12 месяцев для чтения

Блог о книгах и чтении


Дэниель Смит «Думай, как Шерлок» и «Думай, как Эйнштейн»Джо Витале «Секрет Притяжения»Александр Кабаков «Камера хранения. Мещанская книга»Алан Аксельрод "Екатерина Великая. Законы лидерства"Эдвард Морган Форстер «Комната с видом на Арно»Нина Дитинич «Тайна великого живописца»

Поиск: этнография




2017-05-23



Шекснинска стерлядь золотая...
(Гаврила Державин)
 
Иногда крепко жалеешь, что машину времени не изобрели. Конечно, путешествия в будущее меня не прельщают. Ну, увидишь, находясь в далеком футуристическом туре, конец Вселенной. И что? Возвращаться в настоящее, чтобы подать иск в суд на Господа Бога за моральный ущерб? Ведь как жить, зная, что наступит конец света через 10 миллиардов лет!
Ну уж нет!
Меня интересуют путешествия в прошлое. Исчезновение цивилизаций, трясина научных гипотез их гибели... А как было на самом деле? 
В общем, окажись я в кабине агрегата, перемещающего во времени, я бы сделал ставку на историю, а не на фантастику. Тем более что затонувшие Атлантиды могут быть под боком...
 
 
Такой Атлантидой является Молого-Шекснинская пойма, ушедшая в бездну вод Рыбинского рукотворного моря. Павел Иванович Зайцев, коренной мологжанин, оставил уникальные записки о былой жизни дикой природы поймы и людей, там проживавших. «Мне не довелось закончить ни одного сколько-нибудь серьёзного учебного заведения, – признается он. – Писать по литературным правилам я не умею». И тем более удивительно, что книга Павла Ивановича была создана практически набело, без черновиков, а доработка рукописи требовалась минимальная!
Судьба общей тетради в клетку, исписанной крупной почерком, повторилась частным порядком уже относительно изданной книги. Записки не были опубликованы при жизни Павла Зайцева. Не обратили вовремя на них внимания. Чуть не прошли мимо. Но потом издали в 2011 году. Так и я почти прошел мимо этой книги. Шесть лет книга дожидалась меня. Дождалась. И порадовала меня своей встречей.
Заячьи пляски на капустном поле, вылет куропаток из-под снега у самых лыж охотника, огромная масса бабочек-метлиц, порхающих над рекой... Можно подумать, что речь идет о детской сказке, фэнтези, где добрых фей окружает идиллическая природа. Но это реальный мир поймичей, крестьянствовавших на щедрой земле – кладовой флоры и фауны, житнице и дарительнице природных богатств. С большой любовью и большой болью из-за того, что минувшего вернуть нельзя, пишет автор о ловле карасей и тетеревиных песнях, рыбьей обители и утином царстве, гуляньях молодежи и сельскохозяйственных работах...
Безусловно, можно тут же его и упрекнуть. Мол, всегда всеми говорится, что раньше было лучше. И всяк кулик... А живет-то на болоте!
Павел Иванович с этим не согласен: «...то, что видел своими глазами, я, мологжанин, могу описать до мельчайших подробностей. <...> Только увиденное, видимое могу я отразить и в рисунке, и в письме». Надо признать, что и отношения простых людей, не зараженных тусовочным постмодернизмом, были душевнее, и природа, не изгаженная хищническим хозяйствованием, была богаче. А если есть некие художественные преувеличения в тексте, то Бог простит. И мы, читатели, простим тоже.
Так давайте подарим себе в качестве приятного чтения не премиальную прозу и не очередной бестселлер, а литературный самородок – воспоминания Павла Ивановича Зайцева.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Примечание:
Портрет автора и фрагмент рисунка взяты из книги:
Зайцев, П.И. Записки пойменного жителя / П. И. Зайцев. - Рыбинск : Медиарост, 2011. - 203, [2] с. : ил.

Ярлыки: ХХ век, воспоминания, заметки, историческая литература, краеведение, этнография


2017-02-20



Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит…
А.С. Пушкин
 
Спорная книга как повод "попоститься" в блоге
 
Отношение к подобным книгам у меня двоякое. С одной стороны, занимательно, а с другой… Никак не могу понять, зачем так хочется найти именно арийское происхождение. Очень соблазнительно, конечно, установить прямое родство с некими богами (инопланетянами? гуманоидами?); объявить, что все народы произошли от одного (нашего!) и доказать, что в раю Адам и Ева говорили на родном для нас языке. И всё-таки – зачем?
Особенно смущают меня в подобных исследованиях две вещи: лингвистические изыскания и политические последствия. 
«А слово корабль, заметьте, произвожу я от короба, а короб от коробить, а коробить от горбить, а горб от горы; какие-то подкидыши-этимологи производят корабль от какого-то греческого слова, которого я не знаю, да и знать не хочу, но это напраслина, это ложь, это клевета, выдуманная каким-нибудь продавцом грецких орехов…» Эти слова А.А.Бестужева-Марлинского, приведенные, кстати, и в книге Анатолия Абрашкина, становятся руководством к действию. Когда сатирик Михаил Задорнов говорит и пишет по поводу этимологии русских слов, мне иной раз приходит на ум расшифровка слов из бестолкового словаря, составленного тем же Михаилом Задорновым вместе с Евгением Петросяном и Борисом Брайниным:
 
Пеньюар – дурак из Южной Африки.
Гашиш – гектар, на котором ничего не выросло.
Барсук – столовая для собак.
 
И так далее.
В общем, ребята! Поосторожнее надо! Всё-таки профессиональные лингвисты не продавцы грецких орехов!
Так или иначе, а спорных моментов в таких изысканиях больше, чем точно установленных.
И еще. В Германии (в известную эпоху) тоже зачем-то искали арийские корни… И чем это закончилось?
Впрочем, так ли страшен черт, как его малюют? И так ли далеки от истины все эти исследования? 
Знакомство с такой литературой у меня началось с Валерия Никитича Демина. Вон какая Баба Яга! Ай да красавица! Как было устоять? 
 
 
Не обошел вниманием тезис «Баба Яга – Великая богиня» и Анатолий Александрович Абрашкин. Поэтому и я его книгу не обошел.
Если же коснуться вещей более серьезных, то можно отметить: «норманнская теория» не давала, не даёт и, наверное, не будет давать еще долго покоя историкам. Следовательно, и спорить, и доказывать ее несостоятельность будут многие и многие лета.
Согласно концепции автора, русские – это потомки ариев, следующие их духовным заветам. Арийская общность сформировалась на просторах Русской равнины, а впоследствии ряд арийских племен мигрировал в Северную Месопотамию, Индию и Иран. Но все ли арии покинули землю своей прародины? На этот и другие (с ним связанные) вопросы, собственно, и пытается ответить автор.
Книга Анатолия Абрашкина радикально пересматривает место и роль русской нации в историческом процессе, подробно рассматривает родословные русских богов и многие спорные вопросы предыстории и ранней истории Руси.
Надо сказать, что Анатолий Александрович Абрашкин – доктор физико-математических наук (2000). Окончил радиофизический факультет ГГУ (1981, специальность «радиофизика и электроника»). Его научные интересы – теоретическая гидромеханика, теория волн. Он является также автором учебного пособия “Концепции современного естествознания” (Изд-во ВШЭ НФ, 2007).
И в то же время Анатолий Абрашкин – автор книг по древнейшей русской истории: “Предки русских в Древнем мире”, “Тайны Троянской войны”, “Загадки Библии и Русь Средиземноморская”, “Скифская Русь”.
Итак, вышеупомянутый нами черт оказался нестрашным. Но в данном случае древняя история – это своеобразное хобби физика, а не лирика и (тем более) не профессионального историка. Поэтому, на мой взгляд, здесь читателю не повредит определенный критический подход и определенная доля скепсиса.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Примечание:
В сообщении приведена иллюстрация из книги:
Демин В.Н. Загадки русского Севера. М.: Вече, 2000. – 480 с. – (Великие тайны)

Ярлыки: историческая литература, мифы, отраслевая литература, этнография


2017-02-03



Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, - ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя - как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!
И.С.Тургенев
 
 
Словеса, слова, словечки...
Есть ли у ученых единственно правильное толкование значения и происхождения слов? Вряд ли. Академическая наука пестрит разнообразием точек зрения. 
 
О, как французским усмиряли
Вольнолюбивый мой язык!
Сперва к салонам примеряли,
Но он к салонам не привык.
<...>
Язык мой немцы сокращали,
В учителя пробравшись к нам,
От слов мужицких очищали:
Зачем России лишний хлам?!
<...>
Но так заботилась о русском
Не потому ль учёных рать,
Что слишком тяжкая нагрузка –
Язык как следует узнать?
Да мало ль кто удобной ванной
Хотел бы сделать океан?
А он безмерный разливанный,
Народу во владенье дан.
Ты ни когда не станешь тусклым,
Не охладеешь ни на миг.
Я кланяюсь тебе по-русски,
Язык прапрадедов моих!
Алексей Марков
 
Впрочем, книга Михаила Задорнова - это не кодифицированный свод законов и положений, а поиск смысла в живородящей стихии языка. "Предки, которые прапрапра…, ощущали любую природную дрожь", - сообщает автор. Как же его не поддержать поэтически?
 
Язык, великолепный наш язык.
Речное и степное в нём раздолье,
В нём клёкоты орла и волчий рык,
Напев, и звон, и ладан богомолья. 
В нём воркованье голубя весной,
Взлёт жаворонка к солнцу – выше, выше.
Берёзовая роща. Свет сквозной.
Небесный дождь, просыпанный по крыше…
Константин Бальмонт
 
Конечно, Михаил Задорнов - не ученый лингвист. И толкования слов, основанные на "чуйке", могут показаться произвольными. Кстати, сам Михаил Николаевич иной раз шалит: "заморыш" у него то шуточное словечко из бестолкового словаря (например, в сборнике "Придумано в СССР"), то указание, что так называли иноземных торгашей (например, в изданном живом журнале "Вся правда о России"), то просто меткая характеристика иностранцев в устах героини повести "Поцелуй ведьмы":
 
"А у наших пращуров ведьмы считались добрыми, а феи, прилетевшие из-за моря, от заморышей, наоборот, злые".
 
Хотя, наверное, это и не так важно. А важно то, что в русском языке, с точки зрения Михаила Задорнова, зашифровано тайное послание от предков, которое дает определенные советы относительно ценностей и образа жизни.
Трактовки происхождения таких слов, как "мама", "папа", "невеста", "жених", "дочь", "сын" и тому подобных, толкование сюжетов народных сказок, замечания о буквах русского алфавита показались мне оригинальными и небезынтересными.
Действительно, что-то стали мы стесняться и русских слов, и кириллицы, и исконных наименований. "Hand made" для кого-то звучит круче, чем "сделано вручную". Написания латиницей круче славянской азбуки. Отчества - признак "лапотности": ведь на Западе их нет. А книга Михаила Задорнова вызывает чувство гордости за наш язык. Русский язык ничем не хуже иностранных!
Представленная книга, скорее всего, на любителя. Менее полемичным и, возможно, более художественным считаю сборник рассказов Михаила Задорнова "Придумано в СССР". Но польза и удовольствие от представленной книги, на мой взгляд, несомненны.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.

Ярлыки: сборник, российская проза, этнография, юмор


2016-12-13



Я вам приметы расскажу,
Из бабушкиных дней.
И убедиться попрошу,
Что знаков нет верней.
(Отрывок из английской баллады)
 
Как вам такая идея: продать опостылевшую жену на рынке? Не забудьте уздечку – и выручите не меньше шиллинга. По курсу сегодняшнего дня это... Впрочем, не важно.
Милые женщины, не отчаивайтесь: у вас есть шанс отыграться на недовольном вами муже. Викторианский рецепт: «катание на шесте». Немного позора – и, может, муж исправится.
Хотя не увлекайтесь внутрисемейными разборками. Соседи в педагогических целях могут устроить под вашими окнами “кошачий концерт”, или шаривари...
В общем, весело жили англичане в эпоху королевы Виктории. А сколько было примет! Не то, что в нынешнее время. Если верить одной уличной балладе на эту тему, в Англии XIX века шагу нельзя было ступить, чтобы не наткнуться на какую-нибудь примету.
 
Колени чешутся к добру – 
Их в церкви преклонять.
Живот почешешь поутру – 
Знать, пудинг поедать!
 
Но не спешите с выводом о жизненном благополучии:
 
Чесался палец на ноге – 
Получите под зад.
 
Однако и унывать не стоит – приметы могут дать надежду на лучшее:
 
Желания исполнить чтоб – 
Смотри на звездопад!
 
Книга, которую представляют на ваш суд Екатерина Коути и Наталья Харса, повествует о повседневной жизни викторианской Англии. В ней речь идет о гаданиях, свадьбах и разводах, родах и воспитании детей, профессиональных суевериях и восприятии окружающего мира, медицине и календарных праздниках. Таким образом, быт викторианцев показан во всей красе, всесторонне и без сокрытия негативных проявлений. Многочисленные иллюстрации способствуют погружению в тему. 
Специфика книги в том, что вся жизнь подданного Британской империи показана через призму обычаев и суеверий. Любопытен, например, обычай пригласить на свадьбу трубочиста, вымазанного сажей, для того чтобы невеста поцеловала его. А снять с невесты подвязку – иногда прямо в церкви?! Некоторые традиции кажутся странными и смешными, поэтому авторы не лишают нас и знаменитого английского юмора, сопровождая им рассказ о таких нелепостях. Но нельзя сказать, что это просто забавная и легкая книга. Насилие в семье, бесправие женщины, смертность при родах, детский труд и, мягко говоря, своеобразие медицины – всё это также не оставлено авторами без внимания.
Фольклорная сторона повседневной жизни британцев, рассмотренная в книге, безусловно, способствует пониманию текстов Шекспира, Диккенса, сестёр Бронте и даже таких популярных современных писателей, как Терри Пратчетт и Нил Гейман.
Книга будет интересна не только филологам, историкам и переводчикам, но и широкому кругу читателей, которые увлекаются историей XIX века, английской литературой, фольклором, мифологией, мистикой и суевериями.
 
Автор отзыва на книгу - Дмитрий Кочетков.
 

Ярлыки: историческая литература, мистика, отраслевая литература, этнография


2016-11-30



Какая жизнь отликовала,
Отгоревала, отошла!
И всё ж я слышу с перевала,
Как веет здесь, чем Русь жила.
(Николай Рубцов)
 
Виктор Аркадьевич Бердинских – доктор исторических наук (1995), профессор Вятского государственного гуманитарного университета (1996), член Союза писателей России, Почетный работник высшей школы, лауреат Премии Кировской области (2003).
Виктор Бердинских признаётся в любви к сельским людям. Это, по его мнению, люди цельные, душевные, “свои”. На них держалась Россия.
«Пока будет русский мужик – будет и русская армия!» – ссылается он на слова царского фаворита Александра Меншикова, а также приводит воспоминания знакомого по Нижегородскому университету, участника Великой Отечественной войны: «Сколько эти вчерашние крестьяне перекидали земли, понастроили мостов, блиндажей, укреплений, переделали всяческой другой работы на войне! Ни один горожанин даже вчетверо меньшего не смог бы выдюжить. <...> А сколько смекалки! Умения “думать руками” – и даже блоху подковать!..».
Стоит ли в этом случае подробно говорить о русских женщинах? Ведь «женщины в России все-таки и прекраснее, и мощнее мужчин – по духу (о красоте же телесной вообще промолчим – ибо не нашим скудным языком говорить о ней...)»
Каков же его вердикт русскому народу?
Снова процитирую: «Хватало в жизни, конечно, и зверства всякого... И жестоких, и злых, и мелочно-вредных людей она породила немало... Но никогда среди “простонародья” не падали в цене доброта и отзывчивость, трудолюбие и спокойный несклочный нрав».
Виктор Бердинских почти 30 лет занимался тем, что записывал воспоминания крестьян-старожилов, сохраняя таким образом память об исчезнувшем теперь укладе жизни и о «ладовости, сказовости, поэтичности строя народной речи». Его книга «Речи немых» (2011) представляет собой уникальную подборку рассказов крестьян на бытовые и исторические темы. В книге «Русская деревня: быт и нравы» (2013) он объясняет, что устная история – это и метод научного познания, и историческое исследование. И можно сказать, что не только сборник «Речи немых», но и книга «Русские у себя дома» (2016) являет собой жанр oral history: в ней Виктор Аркадьевич уже делится своими воспоминаниями и размышлениями о деревенской жизни.
Если относительная строгость изложения в книге «Русская деревня: быт и нравы» и прямая речь русских крестьян («Речи немых») вас настораживают, то можно обратиться к «Русским у себя дома» и на страницах этого издания познакомиться с интересной позицией автора.
Виктор Бердинских – тоже “русский у себя дома”; ведёт живой разговор простым и образным языком, украшая свою беседу с читателем то народной частушкой, то стихотворным словом русского поэта.
А завершу-ка я это сообщение анекдотом из детства автора представленных книг! Анекдот как нельзя лучше показывает: непредсказуем русский народ, но велик и непобедим. 
«Поспорили русский, немец и англичанин: чей спиртной напиток ядренее? Решили испытать на мышах. Дали мыши выпить наперсток шнапса: мышь покачалась-покачалась – и через час уснула. Дали наперсток виски: мышь покачалась-покачалась – и через полчаса уснула. Дали наперсток водки: мышь покачалась-покачалась – да как закричит: “Где кошка? Глаз выбью!”»
 
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Сравните с мнением Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской по ссылке: http://bibscher.cherlib.ru/?pageview=837#viewpage

Ярлыки: воспоминания, историческая литература, отраслевая литература, серия, этнография


2016-11-29



Ольга Петровна Семенова-Тян-Шанская (1863 – 1906) – этнограф, дочь знаменитого географа и путешественника.
Ольгой Петровной была составлена программа исследования. Программа включала в себя более ста пунктов, развивающих и освещающих общие темы. Если обратиться к этим пунктам, то можно увидеть, что исследователя интересует и сфера духовная (верования, воззрения крестьян), и повседневная культура (например, «малые оплевывают девок подсолнухами»). Не все пункты этой программы Ольга Петровна успела реализовать. Болезнь помешала ей закончить свой труд. Тем не менее, из книги мы можем узнать, чем владел крестьянин среднего достатка, как сватались и почему, как вынашивали, рожали и воспитывали детей, как работали и веселились… И многое-многое другое. Жизнь пореформенного «Ивана» (родившегося после отмены крепостного права) подробно описана от рождения и до свадьбы.
Стоит отметить еще одну примечательную черту исследования. «Обыкновенно перед хатками и перед избами посажены ивы (по-местному «лозины»)… – пишет Семенова-Тян-Шанская. – Благодаря этим лозинам (достигающим очень почтенных размеров) некоторые деревушки чрезвычайно живописны». Поэтично? Можно сказать, да. Но на этом поэтизация и заканчивается. Наоборот, за строчками текста чувствуется авторское неприятие темных сторон простонародной жизни. Неприятие насилия в семье и жестокого обращения к животным, суеверий и калечащей людей народной медицины, грубости и пьянства.
Из книги мы можем узнать многое такого, что поставит под сомнение точку зрения, согласно которой дореволюционный народ был чист и благодушен. Вот только большевики его испортили. Отнюдь.
Вот некоторые цитаты из книги, касающиеся бытовой стороны:
 
Нечего говорить, как мальчик лет семи-двенадцати и даже девочки того же возраста «ругаются».
Курить начинают иногда чуть ли не с восьми лет.
…за разные проказы… грозящие ушибом самому ребенку… наказывают главным образом битьем.
По поводу битья: бьют не только жену, но иногда и старого отца.
Прежде чаще встречались целомудренные малые и девушки, а теперь целомудренного малого уже не найти, да и девушек таких совсем мало.
 (Кстати, вопреки сложившемуся мнению, в дореволюционной деревне нередко сожительствовали до брака) 
Случаи убийства новорожденных незаконных младенцев очень нередки.
 
Пьянство и воровство – темы избитые. Но всё-таки не удержусь еще от одной цитаты: «Тот же староста, охраняя «барские яблони», чтобы с них не воровали яблоки ребятишки (пастушки, тоже служащие у помещика), набивает себе каждый раз во время своего обхода карманы яблоками».
 
А вот отмеченные воззрения крестьян:
 
На священников существует у крестьян взгляд, что они дармоеды: «Постоит на месте, прочитает молитву и вынимай ему полтину».
Идеал крестьянский – теплая печка и «хоть час да мой».
А неуважение к интенсивному труду? «Что он? Как жук в земле копается, с утра до ночи!» Такие слова произносятся нередко очень насмешливо.
 
Но не буду всего перечислять. Лучше автора не скажешь.
Рекомендую обратиться к книге и самим решить, что это: “очернительство” или нелицеприятная правда?
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Сравните с мнением Виктора Аркадьевича Бердинских по ссылке: http://bibscher.cherlib.ru/?pageview=838#viewpage

Ярлыки: историческая литература, отраслевая литература, серия, этнография


2016-11-28



 
Словесные дуэли очень популярны на телевидении. Всевозможные ток-шоу демонстрируют умение спорить непримиримых соперников до хрипоты в горле. Увлекает? Хотя и не всех без исключения, но да.
А знаете ли вы, что книги тоже спорят между собой? Даже пожелтевшие страницы вопиют о своем несогласии с тем, что понаписали под корочками у соседа. Что же тут говорить о новых изданиях? Они и появляются-то иногда только затем, чтобы разоблачить своих предшественников.
Не призвать ли к барьеру парочку произведений печати? Пусть переплетенные листы с текстом заявят о позициях своих авторов!
Возьмем тему о русском крестьянине. Почему о нем? Так ведь это очень редкое существо, почти вымершее после “раскрестьянивания” XX века и срочно требующее занести его в Красную книгу человечества. Впрочем, это только одна причина. Есть и другая. Пропасть непонимания между горожанами и крестьянами, образованным классом и классом простых людей лежала всегда. Так, Ф.М. Достоевский в «Дневнике писателя» отмечал: «… народ для нас (т.е. образованной части общества – К.Д.) – все еще теория и продолжает стоять загадкой. Мы все любители народа, смотрим на него как на теорию, и, кажется, ровно никто из нас не любит его таким, каким он есть в самом деле, а лишь таким, каким мы его каждый себе представили». Прошло более ста лет, а мы до сих пор разгадываем загадки относительно русского народа, то очерняя его, то возводя в роль народа-богоносца.
Давайте сопоставим точки зрения на русского крестьянина двух исследователей: Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской и Виктора Аркадьевича Бердинских.
 
Мнение Ольги Петровны Семеновой-Тян-Шанской представлено ЗДЕСЬ
Мнение Виктора Аркадьевича Бердинских представлено ЗДЕСЬ

Ярлыки: авторское слово, историческая литература, книги, чтение, этнография


2015-11-09



… истории о силе человеческого духа, о преданности и благородстве, о том, что жизнь – это круги, оставленные дождевыми капелями на воде …

(Н. Абгарян)

Высоко в горах затерялась маленькая деревушка, немного в ней обитателей, в основном – старики. У каждого из них – своя история, и своя история у деревни, на долю которой чего только ни выпадало!
Землетрясение.  «Беда нагрянула морозным декабрьским полуднем; земля под ногами содрогнулась, заворочалась, загудела – протяжно, с выворачивающим душу завыванием, расколола плечо Маниш-кара и рухнула в пропасть, увлекая за собой дома с пристройками и дворами…».
Голодные военные и послевоенные годы.  «Засуха была последним вестником, посланным голодом впереди себя. Следом, на колеснице солнечного ветра, нагрянул он – вогловзглядый и мерзкий, не ведающий пощады и сострадания, страшнее самого страшного, что может быть на свете, – самой смерти». И «февраль превратился в месяц погребений», умерших «хоронили … в общих могилах – выкопать отдельные не хватало сил».
Но деревня выжила. Женщины, старики, дети, пройдя через немыслимые испытания, вновь и вновь пытаются обустроить быт, изо всех сил цепляются за жизнь, трудятся и поддерживают друг друга, потому что по-другому просто не умеют. Один из персонажей произведения говорит: «Нет ничего разрушительнее безделья. Безделье и праздность лишают жизнь смысла».
И так считают, пожалуй, все жители затерянной в горах деревушки, где происходят порой удивительные вещи. 
Начинается книга описанием того, как «Севоянц Анатолия легла помирать». Но она не умерла, и дальнейшая судьба ее сложилась так, как никто  и не предполагал. Наконец-то жизнь отблагодарила ее за то, что эта женщина, «пережив последних своих родственников почти на полвека, прошедшая через голод, холод, предательство и войну, но сумевшая вопреки тяжелым испытаниям сохранить доброе сердце и чуткий нрав».
«С неба упали три яблока» – это сборник, куда входят также и несколько ностальгически-трогательных рассказов Наринэ Абгарян, герои которых – простые добрые люди, и война для них – «нечеловечески сильный и мерзкий противник»; эти люди просто хотят жить, любить, растить детей и не бояться за них.
«С неба упали три яблока» – книга жизнеутверждающая, неповторимость которой создается во многом и за счет богатого этнографического материала, придающего произведениям Н. Абгарян особенную прелесть.
 

Ярлыки: рассказы, роман, сборник, современная проза, этнография


2015-07-10



Обманывать – подлость, обманываться – глупость
(Турецкая пословица)

Турция – рай для российского туриста. Ведь наши туристы для Хургады с Антальей – главный источник дохода…
Впрочем, начать всё-таки позвольте с турецкого анекдота.


Пришел как-то один человек в суд, чтобы поменять свое имя.
Судья спрашивает:
– Как тебя зовут?
– Хасан Болван, эфенди…
Судья:
– Ну, вообще-то ты прав, сынок, что хочешь имя поменять. Хорошо, а какое же имя ты хочешь?
– Казым Болван…

А теперь поясню. От многих отрицательных явлений, которые могут броситься в глаза постороннему человеку, не так-то просто избавиться. У каждого народа, населяющего определенную страну, могут оказаться тщательно скрываемые комплексы, предрассудки и не очень красивые привычки. Как говорил один известный герой детской литературы: «Дело-то житейское…»
Вы уже догадались, что речь о Турции идёт не в связи с туризмом.
Вот и автор книги написал, что «существует два Стамбула», подразумевая существование двух Турций – туристической и настоящей.
Первая Турция, как и «первый Стамбул», принадлежит туристам, пятизвездочным отелям и любителям развлечений.
Но есть другой Стамбул, другая Турция. Чтобы это увидеть, нужно «свернуть с туристического маршрута в боковые улочки и внимательно смотреть по сторонам».
Что же мы увидим благодаря такому осмотру на месте?
Женщину, приговоренную собственной семьей к смерти из-за ложного обвинения в измене мужу…
Нелегальных мигрантов, мечтающих о Европе и готовых на всё…
Врача-сексолога, ратующего за сексуальное образование в Турции…
Бывших турецких проституток, которые были проданы в публичные дома собственными мужьями…
Наконец, мы увидим премьер-министра Эрдогана, укрепившего позиции турецких исламистов.
Можно согласиться с журналом «Час культуры» (Польша), что Турция в представленной книге Витольда Шабловского кардинально отличается от страны из популярных путеводителей. Путешествие в компании польского журналиста может показаться страшным, но автор умеет рассказывать о неудобных вещах легко и остроумно.
И последнее, чем хочу завершить это сообщение в блоге, – это вопросы. Всегда ли взгляд иностранца – беспристрастный и истинный? Правильно ли иностранец понимает то, что творится в чужой для него стране?
Составьте свое мнение, прочитав книгу Витольда Шабловского «Убийца из города абрикосов».


Ярлыки: заметки, историческая литература, публицистика, путешествия, этнография


2014-10-29



Секс – основной закон бытия?

Этот «основной закон» выведен Владиславом Петровым в результате изучения мифов и легенд и вынесен на всенародное обсуждение, промежуточным итогом которого является вердикт: тема занимательная, но пошлости нет. «Закон» вступил в силу с момента его опубликования в издательстве «Ломоносовъ».
 
Из серии книг 
"История. География. Этнография"
 
Информационный знак издания: 16+
 
 
Преамбула
 
Согласитесь, трудно создать семью, если глаза – на коленях, беременность протекает в икре, а ребенок рождается из большого пальца ноги. Но именно так тайваньские аборигены пуюма представляли себе своих предков, у которых (словно этого мало!) еще было два лица – спереди и на затылке.
В народной фантазии, отмечал Максим Горький, «прежде всего поучительна выдумка – изумительная способность нашей мысли заглядывать далеко вперёд факта. О “коврах-самолётах” фантазия сказочников знала за десятки веков до изобретения аэроплана…» Уж не о генной ли инженерии мечтал народ пуюма? Во всяком случае, объяснить мир и принять его таким, какой он есть, народное сознание точно пыталось. А как это сделать, если научных знаний не хватает? На помощь исследователю приходит «домысел», основанный на самых естественных проявлениях жизни – сексуальных отношениях. Не будем краснеть. Человек не может пройти мимо этой темы, как и я не смог пройти мимо… представленной книги.
 
§ 1. Об оценках и ценностях
Итак, с точки зрения мифологии, секс уже был, когда не то что человека, но и вообще ничего еще не было, кроме неба и земли. (Как это могло быть, читайте в книге.) Но вот сам человек… Увы, не всегда он удачно получался у мифологических горе-демиургов! Так или иначе, а удачно ли сотворён человек – это вообще вопрос спорный. Даю слово эксперту.
«– Я выступаю не от собственного имени, – заявил я, – но в качестве представителя галактических цивилизаций. Секс на земной манер им неизвестен. В этом отношении мы в Галактике являем собой нечто вроде урода, у которого лицо, так сказать, приросло к седалищу, только в глобальном масштабе. Но в одном случае из двух триллионов эволюция путает направление входов и выходов тела» (Станислав Лем. Осмотр на месте).
Не обошли этот вопрос и в мифах. Поверьте мне, в некоторых случаях никак было нельзя без работы над ошибками, допущенными при создании человека…
 
§ 2. Самый главный и серьезный
«А если без шуток, то автор считает, что о сексе можно и должно говорить так же, как и обо всех других проявлениях человеческого бытия, – проблема лишь в том, как и ради чего это делается» (Владислав Петров).
Книга Владислава Петрова основана на очень богатом материале. Она охватывает легенды и предания почти шестисот народов. Вряд ли мы хорошо помним даже древнегреческие мифы, поэтому не стоит говорить, сколько открытий чудных таят страницы этой книги для простых смертных. Конечно, есть «Золотая ветвь» Д.Д. Фрэзера, есть первоисточники в виде опубликованных сказок, сказаний и легенд разных народов мира. Но на русском языке и в популярном изложении многие сюжеты впервые собраны под одной обложкой.
Книга Владислава Петрова будет интересна широкому кругу читателей, не говоря уже о тех, кто интересуется фольклористикой, народной культурой и вопросами пола.
 

Ярлыки: мировая коллекция, мифы, серия, этнография


2014-02-04



Дамы и господа! Столы сервированы.

ЧИТАТЬ ПОДАНО!!!         

Мы живём в эпоху кулинарных изысков и кулинарных соблазнов. Многочисленные телешоу, рецепты в Интернете, кулинарные книги, оформленные богато и красочно, как драгоценные камни. Готовим со «звёздами»! Лицезрим битвы поваров! При желании мы можем попробовать блюдо любой кухни мира. Антипасто, ризотто, карпаччо, смузи и суши, андуйет и круассан…  Для нас эти слова давно скинули таинственные покровы и предстали перед нами в кафе или даже на наших кухнях. В универмагах и супермаркетах мы совсем не удивляемся экзотическим фруктам. А еще недавно, в советское время, из всех экзотических фруктов нас баловали своим наличием только зелёные бананы. Не знаю, как жители столицы, но я, школьник из провинции, узнал о существовании манго лишь благодаря фантастическим произведениям Кира Булычева. Юннаты конца XXI века получили мангодыню, скрестив два фрукта. «Следовательно, кроме дыни, существует и манго», – заключил я, будучи очень логичным мальчиком.
Итак, времена меняются. Меняются и продукты питания на нашем столе. А если заглянуть в историю других стран, притом в более древние времена? Захватит дух от удивления. Гарантирую.
Пишущие под псевдонимом «Олег Ивик» Ольга Колобова и Валерий Иванов предприняли гастрономическое путешествие в глубь веков. Месопотамия, Египет, степи Европы, Древняя Греция и Древний Рим. Естественно, всё начинается с самой значимой в истории человечества трапезы, которую вкусили Адам и Ева. Но какой плод на самом деле могли съесть наши библейские предки? Могло ли быть этим плодом яблоко?
А какую пиар-кампанию провели древние египтяне! Если жители древней Месопотамии изображали ячменные лепешки и пиво, то рисунки у египтян – это столы, заваленные жареными гусями, корзины с разнообразными фруктами, мед, рыба… Но ели ли они лучше или просто лучше рисовали? Так или иначе, но (как бы сейчас сказали) улучшение имиджа страны по сравнению с соседями налицо.
В книге «Еда Древнего мира» можно найти ответы и на другие любопытные вопросы. Как жарил мясо Ахиллес? Что подавали на пирах императора Гелиогабала? Как сказывался рацион скифов на их внешнем виде?
Наконец, эксклюзив для читателей книги! Рецепт печенья от знаменитого Катона Старшего! (Интересно, вкушая это печенье, говорил ли он свою всем известную фразу: «А кроме того, я полагаю, что Карфаген должен быть разрушен»?)
Завершая рассказ о книге, не могу не отметить, что она (как и другие работы Олега Ивика) гармонично сочетает строгую научную информацию с занимательностью изложения.
В общем, приятного аппетита!
 

Ярлыки: диета, историческая литература, отраслевая литература, этнография


Ярлыки:

Блог дебют 2012

Блог дебют 2012