, TV


2013-10-21



«Расцветали яблони и груши…»
«…И на Марсе будут яблони цвести»
(Строки из популярных советских песен)
 
У нас, уважаемые читатели, появилась возможность взять в руки единственную в мире наиболее полную биографию одного из авторов реактивной системы залпового огня «катюша» – Георгия Эриховича Лангемака. Книга основана на архивных документах. Но, конечно же, не это удивительно!
Удивительно то, что не только автор Александр Глушко, но и герой книги – Георгий Лангемак – мало знаком широкой публике. Можно в Интернете найти высказывания, что «некто» Глушко написал о «некоем» Лангемаке. Может быть, это фальшивка «самозванца», написавшем о мнимом герое, незначительном «враге народа»?
Все эти рассуждения, по-видимому, больно задевают самого автора, недаром с опровержений и заочной полемики с оппонентами начинается «Вступление» книги. Действительно, ориентируясь на популярные исследования, мы иногда недооцениваем профессиональных историков, которые много месяцев проводят в разных архивах и полагаются на документы, а не на голые утверждения.
А имя Георгия Лангемака еще ждет и заслуженного признания, и новых объективных исследований. Хотя уже сейчас можно оценить масштаб этой личности. Великий конструктор, главный инженер первого в мире Реактивного института, пионер космонавтики, соавтор легендарной «катюши»… Говорят, успей Лангемак завершить свои разработки – мы бы уже осваивали систему Юпитера, а на Луну летали бы (как мечтал Королев) «по профсоюзным путевкам».
Впрочем, так это или нет, вы можете узнать из представленной книги.
 

Ярлыки: биография, отраслевая литература


2013-10-11



Все выше, выше и выше
Стремим мы полет наших птиц,
И в каждом пропеллере дышит
Спокойствие наших границ.
(Слова П. Германа, музыка Ю. Хайта.
Песня «Все выше…»)
                                                                                              
 
«Говоря о Чкалове, нельзя написать лишь его положительный образ…» – так начал свою книгу автор. А я подумал: «Неужели это очередной пиар? Нет, захотелось тут куска славы от пирога прославленного лётчика!» Но я ошибся. Восстанавливая подлинную биографию Чкалова, эта книга воздаёт должное Валерию Павловичу. Сам Чкалов был человеком с огромным запасом энергии, которую он мог направить и на сильнейшую концентрацию воли в ответственный момент, и на банальную недисциплинированность. И автор Николай Якубович решил написать о Чкалове не наобум. Тема, связанная с лётчиками и летательными аппаратами, уже нашла свое выражение не в одной его книге. Это и справочник «Боевой вертолет Ми-28», и литература, которую теперь любят почему-то именовать «альтернативной историей», хотя к фантастике и параллельным мирам она не имеет никакого отношения: «Неизвестный Антонов: от планеров до транспортных гигантов», «Неизвестный Ильюшин. Триумфы отечественного авиапрома». Книга «Чкалов: взлет и падение великого пилота» продолжает эту серию. Более того, вся жизнь автора была связана (хотя и косвенно) с именем Чкалова. Так, он пишет: «Родился я в подмосковной Чкаловской, там окончил среднюю школу и там же трудился в Научно-испытательном институте имени В.П.Чкалова. Трудно объяснить почему, но я с малых лет гордился этим. Мне довелось часто общаться с людьми, хорошо знавшими Валерия Павловича по работе и часто встречавшимися с ним во время отдыха. Отсюда и интерес к его биографии, к его вкладу в мировую авиацию».
Но, с другой стороны, о Чкалове написано так много, что думается: все информационные резервы исчерпаны, всё сказано и писать уж больше и не о чем. Зачем эта книга?
Вместе с новыми (точнее – замалчиваемыми) фактами биографии Валерия Павловича на нас хлынул поток новых мифов, саморекламы на имени легендарного лётчика и бездарных коммерческих «поделок». Николай Якубович пытается в своей книге отделить зёрна от плевел. Интересна книга и в силу выраженной авторской позиции: автор имеет своё мнение и открыто высказывает его.
 

Ярлыки: биография, воспоминания, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2013-10-07



 «Когда идёшь через ад, не останавливайся»
У. Черчилль
         
     Личность Уинстона Черчилля одна из самых привлекательных и значительных в истории  ХХ века. О  нем написано столько, сколько, пожалуй, только о Наполеоне. Его официальная биография насчитывает 80 томов! Но люди продолжают изучать его наследие и сейчас, такова магия этого человека. Вся его жизнь – это череда взлетов и падений, успехов и поражений.
     60 лет Черчилль прочно занимал место лидера в жизни Англии и мира. И это место пустует до сих пор. Никому не удается делать так много для своей нации, совмещать столько разных дел. При всей своей занятости он никогда не отказывался от любимых занятий и увлечений. Черчилль написал более 10 миллионов слов, гораздо больше, чем многие писатели, за всю свою жизнь, написал более пятисот полотен, превысив достижения многих художников.
     Он  прожил 90 лет и вывел  секрет  своего долголетия: «Пять-шесть сигар в день (на самом деле — 8—10, а то и все 15!), три-четыре стакана виски и никакой физкультуры». Он человек, который сделал себя сам. Черчилль плохо учился, но как только он оставил подавляющий его мир школы, он сразу решил все начать сначала!  Учился самостоятельно, читал все книги, какие попадались под руку, благодаря чему не только приобрел знания, но и развил дар аналитика, самостоятельно подготовился и сдал экзамен по математике. Для лидера очень важны дикция и умение выступать публично, поэтому Черчилль работает над своей речью, исправляя дефекты и оттачивая красноречие. «Он всегда был первым в стае, но всегда оглядывался на последнего», он уважал умных врагов и сочувствовал побежденным. Ничего человеческое ему не было чуждо, он любил жизнь!  Черчилль был всегда окружен друзьями, он поддерживал хорошие отношения практически со всеми, кто служил ему или работал с ним, вне зависимости от общественного положения.
     Черчилль был счастлив в своей большой семье, счастлив среди людей и старался делать людей счастливыми. Он настаивал, чтобы ворота в его прекрасный сад были всегда открыты, чтобы и другие заходили и наслаждались красотой и ароматами. Он любил шутки, розыгрыши, анекдоты и сам их сочинял. «Не над одним политическим лидером столько не смеялись, сколько  смеялись над Черчиллем с Черчиллем». Любил петь, подпевать. (Он фальшивил, но с такой энергией и энтузиазмом!..) Уинстон Черчилль прожил полноценную жизнь, мало кто сравнится с его достижениями. Он уникален, но  пытливые умы могут извлечь из его жизни 5 уроков, которые помогут побороть юношеские комплексы и достичь вершины.
     Книгу просто необходимо прочитать молодым, тем, кто только вступает в самостоятельную  жизнь. Поверьте, у Уинстона Черчилля есть чему поучиться!
 

Ярлыки: биография, зарубежная литература, отдел отраслевой литературы, отраслевая литература


2013-09-24



«Дорогой товарищ Тито!
Ты не виноват». –
Так сказал Хрущев Никита,
Прилетев в Белград.
(Советский  фольклор 1950-х гг.) 
 
«Если вы сделали при жизни что-то полезное, это вас переживёт…
Люди никогда не забывают хороших дел государственных деятелей».
(Иосип Броз Тито)
 
Жители Югославии (естественно, во времена существования социалистической Югославии) говорили, что у них в стране найдётся всего в изобилии. Горы, моря, леса и поля? Пожалуйста! Разные республики, языки и народы? Да одних народностей со своими языками больше двадцати! Если и этого мало, то прибавьте ещё три религии и два алфавита. Вот только партия – одна, и Тито – один.
Это рассуждение считалось очень язвительным, но теперь оно окрашивается в ностальгические краски. Ведь нет «одного Тито» – и нет Югославии как государства. А партия? Так и Бог с ней, с партией-то…
Кем же был Тито? Прочитав книгу Евгения Матонина, понимаешь: ответ на этот простой вопрос вовсе не так прост. Тито – коммунист и… аристократ в одном лице!  Русофил и англофил, а заодно и австрофил. Партизанский командир и неофициальный монарх. По своей первой специальности он был слесарем и до конца жизни считал себя пролетарием. Но жил как царь. Он был большим любителем красивой жизни и красивых женщин и… И вот он одинокий в старости человек, которого окружали верные – увы! – не друзья, а собаки.
Итак, перед нами первая полная биография на русском языке Иосипа Броз Тито – основателя и многолетнего руководителя социалистической Югославии. Книга Евгения Матонина особенно ценна тем, что она, основанная на документальных материалах и свидетельствах близких соратников Тито, восстанавливает не выдуманную, не идеологизированную и не легендарную, а подлинную биографию этого противоречивого политика и человека. Несмотря на все противоречия, это была значительная фигура в истории, стремившаяся «к положительным делам». Уже после развала Югославии на стенах бывших югославских городов не раз появлялись надписи: «Слесарь был лучше!»
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-09-09



Рыжий Львенок
С глазами зелеными,
Страшное наследье тебе нести!
М. Цветаева
 
            Слова Цветаевой оказались пророческими. Всю жизнь звездный мальчик Левушка – Гумилевушка  «расплачивался за грехи» своих  родителей Н. Гумилева и А. Ахматовой. «Дар слов, неведомый уму, мне был обещан от природы». Да, Лев Гумилев просто не мог не писать стихи! Но сам никогда серьезно к ним не относился, даже записывал их только тогда, когда дарил. Детские его стихи сравнивали со стихами молодого Лермонтова, талант был, но стихи не стали смыслом жизни.       
            А жизнь  свою он посвятил истории и этнографии, изучению Великой  степи. Созданная им теория пассионарности и этногенеза лучше других объясняет сегодняшние  отношения с мусульманским миром. Заслуги  Льва Николаевича как ученого историка спорны, у него много последователей и столько же противников. Он не был отмечен  званиями, не был  академиком и даже профессором, но его помнят и чтут в Татарии, а в  Казахстане новый университет носит его имя.
            Судьба Льва Николаевича уникальна, полна тайн и загадок, мистических совпадений, происшествий и встреч. Чтобы поступить в университет, он «зарабатывал пролетарское происхождение», трудился разнорабочим. Он всегда отличался от своих однокурсников острым умом, нежеланием быть как все. Всю жизнь скитался по чужим углам (только последние два года прожил в «своей» коммунальной квартире), годами ходил в одной одежде, был неприспособленным в быту и притязательным в еде. Л.Н. Гумилев был сложным человеком: держался особняком, считал себя дворянином, не умел дружить, выстраивать отношения со своими близкими. Непонятна и болезненная связь с матерью, которая жила своей жизнью, а сына лишь приучала к мысли, что надо рассчитывать только на себя. Кажется, что искренне, всем сердцем  любила его только бабушка...
            «А все-таки я счастливый человек, ведь всю жизнь писал то, что хотел, то, что думал, а они (многие коллеги его. – С. Л.) – то, что им велели». Это была одна из последних фраз Л. Н. Гумилева. Счастливым человеком называл себя он, отсидевший в лагерях и тюрьмах четырнадцать лет, а в промежутке между сроками воевавший и дошедший до Берлина.

P.S. И еще одно, на мой взгляд, немаловажное добавление. Это просто находка для тех, кто любит сериал "Этногенез". Там все начинается именно  с Льва Гумилёва. Маруся - главная героиня первых написанных в этом цикле книг, его потомок. И мне кажется, очень полезно знать, кто "виноват" в появлении такого замечательного книжного сериала.

 


Ярлыки: биография, воспоминания, отраслевая литература, российская проза, этногенез


2013-06-24



«Женщина, покорившая мир»…
 
«Пройти огонь, воду и медные трубы» … Огонь и вода – это, понятно, трудности. Их у Аллы хватило бы на троих. Скитания, поиски своего лица, отказ от профессии, слезы при неудачах, неверие в свои силы, когда препятствия начинали казаться несокрушимой стеной…
Все было.
А медные трубы? Это - успех. Успех, которого она ждала, о нем мечтала, и все же он оказался настолько внезапным и ошеломляющим, что мог оглушить! Под медные трубы легко было потерять себя. Забыть, зачем пришла и что хотела сказать людям…
Вокруг Аллы Пугачевой накручено столько легенд, мифов и домыслов, что их не счесть. И в этой книге читатели, пожалуй, впервые узнают только правду, и ничего, кроме нее, о певице, ставшей своеобразным символом нашего времени.
Эта книга известного телеведущего, лауреата премии "Тэфи" Глеба Скороходова написана на основе личных встреч, бесед с певицей, телевизионных программ, которые она вела. Насыщенная яркими, малоизвестными фактами, она создает объективный портрет примадонны эстрады, возможно в чем-то неожиданный для почитателей ее таланта.
«…За ней стоит нечто большее, чем просто талант. Нечто большее, чем понимание того, что она делает. За ней стоит какая – то огромная власть над людьми…»
 
 
 

Ярлыки: биография, воспоминания, женская проза, искусство, отраслевая литература


2013-05-23



«На трибунах алеют знамена,
Облака в поднебесье плывут,
На зелёном ковре стадиона
Разноцветные майки цветут».
(Давид Самойлов. Марш футболистов)
 
В футбол, как и в хоккей, играют настоящие мужчины. Ведь братья Старостины проявили себя не только на футбольном поле. Судьбу их нельзя назвать лёгкой.
Братья Старостины олицетворяли собой успехи и необычайную популярность «Спартака», которые столь болезненно воспринимались почетным председателем «Динамо». А кто был почетным председателем «Динамо»? Им был Лаврентий Павлович Берия. А поскольку Лаврентий Павлович не любил, когда кто-нибудь своим существованием на свободе напоминал ему о футбольных неудачах опекаемого общества, то…
В 1942 году Николай, Александр, Андрей и Петр Старостины были арестованы.
Таким образом, судьба братьев Старостиных, которым пришлось пройти через тюрьмы и сталинские лагеря, – это судьба страны, со всеми ее трагическими поворотами.
Но вернемся к спорту. Братья с юности тяготели к разным видам спорта. Николай, например, в 18-19 лет был неплохим боксером. Кроме того, Старостины умели плавать, но это был не их вид спорта. Когда Николай, Александр и Андрей сдавали нормы ГТО в открытом бассейне на Москве-реке, их прыжки со стартовых вышек у профессиональных пловчих вызывали смешки. А вот в футболе они достигли значительных успехов.
Великолепная игра на поле, вызывающая восхищение болельщиков. Умелое руководство командой Николая Петровича Старостина…
Впрочем, не буду перечислять заслуги этих людей. Поклонникам футбола, я думаю, они известны. Отмечу другое – уникальность самой книги. Впервые в серии «ЖЗЛ» выходит биография сразу четырех героев! Сбылась мечта мэтра отечественной спортивной журналистики Льва Ивановича Филатова, писавшего в далеком 1993 году: «Уже несколько лет я нахожусь во власти упорно меня преследующей фантазии: воображаю книгу, которая так и просится быть написанной, напечатанной, разошедшейся по заповедным личным библиотекам всех, кому дорог футбол. …вижу ее место в известной серии «ЖЗЛ» и даже угадываю название – “Дом Старостиных”».
Итак, книга о братьях Старостиных появилась.
Смотрите футбол! Читайте книги о футболе!
P.S. Уважаемый любитель футбола, если на Вашей «заповедной» полке пока еще нет этой книги, то Вы без труда сможете её найти в Центральной городской библиотеке.
 
 
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, отраслевая литература, спорт


2013-04-10



К 80-летию серии ЖЗЛ
 
«От умышления же зельныя ярости на своя рабы царь Иван возненавиде грады земля своея и во гневе всю землю державы своея, яко секирою, наполы некако разсече»
(Дьяк Иван Тимофеев. Временник)
 
Любимцем «крутого норовом» царя Ивана Грозного был Малюта Скуратов, в документах именуемый Григорием Лукьяновичем Скуратовым-Бельским. Изувер, душегуб, мучитель – такое представление этого человека будет наиболее точным. Кажется, едва ли найдется в русской средневековой истории фигура более отталкивающая и менее подходящая для книжной серии «Жизнь замечательных людей», нежели Малюта Скуратов. И возникает вопрос: «Зачем же он здесь?»
Очень часто в российской истории прощается жестокость и самодурство, а злодеяния оправдываются «моментом времени» или «исторической необходимостью». Кто-то даже гордится «крепким кулаком», называет Сталина «эффективным менеджером». Да, с человеком не считались, но зато порядок был! Суровые меры рождают величие страны!
Величие страны – это, конечно, хорошо. Но если стране, как богатырю на распутье, нужно выбрать между величием и благополучием, потому что одно из другого никак не вытекает? Что же выбрать? Кроме того, вдруг величие страны и вовсе не родится от суровых мер…
В биографии Малюты Скуратова – немалый урок для нас. Явившийся на переломном этапе нашей истории, он представляет собой крайнюю степень зла, которое несет в себе государственный террор в открытой, явной форме. В известной степени он – образчик, воплощение зла, которое, увы, еще не раз повторялось в истории страны.
Книга Дмитрия Володихина ценна тем, что, рисуя образ Малюты Скуратова, она представляет собой коллективный портрет «худородных опричников» у трона жестокого царя и заставляет задуматься о мотивах поведения рьяных душегубов и палачей, участвующих в массовых репрессиях.
Думаю, что книгу стоит почитать, хотя бы для того, чтобы ответить на такой вопрос: «Действительно ли есть у русского народа извечная тяга к барской милости, кнуту и дыбе?»

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-04-08



/ К 80-летию серии ЖЗЛ/
 
Екатерина Медичи, "Черная королева" (1519–1589), – одна из главных фигур на шахматной доске политической истории Франции второй половины XVI века. Ее зловещий образ знаком нам главным образом благодаря историческим романам и кинофильмам, в которых она обычно выступает как беспринципная интриганка, отравительница, способная ради власти на все. Молва переиначила даже ее прозвище – ведь "Черной королевой" ее именовали лишь из-за черного цвета одежд – траура, который она носила по своему безвременно погибшему мужу, королю Генриху II. Но справедлив ли приговор, вынесенный ей легендой и тиражированный писателями-романистами? Ставшая королевой Франции, она в течение трех десятилетий управляла ею вместо своих малолетних или не­дееспособных сыновей – сначала Франциска II, затем Карла IX и наконец Генриха III – и, надо сказать, делала это весьма умело, сохраняя единство страны  и династию от разрушительного воздействия, однако «благодарные» потомки предпочитают не помнить этого. Она обладала живым умом и любознательностью, любила общество ученых, художников, писателей. Знала латынь, разбиралась в искусстве, коллекционировала картины, книги, манускрипты. Она подала идею зарождения оперы и драматического жанра – трагикомедии и сама пыталась сочинять некое произведение по примеру «Декамерона»...
Она, знавшая взлеты и падения, закончила свою жизнь в бедности и безвестности на чужбине... Когда Екатерина Медичи умерла, ее современник, историк и государственный деятель Жак Огюст де Ту написал: «Умерла не женщина, а само королевское достоинство».
         Чтобы хоть как-то понять «Черную королеву», пройдем вместе с героиней книги весь ее жизненный путь, с момента появления на свет до расставания с этим миром.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-02-28



По лесной стране гуляет
Славный парень, Робин Гуд.
(Владимир Высоцкий)
 
Далеки ли нам, россиянам XXI века, идеалы английского средневековья? Или мы так же, как и англичане средних веков, завидуем тем, кто может жить свободно и весело, не очень любим богачей и чуть-чуть недолюбливаем власть с её налогами? Не имея возможности познакомиться лично с «благородным разбойником» Робин Гудом, мы знакомимся с ним через фильмы и романы, а есть и такие, кто читает первоисточник – английские баллады, повествующие о его подвигах.
Итак, перед нами знаменитый предводитель «вольных стрелков» Робин Гуд.
 
И стрелков не сыщешь лучших.
Что же завтра, где их ждут? -
Скажет лучший в мире лучник,
Славный парень, Робин Гуд.
 
Вот только когда и где это было? Предания и исторические труды размещают время жизни Робин Гуда в широком диапазоне от XII века до века XIV. Не всё ясно и с точным местом действия, хотя вроде бы все знают, что разбойник жил в Шервудском лесу. Большинство ученых уверены, что Робин Гуд – фольклорный герой, никогда не существовавший в действительности. А если такое утверждение слишком категорично? Не нужно ли попробовать подробнее коснуться некоторых вопросов? Был ли, например, Робин Гуд женат? Детали могут раскрыть многое.
И ещё. Откуда берутся «благородные разбойники»? Нет, не так. Откуда берётся представление о «благородных разбойниках»? Почему разбойник окутывается романтическим ореолом? Может быть, виноваты писатели с их романтизацией неординарных личностей? Плащи, шпаги, маски и тайны несметных сокровищ делают своё дело. А если вместо шпаги разбойник избирает другое орудие труда (лук, например), то это мало меняет ситуацию. Впрочем, такая романтизация свойственна не только писателям, но и простым людям. Именно они и сочиняют, например, баллады о Робин Гуде или песни о Стеньке Разине, притом с немалым сочувствием к ним. Так, может быть, разбойнику действительно присущи внутреннее благородство, отвага, готовность рисковать во имя красивой цели? Стоит поразмышлять на эти темы, обратившись к книге историка Вадима Эрлихмана, вышедшей в серии «ЖЗЛ». Эта книга будет интересна широкому кругу читателей.

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, историческая литература, отраслевая литература


2013-02-14



"Хорошо описанная жизнь такая же редкость, как и хорошо прожитая..."
Карлейль 
 
 Робертсон Дэвис – крупнейший канадский писатель, один из самых эрудированных и занимательных рассказчиков англоязычной литературы.
       Роман «Что в костях заложено» - вторая часть «Корнишской трилогии», но ее вполне можно читать и как самостоятельное произведение.
      В романе рассказана биография Фрэнсиса Чигуиддена Корниша, всемирно известного эксперта по искусству и коллекционера.
      «Всю жизнь Фрэнсис пользовался свободой, какую предоставляет значительное состояние. Много лет он был коллегой и учеником Такреда Сарацини, уроженца Рима. Во время и после войны 1939-1945 годов Корниш был членом объединенной группы искусствоведов при антигитлеровской коалиции. Группа занималась поиском и возвращением произведений искусства»,- это строчки из некролога Корниша, биографию которого собирается писать священник-ученый Симон Даркур.
      А о настоящей жизни Корниша рассказывают на страницах романа Цадкиил Малый – ангел биографий и даймон Маймас, ангел поэзии и повелитель муз.
     Биография начинается с самого рождения Фрэнсиса, и оба ангела пристально разглядывают и описывают его ближайших предков, потому что они, по их мнению, – то, что заложено у него в костях.
     Весь роман соткан из описаний фактов биографии Фрэнсиса и комментария к этим фактам ангелов. А в биографии Корниша чего только не было: освоение основ рисования по самоучителю и в мертвецкой, учеба в Оксфорде и трагикомический скоропалительный брак, служба в разведке и подделка полотен старых мастеров из самых благородных побуждений, а также семейные тайны.
             Но как гласит английская пословица, «что в костях заложено, того из мяса не выбить».
          Сюжет романа настолько увлекателен, что он читается на одном дыхании, ведь не случайно роман «Что в костях заложено» дошел до букеровского короткого списка, и по-настоящему жаль, что не был удостоен Букеровской премии.

Ярлыки: биография, зарубежная литература, искусство, про исскуство, роман


2012-12-18



Ах, Италия, любовь моя!!!

Рецензия на ее книгу уже несколько месяцев держится в самых популярных сообщениях нашего блога.
Это еще одно произведение Марлены де Блази, и оно совсем не похоже на предыдущее. Ни по стилю, ни по сюжету, да и героем этой книги стал сам автор, вернее авторша.
А рассказывает Марлена о периоде своей жизни в Италии. Когда она уехала за мужем в эту страну и училась жить в ней, принимать ее как родную, любить ее. А это оказалось совсем не так непросто, как кажется.
Городок, где они с мужем присмотрели дом, вернее не дам, а палаццо, как говорят в Италии, оказался очень закрытым и консервативным. Это как раз тот случай, когда все друг друга знают и не пускают в свою размеренную жизнь незнакомцев. И очень много шагов пришлось сделать героине, чтобы самой принять этот городишко ,и чтобы ее приняли жители.
Но все таки основная тема - это еда и итальянская кухня. Вся книга пропитана чудными запахами итальянских трав и пряностей, запахом вкуснейшего итальянского хлеба.
Марлена живет в "итальянской сказке", но эта сказка все время преподносит ей сюрпризы, пытается поставить ее в неловкое положение. Каждый день героине приходится доказывать в первую очередь самой себе, что она правильно выбрала место, где ей хочется жить.
Книга написана в форме размышлений героини и ее переживаний.
Удастся ли ей устроить свою жизнь в этом маленьком городке? Сумеет ли она принять этот итальянский менталитет? Сможет ли увидеть за всем этим, что именно здесь ее дом?


Ярлыки: биография, женская проза, зарубежная литература, современная проза


2012-12-17



Предай Господу дела твои, и предприятия твои совершатся.
(Притч. XVI, 3)
 
 
Вокруг этой книги в последнее время слишком много шума. А когда много шума, то всегда думаешь, что все это наиграно. Но здесь все настоящее: и автор, и герои, и тот самый "шум" вокруг книги. Потому что приоткрылась дверь в тот мир, куда мало кого пускают. Та дверь в сокровенные воспоминания не просто человека, а человека, который нашел себя в служении Богу. Каждый рассказ в этой книге - маленький роман, роман о жизни какого-то конкретного человека, его отношения с миром и с Богом, его "красивые" и "некрасивые" поступки. Читаешь и понимаешь, что монахи такие же люди, как и мы с вами, но одновременно совсем другие, потому что знают они что-то такое, о чем даже не догадывается обычный мирской человек. Самым главным для меня  оказалось то, что  совсем не чувствуется тон нравоучительства и выставления своей правоты. Автор в каждой строчке подчеркивает: не верьте мне, проверьте! А для этого рассказывает, как это было у других, какие чудеса могут происходить по вере нашей. Каждый рассказ написан так, что ты либо смеешься до слез, либо сердце сжимается от сострадания так, что опять же хочется плакать. И каждый герой становится тебе другом, с которым будто знаком много лет. И отец Иоанн (Крестьянкин), и отец Рафаил, и отец Василий(Родзянко) - все они словно живые примеры той непростой, но какой-то светлой и правильной жизни, которой так не хватает в наше время. Мне не хочется пересказывать содержание книги, да, наверное, и нет смысла. Ведь так как у автора все равно не получится. Просто призываю всех, особенно тех, у кого нехорошо на душе, кто находится в состоянии внутреннего поиска, а может ищет на что бы опереться в жизни - почитайте "Несвятые Святые..." - думается, найдется и опора, и путь, и состояние будет как в той сказке "Пациент скорее жив, чем мертв". А все-таки вера - она живая, и архимандрит Тихон еще раз это доказал.

Ярлыки: биография, православная литература, рассказы, российская проза, русская литература, сборник


2012-12-05



Как будто мне всё приснилось…
 
Патрисия Каас всегда очень осторожно делилась с миром сведениями о своей личной жизни, предпочитая оставаться в тени своего голоса. Так продолжалось вплоть до появления первой и единственной биографии певицы. Биографии, написанной ею самой. Доверительный тон автобиографии захватывает с первых страниц, раскрывая перед нами непростую жизнь Патрисии Каас.
Сильная, очаровательная, хрупкая, женственная… Трудно перечислить все эпитеты, которые бы в полной мере охарактеризовали эту замечательную французскую певицу.
«Кто-то растит детей в глубине квартирок. Кто-то катается по холмам Бразилии и Украины. Кто-то выходит замуж возле Ангулема…» А мадемуазель поёт блюз.
Песню «Mademoiselle chante le blues», ставшую первым хитом певицы, Патрисия Каас посвятила смертельно больной матери.
Патрисия Каас рассказывает о своей маме так: «Маме отдыхать некогда. Она всегда рядом. Мама сама нежность, когда нужно, но и сама суровость, когда мы, дети, ее к этому вынуждаем». Патрисия – седьмой ребенок во франко-немецкой семье, дочь шахтера и домохозяйки из маленького приграничного городка. «Я появилась на свет после целой череды братьев. На самом деле, мама хотела девочку. Но родила пятерых мальчишек». Мама мечтала о жизни артиста для своей дочери.
Жизнь артиста…
К 45 годам легендарная певица так и не познала счастья быть матерью и любимой женой. «Моя мать родила столько же детей, сколько я записала альбомов», – говорит она. Символ французского шарма признается: «Я много пела, много любила, много плакала».
«Жизнь артиста… Я её получила, она у меня есть, и я не жалею об этом. Но когда я о ней думаю, я ничего не помню. Как будто мне все приснилось, – признается певица. – Я прожила словно над собой. Вид сверху. Реальность не для меня. Реальна только сцена».
Фатальное невезение в личной жизни и одиночество. Возможно, это и есть пресловутая цена славы.
Но обратимся к книге. Перед нами – сильная женщина. Она ни о чём не жалеет. «Все эти фразы не мой стиль. В воспоминаниях у меня только изображение. Честное. Перед вами оригинал фильма моей жизни. Комментарий, голос за кадром выключен. Вторая сторона, которую вы никогда не слушали».
 
 
 

Ярлыки: биография, зарубежная литература, искусство, музыка


2012-11-27



Всё сбылось по Достоевскому…
 

 «Достоевский таков, какова Россия, со всей ее тьмой и светом. И он – самый большой вклад России в духовную жизнь всего мира». Это слова Николая Бердяева. «Достоевский живет в нас», – утверждает Василий Ро­занов, чьи слова вынесены в эпиграф книги. А сама Людмила Сараскина, известный историк литературы, автор пятнадцати книг, посвященных Достоевскому и его современникам, озаглавила предисловие так: «Всё сбылось по Достоевскому». Изучали ли вы Россию и менталитет русского народа по Достоевскому? Автор книги предлагает вам это сделать.

Людмила Сараскина – не первый автор, написавший биографию Достоевского для серии ЖЗЛ. До неё были и Леонид Гроссман, и Юрий Селезнёв. Впрочем, сколько о Достоевском во всем мире написано работ – сотни тысяч или даже миллион, – представить точно нельзя. Чем же так примечательна биография этого великого классика русской литературы? Хотя это неправильная постановка вопроса. Если мы говорим о Достоевском, то тут можно подивиться другому: как при такой бурной биографии вообще оставалось место писательству?
Но всё-таки дело здесь в другом. В каждое время – свой Достоевский! Вспомним: «Никак нельзя нам учиться у Достоевского. Нельзя сочувствовать его переживаниям, нельзя подражать его манере…», – писал Анатолий Васильевич Луначарский в 1931 году. Не то время было…
И у каждого – свой Достоевский! Достоевский – мракобес. Достоевский – фурьерист и революционер. Достоевский – христианский писатель. Ведь каждый биограф по-своему трактует события и делает свои акценты. Каков же Достоевский у Людмилы Сараскиной? Читатель может сделать свой вывод.
 

Ярлыки: биография, ЖЗЛ, интеллектуальная литература, литературоведение, русская литература


2012-11-16



«У меня была жизнь каскадера».
 
Со слов автора: «Явление культовой фигуры  во  плоти произвело на меня  невероятное впечатление  –  нечто  вроде религиозного экстаза. Саган отвечала на вопросы скороговоркой, словно строчила из пулемета, прикуривая  одну  сигарету  за  другой и тушила их мимо пепельницы прямо о стол…»
Одна из самых знаменитых француженок, Франсуаза Саган стремительно  ворвалась в мировую литературу с революционным романом «Здравствуй, грусть», когда ей было всего девятнадцать лет  и она еще училась на  филологическом факультете Сорбонны.
В ее жизни было множество скандалов, неуплаченных налогов, странных замужеств, автомобильных аварий, шикарных яхт, пристрастие к наркотикам и алкоголю, условные тюремные сроки, азартные игры, интимная дружба с президентом Франции…
Она стала едва ли не самым ярким символом поколения 60 – х  годов  и  автором двух десятков романов, в которых воспевала свободу творчества и исследовала сложность человеческих  взаимоотношений.
Данная книга  -  это попытка рассмотреть сложную, многогранную фигуру великой писательницы через призму ее отношений с людьми, ее увлечений и вкусов, ее образа жизни.
«У меня была жизнь каскадера. Правда, я жалею о том, что она не оказалась более размеренной, гармоничной и, быть может, поэтичной… Что же касается посмертной славы и места в литературном пантеоне, то мне на это ровным счетом наплевать.»
Вот такая она - Франсуаза Саган…
 

Ярлыки: биография, интеллектуальная литература, литературоведение


2012-10-29



Сквозь буйство вьюги, сквозь бурь кошмар душа-подруга, держи удар...

Название этой книги не случайно. «Асфальт» — это черствость и равнодушие современного мира. «Трава» — жизнь физически ограниченных людей. При этом людей умных, целеустремленных и творческих. И как бы не был прочен асфальт, трава все-таки его пробивает.
 «Трава, пробившая асфальт» - это автобиографический роман, написанный сибирской сказочницей Тамарой Черемновой, которая является инвалидом детства с диагнозом ДЦП в очень тяжёлой форме. В своей книге автор описывает нелегкую участь инвалида, живущего в нашей непростой российской реальности. До  шести лет Тамара росла в родной семье, а потом родители отдали ее в интернат для инвалидов.  Сколько всего пришлось пережить за свою трудную жизнь этой женщине! Но, не смотря ни на что, она выстояла, через годы отчаяния, унижения, побед и поражений. Она нашла себя, свое дело, свою отдушину и утешение. Ее рассказы и сказки такие добрые, светлые, печальные всегда находят своего почитателя.
Читать эту книгу больно и тяжело, но такие книги нужны, чтобы увидеть этих людей и лучше их понимать - что они чувствуют, думают. Ведь в нашей стране их очень много! Но наш мир умело не замечает людей с ограниченными возможностями, отворачивается от них. Кроме того, после прочтения таких книг, начинаешь иначе смотреть на свою жизнь и больше ценить то, что имеешь.
 

Ярлыки: биография, психологический роман, современная проза


2012-07-11



  "О бедном гусаре замолвите слово..."
 

Эта книга потрясла весь мир. Ее экранизировали и в Швеции и в Голливуде. О ней спорят, ей восхищаются и ее ненавидят. Все это о "Девушке с татуировкой дракона". Я уже писала о ней. А недавно обнаружила на полке книгу под названием "Миллениум, Стиг и я».  Ее написала подруга Стига Ларссона, автора " Девушки...".  Стиг Ларссон умер, так и не дописав четвертую книгу. А после его смерти случился скандал. Еву, которая прожила вместе со Стигом более 30 лет, но они не были официально женаты, лишили наследства, все права на творческое наследие перешли к родственникам Стига. И Ева решила написать книгу воспоминаний о любимом, рассказать, как они жили, чем он занимался, как писалась «Девушка с татуировкой дракона». В книге много моментов очень личных, которые мог знать только близкий человек. Стиг предстает перед нами со всеми своими интересами, своими увлечениями, страхами и успехами. Всем, кому понравилась «Девушка…» рекомендуеся ...

 


Ярлыки: биография


2012-06-25



В минуты воспоминаний...

 
Нина Берберова - поэт, прозаик; автор нашумевших воспоминаний "Курсив мой", таинственной книги - жизнеописания "Железная женщина", биографий "Чайковский" и "Бородин". В 1922 году она вместе с мужем Владиславом Ходасевичем уехала в эмиграцию, где должна была найти новую родину, как и сотни ее соотечественников.
 "Биянкурские праздники" - цикл рассказов, сколь пронзительных, столь же и документально интересных, "о людях без языка, выкинутых в Европу после военного поражения, о трудовом классе русской эмиграции..."
 "Последние и первые" - фактически первый роман, посвященный жизни простых русских во Франции. В литературе о русской эмиграции послереволюционного периода чаще всего описывалась жизнь за границей людей, имевших до революции высокий социальный статус: дворян, высоких армейских чинов, творческой интеллигенции.
Нина Берберова в своей книге повествует о жизни в эмиграции простого народа: низших чинов, солдат «белой» армии, так называемой «белогвардейской сволочи», и штатских, которые на волне событий оказались заброшенными в заштатный городок близ Парижа Биянкуре, где нет работы нигде, кроме завода «Рено».
Ее герои – это люди, вырванные из привычной среды и не сумевшие найти себя на новом месте и не имеющие никаких иллюзий в отношении своего будущего.
 "Зоя Андреевна" и "Барыни" - рассказы конца 1920-х годов; публикуются в России впервые!
 

Ярлыки: биография, интеллектуальная литература, историческая литература, русская литература, современная проза


2012-05-02



В поисках утраченного...

 

Дафна Дюморье 
 
 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мало кто не знает Дафну Дюморье и ее "Ребекку". Но мало кто знает, что она написала биографию Бренуэлла Бронте, родного брата знаменитых сестер Бронте. Книга Жюстин Пикарди повествует нам как раз о том периоде, когда писалась эта биография. Об авторе книги, Жюстин Пикарди, о ее личной жизни известно немного. Она живет в Лондоне с мужем и двумя сыновьями, работает в британских журналах. Разыскивая материал для предисловия к юбилейному переизданию биографии "Инфернальный мир Бренуэлла Бронте", написанной Дафной Дюморье, Пикарди обнаружила недоступную ранее исследователям переписку Дюморье с таинственным антикваром Симмингтоном, которому эта биография была посвящена. Итогом счастливого открытия стала "Дафна".  "Дафна" - роман "на любителя". Это немного тягучее многослойное повествование. Автор то рассказывает нам о современной девушке, которая пишет работу о Дафне Дюморье, а атмосфера в которой она живет сильно напоминает атмосферу самого знаменитого романа Дафны "Ребекка". Затем повествование плавно перетекает в начало ХХ века, в то время, когда Дафна собирала материалы для биографии Бренуэлла Бронте. Автором хорошо прорисован характер писательницы, ее жизнь, отношения с мужем и детьми. Единственная страсть, почти что наваждение, удерживающее Дафну в жизни, - желание докопаться до истины, был ли брат знаменитых сестер Бронте вором, бесталанным повесой и пройдохой или же все эти обвинения в его адрес абсолютно беспочвенны и, если бы не обстоятельства и ранняя смерть, мир бы узнал не двух, а трех гениев Бронте. Возможно, доказав последнее, Дафна обретет успокоение и в ее душе поселится мир… Также в повествование вплетена переписка Дафны с Симмингтоном. В аннотации написано, что этот роман лучший со времен "Тринадцатой сказки", не стала бы сравнивать эти книги, каждая хороша по-своему. Роман стоит почитать тем, кто любит мемуары, и творчество Дафны Дюморье. А так же тем, кто просто любит хорошие книги.

 
 

Ярлыки: биография, женская проза, зарубежная литература, издательство ИНОСТРАНКА, современная проза


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012